Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

В тюменские и югорские библиотеки поступил четырехтомник Дмитрия Мизгулина

Сборник включает поэзию и прозу автора более чем за 40 лет

8:13, 4 декабря 2021, Сергей Козлов
Слушать новость
В тюменские библиотеки поступил четырехтомник Дмитрия Мизгулина. Сборник включает поэзию и прозу автора более чем за 40 лет. В библиотеки Тюмени и Югры поступили «Избранные сочинения» известного русского поэта Дмитрия Мизгулина, изданные к его юбилею издательством «Любавич» в Санкт-Петербурге. Издание монументальное, а сопровождает стихи и прозу поэта в этих книгах замечательная графика Александра Бакулевского. Дмитрий Мизгулин родился в 1961 году в Мурманске, учился в Ленинграде, а значительную часть жизни отдал Югре. Десять лет был председателем югорского отделения Союза Писателей России. И последние годы вся литературная жизнь края была завязана на нем и на созданном им литературном фонде «Дорога жизни», который издавал почти все книги и проводил все мероприятия югорских писателей. Но и сейчас, проживая в Санкт-Петербурге, Дмитрий Мизгулин не теряет связь с Югрой, тем более что они на одной - 60-й параллели с Питером. На одной литературной волне. Не так давно в Ханты-Мансийске состоялась церемония награждения международной литературной премии «Югра», организованной фондом Мизгулина, лауреатами которой становятся поэты и писатели разных стран, разного уровня. Кстати, Дмитрий – почетный житель города Ханты-Мансийска. На мой вопрос как рождалось издание,  Дмитрий Мизгулин ответил с грустной иронией: - В этом году мне исполнилось 60 лет и учитывая срок первой публикации, 40 лет творческой деятельности – стало быть, настала пора подвести определенные предварительные итоги, что я и сделал. Книга, думаю, никому не нужна, купить ее негде, да и денег у народа на книги нет… Просто жалко было, что все мои труды канут даже не в лету, а в канализационную трубу. Редактором издания была Валентина Рыбакова, с которой мы сделали более десятка разных изданий – в том числе - и других авторов. Дай Бог Валентине Александровне здоровья и творческого долголетия – без нее не вижу дальнейшую издательскую работу моего литературного фонда «Дорога Жизни». Художник издания Анастасия Евменова – с ней тоже давно работаем, и она иллюстрировала мои последние издания. Что еще сказать? После шестидесяти будущее становится реально обозримым… В итоге считаю, что жизнь прошла все-таки не зря, и надеюсь, что хоть несколько строчек от моих творческих изысканий останется в космосе русской литературы… А в библиотеки эти книги передаются бесплатно. Издание некоммерческое. В первый том вошли стихотворения 1979-2002-х годов. То есть, редактор Валентина Рыбакова отобрала для «Избранного» и самые ранние стихи поэта. И, конечно, там живет Ленинград-Питер, Нева и вечная молодость. Прозрачные стихи, где на улицах Ленинграда 1979 года разбросаны поэтические находки поэта: Развели над Невою мосты. Переулки повсюду пусты. Где-то вздрогнул последний трамвай, Словно горя хватил через край. Или, к примеру, вот это, одно из первых опубликованных, уже ставшее хрестоматийным стихотворение: И споры продолжаются, И мнения не сходятся – Поэтами рождаются? А может быть, становятся? Не все мечты сбываются… Не все дороги сходятся… Поэтами рождаются, Но не всегда становятся. (1980) Поэт идет вместе со страной через свершения, через предательство и разочарование. Но он не был поэтом, если бы не отвечал на это пронзительными строчками: Места для боли в душе не осталось. Пламя пожара в душе отметалось, Нынче и пепел остыл. Было Отечество. Было и нету. Ветер гуляет по белому свету Между остывших светил. Солнце светило. А нынче – не светит. Может, хоть кто-нибудь это заметит – Кто-нибудь, кроме меня? Как закружились, змеясь и ликуя, Едкого дыма лиловые струи, Тусклые блики огня… Господи, дай же им разум и силы! Дай им очнуться у края могилы, Пусть содрогнется земля! Или лиши меня скорбного дара Видеть зловещее пламя пожара Над куполами Кремля. Это стихотворение написано в печальном 1993 году, когда президент России из танков расстреливал собственный парламент, Верховный Совет – последний остров советской эпохи, который был сожжен вместе с людьми… И взамен приходит: Изрыли «катерпиллеры» Всю Родину мою. И дилеры, и киллеры Стоят в одном строю. И рокеры, и рокеры Кружатся тут и там… Но всех их скоро оперы Расставят по местам. Вот такое простое до болевой точности стихотворение с пророческим двустишьем в конце было написано на переломе веков. И все же, помимо яркой гражданской лирики, Дмитрий Мизгулин - в первую очередь, поэт христианский. Он постоянно помнит о том, кто дал ему талант, и куда его надо возвращать преумноженным и с благодарностью. Именно поэтому, несмотря на порой грустные, апокалипсические сцены, картины и пейзажи в стихотворениях, они полны христианского оптимизма и смирения. Особенно это ярко просматривается в зрелой поэзии. Достаточно открыть второй том, где представлены произведения 2003-2020-х годов. Кстати, большинство из них как раз относятся к югорскому периоду творчества поэта. И так уж немало отмерил Господь – С лихвой одарил белобрысую водь. Ну может еще и добавит чуть-чуть, Порадуя голубоглазую чудь. Бескрайнего озера зыбкую гладь, Соснового леса зеленую стать, Да синь бесконечных прозрачных небес, Где в облаке сокол парящий исчез. Смотри в ослепительно-белую высь И радуйся жизни, И Богу молись. Или почти биография или манифест. Такая вот работа: Всю жизнь – туда-сюда, Ночные самолеты, Ночные поезда… Полжизни расплескалось В чаду случайных встреч, И сколько там осталось? И что теперь беречь? Не мучаюсь напрасно Об участи такой. И звезды в небе ясном Сверкают надо мной. Насквозь промерзшим небом В морозном вихре мчусь, Закусываю хлебом И Господу молюсь. Хочется буквально добавить к этому последнюю строфу из стихотворения на следующей странице: Шагая в ногу с веком, Стремился все успеть. Остался человеком, А мог бы озвереть… Именно в этот период Дмитрий Мизгулин находит свой неповторимый стиль, где сочетаются прозрачность, народность, неожиданные обороты и метафоры, которые, с одной стороны, словно «перчат» текст, а с другой, падая на общую картину, становятся ее ключевыми нотами, определяя лад и гармонию стиха. Именно поэтому эти стихи понятны и близки самому широкому кругу читателей. Ты живешь, как будто в сутках Двадцать пять часов. Закрывай хоть на минутку Душу на засов. Но все, кто знает Мизгулина близко, понимают, что как раз «душу на засов» у него не получается. И часов в его сутках давно уже не двадцать пять, а раза в два больше. Хотя отчаянные попытки заслониться от этого мира, уйти в поэтическое пространство одиночества он периодически предпринимает. Тут еще и вынужденный карантин хоть немного сбил ритм… Карантинно-ироническое Мне стихи писать не лень В суете кромешной, Выпиваю каждый день - Нелегко, конечно. За окном листва шумит, Мир объемлет землю, Но коварный враг, ковид Все-таки не дремлет. Я о счастье не прошу, Побеждаю в малом, Я врага с утра крушу Водкой, перцем, салом. Я с микробами знаком, Не даю им спуску, Добавляю чесноком Терпкую закуску. Не имея важных дел В скуке карантина, По три раза просмотрел Фильмы Тарантино. Стал родным телеэкран, Изучаю мненье И про жизнь заморских стран, И про обнуленье. Совершенно озверев, Вовремя очнулся, И хрустально протрезвев, К Пушкину вернулся. По причине важных дел Посетив именье, Он ведь тоже отсидел Скорбное плененье. Тоже мается сперва Не находит места - Ведь поэта ждет Москва, А в Москве - невеста. Тоже было нелегко Справиться с тоскою И лилось мадам Клико Пенною рекою. Беспокоится душа, Но пора смириться. Он вздыхает неспеша Он за стол садится. Пушкин гонит скуку прочь Без апофеозу, Пушкин пишет день и ночь И стихи, и прозу. А с утра - седлать коня И с рассветом - в поле, Где туманится, маня, Русское раздолье. Облаков светлеет путь Шум в зеленой роще... Все же, кажется, чуть-чуть Было им попроще. Мир был проще без затей, Без ненужных знаний, Без компьютерных сетей, Без голосований. Каждый хоть и сам с усам, Но торя дорогу, Был поближе к небесам И поближе к Богу. В прошлом тоже так и сяк Дни чередовались, Только было слышно как Ангелы смеялись. август 2020 г. В третий том вошли дневники и афоризмы поэта, многие из которых давно уже ушли в народ. Примечательно, что «Ночник» (так он назвал дневник, потому как долгие годы мог писать только по ночам) был переведен, например, на сербский язык. Вот некоторые из крылатых: «Благодать – как подзарядка для телефона. Надо постоянно подключаться, иначе работать не будет». «Чтобы решить проблему, надо довести ситуацию до абсурда». «Люди с мутным прошлым не могут иметь светлого будущего». «Литературное творчество – самый лучший способ игнорировать реальную жизнь. Алкоголь – на втором месте». «Один высокопоставленный чиновник так и сказал на встрече с работниками культуры: - Я в театры и музеи не ходил. Книг не читал. А посмотрите, кем я стал!». «Есть первопроходцы, а есть проходимцы». «Публичное возмущение придает значимости идиоту». «В политических лидерах люди хотели видеть, прежде всего, самих себя». «Женщины! Не ругайте мужиков, отправляющихся на рыбалку. Помните, рыбалка – апостольский труд». В четвертый том вошла проза поэта. Рассказы, путевые и литературные заметки. И, конечно, я должен еще раз повторить, что без Дмитрия Мизгулина не состоялся бы роман «Романовы: преданность и предательство». Передо мной, как свидетельство нашего общего труда, лежит пачка тетрадей, исписанных его почерком, высотой полметра… А читателям наших библиотек я предлагаю полистать-почитать замечательный четырехтомник, в котором каждый найдет что-то для себя… Но закончим мы путешествие по «Избранному» хрестоматийным стихотворением Дмитрия Мизгулина, часто совершающего перелеты по 60-й параллели: От Волхова до Иртыша Летела в сумерках душа. Среди промерзших облаков, Освободившись от оков Земной, тревожной суеты... И звезд хрустальные цветы Звенели в лунной тишине. И было одиноко мне Без быта и без бытия... Как невесома жизнь моя, И тает вереница дней В мерцанье бортовых огней. Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.
В тюменские и югорские библиотеки поступил четырехтомник Дмитрия Мизгулина

Фото Сергея Козлова

В библиотеки Тюмени и Югры поступили «Избранные сочинения» известного русского поэта Дмитрия Мизгулина, изданные к его юбилею издательством «Любавич» в Санкт-Петербурге. Издание монументальное, а сопровождает стихи и прозу поэта в этих книгах замечательная графика Александра Бакулевского.

Дмитрий Мизгулин родился в 1961 году в Мурманске, учился в Ленинграде, а значительную часть жизни отдал Югре. Десять лет был председателем югорского отделения Союза Писателей России. И последние годы вся литературная жизнь края была завязана на нем и на созданном им литературном фонде «Дорога жизни», который издавал почти все книги и проводил все мероприятия югорских писателей. Но и сейчас, проживая в Санкт-Петербурге, Дмитрий Мизгулин не теряет связь с Югрой, тем более что они на одной - 60-й параллели с Питером. На одной литературной волне. Не так давно в Ханты-Мансийске состоялась церемония награждения международной литературной премии «Югра», организованной фондом Мизгулина, лауреатами которой становятся поэты и писатели разных стран, разного уровня. Кстати, Дмитрий – почетный житель города Ханты-Мансийска.

На мой вопрос как рождалось издание,  Дмитрий Мизгулин ответил с грустной иронией:

- В этом году мне исполнилось 60 лет и учитывая срок первой публикации, 40 лет творческой деятельности – стало быть, настала пора подвести определенные предварительные итоги, что я и сделал. Книга, думаю, никому не нужна, купить ее негде, да и денег у народа на книги нет… Просто жалко было, что все мои труды канут даже не в лету, а в канализационную трубу. Редактором издания была Валентина Рыбакова, с которой мы сделали более десятка разных изданий – в том числе - и других авторов. Дай Бог Валентине Александровне здоровья и творческого долголетия – без нее не вижу дальнейшую издательскую работу моего литературного фонда «Дорога Жизни». Художник издания Анастасия Евменова – с ней тоже давно работаем, и она иллюстрировала мои последние издания. Что еще сказать? После шестидесяти будущее становится реально обозримым… В итоге считаю, что жизнь прошла все-таки не зря, и надеюсь, что хоть несколько строчек от моих творческих изысканий останется в космосе русской литературы… А в библиотеки эти книги передаются бесплатно. Издание некоммерческое.

В первый том вошли стихотворения 1979-2002-х годов. То есть, редактор Валентина Рыбакова отобрала для «Избранного» и самые ранние стихи поэта. И, конечно, там живет Ленинград-Питер, Нева и вечная молодость. Прозрачные стихи, где на улицах Ленинграда 1979 года разбросаны поэтические находки поэта:

Развели над Невою мосты.

Переулки повсюду пусты.

Где-то вздрогнул последний трамвай,

Словно горя хватил через край.

Или, к примеру, вот это, одно из первых опубликованных, уже ставшее хрестоматийным стихотворение:

И споры продолжаются,

И мнения не сходятся –

Поэтами рождаются?

А может быть, становятся?

Не все мечты сбываются…

Не все дороги сходятся…

Поэтами рождаются,

Но не всегда становятся.

(1980)

Поэт идет вместе со страной через свершения, через предательство и разочарование. Но он не был поэтом, если бы не отвечал на это пронзительными строчками:

Места для боли в душе не осталось.

Пламя пожара в душе отметалось,

Нынче и пепел остыл.

Было Отечество. Было и нету.

Ветер гуляет по белому свету

Между остывших светил.

Солнце светило. А нынче – не светит.

Может, хоть кто-нибудь это заметит –

Кто-нибудь, кроме меня?

Как закружились, змеясь и ликуя,

Едкого дыма лиловые струи,

Тусклые блики огня…

Господи, дай же им разум и силы!

Дай им очнуться у края могилы,

Пусть содрогнется земля!

Или лиши меня скорбного дара

Видеть зловещее пламя пожара

Над куполами Кремля.

Это стихотворение написано в печальном 1993 году, когда президент России из танков расстреливал собственный парламент, Верховный Совет – последний остров советской эпохи, который был сожжен вместе с людьми… И взамен приходит:

Изрыли «катерпиллеры»

Всю Родину мою.

И дилеры, и киллеры

Стоят в одном строю.

И рокеры, и рокеры

Кружатся тут и там…

Но всех их скоро оперы

Расставят по местам.

Вот такое простое до болевой точности стихотворение с пророческим двустишьем в конце было написано на переломе веков.

И все же, помимо яркой гражданской лирики, Дмитрий Мизгулин - в первую очередь, поэт христианский. Он постоянно помнит о том, кто дал ему талант, и куда его надо возвращать преумноженным и с благодарностью. Именно поэтому, несмотря на порой грустные, апокалипсические сцены, картины и пейзажи в стихотворениях, они полны христианского оптимизма и смирения. Особенно это ярко просматривается в зрелой поэзии. Достаточно открыть второй том, где представлены произведения 2003-2020-х годов. Кстати, большинство из них как раз относятся к югорскому периоду творчества поэта.

И так уж немало отмерил Господь –

С лихвой одарил белобрысую водь.

Ну может еще и добавит чуть-чуть,

Порадуя голубоглазую чудь.

Бескрайнего озера зыбкую гладь,

Соснового леса зеленую стать,

Да синь бесконечных прозрачных небес,

Где в облаке сокол парящий исчез.

Смотри в ослепительно-белую высь

И радуйся жизни,

И Богу молись.

Или почти биография или манифест.

Такая вот работа:

Всю жизнь – туда-сюда,

Ночные самолеты,

Ночные поезда…

Полжизни расплескалось

В чаду случайных встреч,

И сколько там осталось?

И что теперь беречь?

Не мучаюсь напрасно

Об участи такой.

И звезды в небе ясном

Сверкают надо мной.

Насквозь промерзшим небом

В морозном вихре мчусь,

Закусываю хлебом

И Господу молюсь.

Хочется буквально добавить к этому последнюю строфу из стихотворения на следующей странице:

Шагая в ногу с веком,

Стремился все успеть.

Остался человеком,

А мог бы озвереть…

Именно в этот период Дмитрий Мизгулин находит свой неповторимый стиль, где сочетаются прозрачность, народность, неожиданные обороты и метафоры, которые, с одной стороны, словно «перчат» текст, а с другой, падая на общую картину, становятся ее ключевыми нотами, определяя лад и гармонию стиха. Именно поэтому эти стихи понятны и близки самому широкому кругу читателей.

Ты живешь, как будто в сутках

Двадцать пять часов.

Закрывай хоть на минутку

Душу на засов.

Но все, кто знает Мизгулина близко, понимают, что как раз «душу на засов» у него не получается. И часов в его сутках давно уже не двадцать пять, а раза в два больше. Хотя отчаянные попытки заслониться от этого мира, уйти в поэтическое пространство одиночества он периодически предпринимает. Тут еще и вынужденный карантин хоть немного сбил ритм…

Карантинно-ироническое

Мне стихи писать не лень

В суете кромешной,

Выпиваю каждый день -

Нелегко, конечно.

За окном листва шумит,

Мир объемлет землю,

Но коварный враг, ковид

Все-таки не дремлет.

Я о счастье не прошу,

Побеждаю в малом,

Я врага с утра крушу

Водкой, перцем, салом.

Я с микробами знаком,

Не даю им спуску,

Добавляю чесноком

Терпкую закуску.

Не имея важных дел

В скуке карантина,

По три раза просмотрел

Фильмы Тарантино.

Стал родным телеэкран,

Изучаю мненье

И про жизнь заморских стран,

И про обнуленье.

Совершенно озверев,

Вовремя очнулся,

И хрустально протрезвев,

К Пушкину вернулся.

По причине важных дел

Посетив именье,

Он ведь тоже отсидел

Скорбное плененье.

Тоже мается сперва

Не находит места -

Ведь поэта ждет Москва,

А в Москве - невеста.

Тоже было нелегко

Справиться с тоскою

И лилось мадам Клико

Пенною рекою.

Беспокоится душа,

Но пора смириться.

Он вздыхает неспеша

Он за стол садится.

Пушкин гонит скуку прочь

Без апофеозу,

Пушкин пишет день и ночь

И стихи, и прозу.

А с утра - седлать коня

И с рассветом - в поле,

Где туманится, маня,

Русское раздолье.

Облаков светлеет путь

Шум в зеленой роще...

Все же, кажется, чуть-чуть

Было им попроще.

Мир был проще без затей,

Без ненужных знаний,

Без компьютерных сетей,

Без голосований.

Каждый хоть и сам с усам,

Но торя дорогу,

Был поближе к небесам

И поближе к Богу.

В прошлом тоже так и сяк

Дни чередовались,

Только было слышно как

Ангелы смеялись.

август 2020 г.

В третий том вошли дневники и афоризмы поэта, многие из которых давно уже ушли в народ. Примечательно, что «Ночник» (так он назвал дневник, потому как долгие годы мог писать только по ночам) был переведен, например, на сербский язык. Вот некоторые из крылатых:

«Благодать – как подзарядка для телефона. Надо постоянно подключаться, иначе работать не будет».

«Чтобы решить проблему, надо довести ситуацию до абсурда».

«Люди с мутным прошлым не могут иметь светлого будущего».

«Литературное творчество – самый лучший способ игнорировать реальную жизнь. Алкоголь – на втором месте».

«Один высокопоставленный чиновник так и сказал на встрече с работниками культуры: - Я в театры и музеи не ходил. Книг не читал. А посмотрите, кем я стал!».

«Есть первопроходцы, а есть проходимцы».

«Публичное возмущение придает значимости идиоту».

«В политических лидерах люди хотели видеть, прежде всего, самих себя».

«Женщины! Не ругайте мужиков, отправляющихся на рыбалку. Помните, рыбалка – апостольский труд».

В четвертый том вошла проза поэта. Рассказы, путевые и литературные заметки. И, конечно, я должен еще раз повторить, что без Дмитрия Мизгулина не состоялся бы роман «Романовы: преданность и предательство». Передо мной, как свидетельство нашего общего труда, лежит пачка тетрадей, исписанных его почерком, высотой полметра… А читателям наших библиотек я предлагаю полистать-почитать замечательный четырехтомник, в котором каждый найдет что-то для себя…

Но закончим мы путешествие по «Избранному» хрестоматийным стихотворением Дмитрия Мизгулина, часто совершающего перелеты по 60-й параллели:

От Волхова до Иртыша

Летела в сумерках душа.

Среди промерзших облаков,

Освободившись от оков

Земной, тревожной суеты...

И звезд хрустальные цветы

Звенели в лунной тишине.

И было одиноко мне

Без быта и без бытия...

Как невесома жизнь моя,

И тает вереница дней

В мерцанье бортовых огней.

Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter.

Читайте также

Новость Тюмени: Тюменцев приглашают провести выходной в усадьбе XIX века

Тюменцев приглашают провести выходной в усадьбе XIX века

21 января

Новость Тюмени: Во дворце культуры Ишима не выявили фактов нецелевого использования помещений 

Во дворце культуры Ишима не выявили фактов нецелевого использования помещений 

16 января

Новость Тюмени: Как тюменцы встретили Рождество Христово

Как тюменцы встретили Рождество Христово

7 января