×
В социальных сетях
В печатной версии

Нежные цветы сирени

23.12.2010
10:04
Нежные цветы сирени. None. Когда за окном трескучие тридцатиградусные морозы, самое время почитать зарисовочку о теплом времени годаЯ подвизаюсь в качестве ассистента уездного фельд-шера. Обязан признаться, практика моя весьма и весьма беспокойная  – человек ты в данном случае подневольный, сам себе не принадлежащий. Я уж молчу о моем непосредственном начальнике, моем наставнике Семене Андреиче – уж кому-кому, а ему о покое приходится только мечтать!  Все свое время проводит он в дрожках и около больных. Так вот, в Коломенках (это верст 18—20 от Липецка) одна сельская барышня намеренно поранила себя; у нее открылось кровотечение, которое удалось остановить лишь на время, после чего ток крови возобновился. Необходимо было ехать – промедление здесь неуместно, как догадываетесь сами, чревато, тем более в отношении девичьей конституции, нежной и хрупкой. Мы упали в дрожки и что есть духу помчали в Коломенки. Стояла весна, погода баловала теплом. Доехали, не затратив и часу. Нас встретили около почтовой станции и проводили до дому. Он был о двух этажах, добротный, с мансардою – все указывало на то, что владельцы его люди далеко не бедные. Семен Андреич, как всегда, без китайских церемоний, не удосужившись скинуть даже выпачканные башмаки, проскользнул внутрь. Я же остался на крыльце и снял обувь. Под окнами рос преогромный куст раскрывшейся сирени; бесчисленное множество лиловых цветов густо напоили воздух ароматом, от коего кружилась голова. Я вошел в залу и столкнулся с дородной женщиной в фартуке, очевидно, кухаркой или кем-то иным из челяди дома. К раскрасневшемуся лицу она прижимала скомканный носовой платок. Воспользовавшись случаем, я обратился к ней с просьбой провести меня в комнату барышни, однако же слова мои вызвали у нее отрывистый звук, напоминавший всхлип. Тем дело и кончилось – женщина ретировалась. Я отправился на самостоятельные поиски, так как более в доме никого не увидел. Очень быстро набрел на светлую, чистую спаленку с шитьем в углу и тряпичными цветастыми куклами всевозможных размеров. На постели лежала девушка лет восемнадцати, бледная, но с горящими, словно в лихорадке, глазами. Страстным шепотом она умоляла сидящего подле нее Семена Андреича спасти ее жизнь и не «позволить душе сгинуть в аду». Тот, не говоря ни слова, «колдовал» над ее левой конечностью. Остро пахло лекарством. Завидев меня, девушка оторвалась от подушки и, повернув голову в мою сторону, пристально вгляделась. После этого, будто бы с облегчением, правой, незанятой рукой, несколько раз наскоро перекрестилась. Я окликнул доктора; он на мгновение явил мне свое хмурое сосредоточенное лицо и продолжил лечение. Догадавшись, что моя помощь является здесь излишней, вышел на крыльцо и закурил папироску. Неподалеку стояли мужик с бабой и вполголоса о чем-то разговаривали. Приблизившись к ним, я поздоровался. Завязалась беседа. Меня подтачивало желание выяснить, что побудило молодую, красивую барышню принять такое несообразное, дикое, с моей точки зрения, решение. Узнать удалось немного, но это проливало свет на подоплеку истории.Оказалось, девушка – хозяйская дочка. Влюбилась в человека старше своего возраста, из городских. Гнусный прощелыга охмурил бедняжку и подло покинул. С их слов можно было заключить следующее: все горожане жуткие охотники до сельских девок и, коли последним достанет ума поддаться на их лживые и льстивые речи, то это непременно доведет до беды.Наивность рассуждений мужика с бабою (оказавшимися, кстати, мужем и женой), растрогала меня. Я задумался. Было жаль несчастную, всем сердцем поверившую в глубокое чувство, но испытавшую разочарование и крушение иллюзий. Я вообразил, как она, втайне от всех, идет в сарай или куда там еще, наставляет на сгиб белой руки остро отточенное полотно косы. Перед ее глазами пролетает, словно молния, вся краткая, в сущности, еще и не начинавшаяся жизнь. На одной чаше весов он и его предательство, на другой – ее жизнь и ее же позор... – Едем! – звучит голос Семена Андреича, – теперь, я уверен, все будет в порядке. – Ох уж эта мне молодежь! – ворчит он, направляясь к дрожкам. – Ишь, чего ведь учудила! Но, слава  богу, все обошлось. Нет, мы не можем отправиться просто так. Я ломаю веточки сирени и несу в дом, в ее комнату. Она сейчас же наполняется дивным, ни с чем ни сравнимым благоуханием в противовес витавшему противному запаху больницы. На бледном лице девушки вспыхивает улыбка, и она тем же шепотом, коим умоляла недавно доктора спасти ее, благодарит меня за цветы. Как же все-таки порою бываем мы неразумны в трагические моменты выбора! Но, к сожалению, лишь оступаясь и падая, можем чему-то научаться.Юрий КУЛЕШОВ, с. Боровинка, Заводоуковский районРисунок Дмитрия КОРОЛЕВА

Когда за окном трескучие тридцатиградусные морозы, самое время почитать зарисовочку о теплом времени года


Я подвизаюсь в качестве ассистента уездного фельд-шера. Обязан признаться, практика моя весьма и весьма беспокойная  – человек ты в данном случае подневольный, сам себе не принадлежащий. Я уж молчу о моем непосредственном начальнике, моем наставнике Семене Андреиче – уж кому-кому, а ему о покое приходится только мечтать!  Все свое время проводит он в дрожках и около больных.

Так вот, в Коломенках (это верст 18—20 от Липецка) одна сельская барышня намеренно поранила себя; у нее открылось кровотечение, которое удалось остановить лишь на время, после чего ток крови возобновился. Необходимо было ехать – промедление здесь неуместно, как догадываетесь сами, чревато, тем более в отношении девичьей конституции, нежной и хрупкой.

Мы упали в дрожки и что есть духу помчали в Коломенки. Стояла весна, погода баловала теплом. Доехали, не затратив и часу. Нас встретили около почтовой станции и проводили до дому. Он был о двух этажах, добротный, с мансардою – все указывало на то, что владельцы его люди далеко не бедные.

Семен Андреич, как всегда, без китайских церемоний, не удосужившись скинуть даже выпачканные башмаки, проскользнул внутрь. Я же остался на крыльце и снял обувь. Под окнами рос преогромный куст раскрывшейся сирени; бесчисленное множество лиловых цветов густо напоили воздух ароматом, от коего кружилась голова.

Я вошел в залу и столкнулся с дородной женщиной в фартуке, очевидно, кухаркой или кем-то иным из челяди дома. К раскрасневшемуся лицу она прижимала скомканный носовой платок. Воспользовавшись случаем, я обратился к ней с просьбой провести меня в комнату барышни, однако же слова мои вызвали у нее отрывистый звук, напоминавший всхлип. Тем дело и кончилось – женщина ретировалась.

Я отправился на самостоятельные поиски, так как более в доме никого не увидел. Очень быстро набрел на светлую, чистую спаленку с шитьем в углу и тряпичными цветастыми куклами всевозможных размеров. На постели лежала девушка лет восемнадцати, бледная, но с горящими, словно в лихорадке, глазами. Страстным шепотом она умоляла сидящего подле нее Семена Андреича спасти ее жизнь и не «позволить душе сгинуть в аду». Тот, не говоря ни слова, «колдовал» над ее левой конечностью. Остро пахло лекарством. Завидев меня, девушка оторвалась от подушки и, повернув голову в мою сторону, пристально вгляделась. После этого, будто бы с облегчением, правой, незанятой рукой, несколько раз наскоро перекрестилась.

Я окликнул доктора; он на мгновение явил мне свое хмурое сосредоточенное лицо и продолжил лечение. Догадавшись, что моя помощь является здесь излишней, вышел на крыльцо и закурил папироску.

Неподалеку стояли мужик с бабой и вполголоса о чем-то разговаривали. Приблизившись к ним, я поздоровался. Завязалась беседа. Меня подтачивало желание выяснить, что побудило молодую, красивую барышню принять такое несообразное, дикое, с моей точки зрения, решение. Узнать удалось немного, но это проливало свет на подоплеку истории.
Оказалось, девушка – хозяйская дочка. Влюбилась в человека старше своего возраста, из городских. Гнусный прощелыга охмурил бедняжку и подло покинул. С их слов можно было заключить следующее: все горожане жуткие охотники до сельских девок и, коли последним достанет ума поддаться на их лживые и льстивые речи, то это непременно доведет до беды.
Наивность рассуждений мужика с бабою (оказавшимися, кстати, мужем и женой), растрогала меня. Я задумался. Было жаль несчастную, всем сердцем поверившую в глубокое чувство, но испытавшую разочарование и крушение иллюзий.

Я вообразил, как она, втайне от всех, идет в сарай или куда там еще, наставляет на сгиб белой руки остро отточенное полотно косы. Перед ее глазами пролетает, словно молния, вся краткая, в сущности, еще и не начинавшаяся жизнь. На одной чаше весов он и его предательство, на другой – ее жизнь и ее же позор...

– Едем! – звучит голос Семена Андреича, – теперь, я уверен, все будет в порядке. – Ох уж эта мне молодежь! – ворчит он, направляясь к дрожкам. – Ишь, чего ведь учудила! Но, слава  богу, все обошлось.

Нет, мы не можем отправиться просто так. Я ломаю веточки сирени и несу в дом, в ее комнату. Она сейчас же наполняется дивным, ни с чем ни сравнимым благоуханием в противовес витавшему противному запаху больницы. На бледном лице девушки вспыхивает улыбка, и она тем же шепотом, коим умоляла недавно доктора спасти ее, благодарит меня за цветы.

Как же все-таки порою бываем мы неразумны в трагические моменты выбора! Но, к сожалению, лишь оступаясь и падая, можем чему-то научаться.
Юрий КУЛЕШОВ, с. Боровинка, Заводоуковский район

Рисунок Дмитрия КОРОЛЕВА

454Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
История тюменки Динары Хайруллиной.
Вдоволь наоравшись, они вновь стали собираться вместе.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
Тюменский школьник прислал рассказ на конкурс "Народный корреспондент" в номинации "Не проходите мимо!"
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное
Популярные статьи

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное