Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Роман тюменского писателя вышел тиражом 20 тысяч экземпляров

Издание романа о семье Романовых набирает популярность

20:23, 10 ноября 2021, Александр Иванов
Слушать новость
Роман тюменского писателя вышел тиражом 20 тысяч экземпляров. Издание романа о семье Романовых набирает популярность. «Романовы: преданность и предательство», - так называется роман Сергея Козлова, который он написал в соавторстве с Дмитрием Мизгулиным. Жанр романа определен как роман-калейдоскоп, что объясняется «нанизыванием» эпизодов, картин, батальных сцен на историческую нить 1914-1918 годов, но и с протуберанцами в более далекое прошлое и даже в будущее. В этой же мозаике прослеживаются линии как главных, так и эпизодических героев, подавляющее большинство которых исторические персонажи. Необходимо отметить, что увесистый килограммовый том снабжен цветной вкладкой от кинохудожника, фотографиями, небольшой подборкой документов к каждой главе и, что очень интересно и важно – краткими справками о судьбах всех исторических персонажей. После прочтения текста это позволяет читателю увидеть не только картину в целом, но и понять параллели, которые прочертили авторы на этом сложном мозаичном полотне. А главное – задуматься о том, что ничего не бывает случайно, а совпадения – это в истории больше отражения и результат пересечений векторов действий самых разных сил. Книга уже получила распространение в нескольких городах большой Тюменской области. Помимо Тюмени, ее уже читают в Сургуте, Ханты-Мансийске, Тобольске, Нижневартовске, и по соседству – в Екатеринбурге. Основную часть тиража будет распространять участник проекта – «Комсомольская правда». Первые читатели признают, что роман написан легким языком и увлекает. Одним из первых читателей романа (еще в рукописи) был корректор и один из редакторов Тимофей Сайфуллин, который любезно написал нам небольшой отзыв, часть которого приведем: «…роман в некотором роде даже выигрывает: автору не нужно выбивать слезу из читателя там, где это положено, ибо сама хроника тех лютых событий представлена практически в абсолютном (кроме единичных случаев) "летописном" виде. И от этого страшнее. И от этого текст кажется священнее. Священность текста удавалась немногим писателям, среди них Пушкин, Платонов, Астафьев. Теперь мне ясно, что один из способов добиться этого - смиренный отказ писателя от самого себя. Прямо по-евангельски автор Сергей Козлов, отказавшись от писателя С. С. Козлова, приобрел "душу", потеряв ее ради "других" - ради темы, священной и поучительной для русского человека. Да, текст лишен "коммерческого" лоска, всех этих сопливых закатов и рассветов, бессмысленных поступков персонажей, рабски пляшущих под дудку "продаваемого" автора, а также мыслей, так удивительно похожих на мысли самого автора (часто пошлых и корявых), которыми почему-то зачастую грешат персонажи исторических романов. И за это автору С.С. Козлову не стоит переживать - сама тема и его православие защищают его. Замечательно, что в издание вошли приложения - судьбы исторических лиц и цитаты из документов эпохи. Последние не повторяют, а дополняют сказанное автором». Еще несколько слов от читателя Альфии Сабитовой, которая когда-то была ученицей Сергея Сергеевича в Горноправдинской школе, а сейчас берейтор-спортсмен. Он, кстати, советовался с ней в батальных кавалерийских сценах. - На днях дочитала новую книгу Сергея Козлова «Преданность и предательство. Романовы». Прослеживается уже сложившийся стиль автора. Язык приятен для чтения, что позволяет легко воспринять такую сложную тему как последние годы жизни императорской семьи. А в наших школах ныне, увы, не очень история вообще преподается.  Царские особы, приближенные всех мастей, очень ясно вырисованы - образы, характеры. И читаешь как о живых людях. Прекрасно переданы чувства и эмоции героев и антигероев. Не знаю можно ли так про текст, но он какой-то объемный или многомерный что ли. Как клубок распутываешь. Но при этом нет, нагроможденности, излишней сложности. Даже очень средний читатель поймет, о чем речь. Ну а тема - спасибо от меня тем, кто ту идею подал и тем, кто уговорил взяться за такую емкую тему. Кажется, никто еще так в художественной литературе и кино не рассказывал об этом драматичном времени, а надо бы. Причем, давно. Кстати, список прямых и косвенных помощников, среди которых известные историки, писатели, краеведы и самые разные люди размещен авторами проекта в конце книги. Главным консультантом был известный и, пожалуй, лучший специалист в этой теме историк-архивист Владимир Хрусталев. Он же написал предисловие к книге. По словам Сергея Козлова ему пришлось ужимать текст, чтобы книга поместилась в одном томе. Поэтому пришлось пожертвовать частью эпизодов, художественными разворотами пейзажей и т.д. - Многие эпизоды, которые не вошли в книгу, войдут в сериал, где, к примеру, развернутся шпионские страсти вокруг дела военного министра Сухомлинова, друг которого оказался немецко-австрийским шпионом и международным авантюристом, участвовавшим в убийстве Столыпина (это реальный факт!). Там будет и эпизод восприятия монархами, президентами и премьер-министрами начала войны, который в книге уступил место началу боевых действий. Если все получится, то кино станет дополнением к книге, а книга дополнением к кино. Разумеется, кино делается совсем по другим законам, и сегодня кинодеятели делают большой упор на то, чтобы удержать зрителей, - отмечает Сергей Козлов. Но пока что писатели Козлов и Мизгулин остаются в проекте и еще не сбежали, как уже не раз бывало в истории кино.  Тот же Владимир Богомолов не признавал экранизации «Момента истины». Но в данном случае – работа шла параллельно – сценарий полного метра, сериала, роман, а два соавтора текста еще и опубликовали книгу диалогов «Pro et contra», которая стала, по сути, отдельным эпистолярным произведением и нашла своих читателей по всей стране. Всерьез или нет, но продюсер проекта Олег Урушев обратился с обложки книги к читателям с просьбой высказывать свои предложения по участию актеров фильме. И, насколько известно, такие предложения уже поступают из Тюмени и Тобольска, от людей, которые уже принимал участие в экранизации романа Алексея Иванова. Пока что стало известно, что переговоры ведутся как с известными российскими, так и зарубежными актерами. Известно, что продюсер уже провел переговоры в администрации президента Сербии об участии страны в этом проекте. Кстати, события в романе начинаются именно в Белграде. И сегодня большинство интересующихся историей людей знают, что Россия вступила в войну не из-за империалистических целей, а заступилась за свою сестру Сербию. Именно в Белграде был поставлен первый памятник в мире императору Николаю Второму. Но вернемся к роману, который не имеет четкого линейного построения, привычного читателю. Он как раз похож на описанный в нем же «Брусиловский прорыв», когда развитие идет по всему фронту. Но тема главного героя – ротмистра по особым поручениям Арсения Орлова – не теряется. Он просто не оттеняет собой реальных героев, среди которых не только представители Дома Романовых, министры, генералитет, парламентарии, революционеры, простые люди, но и судьбы нескольких офицеров, которые были близки к семье последнего императора, и действительно хотели освободить семью. Особенно интересно, как каждый из них окончил свой путь на этой земле, что можно найти как раз в конце книги. Действительно, как и сказано в эпиграфе, есть чувство, что вы вращаете калейдоскоп, а вот уж угол зрения – в ваших руках. Последнее известное фото - цесаревич Алексей и Ольга на борту парохода "Русь" во время поездки царской семьи из Тобольска в Екатеринбург || Архив Примечательно, что на всем протяжении чтения возникает чувство параллелей не только с крушением Советской империи в 1991, но и с сегодняшним днем. При этом роман не политизирован, а скорее, правдив. Даже если, как признается Сергей Козлов, в нем использованы, как источники, и апокрифы, он оставляет именно чувство реальности, исторической действительности. При этом привычное уже предательство элиты показано точно и емко. Механизмы предательства на пересечении векторов действий разных мировых сил и банальных продажности и тщеславия будут видны даже неискушенному читателю. И тут уж и белым, и красным, если они смогут подняться над своей уже залившей кровью страну битвой, можно будет понять и свои ошибки. Как и утверждал автор в нескольких своих интервью, императора не за что было расстреливать, тем более, не за что было расстреливать его семью и слуг. Никто из белых армий за монархию не воевал за редким исключением нескольких офицеров и двух генералов. Вполне сибирским получился и образ нашего земляка Григория Ефимовича Распутина, которого авторы не выписали ни святым, ни чертом. А простым человеком с даром, который у него, несомненно, был. Невольно приходится задумываться, отчего на этого сибирского мужика взъелась та самая продажная элита в обнимку с революционерами? Очень напоминает ситуацию с десятком покушений на премьера Петра Столыпина. Если бы он был жив, история Империи могла бы сложиться иначе. Но именно на Столыпина было совершено столько же покушений, сколько на Александра Второго, дедушку последнего императора… Отдельно следует сказать о мистической составляющей текста, которая присуща прозе Козлова. Это, помимо Распутина, прорицатель и монах Авель, это и странник Федор Кузьмич, и главное – выявленная авторами череда событий, которые только отмахиваясь от явной продуманности можно назвать совпадениями. Но в целом роман нельзя назвать конспирологическим. Текст просто учитывает и эту составляющую. По большому счету, это все же историческое полотно. Вопрос в том, насколько современный человек способен воспринять такой объем? А пока что, судя по реакции в соцсетях, обладатели книги делятся, что читают роман с интересом. Многие подчеркивают его кинематографичность, что, впрочем, всегда было присуще прозе Козлова. Новые нотки и зрелый прагматизм внес его друг и соавтор Дмитрий Мизгулин, с которым они бродили по Гатчинскому дворцу, Царскосельскому госпиталю (там и сейчас поликлиника), а главное – по архивам, исследованиям, и работам Владимира Хрусталева. Вот так откликнулся ответственный секретарь Югорского отделения Союза писателей России Игорь Ширманов в письме Сергею Козлову, которое мы публикуем с его разрешения: «Уже писал, что начал вчера читать «Романовых» около полуночи и к 3-м часам ночи прочитал первую главу. Если бы утром не надо было рано вставать в суд, продолжил бы… Начало романа захватывает, и это при том, что я историю этого периода (по сравнению с большой частью российских читателей), знаю неплохо. Сам читал воспоминания, письма, документы и даже специальные монографические исследования и зарубежную (эмигрантскую) литературу. Понравилась идея «романа-мозаики».  Жаль, что для свой исторической повести пока не нашел аналогичной идеи. Уже по первой главе можно сказать, что твой роман удался. Искренне поздравляю. Конечно, некоторые на это могут возразить, что «для похвалы надо прочитать до конца». В таких случаях всегда повторяю вслед за одним умным человеком: «Чтобы понять, что яйцо тухлое не обязательно съедать его до конца». Хорошие книги видны с первых страниц, а читатель я многолетний (57 лет сам читаю, а до начала этого срока слушал, что мне другие читали). Поздравляю тебя с большим творческим успехом и выходом прекрасно изданной книги (и хорошим тиражом). Это – СОБЫТИЕ в современной российской литературе. И помни, что я никогда не льщу, а лишь отражаю текущую Реальность.» Кстати, и Сергей Козлов и Дмитрий Мизгулин неоднократно заявляли в своих интервью, что чувство знания эпохи обманчиво. И по мере углубления в материал возникает как раз ощущения нахождения на огромном пространстве, в котором ясны были раньше только вешки дат и идеологические догмы разных политических течений, за рамками которых оставался человек, в том числе – семья последнего императора, о которой берутся судить все, кому не лень. Подпоручик К.С. Мельник, контрразведчик колчаковской армии, муж Т.Е. Боткиной || Архивное фото Отзывы из соцсетей: Андрей Маркиянов (поэт) в ответ на реплику, что роман читается легко: "Он работал над книгой три года. Не думаю, что это легко. Другое дело - легко читается. Редкое сегодня качество." Маргарита Чекунова (поэтесса, недавно сняла фильм о тобольской богеме 18 века): "Тема исторического кино мне близка, как близка проза Сергея Сергеевича Козлова: живая цельная, и всегда - о вечном. "Романовы. Преданность и предательство" - увлекательная книга, читается легко и очень кинематографична. В ней чувствуется романтика и чистота. Образы царя, Александры, великих княжон созданы с почтением к ним, но от этого они еще более "человечные", если можно так выразиться, приближенные даже к современникам. Я благодарна Сергею Козлову за этот роман-коллекцию, в котором собраны драгоценные крупицы истории, и так ностальгически печально соприкасаться с Россией "которую мы потеряли". Отчего-то вижу в роли Ольги Карину Разумовскую. Нежную, благородную, так и хочется сказать, "исполненную милых девичьих тайн". Очень симпатичен в романе показался мне образ солдата Николая Ильина. Я думаю, это очень русский человек широкой души, мужественный и откровенный, скромный, причем не обязательно исконно русской внешности. Солдат из народа. Я вижу в этой роли актера Станислава Вострецова (он снимался в моем фильме "Две тысячи верст до Иппокрены"). Станислав прекрасно передает грусть, иронию, глубину, великодушие, простоту в своих ролях." Итак, роман идет к читателям. Зрители ждут кино. Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter
Роман тюменского писателя вышел тиражом 20 тысяч экземпляров

Автор, Сергей Козлов и его роман о Романовых || коллаж из фото Елены Рочевой

«Романовы: преданность и предательство», - так называется роман Сергея Козлова, который он написал в соавторстве с Дмитрием Мизгулиным. Жанр романа определен как роман-калейдоскоп, что объясняется «нанизыванием» эпизодов, картин, батальных сцен на историческую нить 1914-1918 годов, но и с протуберанцами в более далекое прошлое и даже в будущее. В этой же мозаике прослеживаются линии как главных, так и эпизодических героев, подавляющее большинство которых исторические персонажи.

Необходимо отметить, что увесистый килограммовый том снабжен цветной вкладкой от кинохудожника, фотографиями, небольшой подборкой документов к каждой главе и, что очень интересно и важно – краткими справками о судьбах всех исторических персонажей. После прочтения текста это позволяет читателю увидеть не только картину в целом, но и понять параллели, которые прочертили авторы на этом сложном мозаичном полотне. А главное – задуматься о том, что ничего не бывает случайно, а совпадения – это в истории больше отражения и результат пересечений векторов действий самых разных сил.

Книга уже получила распространение в нескольких городах большой Тюменской области. Помимо Тюмени, ее уже читают в Сургуте, Ханты-Мансийске, Тобольске, Нижневартовске, и по соседству – в Екатеринбурге. Основную часть тиража будет распространять участник проекта – «Комсомольская правда». Первые читатели признают, что роман написан легким языком и увлекает.

Одним из первых читателей романа (еще в рукописи) был корректор и один из редакторов Тимофей Сайфуллин, который любезно написал нам небольшой отзыв, часть которого приведем:

«…роман в некотором роде даже выигрывает: автору не нужно выбивать слезу из читателя там, где это положено, ибо сама хроника тех лютых событий представлена практически в абсолютном (кроме единичных случаев) "летописном" виде. И от этого страшнее. И от этого текст кажется священнее. Священность текста удавалась немногим писателям, среди них Пушкин, Платонов, Астафьев. Теперь мне ясно, что один из способов добиться этого - смиренный отказ писателя от самого себя. Прямо по-евангельски автор Сергей Козлов, отказавшись от писателя С. С. Козлова, приобрел "душу", потеряв ее ради "других" - ради темы, священной и поучительной для русского человека. Да, текст лишен "коммерческого" лоска, всех этих сопливых закатов и рассветов, бессмысленных поступков персонажей, рабски пляшущих под дудку "продаваемого" автора, а также мыслей, так удивительно похожих на мысли самого автора (часто пошлых и корявых), которыми почему-то зачастую грешат персонажи исторических романов. И за это автору С.С. Козлову не стоит переживать - сама тема и его православие защищают его.

Замечательно, что в издание вошли приложения - судьбы исторических лиц и цитаты из документов эпохи. Последние не повторяют, а дополняют сказанное автором».

Еще несколько слов от читателя Альфии Сабитовой, которая когда-то была ученицей Сергея Сергеевича в Горноправдинской школе, а сейчас берейтор-спортсмен. Он, кстати, советовался с ней в батальных кавалерийских сценах.

- На днях дочитала новую книгу Сергея Козлова «Преданность и предательство. Романовы». Прослеживается уже сложившийся стиль автора. Язык приятен для чтения, что позволяет легко воспринять такую сложную тему как последние годы жизни императорской семьи. А в наших школах ныне, увы, не очень история вообще преподается.  Царские особы, приближенные всех мастей, очень ясно вырисованы - образы, характеры. И читаешь как о живых людях. Прекрасно переданы чувства и эмоции героев и антигероев.

Не знаю можно ли так про текст, но он какой-то объемный или многомерный что ли. Как клубок распутываешь. Но при этом нет, нагроможденности, излишней сложности. Даже очень средний читатель поймет, о чем речь.

Ну а тема - спасибо от меня тем, кто ту идею подал и тем, кто уговорил взяться за такую емкую тему. Кажется, никто еще так в художественной литературе и кино не рассказывал об этом драматичном времени, а надо бы. Причем, давно.

Кстати, список прямых и косвенных помощников, среди которых известные историки, писатели, краеведы и самые разные люди размещен авторами проекта в конце книги. Главным консультантом был известный и, пожалуй, лучший специалист в этой теме историк-архивист Владимир Хрусталев. Он же написал предисловие к книге.

По словам Сергея Козлова ему пришлось ужимать текст, чтобы книга поместилась в одном томе. Поэтому пришлось пожертвовать частью эпизодов, художественными разворотами пейзажей и т.д.

- Многие эпизоды, которые не вошли в книгу, войдут в сериал, где, к примеру, развернутся шпионские страсти вокруг дела военного министра Сухомлинова, друг которого оказался немецко-австрийским шпионом и международным авантюристом, участвовавшим в убийстве Столыпина (это реальный факт!).

Там будет и эпизод восприятия монархами, президентами и премьер-министрами начала войны, который в книге уступил место началу боевых действий. Если все получится, то кино станет дополнением к книге, а книга дополнением к кино. Разумеется, кино делается совсем по другим законам, и сегодня кинодеятели делают большой упор на то, чтобы удержать зрителей, - отмечает Сергей Козлов.

Но пока что писатели Козлов и Мизгулин остаются в проекте и еще не сбежали, как уже не раз бывало в истории кино.  Тот же Владимир Богомолов не признавал экранизации «Момента истины». Но в данном случае – работа шла параллельно – сценарий полного метра, сериала, роман, а два соавтора текста еще и опубликовали книгу диалогов «Pro et contra», которая стала, по сути, отдельным эпистолярным произведением и нашла своих читателей по всей стране.

Всерьез или нет, но продюсер проекта Олег Урушев обратился с обложки книги к читателям с просьбой высказывать свои предложения по участию актеров фильме. И, насколько известно, такие предложения уже поступают из Тюмени и Тобольска, от людей, которые уже принимал участие в экранизации романа Алексея Иванова. Пока что стало известно, что переговоры ведутся как с известными российскими, так и зарубежными актерами. Известно, что продюсер уже провел переговоры в администрации президента Сербии об участии страны в этом проекте. Кстати, события в романе начинаются именно в Белграде. И сегодня большинство интересующихся историей людей знают, что Россия вступила в войну не из-за империалистических целей, а заступилась за свою сестру Сербию. Именно в Белграде был поставлен первый памятник в мире императору Николаю Второму.

Но вернемся к роману, который не имеет четкого линейного построения, привычного читателю. Он как раз похож на описанный в нем же «Брусиловский прорыв», когда развитие идет по всему фронту. Но тема главного героя – ротмистра по особым поручениям Арсения Орлова – не теряется. Он просто не оттеняет собой реальных героев, среди которых не только представители Дома Романовых, министры, генералитет, парламентарии, революционеры, простые люди, но и судьбы нескольких офицеров, которые были близки к семье последнего императора, и действительно хотели освободить семью. Особенно интересно, как каждый из них окончил свой путь на этой земле, что можно найти как раз в конце книги. Действительно, как и сказано в эпиграфе, есть чувство, что вы вращаете калейдоскоп, а вот уж угол зрения – в ваших руках.

Последнее известное фото - цесаревич Алексей и Ольга на борту парохода "Русь" во время поездки царской семьи из Тобольска в Екатеринбург || Архив

Примечательно, что на всем протяжении чтения возникает чувство параллелей не только с крушением Советской империи в 1991, но и с сегодняшним днем. При этом роман не политизирован, а скорее, правдив. Даже если, как признается Сергей Козлов, в нем использованы, как источники, и апокрифы, он оставляет именно чувство реальности, исторической действительности. При этом привычное уже предательство элиты показано точно и емко. Механизмы предательства на пересечении векторов действий разных мировых сил и банальных продажности и тщеславия будут видны даже неискушенному читателю. И тут уж и белым, и красным, если они смогут подняться над своей уже залившей кровью страну битвой, можно будет понять и свои ошибки.

Как и утверждал автор в нескольких своих интервью, императора не за что было расстреливать, тем более, не за что было расстреливать его семью и слуг. Никто из белых армий за монархию не воевал за редким исключением нескольких офицеров и двух генералов. Вполне сибирским получился и образ нашего земляка Григория Ефимовича Распутина, которого авторы не выписали ни святым, ни чертом. А простым человеком с даром, который у него, несомненно, был. Невольно приходится задумываться, отчего на этого сибирского мужика взъелась та самая продажная элита в обнимку с революционерами? Очень напоминает ситуацию с десятком покушений на премьера Петра Столыпина.

Если бы он был жив, история Империи могла бы сложиться иначе. Но именно на Столыпина было совершено столько же покушений, сколько на Александра Второго, дедушку последнего императора… Отдельно следует сказать о мистической составляющей текста, которая присуща прозе Козлова. Это, помимо Распутина, прорицатель и монах Авель, это и странник Федор Кузьмич, и главное – выявленная авторами череда событий, которые только отмахиваясь от явной продуманности можно назвать совпадениями. Но в целом роман нельзя назвать конспирологическим. Текст просто учитывает и эту составляющую. По большому счету, это все же историческое полотно. Вопрос в том, насколько современный человек способен воспринять такой объем?

А пока что, судя по реакции в соцсетях, обладатели книги делятся, что читают роман с интересом. Многие подчеркивают его кинематографичность, что, впрочем, всегда было присуще прозе Козлова. Новые нотки и зрелый прагматизм внес его друг и соавтор Дмитрий Мизгулин, с которым они бродили по Гатчинскому дворцу, Царскосельскому госпиталю (там и сейчас поликлиника), а главное – по архивам, исследованиям, и работам Владимира Хрусталева.

Вот так откликнулся ответственный секретарь Югорского отделения Союза писателей России Игорь Ширманов в письме Сергею Козлову, которое мы публикуем с его разрешения:

«Уже писал, что начал вчера читать «Романовых» около полуночи и к 3-м часам ночи прочитал первую главу. Если бы утром не надо было рано вставать в суд, продолжил бы…

Начало романа захватывает, и это при том, что я историю этого периода (по сравнению с большой частью российских читателей), знаю неплохо. Сам читал воспоминания, письма, документы и даже специальные монографические исследования и зарубежную (эмигрантскую) литературу.

Понравилась идея «романа-мозаики».  Жаль, что для свой исторической повести пока не нашел аналогичной идеи.

Уже по первой главе можно сказать, что твой роман удался. Искренне поздравляю. Конечно, некоторые на это могут возразить, что «для похвалы надо прочитать до конца». В таких случаях всегда повторяю вслед за одним умным человеком: «Чтобы понять, что яйцо тухлое не обязательно съедать его до конца». Хорошие книги видны с первых страниц, а читатель я многолетний (57 лет сам читаю, а до начала этого срока слушал, что мне другие читали).

Поздравляю тебя с большим творческим успехом и выходом прекрасно изданной книги (и хорошим тиражом). Это – СОБЫТИЕ в современной российской литературе. И помни, что я никогда не льщу, а лишь отражаю текущую Реальность.»

Кстати, и Сергей Козлов и Дмитрий Мизгулин неоднократно заявляли в своих интервью, что чувство знания эпохи обманчиво. И по мере углубления в материал возникает как раз ощущения нахождения на огромном пространстве, в котором ясны были раньше только вешки дат и идеологические догмы разных политических течений, за рамками которых оставался человек, в том числе – семья последнего императора, о которой берутся судить все, кому не лень.

Подпоручик К.С. Мельник, контрразведчик колчаковской армии, муж Т.Е. Боткиной || Архивное фото

Отзывы из соцсетей:

Андрей Маркиянов (поэт) в ответ на реплику, что роман читается легко:

"Он работал над книгой три года. Не думаю, что это легко. Другое дело - легко читается. Редкое сегодня качество."

Маргарита Чекунова (поэтесса, недавно сняла фильм о тобольской богеме 18 века):

"Тема исторического кино мне близка, как близка проза Сергея Сергеевича Козлова: живая цельная, и всегда - о вечном.

"Романовы. Преданность и предательство" - увлекательная книга, читается легко и очень кинематографична. В ней чувствуется романтика и чистота. Образы царя, Александры, великих княжон созданы с почтением к ним, но от этого они еще более "человечные", если можно так выразиться, приближенные даже к современникам. Я благодарна Сергею Козлову за этот роман-коллекцию, в котором собраны драгоценные крупицы истории, и так ностальгически печально соприкасаться с Россией "которую мы потеряли".

Отчего-то вижу в роли Ольги Карину Разумовскую. Нежную, благородную, так и хочется сказать, "исполненную милых девичьих тайн". Очень симпатичен в романе показался мне образ солдата Николая Ильина. Я думаю, это очень русский человек широкой души, мужественный и откровенный, скромный, причем не обязательно исконно русской внешности. Солдат из народа. Я вижу в этой роли актера Станислава Вострецова (он снимался в моем фильме "Две тысячи верст до Иппокрены"). Станислав прекрасно передает грусть, иронию, глубину, великодушие, простоту в своих ролях."

Итак, роман идет к читателям. Зрители ждут кино.

Следите за нами в социальных сетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram и Facebook. Подписывайтесь на Telegram-канал, TikTok и Twitter

Читайте также

Новость Тюмени: Фестиваль «Лето в Тобольском Кремле» впервые будет идти 10 дней

Фестиваль «Лето в Тобольском Кремле» впервые будет идти 10 дней

14 мая

Новость Тюмени: Тюменцы окунутся в мир истории родного региона

Тюменцы окунутся в мир истории родного региона

8 мая

Новость Тюмени: На реставрацию тюменских исторических объектов потратили 120 млн рублей

На реставрацию тюменских исторических объектов потратили 120 млн рублей

6 мая