×
В социальных сетях
В печатной версии

Доблести огонь, объятый льдом

26.10.2010
09:49
Доблести огонь, объятый льдом. None. Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения Героя Советского Союза генерала Дмитрия карбышеваличностьВ годы советского детства мы знали о подвигах пионеров — героев Великой Отечественной войны, равнялись на них, примеряли совершенные ими героические поступки на себя. Знали и о других героях – «молодогвардейцах», «панфиловцах», Николае Гастелло, Алексее Маресьеве и многих, многих других. Среди этой когорты бесстрашных людей – генерал Дмитрий Карбышев... ------• Остался верным долгуГерой Советского Союза, генерал-лейтенант инженерных войск, доктор военных наук, профессор, родовой сибирский казак по происхождению, Дмитрий Михайлович Карбышев за пару недель до начала Великой Отечественной войны был командирован в Гродно для оказания помощи оборонительному строительству на западной границе. 8 августа 1941 года при попытке вырваться из окружения в районе севернее Могилева был контужен и захвачен гитлеровцами в плен. Три с половиной года провел Карбышев в фашистских застенках. О судьбе генерала несколько лет вообще ничего не было известно. В его личном деле в 1941 году была сделана официальная отметка: «Пропал без вести». Кропотливая работа историков позволила выяснить некоторые подробности жизни Дмитрия Михайловича в фашистских застенках. По данным военного историка Виктора Миркискина, «лагерный путь» Дмитрий Карбышев начал в Польше, сменил немало лагерей и в Германии. Генералу предоставили относительно благоустроенное существование и почти нормальное питание, что в условиях плена было большой редкостью. Фашисты, по словам германских историков, были почти уверены, что у выдающегося советского ученого возникнет «чувство благодарности» и он согласится на сотрудничество.Но это не сработало. Внимательно выслушав условия, Дмитрий Михайлович спокойно ответил: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной». Карбышеву начали давать соленую пищу, отказывая в воде. Поставили такую мощную лампу, что даже при закрытых веках глазам не было покоя. Спать почти не разрешали. При этом с немецкой аккуратностью регистрировали настроение и психическое состояние советского генерала. И когда казалось, что он начинал падать духом, снова приходили с предложениемсотрудничать. Ответ был тот же – «нет». Так продолжалось без малого полгода. Впервые о гибели Карбышева представителю Советской миссии по делам репатриации в Англии в феврале 1946 года рассказал майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер, которому пришлось побывать вместе с генералом в немецких лагерях. По словам офицера, в ночь с 17 на 18 февраля 1945 года немцы пригнали около тысячи пленных в концлагерь под городом Маутхаузен (Австрия). Мороз стоял около 12 градусов. Все были одеты очень плохо, в рванье. «Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев. В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали…» 16 августа 1946 года генерал-лейтенанту Дмитрию Карбышеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Как записано в указе, это высокое звание присвоено генералу-герою, трагически погибшему в фашистском плену, «за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне».• «Мой папа был там...»Просто удивительно, как порой находит нас информация. Пока готовился этот материал, обмолвилась о нем в разговоре со специалистом информационно-издательского центра ТОГИРРО Ольгой Зайцевой. И вдруг слышу: «А у меня папа был в одном лагере с Карбышевым». «Тем самым?» – уточняю от неожиданности. «Да, с Дмитрием Михайловичем». Пройти мимо этого факта было просто невозможно. Судьба Семена Ничукина, отца Ольги Семеновны, не менее трагична. Хотя он и пережил военное лихолетье, завершив свой непростой жизненный путь в возрасте за 80.Для молодого лейтенанта, командира пулеметного взвода война началась 24 июня 1941 года под Минском. Три с половиной месяца бомбежек и отступления по родной земле, гибель всех молодых ребят, бывших в его подчинении, три ранения. Об этом, как и о годах последующего плена, Семен Сергеевич рассказывать не любил. Но и забыть не мог... Когда лежал в могилевском госпитале, в город вошли немцы. Тяжелораненых фашисты расстреляли, для тех, кто мог идти, начались мытарства по концлагерям. Сначала отправили в Польшу – лагерь в Бела-Подляске, потом в Замостье. Это был офицерский лагерь: около двух с половиной тысяч человек командного состава, среди них – восемнадцать генералов. Один из них – Дмитрий Карбышев. Ольга Семеновна вспоминает рассказ отца: как-то за побег одного из пленных весь лагерь был лишен и без того скудной пайки – двухсот граммов хлеба. Лишь генералы получили баланду и хлеб. Карбышев отказался от еды: «Если лишили пайка весь лагерь, то и мы отказываемся». Военнопленные, в их числе и Семен Ничукин, оценили поступок генерала.Выжить в фашистском концлагере было непросто. Семен Серге-евич несколько раз был на волосок от смерти. Однажды заставили его и других пленных носить трупыв вырытый для того ров. Замешкался, да и упал туда сам. Охранник, не задумываясь, пустил очередь из автомата. К счастью, не попал. А напарник вмешался: «Кто мертвецов-то таскать будет?» Из лагеря освободили союзники. Семен Ничукин с товарищем направились сначала в Италию, но, конечно, тянуло домой, на Родину. Товарищ не дошел, погиб. В декаб-ре 1945-го старший лейтенант Ничукин пришел к своим... Сначала был СМЕРШ, потом НКВД: допросы, побои, пытки. И приговор: «за предательство и измену Родине» – 15 лет Колымы. Именно так встречали тогда на Родине тех, кто перенес все тяготы фашистского плена, – не наградами и почестями за то, что выдержал, не сломался, не пал духом. На Колыме Семена Ничукина спасло ремесло: освободился по сроку пленный, заведовавший клубом. Семена Сергеевича спросили: «Сталина рисовать умеешь?» Так место завклубом осталось за ним. Хотя лагерь есть лагерь, со всеми его внешними и «подводными» атрибутами. Самое тяжелое было то, что сидел «у своих».• ПослесловиеВряд ли удалось бы избежать Колымы и генералу Карбышеву, если бы он не погиб в фашистских застенках: НКВД в ту пору не щадил никого, а звания и заслуги порой служили лишь отягчающим обстоятельством. «Мясорубка» Берии и Сталина отняла у Отечества немало сердец, горячо любивших свою Родину. Подвиг Дмитрия Карбышева для многих поколений остается символом несгибаемой воли и стойкости. И сегодня, о чем свидетельствуют результаты опроса на сайте газеты, он заставляет задуматься: «А смог бы и я так же?» Ответ – у каждого свой... Фото из архива редакции и из семейного архива Ольги ЗАЙЦЕВОЙ

Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения Героя Советского Союза генерала Дмитрия карбышева


личность
В годы советского детства мы знали о подвигах пионеров — героев Великой Отечественной войны, равнялись на них, примеряли совершенные ими героические поступки на себя. Знали и о других героях – «молодогвардейцах», «панфиловцах», Николае Гастелло, Алексее Маресьеве и многих, многих других. Среди этой когорты бесстрашных людей – генерал Дмитрий Карбышев...

------

• Остался верным долгу


Герой Советского Союза, генерал-лейтенант инженерных войск, доктор военных наук, профессор, родовой сибирский казак по происхождению, Дмитрий Михайлович Карбышев за пару недель до начала Великой Отечественной войны был командирован в Гродно для оказания помощи оборонительному строительству на западной границе. 8 августа 1941 года при попытке вырваться из окружения в районе севернее Могилева был контужен и захвачен гитлеровцами в плен.

Три с половиной года провел Карбышев в фашистских застенках. О судьбе генерала несколько лет вообще ничего не было известно. В его личном деле в 1941 году была сделана официальная отметка: «Пропал без вести». Кропотливая работа историков позволила выяснить некоторые подробности жизни Дмитрия Михайловича в фашистских застенках.

По данным военного историка Виктора Миркискина, «лагерный путь» Дмитрий Карбышев начал в Польше, сменил немало лагерей и в Германии. Генералу предоставили относительно благоустроенное существование и почти нормальное питание, что в условиях плена было большой редкостью.

Фашисты, по словам германских историков, были почти уверены, что у выдающегося советского ученого возникнет «чувство благодарности» и он согласится на сотрудничество.
Но это не сработало. Внимательно выслушав условия, Дмитрий Михайлович спокойно ответил: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу.

А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

Карбышеву начали давать соленую пищу, отказывая в воде. Поставили такую мощную лампу, что даже при закрытых веках глазам не было покоя. Спать почти не разрешали. При этом с немецкой аккуратностью регистрировали настроение и психическое состояние советского генерала. И когда казалось, что он начинал падать духом, снова приходили с предложением
сотрудничать. Ответ был тот же – «нет». Так продолжалось без малого полгода.

Впервые о гибели Карбышева представителю Советской миссии по делам репатриации в Англии в феврале 1946 года рассказал майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер, которому пришлось побывать вместе с генералом в немецких лагерях.

По словам офицера, в ночь с 17 на 18 февраля 1945 года немцы пригнали около тысячи пленных в концлагерь под городом Маутхаузен (Австрия). Мороз стоял около 12 градусов. Все были одеты очень плохо, в рванье. «Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев. В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали…»

16 августа 1946 года генерал-лейтенанту Дмитрию Карбышеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Как записано в указе, это высокое звание присвоено генералу-герою, трагически погибшему в фашистском плену, «за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне».

• «Мой папа был там...»


Просто удивительно, как порой находит нас информация. Пока готовился этот материал, обмолвилась о нем в разговоре со специалистом информационно-издательского центра ТОГИРРО Ольгой Зайцевой. И вдруг слышу: «А у меня папа был в одном лагере с Карбышевым». «Тем самым?» – уточняю от неожиданности. «Да, с Дмитрием Михайловичем». Пройти мимо этого факта было просто невозможно.

Судьба Семена Ничукина, отца Ольги Семеновны, не менее трагична. Хотя он и пережил военное лихолетье, завершив свой непростой жизненный путь в возрасте за 80.
Для молодого лейтенанта, командира пулеметного взвода война началась 24 июня 1941 года под Минском. Три с половиной месяца бомбежек и отступления по родной земле, гибель всех молодых ребят, бывших в его подчинении, три ранения. Об этом, как и о годах последующего плена, Семен Сергеевич рассказывать не любил. Но и забыть не мог...

Когда лежал в могилевском госпитале, в город вошли немцы. Тяжелораненых фашисты расстреляли, для тех, кто мог идти, начались мытарства по концлагерям. Сначала отправили в Польшу – лагерь в Бела-Подляске, потом в Замостье. Это был офицерский лагерь: около двух с половиной тысяч человек командного состава, среди них – восемнадцать генералов. Один из них – Дмитрий Карбышев.

Ольга Семеновна вспоминает рассказ отца: как-то за побег одного из пленных весь лагерь был лишен и без того скудной пайки – двухсот граммов хлеба. Лишь генералы получили баланду и хлеб. Карбышев отказался от еды: «Если лишили пайка весь лагерь, то и мы отказываемся». Военнопленные, в их числе и Семен Ничукин, оценили поступок генерала.
Выжить в фашистском концлагере было непросто. Семен Серге-евич несколько раз был на волосок от смерти. Однажды заставили его и других пленных носить трупы
в вырытый для того ров. Замешкался, да и упал туда сам. Охранник, не задумываясь, пустил очередь из автомата. К счастью, не попал. А напарник вмешался: «Кто мертвецов-то таскать будет?»

Из лагеря освободили союзники. Семен Ничукин с товарищем направились сначала в Италию, но, конечно, тянуло домой, на Родину. Товарищ не дошел, погиб. В декаб-
ре 1945-го старший лейтенант Ничукин пришел к своим...

Сначала был СМЕРШ, потом НКВД: допросы, побои, пытки.

И приговор: «за предательство и измену Родине» – 15 лет Колымы. Именно так встречали тогда на Родине тех, кто перенес все тяготы фашистского плена, – не наградами и почестями за то, что выдержал, не сломался, не пал духом.

На Колыме Семена Ничукина спасло ремесло: освободился по сроку пленный, заведовавший клубом. Семена Сергеевича спросили: «Сталина рисовать умеешь?» Так место завклубом осталось за ним. Хотя лагерь есть лагерь, со всеми его внешними и «подводными» атрибутами. Самое тяжелое было то, что сидел «у своих».

• Послесловие


Вряд ли удалось бы избежать Колымы и генералу Карбышеву, если бы он не погиб в фашистских застенках: НКВД в ту пору не щадил никого, а звания и заслуги порой служили лишь отягчающим обстоятельством. «Мясорубка» Берии и Сталина отняла у Отечества немало сердец, горячо любивших свою Родину.

Подвиг Дмитрия Карбышева для многих поколений остается символом несгибаемой воли и стойкости. И сегодня, о чем свидетельствуют результаты опроса на сайте газеты, он заставляет задуматься: «А смог бы и я так же?» Ответ – у каждого свой...

Фото из архива редакции и из семейного архива Ольги ЗАЙЦЕВОЙ

828Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
По народному календарю – Ольга Страдница. Активная работа пчел сулит о наступлении сухих и ясных дней.
В ней принимают участие 800 подростков.
Акция привлечет внимание к добровольческой деятельности.
Стартовал конкурс «Русская цивилизация». Организатором мероприятия стало Федеральное агентство по делам национальностей России (ФАДН).
23 июля возможны перебои в подаче электроэнергии.
По народному календарю – Антоний Громоносец. Если с утра на траве нет росы, то готовились к вечерним осадкам.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное