×
В социальных сетях
В печатной версии

Прости нас, панта

08.07.2010
00:01
Прости нас, панта. None. Когда-то в старом Междуречье завел я себе породистого пса с гордой кличкой Король.– Ох, и важная особа у тебя этот пес, – подтрунивал сосед по усадьбе Борис.– Каков есть, – отвечал я.А каков был пес? Волкодав!Но кому-то не понравилась гордая кличка, и скоро Короля не стало… Тогда с улицы я привел ничейную собачку и назвал ее Пантой. Вертлявая гостья была черной масти и любила пушить хвост – от резвости характера. За это нередко угощал ее косточкой – пусть радуется, коль шустрая такая.– Ну и кличка, – опять подтрунивал Борис. А я пытался ему, глупому, объяснить, что Панта – это пока она молодая, вот когда подрастет, то сделается настоящей Пантерой, не хуже Короля.Панта вскоре преобразилась: стала словно модель на подиуме, по улице ходила важная и независимая. Таким манерам могла бы позавидовать любая собака. Вскоре на мою любимицу обратил внимание уличный Рекс. Пришлось смириться: мир животных многообразен, как и человеческий. Вынужден поведать о том, что Рекс Панту жестоко покусал – чтоб не очень-то задирала нос перед такими псами, как он. А был бродяга в репьях, не приглаженный и лохматый – ходячая худоба. Но все же моей собаке он почему-то нравился. Я же поступил вопреки ее чувствам и решил некоторое время подержать пострадавшую на привязи... А что делать с Рексом? Он даже в непогоду дежурил у калитки, мок под дождем и будто каялся в содеянном. Я ему не верил: где гарантия, что он никогда больше не обидит Панту? – Нет ее, проваливай! – кричал я с крыльца. Панта в это время зализывала укусы в уютной будке. Негодяй, а не Рекс! Хоть кличка путевая. Иногда я подходил к калитке для разъяснительной беседы с паршивцем:– Нехорошо так, Рекс. Ой, как нехорошо. Будь настоящим псом! После чего подавал «пайку»: кусок хлеба или косточку. И всегда на морде лохматого бродяги видел благодарность: «Спасибо».– Бесплатно, – отвечал я и тут же пытался внушить, что это «гуманитарная помощь», чтобы он, чего доброго, не зачах под калиткой в сезон дождей.Полагаю, усилия тогда возымели положительный результат.И вот почему: уж очень умную морду как-то состроил Рекс, когда мне самому надоело читать мораль. Только тогда я решил выпустить Панту за калитку… Опасения были напрасны: Рекс неотступно следовал за моей собакой. Но иногда его подводили блохи. Не обращая внимания на прохожих, пес садился прямо в пыль и начинал неистово строчить зубами хвост, словно швея на швейной машинке. Моя собака в это время в ужасе шарахалась в сторону, делая вид, что не знакома с ним. Прошел еще один месяц.Как-то Борис, погостив у своего брата, навеселе возвращался домой поздно ночью…– Эх, скорее бы выпал снег – погонять бы зайчиков, – горланил он, приближаясь к моему дому. В свете уличного фонаря сосед вдруг заметил оскалившихся Панту с огромным Рексом. Обойти их не было возможности, и Борис сначала попятился, а потом кинулся бежать. Да споткнулся и упал… Панта уже ходила вокруг мужчины и сердито ворчала. Рекс же, осмелев, ткнулся ему в горячее ухо, желая удостовериться: жив ли тот? Борис же, затаив дыхание, старался вести себя, как мышка. Но не тут-то было! Пес поднял над ним лапу... Потом задрал морду и протяжно завыл. К его басу тут же присоединился звонкий колокольчик Панты. Их дуэт продолжался недолго – собак «позвали» новые приключения… На рассвете Борис подошел к моей калитке. Там лежала Панта. Ее пушистый хвост был небрежно отброшен на перевернутую чурочку. Рядом валялся топор, поодаль – горка колотых дров.– Панта, – тихо окликнул Борис, но та и ухом не повела.Может, в этот ранний час ей снилась любимая сахарная косточка или она видела себя в окружении первого потомства…– Пантера! – уже громче окликнул «гость».Но уставшая от ночной вахты Панта крепко спала. Тогда сосед вошел во двор, взял топор... Медленно занес его над собакой… Короткий взмах, и она потеряла хвост по самый комель. От резкой боли лишь тявкнула сквозь сон,а потом с безумным лаем покатилась со двора колесом.Обнаженный по пояс, я выбежал на крыльцо, не веря глазам:– Ну, берегись, Боб! – ринулся на соседа.Но он стоял, понурив голову, даже не пытаясь защищаться. Он был такой растерянный, что у меня опустились руки. Наконец Боб раскрыл рот:– Хочешь, я ей пришью...– Пришей себе! – выпалил я и нагнулся, чтобы поднять пушистую «детальку», которой еще совсем недавно так гордилась Панта. – Да кому он теперь нужен, этот хвост! В сердцах я швырнул его под забор. А сам, не глядя на соседа, ушел на веранду.…Дни сменялись днями, но Панта куда-то пропала. В лесу уже давно поспела дикая малина: я любил дышать ее ароматом и пить на веранде чай с вареньем. Наконец-то собака вернулась.Я встретил ее с радостью, потрепал за ухо, но в глазах животины блуждал страх, а на мохнатых щеках сверкали слезки – она плакала.– Не плачь, Панта. И хвост тебе не нужен совсем. Да на кой черт тебе сдалась эта метелка! Эко дело – вилять ей слева направо, справа налево... Теперь ты без нее – настоящая леди: у тебя и грация, и фигура!Несомненно, Панта все понимала, но никак не могла обрести покой. Это только у нас, людей, встречается, когда одним – море по колено, а у других душа на уровне собственных пяток...Прости нас, Панта!

Когда-то в старом Междуречье завел я себе породистого пса с гордой кличкой Король.


– Ох, и важная особа у тебя этот пес, – подтрунивал сосед по усадьбе Борис.


– Каков есть, – отвечал я.


А каков был пес? Волкодав!


Но кому-то не понравилась гордая кличка, и скоро Короля не стало… Тогда с улицы я привел ничейную собачку и назвал ее Пантой. Вертлявая гостья была черной масти и любила пушить хвост – от резвости характера. За это нередко угощал ее косточкой – пусть радуется, коль шустрая такая.


– Ну и кличка, – опять подтрунивал Борис.


А я пытался ему, глупому, объяснить, что Панта – это пока она молодая, вот когда подрастет, то сделается настоящей Пантерой, не хуже Короля.


Панта вскоре преобразилась: стала словно модель на подиуме, по улице ходила важная и независимая. Таким манерам могла бы позавидовать любая собака. Вскоре на мою любимицу обратил внимание уличный Рекс. Пришлось смириться: мир животных многообразен, как и человеческий.


Вынужден поведать о том, что Рекс Панту жестоко покусал – чтоб не очень-то задирала нос перед такими псами, как он. А был бродяга в репьях, не приглаженный и лохматый – ходячая худоба. Но все же моей собаке он почему-то нравился. Я же поступил вопреки ее чувствам и решил некоторое время подержать пострадавшую на привязи... А что делать с Рексом? Он даже в непогоду дежурил у калитки, мок под дождем и будто каялся в содеянном. Я ему не верил: где гарантия, что он никогда больше не обидит Панту?


– Нет ее, проваливай! – кричал я с крыльца.


Панта в это время зализывала укусы в уютной будке. Негодяй, а не Рекс! Хоть кличка путевая. Иногда я подходил к калитке для разъяснительной беседы с паршивцем:


– Нехорошо так, Рекс. Ой, как нехорошо. Будь настоящим псом!


После чего подавал «пайку»: кусок хлеба или косточку. И всегда на морде лохматого бродяги видел благодарность: «Спасибо».


– Бесплатно, – отвечал я и тут же пытался внушить, что это «гуманитарная помощь», чтобы он, чего доброго, не зачах под калиткой в сезон дождей.


Полагаю, усилия тогда возымели положительный результат.И вот почему: уж очень умную морду как-то состроил Рекс, когда мне самому надоело читать мораль. Только тогда я решил выпустить Панту за калитку… Опасения были напрасны: Рекс неотступно следовал за моей собакой. Но иногда его подводили блохи. Не обращая внимания на прохожих, пес садился прямо в пыль и начинал неистово строчить зубами хвост, словно швея на швейной машинке. Моя собака в это время в ужасе шарахалась в сторону, делая вид, что не знакома с ним.


Прошел еще один месяц.


Как-то Борис, погостив у своего брата, навеселе возвращался домой поздно ночью…


– Эх, скорее бы выпал снег – погонять бы зайчиков, – горланил он, приближаясь к моему дому.


В свете уличного фонаря сосед вдруг заметил оскалившихся Панту с огромным Рексом. Обойти их не было возможности, и Борис сначала попятился, а потом кинулся бежать. Да споткнулся и упал… Панта уже ходила вокруг мужчины и сердито ворчала. Рекс же, осмелев, ткнулся ему в горячее ухо, желая удостовериться: жив ли тот? Борис же, затаив дыхание, старался вести себя, как мышка. Но не тут-то было! Пес поднял над ним лапу... Потом задрал морду и протяжно завыл. К его басу тут же присоединился звонкий колокольчик Панты. Их дуэт продолжался недолго – собак «позвали» новые приключения…


На рассвете Борис подошел к моей калитке. Там лежала Панта. Ее пушистый хвост был небрежно отброшен на перевернутую чурочку. Рядом валялся топор, поодаль – горка колотых дров.


– Панта, – тихо окликнул Борис, но та и ухом не повела.


Может, в этот ранний час ей снилась любимая сахарная косточка или она видела себя в окружении первого потомства…


– Пантера! – уже громче окликнул «гость».


Но уставшая от ночной вахты Панта крепко спала. Тогда сосед вошел во двор, взял топор... Медленно занес его над собакой… Короткий взмах, и она потеряла хвост по самый комель. От резкой боли лишь тявкнула сквозь сон,а потом с безумным лаем покатилась со двора колесом.


Обнаженный по пояс, я выбежал на крыльцо, не веря глазам:


– Ну, берегись, Боб! – ринулся на соседа.


Но он стоял, понурив голову, даже не пытаясь защищаться. Он был такой растерянный, что у меня опустились руки. Наконец Боб раскрыл рот:


– Хочешь, я ей пришью...


– Пришей себе! – выпалил я и нагнулся, чтобы поднять пушистую «детальку», которой еще совсем недавно так гордилась Панта. – Да кому он теперь нужен, этот хвост!


В сердцах я швырнул его под забор. А сам, не глядя на соседа, ушел на веранду.


…Дни сменялись днями, но Панта куда-то пропала. В лесу уже давно поспела дикая малина: я любил дышать ее ароматом и пить на веранде чай с вареньем. Наконец-то собака вернулась.Я встретил ее с радостью, потрепал за ухо, но в глазах животины блуждал страх, а на мохнатых щеках сверкали слезки – она плакала.


– Не плачь, Панта. И хвост тебе не нужен совсем. Да на кой черт тебе сдалась эта метелка! Эко дело – вилять ей слева направо, справа налево... Теперь ты без нее – настоящая леди: у тебя и грация, и фигура!


Несомненно, Панта все понимала, но никак не могла обрести покой. Это только у нас, людей, встречается, когда одним – море по колено, а у других душа на уровне собственных пяток...


Прости нас, Панта!



456Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
История тюменки Динары Хайруллиной.
Вдоволь наоравшись, они вновь стали собираться вместе.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
Тюменский школьник прислал рассказ на конкурс "Народный корреспондент" в номинации "Не проходите мимо!"
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное