Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

В Москве вышла новая книга стихов тюменского автора

13.02.2021
19:32
В Москве вышла новая книга стихов тюменского автора. Читатели уже могут полистать книгу Василия Полушкина «Достучавшимся до небес» . В Москве в издательстве «Сибирская благозвонница» вышла новая книга стихов тюменского поэта Василия Полушкина «Достучавшимся до небес». Она опубликована при поддержке литературного фонда «Дорога жизни», которым руководит поэт Дмитрий Мизгулин. Книгу можно заказать на сайте издательства и купить на православных книжных ярмарках. Стихи Василия Полушкина - это путешествие, путь паломника и путь к Небу. Это взгляд в детство и взгляд в Небо. Это путь рядом с апостолами и безвестными странниками. То, что Василий Полушкин - это псевдоним тюменского стихотворца, многие знают. И многие знают, что он доктор, христианин и снежный скульптор. Но следуя условиям и просьбе автора, мы не будем нарушать его инкогнито на страницах газет и книг. Сегодня предлагаем читателям, любителям поэзии самые новые стихи Василия Полушкина. Накануне Великого Поста и в условиях всемирного поветрия эти строфы заставят многих задуматься о главном. Сам автор назвал подборку «Изоляция». Он сам перенес тяжелую болезнь, утратив в войне с вирусом мать, но не утратив веру и слово…  * * * Не замечаем мы дорогу - Все дальше Иерусалим. Мы обсуждаем гибель Бога С Лукой, товарищем моим.   Не важен этот склон цветущий, Песок, колючки на кустах… Вот кто-то, рядышком идущий, Нас спрашивает про Христа.   Лука вздохнул, сказал уныло, Скосив на странника глаза: - Ты не слыхал о том, что было Три дня… три дня тому назад?   Пророка на кресте распяли, Плитой закрыли гробовой. А женщины сказали, Что Он им встретился живой!   И верить ли тому, что слышим - О чуде слухи все сильней… Но может, просто едет крыша У всех от горя этих дней?   А спутник наш, пожав плечами, Спокойно говорит в ответ: - Пророки как один кричали: Где есть Христос - там смерти нет!   … Еммаус плыл в лучах заката, И на зубах скрипела пыль. Как говорили о распятом: Исайя, Иезикииль!   Случайный спутник, ты нам нужен - Сомненья наши разрешить. Зайди, нас ждёт нехитрый ужин, Останься - некуда спешить.   Восток стремительно темнеет, Наш собеседник - за столом. И все роднее и роднее, Глаза, глядящие светло.   Преломлен жест простым движеньем - Знакомый жест любимых рук. Учитель! .. и в одно мгновенье Вдруг узнан ... и невидим вдруг.   Ни блеска, ни раскатов грома - Моргнул… и горница пуста. В груди горит огонь знакомый– Как и всегда от слов Христа.   Лежу, бессонницей томимый, И силюсь вспомнить и понять… Мы шли из Иерусалима - Я должен был Его узнать !.    * * * Воскрес! Да, был людьми распят, И руки умывал Пилат, Шаги печатал полк солдат Всего три дня тому назад.   Из бездны - в небо звездопад: Так души праведных летят Из ада шесть часов подряд… Растерянный нестрашный ад Не может сосчитать утрат.   Рассветный хлад, рассветный сад, На камне ангелы сидят. Из дней грядущих стар и млад С надеждой в гроб пустой глядят: Льет ткань прощальный аромат, Но видно - тряпки невпопад Ненужной грудою лежат.   Воскресшего коснется взгляд - И вмиг сомненья замолчат! И каждый светел, каждый рад, Бессмертен каждый и крылат, И каждый чист и каждый свят.  * * * Вера струится в крови - Мир бесконечно иной. Рыбу иду я ловить - Может, хотите со мной?   Лодка парит в темноте, День догорел и остыл. Сети в прохладной воде Вновь безнадёжно пусты.   Утром не лучше дела - Может, случилась беда? Рыба отсюда ушла, В озере - только вода! ..   Солнца косые лучи, Щурюсь я из-под руки. С берега кто-то кричит - - Как там улов, мужики?   - С вечера сети пусты! - В лодке встаю в полный рост, - Видимо, даже коты Будут держать строгий пост!   Солнца косые лучи - Режет от блеска глаза… А собеседник кричит: - Сеть нужно вправо бросать!   Вправо… и тут для меня Плеск прозвучал, словно гром: Сеть невозможно поднять - Плещет о борт серебром,   Волны кипят горячо, Рыба на солнце горит… … Кто-то трясёт мне плечо: - Это ж Господь! - говорит.   Прыгает сердце в груди - Что-то на пояс кручу. Пару минут подожди - Голым к Тебе не хочу.   Умерший… снова - живой… Вдруг Ты исчезнешь, боюсь. С лодки я  вниз головой, Вплавь я к Тебе тороплюсь.   Ждешь, костерок запаля. Камни, проплешины мха. Рыба печется в углях, Хлеб на листе лопуха.   Как Ты успел - не понять ... Тащим мы рыбу в сети. - Пётр, ты любишь меня? Будешь овечек пасти?      - Что Ты такое спросил? Знаешь, что очень люблю! - Не рассчитав своих сил Руку с размаху ловлю.   Ох как легко ободрать Струпы закрывшихся ран... Пробует пересчитать Множество рыб Иоанн.   Сохнет Фома у огня, Хлебом Иаков хрустит. - Пётр, ты любишь меня? Будешь овечек пасти?    Утро весеннего дня В кронах дерев шелестит. - Пётр, ты любишь меня? Будешь овечек пасти?       * * * Сфотографируй крапивника трели, Сфотографируй дыханье апреля. Сфотографируй творение мира, Миг воскресения сфотографируй - Чтоб фотография, словно икона В нас оставалась и светом, и звоном. Птичка вспорхнет из зрачка аппарата. Сфотографируй. Сложи.                     Напечатай.    * * * Буйствовали радостные грозы, Вишни белым облаком цвели. Две реки - Поэзия и Проза По одной губернии текли. Пролетая, вслух читали тучи Струек-слов затейливую вязь. Узкой лентой по лесам дремучим Светлая Поэзия вилась. Зеркалами неоглядной сини, Подобрав бескрайние слова Проза разливалась по равнине, Замыкая в кольца острова. Глядя в воду, верил каждый встречный: Хоть пути их очень далеки - Всё-таки, впадая в бесконечность, Будут обниматься две реки.    * * * Сосны стройные, небо серое. Дождик крапает, пахнет севером. Речки быстрые, избыток странные. Цвет черемухи, даль туманная. Ели темные заколышутся. Ясно видится. Просто дышится.    * * * Все шло не так, как мы решили ... Меня, как искру от костра, В краях неведомых кружили Необъяснимые ветра.   От стужи искра остывала, Тихонько угасал огонь - Пока не упала Пылинка Богу на ладонь.   Уж Он пылинку не уронит - Хотя зачем Ему зола? Господь не разожмет ладоней, И вспыхнет искра от тепла!   Невыполнимы обещанья, Болят остывшие сердца... Но греет теплое дыханье Упавших на ладонь Творца.    * * *  Я нынешней ночью отчётливо слышал, Что звезды просыпались с неба на крышу. Просыпались с неба на крышу больницы - Их утром склевали лихие синицы. Да, звездные зерна склевали проворно - В лимонных рубашках и галстуках черных, На тоненьких ножках они спозаранку По крыше задорно стучали морзянку. Чтоб мы не скучали в районной больнице - К нам сыпались звезды, слетались синицы…     * * *   Стал снег ноздреватым и старым, Весенняя поступь легка. По небу кудрявой отарой На север спешат облака. А помнишь сугробы на крышах? Чуть-чуть не поверили мы - Раз солнце все ниже и ниже, Не будет конца у зимы. Но время бежало-бежало, И то, что мы ждали - сбылось. И время лучистым кинжалом Сугробы пронзает насквозь. А роще берёзовой снится, Как в небе дороги трудны - На год повзрослевшие птицы Стремятся к деревьям родным. Читайте также: «Говорящая и молчащая»: Анна Неркаги встретит юбилей с новыми книгами Сербский писатель Горан Петрович посвятил строки Тюменской области
Читатели уже могут полистать книгу Василия Полушкина «Достучавшимся до небес»
Новая книга стихов Василия Полушкина вдохновляет многих соотечественников

В Москве в издательстве «Сибирская благозвонница» вышла новая книга стихов тюменского поэта Василия Полушкина «Достучавшимся до небес». Она опубликована при поддержке литературного фонда «Дорога жизни», которым руководит поэт Дмитрий Мизгулин. Книгу можно заказать на сайте издательства и купить на православных книжных ярмарках. Стихи Василия Полушкина - это путешествие, путь паломника и путь к Небу. Это взгляд в детство и взгляд в Небо. Это путь рядом с апостолами и безвестными странниками.

То, что Василий Полушкин - это псевдоним тюменского стихотворца, многие знают. И многие знают, что он доктор, христианин и снежный скульптор. Но следуя условиям и просьбе автора, мы не будем нарушать его инкогнито на страницах газет и книг. Сегодня предлагаем читателям, любителям поэзии самые новые стихи Василия Полушкина. Накануне Великого Поста и в условиях всемирного поветрия эти строфы заставят многих задуматься о главном. Сам автор назвал подборку «Изоляция». Он сам перенес тяжелую болезнь, утратив в войне с вирусом мать, но не утратив веру и слово…

 * * *

Не замечаем мы дорогу -

Все дальше Иерусалим.

Мы обсуждаем гибель Бога

С Лукой, товарищем моим.

 

Не важен этот склон цветущий,

Песок, колючки на кустах…

Вот кто-то, рядышком идущий,

Нас спрашивает про Христа.

 

Лука вздохнул, сказал уныло,

Скосив на странника глаза:

- Ты не слыхал о том, что было

Три дня… три дня тому назад?

 

Пророка на кресте распяли,

Плитой закрыли гробовой.

А женщины сказали,

Что Он им встретился живой!

 

И верить ли тому, что слышим -

О чуде слухи все сильней…

Но может, просто едет крыша

У всех от горя этих дней?

 

А спутник наш, пожав плечами,

Спокойно говорит в ответ:

- Пророки как один кричали:

Где есть Христос - там смерти нет!

 

… Еммаус плыл в лучах заката,

И на зубах скрипела пыль.

Как говорили о распятом:

Исайя, Иезикииль!

 

Случайный спутник, ты нам нужен -

Сомненья наши разрешить.

Зайди, нас ждёт нехитрый ужин,

Останься - некуда спешить.

 

Восток стремительно темнеет,

Наш собеседник - за столом.

И все роднее и роднее,

Глаза, глядящие светло.

 

Преломлен жест простым движеньем -

Знакомый жест любимых рук.

Учитель! .. и в одно мгновенье

Вдруг узнан ... и невидим вдруг.

 

Ни блеска, ни раскатов грома -

Моргнул… и горница пуста.

В груди горит огонь знакомый–

Как и всегда от слов Христа.

 

Лежу, бессонницей томимый,

И силюсь вспомнить и понять…

Мы шли из Иерусалима -

Я должен был Его узнать !.

 

 * * *

Воскрес! Да, был людьми распят,

И руки умывал Пилат,

Шаги печатал полк солдат

Всего три дня тому назад.

 

Из бездны - в небо звездопад:

Так души праведных летят

Из ада шесть часов подряд…

Растерянный нестрашный ад

Не может сосчитать утрат.

 

Рассветный хлад, рассветный сад,

На камне ангелы сидят.

Из дней грядущих стар и млад

С надеждой в гроб пустой глядят:

Льет ткань прощальный аромат,

Но видно - тряпки невпопад

Ненужной грудою лежат.

 

Воскресшего коснется взгляд -

И вмиг сомненья замолчат!

И каждый светел, каждый рад,

Бессмертен каждый и крылат,

И каждый чист и каждый свят.

 * * *

Вера струится в крови -

Мир бесконечно иной.

Рыбу иду я ловить -

Может, хотите со мной?

 

Лодка парит в темноте,

День догорел и остыл.

Сети в прохладной воде

Вновь безнадёжно пусты.

 

Утром не лучше дела -

Может, случилась беда?

Рыба отсюда ушла,

В озере - только вода! ..

 

Солнца косые лучи,

Щурюсь я из-под руки.

С берега кто-то кричит -

- Как там улов, мужики?

 

- С вечера сети пусты! -

В лодке встаю в полный рост, -

Видимо, даже коты

Будут держать строгий пост!

 

Солнца косые лучи -

Режет от блеска глаза…

А собеседник кричит:

- Сеть нужно вправо бросать!

 

Вправо… и тут для меня

Плеск прозвучал, словно гром:

Сеть невозможно поднять -

Плещет о борт серебром,

 

Волны кипят горячо,

Рыба на солнце горит…

… Кто-то трясёт мне плечо:

- Это ж Господь! - говорит.

 

Прыгает сердце в груди -

Что-то на пояс кручу.

Пару минут подожди -

Голым к Тебе не хочу.

 

Умерший… снова - живой…

Вдруг Ты исчезнешь, боюсь.

С лодки я  вниз головой,

Вплавь я к Тебе тороплюсь.

 

Ждешь, костерок запаля.

Камни, проплешины мха.

Рыба печется в углях,

Хлеб на листе лопуха.

 

Как Ты успел - не понять ...

Тащим мы рыбу в сети.

- Пётр, ты любишь меня?

Будешь овечек пасти?   

 

- Что Ты такое спросил?

Знаешь, что очень люблю! -

Не рассчитав своих сил

Руку с размаху ловлю.

 

Ох как легко ободрать

Струпы закрывшихся ран...

Пробует пересчитать

Множество рыб Иоанн.

 

Сохнет Фома у огня,

Хлебом Иаков хрустит.

- Пётр, ты любишь меня?

Будешь овечек пасти? 

 

Утро весеннего дня

В кронах дерев шелестит.

- Пётр, ты любишь меня?

Будешь овечек пасти?   

 

 * * *

Сфотографируй крапивника трели,

Сфотографируй дыханье апреля.

Сфотографируй творение мира,

Миг воскресения сфотографируй -

Чтоб фотография, словно икона

В нас оставалась и светом, и звоном.

Птичка вспорхнет из зрачка аппарата.

Сфотографируй. Сложи.

                    Напечатай.

 

 * * *

Буйствовали радостные грозы,

Вишни белым облаком цвели.

Две реки - Поэзия и Проза

По одной губернии текли.

Пролетая, вслух читали тучи

Струек-слов затейливую вязь.

Узкой лентой по лесам дремучим

Светлая Поэзия вилась.

Зеркалами неоглядной сини,

Подобрав бескрайние слова

Проза разливалась по равнине,

Замыкая в кольца острова.

Глядя в воду, верил каждый встречный:

Хоть пути их очень далеки -

Всё-таки, впадая в бесконечность,

Будут обниматься две реки.

 

 * * *

Сосны стройные, небо серое.

Дождик крапает, пахнет севером.

Речки быстрые, избыток странные.

Цвет черемухи, даль туманная.

Ели темные заколышутся.

Ясно видится. Просто дышится.

 

 * * *

Все шло не так, как мы решили ...

Меня, как искру от костра,

В краях неведомых кружили

Необъяснимые ветра.

 

От стужи искра остывала,

Тихонько угасал огонь -

Пока не упала

Пылинка Богу на ладонь.

 

Уж Он пылинку не уронит -

Хотя зачем Ему зола?

Господь не разожмет ладоней,

И вспыхнет искра от тепла!

 

Невыполнимы обещанья,

Болят остывшие сердца...

Но греет теплое дыханье

Упавших на ладонь Творца.

 

 * * *

 Я нынешней ночью отчётливо слышал,

Что звезды просыпались с неба на крышу.

Просыпались с неба на крышу больницы -

Их утром склевали лихие синицы.

Да, звездные зерна склевали проворно -

В лимонных рубашках и галстуках черных,

На тоненьких ножках они спозаранку

По крыше задорно стучали морзянку.

Чтоб мы не скучали в районной больнице -

К нам сыпались звезды, слетались синицы…

 

  * * *

 

Стал снег ноздреватым и старым,

Весенняя поступь легка.

По небу кудрявой отарой

На север спешат облака.

А помнишь сугробы на крышах?

Чуть-чуть не поверили мы -

Раз солнце все ниже и ниже,

Не будет конца у зимы.

Но время бежало-бежало,

И то, что мы ждали - сбылось.

И время лучистым кинжалом

Сугробы пронзает насквозь.

А роще берёзовой снится,

Как в небе дороги трудны -

На год повзрослевшие птицы

Стремятся к деревьям родным.

Читайте также:

«Говорящая и молчащая»: Анна Неркаги встретит юбилей с новыми книгами

Сербский писатель Горан Петрович посвятил строки Тюменской области

867Просмотров

Читать далее
На суд читателя - стихи поэтессы из Югры
Вниманию читателя на суд - книга Киора Янева
В центральной городской библиотеке гости и читатели познакомились с примечательными личностями
Сборник стихов опубликован к 40-летию творческой деятельности автора
Новый сборник поэзии объединил авторов с необычной географией
Специальный выпуск посвящен подвигу героев войны
Предлагаем на суд читателя стихотворения Князя Гочага, переведенные на русский язык
Сборник рассказов Сергея Козлова увидел свет в Азербайджане
Опрос
Отдых в Турции и Танзании отменяется. В эти страны до 1 июня из России приостановлены вылеты. Где вы намерены провести свой предстоящий отпуск?
Полечу в ОАЭ, Мальдивы или на Кубу
Выберу Египет или Кипр
Остается лишь черноморское побережье России
Нужно открыть для себя Балтийское море - в Калининград
Самое время изведать Алтай, Байкал или Камчатку
Отдохну в палатках и кемпингах на Урале
Открою курортный сезон на даче
Не планирую отдыхать