Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Тихая лирика Татьяны Юргенсон

16:06, 11 апреля 2021, Сергей Козлов
Слушать новость
Читаем вместе: тихая лирика Татьяны Юргенсон. На суд читателя - стихи поэтессы из Югры. Стихи поэтессы Татьяны Юргенсон негромкие, но точные. Она говорит с читателем, с природой, с собой, с Богом… Говорит без крика и упрека, но часто с вопросом обо всем и вся. Она поет свою тихую песню без площадного надрыва, доверяя бумажной белизне отлитую в строфы душу. Что-то доброе, близкое, узнаваемое отзывается в душе читателя на эту песню… Наша справка: Татьяна Юргенсон родилась 9 января 1966 года в с. Степной Баджей Манского района Красноярского края. Образование — высшее. Трое детей. Живет и работает в Мегионе с 1993 года. Член Союза писателей России, художник, фотохудожник. Автор 25 поэтических книг. Лауреат литературной премии губернатора ХМАО-Югры в области литературы. Автор 4 персональных художественных выставок (Мегион, Когалым) и 12 персональных фотовыставок (Мегион, Когалым, Нижневартовск, Кожевниково Томской области, Томск). Хранитель литературного наследия ненецкого поэта Юрия Вэллы, один из инициаторов создания дома-музея Юрия Вэллы в Варьегане Нижневартовского района Югры. *** Не ропщу я на выбор твой, Господи, Твоя власть, Не давать мне ни сон, ни покой, И в кубышки злато не класть. Но зато Ты отправил меня В этом мире петь свою песнь, Что тихонько в сердцах звеня, Убивает и грязь, и плесень. Разговор наш один на один Выливается в сонмы строк. Я молю тебя, мой Господин, Быть со мной до конца дорог... *** Что с тобою, моя Родина, творится? За какими ты стремишься племенами? Позабыла, что ты огненная птица... Под чужим седлом и стременами Понукаема несешься на утесы. Над тобой разбитой не поплачут – Твои нежные березовые косы Кинут в топку, жизнь переиначат. Что осталось выпавшим до срока – Нам, что кровь свою с твоей смешали? – Только зубы сжать в молчании глубоком, Чтобы боли крик враги не услыхали. *** Снег – это мираж – Дробление времени На субатомы. День – это весы – Моих яви и нави – Камень распутья. Заснеженный мир – Смыслов обманный маневр. Тропы не видать. На перекрестье опять Улыбается Время… *  *  * В самом дальнем закутке Моей памяти Сохранилась детская мечта… Как летать хотелось мне Птичкой маленькой… Как манили меня даль и высота… Мне казалось, Что я птицами потеряна, Что колдунья злая ворожбой Опалила мои сказочные перья, Сделав притяжения рабой. Без амнистии, Без права на полеты В замкнутом пространстве суеты, Где жируют горе и заботы На останках призрачной мечты. Только ночь, Порой еще жалея, Крылья выделяет напрокат. И во сне я птицей Долго рею В облаках, Плывущих на закат. *** Ищу я свой вчерашний день – Там было тихо и светло, И добродетельная лень, Как мозаичное стекло, Сверкала гранями в лучах Мечтаний глупых и смешных. И зарождался новый стих... И мир, что на моих плечах – Утратил неподъемный вес... И снова стал доступен... весь... Я льщусь к вчерашнему вину, Что кровью летних знойных грез, Смывает всю мою вину Десятков лет прожитых гроз. *** Вместо легких мазков предвесеннего солнца Грубым штампом мороза означены дни. Индевелые маковки вымерзших звонниц - Как потухшие вдруг бортовые огни. И как старый корвет под туманом ненастья Город мой наугад пробирается тьмой, Глупо веря в смешное пиратское счастье, Мол, дороги и так все приводят домой... *** Расшаталась до одури почва Под моими ногами, И метель расшвырялась снегом До слепоты. То, что в скрытой душе Хранилось годами, Доверяю бумаге, Поддавшись на шепот Ее чистоты. Удивляюсь себе – Где та сладость уединенья, Что так долго копила Сокровища тайных надежд? Может, вьюга, отняв Мое внешнее зрение, Отразилась сиянием Скрытых белых одежд? Я дрожу на ветру Не от ярости зимней, Просветленье На миг превращается в страх – Как могла позабыть О сущности скрытой, невинной, Что когда-то Всевышний Лелеял и нежил, Окуная в любовь, В своих теплых и сильных руках... *** Довериться алому цвету надежды – Наивно и глупо. Что было судьбою Ассоль – То другим недоступно. И дело тут вовсе не в смене эпохи, А в затхлости будней, В которых важней и степенность, И вечная алчность. А призрачный гриновский мир парусов И чаяний смелых Исчез в неизвестной вселенной и даже Следов не оставил. И бьются в осколки в разодранных снах И жизнь, и сознание... Чем больше осколков – Тем тягостнее сожаление. *** Странные версты мерит судьба – Ни склада, ни лада. Даже в пустыне бескрайняя даль Чертит синюю нить горизонта. Горы и реки пропитаны Насквозь ультрамарином, Вот и лунная пыль Проплывает в пространстве чернильном… Ярко-лазурные в солнечном свете Просторы морские… Видно и впрямь Синяя птица миры создавала И потеряла в пространстве волшебные перья… Вот и бредем мы дорогой судьбы В поисках призраков счастья. *** Знаешь, наверное, у ангелов тоже бывает отпуск, И они на время возвращаются в высшие сферы, Чтобы снова вспомнить разницу всех оттенков серого, А не делить мир по привычке людей на белое и черное. Вычистить крылья, отрастить сожженные перья, Что вспыхивают самопроизвольно при эманациях боли. Им тоже больно, но на своих плечах они привыкли Переносить львиную долю человеческих горестей и печалей. Твой ангел в отпуске, и ты сам примеряешь его одежды, Чтобы спасти любовь и стать ей надежной защитою. Твой выбор, а значит, крепись, поднимая ношу ангела. Но помни, ты – еще человек, и тебе некуда ехать в отпуск. *** Окатило звоном колокольным, Как колодезной водою из ведра. Натянулись струнами невольно Думы, что возникли не вчера. Сколько сил потратила на поиск Сути этой жизни и любви. Окрылил бы даже малый проблеск Смысла в притяжении земли. Как окрепло б сердце в ликовании Влившись в многотысячный хорал – И не важно – веру или знания На распятье миру Он вверял... Только почему-то осторожно Принимаю весь пасхальный блеск. Но не потому, что я безбожник. Просто кто-то рубит новый крест...
Тихая лирика Татьяны Юргенсон

Стихи поэтессы Татьяны Юргенсон - негромкие, но добрые II Фото из архива редакции

На суд читателя - стихи поэтессы из Югры

Стихи поэтессы Татьяны Юргенсон негромкие, но точные. Она говорит с читателем, с природой, с собой, с Богом… Говорит без крика и упрека, но часто с вопросом обо всем и вся. Она поет свою тихую песню без площадного надрыва, доверяя бумажной белизне отлитую в строфы душу. Что-то доброе, близкое, узнаваемое отзывается в душе читателя на эту песню…

Наша справка: Татьяна Юргенсон родилась 9 января 1966 года в с. Степной Баджей Манского района Красноярского края. Образование — высшее. Трое детей. Живет и работает в Мегионе с 1993 года. Член Союза писателей России, художник, фотохудожник. Автор 25 поэтических книг. Лауреат литературной премии губернатора ХМАО-Югры в области литературы. Автор 4 персональных художественных выставок (Мегион, Когалым) и 12 персональных фотовыставок (Мегион, Когалым, Нижневартовск, Кожевниково Томской области, Томск). Хранитель литературного наследия ненецкого поэта Юрия Вэллы, один из инициаторов создания дома-музея Юрия Вэллы в Варьегане Нижневартовского района Югры.

***

Не ропщу я на выбор твой,

Господи, Твоя власть,

Не давать мне ни сон, ни покой,

И в кубышки злато не класть.

Но зато Ты отправил меня

В этом мире петь свою песнь,

Что тихонько в сердцах звеня,

Убивает и грязь, и плесень.

Разговор наш один на один

Выливается в сонмы строк.

Я молю тебя, мой Господин,

Быть со мной до конца дорог...

***

Что с тобою, моя Родина, творится?

За какими ты стремишься племенами?

Позабыла, что ты огненная птица...

Под чужим седлом и стременами

Понукаема несешься на утесы.

Над тобой разбитой не поплачут –

Твои нежные березовые косы

Кинут в топку, жизнь переиначат.

Что осталось выпавшим до срока –

Нам, что кровь свою с твоей смешали? –

Только зубы сжать в молчании глубоком,

Чтобы боли крик враги не услыхали.

***

Снег – это мираж –

Дробление времени

На субатомы.

День – это весы –

Моих яви и нави –

Камень распутья.

Заснеженный мир –

Смыслов обманный маневр.

Тропы не видать.

На перекрестье опять

Улыбается Время…

*  *  *

В самом дальнем закутке

Моей памяти

Сохранилась детская мечта…

Как летать хотелось мне

Птичкой маленькой…

Как манили меня даль и высота…

Мне казалось,

Что я птицами потеряна,

Что колдунья злая ворожбой

Опалила мои сказочные перья,

Сделав притяжения рабой.

Без амнистии,

Без права на полеты

В замкнутом пространстве суеты,

Где жируют горе и заботы

На останках призрачной мечты.

Только ночь,

Порой еще жалея,

Крылья выделяет напрокат.

И во сне я птицей

Долго рею

В облаках,

Плывущих на закат.

***

Ищу я свой вчерашний день –

Там было тихо и светло,

И добродетельная лень,

Как мозаичное стекло,

Сверкала гранями в лучах

Мечтаний глупых и смешных.

И зарождался новый стих...

И мир, что на моих плечах –

Утратил неподъемный вес...

И снова стал доступен... весь...

Я льщусь к вчерашнему вину,

Что кровью летних знойных грез,

Смывает всю мою вину

Десятков лет прожитых гроз.

***

Вместо легких мазков предвесеннего солнца

Грубым штампом мороза означены дни.

Индевелые маковки вымерзших звонниц -

Как потухшие вдруг бортовые огни.

И как старый корвет под туманом ненастья

Город мой наугад пробирается тьмой,

Глупо веря в смешное пиратское счастье,

Мол, дороги и так все приводят домой...

***

Расшаталась до одури почва

Под моими ногами,

И метель расшвырялась снегом

До слепоты.

То, что в скрытой душе

Хранилось годами,

Доверяю бумаге,

Поддавшись на шепот

Ее чистоты.

Удивляюсь себе –

Где та сладость уединенья,

Что так долго копила

Сокровища тайных надежд?

Может, вьюга, отняв

Мое внешнее зрение,

Отразилась сиянием

Скрытых белых одежд?

Я дрожу на ветру

Не от ярости зимней,

Просветленье

На миг превращается в страх –

Как могла позабыть

О сущности скрытой, невинной,

Что когда-то Всевышний

Лелеял и нежил,

Окуная в любовь,

В своих теплых и сильных руках...

***

Довериться алому цвету надежды –

Наивно и глупо.

Что было судьбою Ассоль –

То другим недоступно.

И дело тут вовсе не в смене эпохи,

А в затхлости будней,

В которых важней и степенность,

И вечная алчность.

А призрачный гриновский мир парусов

И чаяний смелых

Исчез в неизвестной вселенной и даже

Следов не оставил.

И бьются в осколки в разодранных снах

И жизнь, и сознание...

Чем больше осколков –

Тем тягостнее сожаление.

***

Странные версты мерит судьба –

Ни склада, ни лада.

Даже в пустыне бескрайняя даль

Чертит синюю нить горизонта.

Горы и реки пропитаны

Насквозь ультрамарином,

Вот и лунная пыль

Проплывает в пространстве чернильном…

Ярко-лазурные в солнечном свете

Просторы морские… Видно и впрямь

Синяя птица миры создавала

И потеряла в пространстве волшебные перья…

Вот и бредем мы дорогой судьбы

В поисках призраков счастья.

***

Знаешь, наверное,

у ангелов тоже бывает отпуск,

И они на время

возвращаются в высшие сферы,

Чтобы снова вспомнить

разницу всех оттенков серого,

А не делить мир

по привычке людей

на белое и черное.

Вычистить крылья,

отрастить сожженные перья,

Что вспыхивают самопроизвольно

при эманациях боли.

Им тоже больно,

но на своих плечах они привыкли

Переносить львиную долю

человеческих горестей и печалей.

Твой ангел в отпуске,

и ты сам примеряешь его одежды,

Чтобы спасти любовь

и стать ей надежной защитою.

Твой выбор, а значит, крепись,

поднимая ношу ангела.

Но помни, ты – еще человек,

и тебе некуда ехать в отпуск.

***

Окатило звоном колокольным,

Как колодезной водою из ведра.

Натянулись струнами невольно

Думы, что возникли не вчера.

Сколько сил потратила на поиск

Сути этой жизни и любви.

Окрылил бы даже малый проблеск

Смысла в притяжении земли.

Как окрепло б сердце в ликовании

Влившись в многотысячный хорал –

И не важно – веру или знания

На распятье миру Он вверял...

Только почему-то осторожно

Принимаю весь пасхальный блеск.

Но не потому, что я безбожник.

Просто кто-то рубит новый крест...

Читать также:

Для вечернего чтения: русские стихи азербайджанского поэта

В Югре выпустили альманах к Дню Победы

Читайте также

Новость Тюмени: История региона, которую создают большие люди

История региона, которую создают большие люди

19 августа

Новость Тюмени: В Тюмени создают уникальные книги для слепых

В Тюмени создают уникальные книги для слепых

24 июля

Новость Тюмени: Вышел в свет пятитомник "Избранное" Николая Шамсутдинова

Вышел в свет пятитомник "Избранное" Николая Шамсутдинова

14 июня