×
В социальных сетях
В печатной версии

Чужое пари

11.11.2010
09:51
Чужое пари. None. СлучайВ субботу вечером мы втроем отправились на моторке к речке Джезгли, где водились, как нам сказали, ленки и черноспинники-хариусы. Добрались туда уже  в сумерках, натянули палатку, перекусили и устроились ночевать. Но ночью зарядил нудный дождь, и к утру вода в речке заметно поднялась, помутнела. ------ Саныч со Степашкиным все же решили пойти к верхним уловам, пока вода еще оставалась достаточно прозрачной: что-нибудь да поймается! Я остался рыбачить неподалеку от палатки, в приустьевой части Джезгли. Через пару часов на противоположном берегу показались мои коллеги с низкорослым эвенком. Они  о чем-то возбужденно говорили, но слов разобрать не удавалось из-за шума на перекатах все прибывающей воды. Потом они все исчезли из вида, и вскоре Степашкин на ялике переплыл ко мне. – Слушай, Юрий, ты как-то обмолвился, что  у тебя первый разряд по стрельбе. – Да, ну  и что? – А вот этот эвенк, его зовут Танурэ, хвастает, что запросто тебя обстреляет! Вот наглец! – Он охотник, может быть, и в самом деле стреляет лучше меня. Для него стрельба – главная кормилица, а для меня – всего лишь спорт. – Что ты, что ты! – вдруг заволновался Степашкин, – ты уж не посрами чести нашей экспедиции! Так не подведешь, а? Не прошло и десяти минут, как мы оказались на другом берегу. От приземистого шалашика к нам шагал эвенк, держа в руке старенькую винтовку ТОЗ-16. Подойдя, он внимательно оглядел мою новенькую ТОЗ-12 и едва заметно усмехнулся, видно, подумал, что она еще вовсе не пристреляна. – Стреляем по сигаретам, в тридцати шагах. Кто первый перебьет, тот  и победил! – Ладно! Стараясь шагать пошире, охотник отсчитал тридцать шагов и установил в расщеп палки две сигареты, взятые у Саныча. Зарядил винтовку, тщательно прицелился и выстрелил – мишень не пошевелилась. Теперь я поставил прицел, поднял винтовку к плечу и прицелился. Степашкин, затаив дыхание, томительно ждал выстрела. Но я, упустив момент с минимальными колебаниями винтовки, опустил ее  к ноге. Танурэ довольно хмыкнул. Но через минуту я снова прицелился и выстрелил. Сигарета коленообразно надломилась. Теперь уже Степашкин победоносно посмотрел на охотника. – Э, так не считается! – протестующее заявил тот, – надо перебить совсем!Вторым выстрелом его пуля лишь слегка обожгла левую сторону мишени. Он плюнул с досады и отошел в сторону, уступая мне место у черты. Сделав небольшую поправку на слабый боковой ветерок, я выстрелил вторично. Верхняя часть сигареты отлетела в сторону. Эвенк грустно опустил голову. – Тебе первому проиграл. Ну что ж, пошли, – и он направился к шалашу. – А зачем идти-то? – недо-уменно спросил я. Эвенк остановился. – Как зачем? Ты же победил, так пойдем, я тебе ее отдам! – Конечно, раз проиграл – то положено отдать! – сразу же засуетился Степашкин. –Уговор дороже денег! – В чем же, наконец, дело? Ведь мы соревновались просто так... – Не знаешь, так  и помалкивай! Это  я заключил с ним пари! – И на что спорили? Но  тут возвратился Танурэ, неся непочатую бутылку. Подойдя, он  с удрученным видом протянул ее мне. Степашкин мигом схватил «добычу» и поставил на плоский камень. – Сейчас мигом сплаваю за тушенкой и кружками, спроворим костерок. И он, пошмыгивая носом, побежал к речке. Саныч, все время молча наблюдавший за происходящим, покачал головой. – Ну, Генка, вот ловчила, так  и норовит на чужом горбу в рай въехать! Ты думаешь, он  с тобой первым подобное провернул? Вскоре возвратились Степашкин и Танурэ с плавником. Быстро разожгли костер, разогрели тушенку, удобно расположились вокруг огня. – Я знаю, почему ты победил, – нарушил молчание охотник. – Твоя винтовка лучше моей. Хочешь, я тебе за нее трех соболей дам?! – Нет, не могу – она именная, видишь: монограмма на ней и она зарегистрирована в милиции моего города. Понятно? – Понятно! Тогда я тебе за нее дам пять соболей. С такой винтовкой знаешь сколько пушнины можно добыть! А тебе она зачем нужна? Ты ведь не охотник! – Разве тебе не ясно, что  я не имею права передавать ее  в другие руки? – Ну, мужики, нам пора возвращаться! Бывай, Танурэ. Теперь уже скоро в Туре свидимся. Ты уж особо не серчай!Мы сноровисто сняли палатку, свернули спальники, погрузились в моторку и тронулись в обратный путь. А за кормой лодки на отлогом берегу еще долго виднелась одинокая фигура охотника.

Случай
В субботу вечером мы втроем отправились на моторке к речке Джезгли, где водились, как нам сказали, ленки и черноспинники-хариусы. Добрались туда уже  в сумерках, натянули палатку, перекусили и устроились ночевать. Но ночью зарядил нудный дождь, и к утру вода в речке заметно поднялась, помутнела.

------

Саныч со Степашкиным все же решили пойти к верхним уловам, пока вода еще оставалась достаточно прозрачной: что-нибудь да поймается! Я остался рыбачить неподалеку от палатки, в приустьевой части Джезгли.

Через пару часов на противоположном берегу показались мои коллеги с низкорослым эвенком. Они  о чем-то возбужденно говорили, но слов разобрать не удавалось из-за шума на перекатах все прибывающей воды. Потом они все исчезли из вида, и вскоре Степашкин на ялике переплыл ко мне.

– Слушай, Юрий, ты как-то обмолвился, что  у тебя первый разряд по стрельбе.

– Да, ну  и что?

– А вот этот эвенк, его зовут Танурэ, хвастает, что запросто тебя обстреляет! Вот наглец!

– Он охотник, может быть, и в самом деле стреляет лучше меня. Для него стрельба – главная кормилица, а для меня – всего лишь спорт.

– Что ты, что ты! – вдруг заволновался Степашкин, – ты уж не посрами чести нашей экспедиции! Так не подведешь, а?

Не прошло и десяти минут, как мы оказались на другом берегу. От приземистого шалашика к нам шагал эвенк, держа в руке старенькую винтовку ТОЗ-16. Подойдя, он внимательно оглядел мою новенькую ТОЗ-12 и едва заметно усмехнулся, видно, подумал, что она еще вовсе не пристреляна.

– Стреляем по сигаретам, в тридцати шагах. Кто первый перебьет, тот  и победил!

– Ладно!

Стараясь шагать пошире, охотник отсчитал тридцать шагов и установил в расщеп палки две сигареты, взятые у Саныча. Зарядил винтовку, тщательно прицелился и выстрелил – мишень не пошевелилась.

Теперь я поставил прицел, поднял винтовку к плечу и прицелился. Степашкин, затаив дыхание, томительно ждал выстрела. Но я, упустив момент с минимальными колебаниями винтовки, опустил ее  к ноге. Танурэ довольно хмыкнул. Но через минуту я снова прицелился и выстрелил. Сигарета коленообразно надломилась. Теперь уже Степашкин победоносно посмотрел на охотника.

– Э, так не считается! – протестующее заявил тот, – надо перебить совсем!
Вторым выстрелом его пуля лишь слегка обожгла левую сторону мишени. Он плюнул с досады и отошел в сторону, уступая мне место у черты. Сделав небольшую поправку на слабый боковой ветерок, я выстрелил вторично. Верхняя часть сигареты отлетела в сторону. Эвенк грустно опустил голову.

– Тебе первому проиграл. Ну что ж, пошли, – и он направился к шалашу.

– А зачем идти-то? – недо-уменно спросил я. Эвенк остановился.

– Как зачем? Ты же победил, так пойдем, я тебе ее отдам!

– Конечно, раз проиграл – то положено отдать! – сразу же засуетился Степашкин. –Уговор дороже денег!

– В чем же, наконец, дело? Ведь мы соревновались просто так...

– Не знаешь, так  и помалкивай! Это  я заключил с ним пари!

– И на что спорили?

Но  тут возвратился Танурэ, неся непочатую бутылку. Подойдя, он  с удрученным видом протянул ее мне.

Степашкин мигом схватил «добычу» и поставил на плоский камень.

– Сейчас мигом сплаваю за тушенкой и кружками, спроворим костерок. И он, пошмыгивая носом, побежал к речке. Саныч, все время молча наблюдавший за происходящим, покачал головой.

– Ну, Генка, вот ловчила, так  и норовит на чужом горбу в рай въехать! Ты думаешь, он  с тобой первым подобное провернул?

Вскоре возвратились Степашкин и Танурэ с плавником. Быстро разожгли костер, разогрели тушенку, удобно расположились вокруг огня.

– Я знаю, почему ты победил, – нарушил молчание охотник. – Твоя винтовка лучше моей. Хочешь, я тебе за нее трех соболей дам?!

– Нет, не могу – она именная, видишь: монограмма на ней и она зарегистрирована в милиции моего города. Понятно?

– Понятно! Тогда я тебе за нее дам пять соболей. С такой винтовкой знаешь сколько пушнины можно добыть! А тебе она зачем нужна? Ты ведь не охотник!

– Разве тебе не ясно, что  я не имею права передавать ее  в другие руки?

– Ну, мужики, нам пора возвращаться! Бывай, Танурэ. Теперь уже скоро в Туре свидимся. Ты уж особо не серчай!
Мы сноровисто сняли палатку, свернули спальники, погрузились в моторку и тронулись в обратный путь. А за кормой лодки на отлогом берегу еще долго виднелась одинокая фигура охотника.

396Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
19 июля стартует совместный проект газеты «Тюменская область сегодня» и «Областной газеты» Екатеринбурга.
Зыятдин Азаматов прошел всю Великую Отечественную войну и дошел до Берлина
Отвечает заведующий инфекционным отделением ГАУЗ ТО «КДЦ «Эндос» Денис Селезнев (тел.: (3452) 50-02-40).
В рамках празднования в городе проведут около 20 мероприятий.
В областной столице ожидаются дожди и грозы, но будет тепло.
27 июля Тюмень отметит 433-летие. В честь этого события мы решили узнать, что жители города думают об областной столице.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное