Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Когда приходит старость

08.12.2011
01:04
Когда приходит старость. None. Ехала как-то на дачу и наблюдала такую картину: в автобус вошла старушка с двумя внучками. Младшая, лет трех, не успела, видимо, позавтракать дома, и заботливая бабушка стала кормить ее. Перекусив, Маринка крепко обняла женщину, чмокнула ее  в щеку и сказала: «Спасибо, бабусенька!» Да так нежно и трогательно, что  у всех, кто видел это, потеплели глаза. Я посмотрела на бабушку: она стала такой счастливой, даже морщинки разгладились на лице. И я подумала: как же мало надо пожилому человеку для счастья! Доброе слово, теплое отношение. И вспомнились мне другие встречи.Картинки из жизниИрина Николаевна рассказала, что дочь Вера выселяет из квартиры, бьет, не дает спокойно жить. Четырехкомнатная квартира со вкусом обставлена современной мебелью. Уютно, чисто, светло, а вот тепла человеческого в семье нет. Ирина Николаевна, перед тем как приехать в Тюмень, продала в деревне дом  и все, что было в нем, деньги отдала родным. Хорошо жили несколько месяцев, а потом… Дочка начала покрикивать на мать, внук на полную громкость включал музыку, внучка бабушке на ноги «случайно» роняла сковородку, кастрюлю. Уходя из дома, закрывали старушку на замок, и она не могла выйти на улицу. Не разрешали ей появляться на кухне, когда там собиралась вся семья, не приглашали ее  с собой за обеденный стол. Не скрывая гнева, раздраженная хозяйка квартиры бранила родную мать: «Надоела, не могу тебя видеть, путаешься под ногами». И это о самом родном человеке. Позднее, по решению суда, бабушке выделили отдельную комнату, но потепление в отношениях так  и не наступило. Николай Егорович, несмотря на почтенный возраст – 79 лет, жил  в доме один. «Все бы ничего, – говорил Николай Егорович, – но трудно воду носить с колонки, особенно зимой, дрова колоть, да  и стирать бельишко нелегко – пальцы не слушаются…» Как-то полез он  в подвал за картошкой, да  и упал там, сознание потерял, а когда пришел в себя, вылезть не смог. Хорошо, что соседка зашла проведать, помогла выбраться. А не приди она? Страшно подумать. Испугался одинокий старик, поехал к сынув Тюмень. Просил его: все возьми, дом продай, но забери меня к себе. Отказался тот: ни дома твоего, ни тебя мне не надо. Определили Николая Егоровича в дом ветеранов. Только прожил он там недолго, тосковал все, плакал… Но совсем иные чувства вызывает другой отец, тоже очень пожилой человек. Шесть лет было Володе, когда отец выгнал их  с матерью из дома. Сначала жили в сарае (хорошо, что лето было), потом сняли комнатку в семь квадратных метров, а позднее получили квартиру. «Мама работала, я учился, – вспоминает Володя, – окончил техникум, получил специальность, потом и институт. Только вот беда – мама очень больная». Понимает сын, что трудно и отцу немощному, одинокому. «Да разве можно простить все, что он вытворял? Мама и больна-то из-за него, ведь всю жизнь ее преследовал, – сетует Володя. – Он  и сейчас даже соседям спокойно жить не дает! Может к ним позвонить в два-три часа ночи, «скорую» вызвать просто так, без всякой на то причины!» Как тут осудишь сына? Мария Александровна одна воспитывала Алешу, дала ему образование. Но рано он пристрастился к выпивке. «Сначала просил у матери денег до получки, потом стал требовать… Отбирал всю пенсию. Не давала – избивал. На даче, где она всегда работала одна, ее часто видели с синяками на лице, ни уговоры, ни просьбы, ни мольба не помогали. Опомнился сын  у могилы матери, горько плакал, просил прощения, называл себя извергом. Но раскаяние пришло слишком поздно. Как это важно, чтобы и родители, и дети оставались людьми. И помнили, что старость никто не минует.Магнит семьиЕду в автобусе. Впереди сидят две женщины. Из их разговора поняла, что они хорошо знакомы, но давно не виделись. Муж одной из них ушел из семьи, и она воспитывает двоих сыновей и трудится на двух работах. Однако по-прежнему любит мужа и ждет его возвращения. Мальчики растут послушными, помогают маме убирать квартиру, дежурят по кухне. Могут сварить супчик, кашу, пожарить картошку. Иногда готовят сюрприз – стряпают пирожки. «Трудно тебе?» – вопрошает знакомая. «Очень. Многое передумала, пересмотрела и поняла: чтобы мужчина не ушел из дому, ему надо создать все условия. Внимание ему необходимо не меньше, а даже больше, чем ребенку. Я же вся  в работе, с детьми, в заботах по домашнему хозяйству, а он… на последнем месте. Вот  и просмотрела». – «Приходит?» – «Раньше редко, а сейчас зачастил. И очень неохотно от нас уходит. Вовочка, младший, души в папе не чает. Сядет к нему на колени, обнимет за шею, погладит, поцелует. А со старшим беседуют подолгу. Очень нужен мальчишкам отец». – «Так позови!» – «Нет, он сам должен решить. По-моему, вернется. Часто говорит, что скучает, любит нас. Ну, а с ребятами всякое бывает. Если что натворят, то потом сами исправляют. Вроде бы не курят. Я их на ночь целую, наверное, уловила бы табачный дух». Неудержимо захотелось увидеть лицо этой мамочки. Прошла вперед, заглянула. Простая, симпатичная, немного утомленная женщина почувствовала, что на нее смотрят, подняла голову – и взгляды наши встретились. Боже! Какие глаза! Лучистые, добрые, все понимающие, очень красивые. Мысленно я пожелала ей счастья. Такую маму сыновья в старости не бросят, не оставят одну, не предадут. Народная мудрость гласит: «Счастлив тот, кто счастлив в своей семье». Да ведь и основа нашей жизни – семья, взаимоотношения детей и родителей. Чем больше хороших, благополучных семей, тем крепче и богаче страна. А кому же не хочется жить в богатом Отечестве?! Валентина СИНЯВСКАЯ, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран педагогического труда, отличник народного просвещения

Ехала как-то на дачу и наблюдала такую картину: в автобус вошла старушка с двумя внучками. Младшая, лет трех, не успела, видимо, позавтракать дома, и заботливая бабушка стала кормить ее.

Перекусив, Маринка крепко обняла женщину, чмокнула ее  в щеку и сказала: «Спасибо, бабусенька!» Да так нежно и трогательно, что  у всех, кто видел это, потеплели глаза.

Я посмотрела на бабушку: она стала такой счастливой, даже морщинки разгладились на лице. И я подумала: как же мало надо пожилому человеку для счастья! Доброе слово, теплое отношение. И вспомнились мне другие встречи.

Картинки из жизни


Ирина Николаевна рассказала, что дочь Вера выселяет из квартиры, бьет, не дает спокойно жить. Четырехкомнатная квартира со вкусом обставлена современной мебелью. Уютно, чисто, светло, а вот тепла человеческого в семье нет. Ирина Николаевна, перед тем как приехать в Тюмень, продала в деревне дом  и все, что было в нем, деньги отдала родным.

Хорошо жили несколько месяцев, а потом… Дочка начала покрикивать на мать, внук на полную громкость включал музыку, внучка бабушке на ноги «случайно» роняла сковородку, кастрюлю. Уходя из дома, закрывали старушку на замок, и она не могла выйти на улицу. Не разрешали ей появляться на кухне, когда там собиралась вся семья, не приглашали ее  с собой за обеденный стол. Не скрывая гнева, раздраженная хозяйка квартиры бранила родную мать: «Надоела, не могу тебя видеть, путаешься под ногами». И это о самом родном человеке.

Позднее, по решению суда, бабушке выделили отдельную комнату, но потепление в отношениях так  и не наступило.

Николай Егорович, несмотря на почтенный возраст – 79 лет, жил  в доме один. «Все бы ничего, – говорил Николай Егорович, – но трудно воду носить с колонки, особенно зимой, дрова колоть, да  и стирать бельишко нелегко – пальцы не слушаются…»

Как-то полез он  в подвал за картошкой, да  и упал там, сознание потерял, а когда пришел в себя, вылезть не смог. Хорошо, что соседка зашла проведать, помогла выбраться. А не приди она? Страшно подумать. Испугался одинокий старик, поехал к сыну
в Тюмень. Просил его: все возьми, дом продай, но забери меня к себе. Отказался тот: ни дома твоего, ни тебя мне не надо. Определили Николая Егоровича в дом ветеранов. Только прожил он там недолго, тосковал все, плакал…

Но совсем иные чувства вызывает другой отец, тоже очень пожилой человек.

Шесть лет было Володе, когда отец выгнал их  с матерью из дома. Сначала жили в сарае (хорошо, что лето было), потом сняли комнатку в семь квадратных метров, а позднее получили квартиру.

«Мама работала, я учился, – вспоминает Володя, – окончил техникум, получил специальность, потом и институт. Только вот беда – мама очень больная».

Понимает сын, что трудно и отцу немощному, одинокому. «Да разве можно простить все, что он вытворял? Мама и больна-то из-за него, ведь всю жизнь ее преследовал, – сетует Володя. – Он  и сейчас даже соседям спокойно жить не дает! Может к ним позвонить в два-три часа ночи, «скорую» вызвать просто так, без всякой на то причины!» Как тут осудишь сына?

Мария Александровна одна воспитывала Алешу, дала ему образование. Но рано он пристрастился к выпивке. «Сначала просил у матери денег до получки, потом стал требовать… Отбирал всю пенсию. Не давала – избивал. На даче, где она всегда работала одна, ее часто видели с синяками на лице, ни уговоры, ни просьбы, ни мольба не помогали.

Опомнился сын  у могилы матери, горько плакал, просил прощения, называл себя извергом. Но раскаяние пришло слишком поздно.

Как это важно, чтобы и родители, и дети оставались людьми. И помнили, что старость никто не минует.

Магнит семьи


Еду в автобусе. Впереди сидят две женщины. Из их разговора поняла, что они хорошо знакомы, но давно не виделись. Муж одной из них ушел из семьи, и она воспитывает двоих сыновей и трудится на двух работах. Однако по-прежнему любит мужа и ждет его возвращения. Мальчики растут послушными, помогают маме убирать квартиру, дежурят по кухне. Могут сварить супчик, кашу, пожарить картошку. Иногда готовят сюрприз – стряпают пирожки.

«Трудно тебе?» – вопрошает знакомая. «Очень. Многое передумала, пересмотрела и поняла: чтобы мужчина не ушел из дому, ему надо создать все условия. Внимание ему необходимо не меньше, а даже больше, чем ребенку. Я же вся  в работе, с детьми, в заботах по домашнему хозяйству, а он… на последнем месте. Вот  и просмотрела». – «Приходит?» – «Раньше редко, а сейчас зачастил. И очень неохотно от нас уходит. Вовочка, младший, души в папе не чает. Сядет к нему на колени, обнимет за шею, погладит, поцелует. А со старшим беседуют подолгу. Очень нужен мальчишкам отец». – «Так позови!» – «Нет, он сам должен решить. По-моему, вернется. Часто говорит, что скучает, любит нас. Ну, а с ребятами всякое бывает. Если что натворят, то потом сами исправляют. Вроде бы не курят. Я их на ночь целую, наверное, уловила бы табачный дух».

Неудержимо захотелось увидеть лицо этой мамочки. Прошла вперед, заглянула. Простая, симпатичная, немного утомленная женщина почувствовала, что на нее смотрят, подняла голову – и взгляды наши встретились. Боже! Какие глаза! Лучистые, добрые, все понимающие, очень красивые. Мысленно я пожелала ей счастья. Такую маму сыновья в старости не бросят, не оставят одну, не предадут.

Народная мудрость гласит: «Счастлив тот, кто счастлив в своей семье». Да ведь и основа нашей жизни – семья, взаимоотношения детей и родителей. Чем больше хороших, благополучных семей, тем крепче и богаче страна. А кому же не хочется жить в богатом Отечестве?!

Валентина СИНЯВСКАЯ, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран педагогического труда, отличник народного просвещения

1790Просмотров

Читать далее
Разрушение экологии становится одной из глобальных проблем человечества
Пожар охватил крышу строения
На вопросы ответят специалисты Пенсионного фонда
Адресная президентская помощь семьям с детьми поможет покрыть часть ежедневных потребностей
Среди подрастающего поколения необходимо формировать гуманное отношение к братьям нашим меньшим
В регионе разрешат работать объектам торговли площадью до 800 квадратных метров и автошколам
Автомобиль он «одолжил» у собственного деда
Среди продуктов питания больше всего подорожала плодоовощная продукция - 18,4 процента

Опрос
Чем вы намерены заняться летом после отмены самоизоляции?
Уеду в деревню
Вернусь к работе в обычном режиме
Буду ходить в кино, в кафе, гулять в парках
Вырвусь с семьей на российский юг
Отправлюсь куда угодно, только подальше от города
Буду готовиться к экзаменам
Собираюсь искать другую работу
Никуда не поеду, останусь в виртуальном мире