Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Штрихи к портрету Григория Распутина

20.01.2020
10:00
Штрихи к портрету Григория Распутина. О событиях начала XX века рассказывает Марина Смирнова, директор музея Григория Распутина в селе Покровском.. «Весна 1918 года. Апрель, 14-е число. Суббота, полдень. Погода в этот день в Западной Сибири ничем не отличалась от обычной: промозглый воздух, серые облака, пронизывающий ветер. Совсем еще мало солнца. Все как всегда в это время года. Да  и сам день, 14 апреля, который потом старожилы села Покровского будут еще долго вспоминать, начался довольно буднично.  К двухэтажному деревянному дому в центре села подъезжает повозка лошадей, охраняемая со всех сторон всадниками. Всадники спешиваются, окружают повозку и никого к ней не подпускают. У сидящей в повозке женщины при взгляде на дом наворачиваются слезы. Она незаметно смахивает их носовым платком. Об этой остановке государь потом напишет в своем дневнике 14 апреля 1918 года: «В селе Покровском была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория и видели всю его семью, глядевшую в окна». Вот только самое-то удивительное, что при жизни Распутин очень часто любил повторять: «Волей или неволей они приедут в Тобольск и, прежде чем умереть, увидят мою родную деревню». Об этом пишет в своих воспоминаниях и Лили Ден – фрейлина ее императорского величества, подруга императрицы. И сестра государя Ольга Александровна Романова. И полковник Ломан, и Анна Вырубова, и Арон Симанович. Удивительно, но прожив полгода в Тобольском изгнании, куда их  в августе 17-го определило еще Временное правительство, пришедшие к власти большевики весной 18-го повезут на расстрел в Екатеринбург царскую семью именно через это село Покровское – родину их Друга Григория. Остановиться на перепряжку лошадей могли где угодно – в начале села, у церкви, у постоялого двора, наконец, – царь дороги не выбирал, командовали уже комиссары.  Но «…долго стояли как раз против дома Григория…» А вот слово «долго» стоит расшифровать. «Долго» – это не двадцать минут. «Долго» – это около двух часов. Дочь государя Великая княжна Мария успела зарисовать дом  Распутина, все надворные постройки его усадьбы. Что это? Последняя милость судьбы?!  Но это еще не самое удивительное. За четыре года до этих событий в 1914 году перед началом Первой мировой войны в этом же селе Покровском, что самое удивительное, и на этом же самом месте произошло то, о чем написали все газеты страны. Не было ни одного издания, не осветившего того, что случилось в этом небольшом сибирском селе.  29 июня 1914 года, к вышедшему из ворот своего дома Распутину, подходит очень плохо одетая женщина, укрывшись рваной шалью по самые глаза, и просит милостыню. Со словами: «Не нужно кланяться», так написано в протоколах, он лезет в карман за деньгами. Улучив эту минуту она выхватывает нож  и наносит Распутину серьезнейшее ранение в живот. Проливается его кровь, и немалая…  Об этом странном покушении на родине Григория Ефимовича мы еще поговорим более подробно. Я просто хочу, чтобы в самом начале чтения этой книги ваше сознание зафиксировало: место, на котором в 1914 году пролилась кровь Распутина (следователь Омельченко нарисовал схему покушения, она имеется в уголовном деле), и место, куда в 1918-м встала повозка на перепряжку, везущая Царскую семью на расстрел, каким-то удивительным образом совпало…  Вы только на минуту задумайтесь – сколько в России сел... А кровь – это вообще штука сакральная! Во все времена любые жертвоприношения человечество приносило именно при помощи крови. Надо быть очень недалеким человеком, чтобы говорить в таких случаях слово «совпадение». Нормальные люди говорят: «Божий промысел!»  Мне всегда очень хотелось отметить это место. И вот, наконец, осенью прошлого года мы установили на этом месте черный гранит. Камень как бы развален на две части в виде креста, символизируя крушение православной империи. На одной половине камня – выше приведенные слова государя из его дневника, а на второй половине – пророчество Распутина о том, что они побывают на его родине». Гранитный камень в с. Покровском, установленный на месте перепряжки лошадей в пути царской семьи. Это  строки из нашей новой книги, из главы «Русская голгофа». Удивительно вот что: договор на изготовление этого камня мы заключили в середине октября. Срок изготовления – два месяца, но уже через три недели позвонили и сказали, что он готов. Так как я была занята в этот день, договорились, что устанавливать приедут завтра. Большой манипулятор, полдня работы и ощущение исполнившейся мечты!  Камень большой – выше двух метров, очень четко сделанные надписи на обеих половинах, даже подпись государя, как на документах, которые он подписывал. Я была очень довольна работой тюменских мастеров. А вот когда мне дали расписаться в акте выполненных работ – опять была поражена. После расшифровки подписи нужно было ставить число, и на мой вопрос:  «А какое сегодня число?», рабочие ответили: «7-е ноября». Застыв на минуту, спросила, специально ли они подгадали с памятником, символизирующим крушение православной империи к дню революции – 7-е ноября, который страна более семи десятилетий отмечала как главный государственный праздник? Молодые ребята, примерно ровесники моего сына, ответили: «А какой праздник? У нас же праздник 4-го ноября день единения!» Вот такие опять странности… А вообще я взялась за перо только потому, что завершается год 150-летия Распутина. На удивление плодотворный для музея был год. Очень многое было сделано за это время. Еще  в преддверии юбилейного года мы установили часовенный столп, на том месте, где стояла усадьба Распутина и где плакала Императрица, когда их везли на расстрел. Камень установили напротив столпа – на то место, где перепрягали государю лошадей.  Приятно видеть, как люди иногда осеняют себя крестным знамением именно на этом месте. Значит не зря все было сделано! В течение всего года мы писали статьи (книгу, правда, закончить не успели, нашли в наших местных архивах очень серьезный материал о предках Распутина, а это всегда требует дополнительного осмысления и проверки). Решили не спешить. Пусть книга выйдет не  в юбилейный год, зато с новыми находками. Съездили так же по приглашению правнучки Распутина Лоранс в Париж. Своеобразным творческим отчетом этой поездки стала статья «Распутин и Париж», написанная весной этого года. В ней впервые была опубликована неизвестная ранее фотография детей Распутина – Марии, Варвары и Дмитрия. Вообще мы стремимся в каждой публикации дать что-то новое, нигде ранее не публиковавшееся – фотографию, документ, новый факт из жизни нашего знаменитого земляка. Вот  и в этой статье постараемся следовать этому правилу. «№ 12 22 сентября 1917  Состоящий для поручений при Временном комитете Государственной Думы подпоручик Борис Николаевич Соловьев православнаго вероисповедания первым браком 24 лет. Гражданка Тобольской губернии Тюменскаго уезда Покровской волости и села Матрона Григорьевна Новых православнаго вероисповедания первым браком 18 лет. Поручители: по жениху: Надворный советник Леонтий Григорьевич Масалитинов и дворянин Алексей Алексеевич Куропаткин. По невесте: Подпоручик Анатолий Николаевич Гепецкий и юнкер Леонид Максимович Шан Таинство бракосочетания совершал церкви Таврическаго дворца протоиерей Сергий Вознесенский с причтом». Матрена с портретом отца на гастролях цирка || Фото из архива автора. Как мы видим по дате замуж Матрена (старшая дочь Распутина) вышла за месяц до Октябрьской революции. Пожив немного в Петрограде, молодые едут в Покровское, на родину невесты. В Сибири пока еще поспокойнее, чем  в столицах. Ведь ударной темой столичных газет стала тема – Распутин. Почти все они завели специальные рубрики – «Распутинады». Все они смаковали «пикантные детали» жизни и смерти друга Царской семьи, убитого в декабре 1916 года. Жизнь в стране в это время меняется с космической скоростью, поэтому их отъезд из революционного Петрограда объясним и понятен. Матрена в больнице после ранения. Вызывают интерес ее дневниковые записи того периода: «9 мая 1918 года. Какое счастье выпало на мою долю. Сегодня я видела Детей, случайно совершенно. Пошла на пристань за билетами, вижу стоит пароход, никого не пустили. Я пробралась к кассе чудом, и вдруг в окне парохода Настя и маленький увидели меня, страшно были рады. Это устроил Николай Чудотворец, сейчас я и Боря едем в Абалак; Боря в очень хорошем настроении, чему я рада. Как жаль, что не могла им сказать ни слова. Они были как ангелы». Это она видит на пароходе детей Николая II – Анастасию и Алексея («маленький» – как его называли в семье), которых с сопровождающими их лицами везут к родителям из Тобольска в Екатеринбург через Тюмень. Самих государей и Великую княжну Марию вывезли еще  в апреле, перепряжка лошадей в Покровском датируется 14 апреля 1918 года. До страшной ночи Ипатьевского подвала еще два месяца… Или целых два? Когда думаешь о кровавой расправе над этими детьми – каждый день еще целая жизнь!  А вот уже к концу этого же месяца мая  и в Тобольской губернии становится все тревожнее. Из того же дневника Матрены Распутиной. 31 мая 1918 года. «В шесть часов утра слышу, кто-то будит меня, гляжу: мама объявляет, что стоит 18 пароходов; побежала к Мите (брату) в комнату смотреть из окна; у меня сердце сразу упало; вижу, вся река усеяна пароходами; сейчас же разбудила Борю, (мужа) он, видимо, тоже струсил, но не показал виду. Через несколько минут узнаем – пароходы все стоят пустые, сразу легче стало, а то мы думали, что наполнены красногвардейцами. Предполагали стоять целый день; но  к нашему великому счастью, стояли часа 2; отправились в Тюмень, говорят, что за красногвардейцами; вот обратно как пойдут из Тюмени, тогда страшно будет. После обедни пришли чаю напились, стали отдыхать. Боря ушел наверх играть на пианино, а я осталась внизу с нашими. Сидим мирно, беседуем, вдруг слышим колокольцы звонят и остановились около наших ворот. Видим – идет солдат; я бегом наверх, Боря меня встречает, весь бледный и трясется, я тоже перепугалась изрядно. Оказывается, он спрашивал красногвардейцев. Ну, слава Богу, думаем, и сейчас же ушел. Ну  и напугались же все ужасно. Вот так и живешь под вечным страхом. Скоро ли все это кончится? От нас в 5-ти верстах есть деревня «Подбулыга». Там был престольный праздник; я, Митя, Феша, Боря решили поехать развлечься; мы на «Кольке», Митя на «Красотке»; маму упросили с нами ехать. Боря ни за что не хотел одеться как следует и хотел ехать в простой серенькой рубашке; но мама его уговорила еле-еле одеться; вот мы  и поехали, в езде немного забылись. В гостях нас принимали как царей, были очень вкусные вещи; поехали обратно, на нашу долю пошел дождь. Довольна поездкой». Вот об этой деревне – Подбулыге, которую она упоминает в своих дневниковых записях, хотелось бы сказать поподробнее. На карте Тюменского уезда 1798 года она обозначается как выселок из слободы Покровской. В одной из переписей упоминается, что экономические крестьяне Распопов, Дамков, Угрюмов, Тарасов и Дружинин в 1780 году «…учинили выселку расстоянием от Покровской слободы пять верст. Нарезали себе пашенные земли и поселились разными домами. Мужского полу 16 чел., женского – 22. Всего 38 душ».  По следующей ревизской переписи присоединились Баргачев и Свистунов. «Скотоводством и хлебопашеством живут, желают быть особым селением на простоте». А надо сказать, что пашенные наделы давались только на лиц мужского пола. И чтобы соблюдать справедливость, после результатов каждой ревизской переписи – перераспределялись. Так что так называемых конкретных «распутинских полей» быть не может по определению! Пашни в крестьянской общине всегда менялись.  Поражает, однако, смелость вышеназванных крестьян. Все-таки ощутимо, что крепостного права в Сибири не было. В документах написано так: «В бывшую ревизию их не означили, и в нынешнюю – без позволения. А дома стоят, уже построены… а так как это поселение стоит над озером Никитиным, то  и назвать его Никитино». Такова история Никитино – Подбулыги.  Бывал там  и Григорий Распутин у своего друга Николая Распопова. Они были очень близки. На карте 1907 года именно около этого села обозначено озеро Распутино. Но  в сегодняшней топонимике его уже нет. Оставшиеся в России дети Распутина, Дмитрий и Варвара, будут репрессированы и погибнут. А вот судьба старшей дочери Матрены далеко не тривиальна. В 1920 году вместе с мужем, белым офицером Борисом Соловьевым, она бежит во Владивосток (именно в этом городе родится ее первая дочь Тать-яна, мать Лоранс). В этом городе они проживут почти год, а затем эмигрируют. Их вторая дочь Мария родится уже  в Австрии (1922).  Пожив немного в Берлине у Арона Симановича (хорошего знакомого ее отца), они переезжают в Париж. Живут на Монмартре. Борис работает на мыловаренной фабрике, она воспитывает детей и берет уроки танцев. В 1926 году летом супруг умирает от туберкулеза. Дети еще совсем малы – 6 лет  и 4 года. Матрена ищет работу, чтобы их содержать. Учитывая ее фамилию, которая была известна даже во Франции, ей предложили работу танцовщицы кабаре.  Когда в 1928 году Феликс Юсупов опубликовал во Франции свои воспоминания о том, как  они убивали Григория Распутина, Матрена подала судебный иск Юсупову и великому князю Дмитрию Павловичу, который тоже жил  в тот момент в Париже и являлся соучастником убийства. В иске она писала о том, что любой порядочный человек был бы возмущен жестокостью убийства ее отца. Но иск был отклонен. Французский суд постановил, что он не обладает юрисдикцией в отношении политического убийства, совершенного в другой стране.  Матрена (в центре) со своими взрослыми дочерями Татьяной и Марией. Париж, 1967 г. || Фото публикуется впервые. Прочтя это, я сразу же вспомнила, что  и господин Керенский – министр юстиции Временного правительства, тоже как только пришел к власти, велел закрыть дело об убийстве Распутина, начатое по распоряжению государя в декабре 1916 года. Просто поразительно! За убийство, совершенное с особой жестокостью, не ответит никто! Более того – убийцы будут писать воспоминания о том, как они это сделали и получать гонорары…  А вот Матрене на Западе придется несладко. В 1929 году она устроилась на работу в цирк Буша, где ей пришлось танцевать трагедию жизни и смерти своего отца. В отзывах на это представление ревю «Великий Распутин» корреспондент берлинской газеты пишет: «Красивая светловолосая русская женщина сидела в сценической ложе цирка и смотрела меланхоличным взглядом на репетицию этого номера». Карлик, три белых медведя и Мария Распутина. Удивительное попурри из фарса, мелодрамы и трагедии.  Позднее в своих воспоминаниях она напишет: «Я и понятия не имела, что должна буду танцевать трагедию жизни и смерти моего отца и каждый раз встречаться на сцене лицом к лицу с актерами, которые олицетворяли его убийц. Всякий раз я испытывала пронзительную боль в своем сердце, и мне всегда хотелось расплакаться! Мне очень хотелось все это бросить, но  я должна была думать о своих маленьких детях. Они должны жить!» Позднее цирк Братьев Ринглеров после выступлений общественности закроют «за жестокое обращение с животными». Учитывая историю жизни Матрены, я бы добавила – и людьми. Потом подумалось, что даже в этом представлении цирка на Западе убийцы Распутина – карлики!»  Поразило еще  и то, что Матрену на представлении ранил белый медведь. Я сразу вспомнила, что, по воспоминаниям убийц, Григорий Распутин в Юсуповском дворце, когда его убивают, падает на шкуру именно этого зверя – белого медведя, заливая ее своей кровью… На недавнем аукционе нам удалось купить часть архива этого цирка, неиспользованные билеты на представление Матрены, ее договор и переписку с импресарио. В ближайшее время все это будет выставлено в экспозиции нашего музея. 9\21 января юбилейный год заканчивается. Все больше и больше людей стало ездить к нам на экскурсии в село Покровское. Мы рады тому, что можем рассказать об этом переломном периоде нашей истории на примере жизни простого русского мужика – Григория Распутина, выдающегося представителя сибирского крестьянства. Директор музея Григория Распутина в с. Покровском.
О событиях начала XX века рассказывает Марина Смирнова, директор музея Григория Распутина в селе Покровском.
На коллаже: Григорий Распутин. Архивное фото.

«Весна 1918 года. Апрель, 14-е число. Суббота, полдень. Погода в этот день в Западной Сибири ничем не отличалась от обычной: промозглый воздух, серые облака, пронизывающий ветер. Совсем еще мало солнца. Все как всегда в это время года. Да  и сам день, 14 апреля, который потом старожилы села Покровского будут еще долго вспоминать, начался довольно буднично. 

К двухэтажному деревянному дому в центре села подъезжает повозка лошадей, охраняемая со всех сторон всадниками. Всадники спешиваются, окружают повозку и никого к ней не подпускают. У сидящей в повозке женщины при взгляде на дом наворачиваются слезы. Она незаметно смахивает их носовым платком. Об этой остановке государь потом напишет в своем дневнике 14 апреля 1918 года: «В селе Покровском была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория и видели всю его семью, глядевшую в окна».

Вот только самое-то удивительное, что при жизни Распутин очень часто любил повторять: «Волей или неволей они приедут в Тобольск и, прежде чем умереть, увидят мою родную деревню». Об этом пишет в своих воспоминаниях и Лили Ден – фрейлина ее императорского величества, подруга императрицы. И сестра государя Ольга Александровна Романова. И полковник Ломан, и Анна Вырубова, и Арон Симанович. Удивительно, но прожив полгода в Тобольском изгнании, куда их  в августе 17-го определило еще Временное правительство, пришедшие к власти большевики весной 18-го повезут на расстрел в Екатеринбург царскую семью именно через это село Покровское – родину их Друга Григория. Остановиться на перепряжку лошадей могли где угодно – в начале села, у церкви, у постоялого двора, наконец, – царь дороги не выбирал, командовали уже комиссары. 

Но «…долго стояли как раз против дома Григория…» А вот слово «долго» стоит расшифровать. «Долго» – это не двадцать минут. «Долго» – это около двух часов. Дочь государя Великая княжна Мария успела зарисовать дом 

Распутина, все надворные постройки его усадьбы. Что это? Последняя милость судьбы?! 
Но это еще не самое удивительное. За четыре года до этих событий в 1914 году перед началом Первой мировой войны в этом же селе Покровском, что самое удивительное, и на этом же самом месте произошло то, о чем написали все газеты страны. Не было ни одного издания, не осветившего того, что случилось в этом небольшом сибирском селе. 

29 июня 1914 года, к вышедшему из ворот своего дома Распутину, подходит очень плохо одетая женщина, укрывшись рваной шалью по самые глаза, и просит милостыню. Со словами: «Не нужно кланяться», так написано в протоколах, он лезет в карман за деньгами. Улучив эту минуту она выхватывает нож  и наносит Распутину серьезнейшее ранение в живот. Проливается его кровь, и немалая… 

Об этом странном покушении на родине Григория Ефимовича мы еще поговорим более подробно. Я просто хочу, чтобы в самом начале чтения этой книги ваше сознание зафиксировало: место, на котором в 1914 году пролилась кровь Распутина (следователь Омельченко нарисовал схему покушения, она имеется в уголовном деле), и место, куда в 1918-м встала повозка на перепряжку, везущая Царскую семью на расстрел, каким-то удивительным образом совпало… 

Вы только на минуту задумайтесь – сколько в России сел... А кровь – это вообще штука сакральная! Во все времена любые жертвоприношения человечество приносило именно при помощи крови. Надо быть очень недалеким человеком, чтобы говорить в таких случаях слово «совпадение». Нормальные люди говорят: «Божий промысел!» 

Мне всегда очень хотелось отметить это место. И вот, наконец, осенью прошлого года мы установили на этом месте черный гранит. Камень как бы развален на две части в виде креста, символизируя крушение православной империи. На одной половине камня – выше приведенные слова государя из его дневника, а на второй половине – пророчество Распутина о том, что они побывают на его родине».

Гранитный камень в с. Покровском, установленный на месте перепряжки лошадей в пути царской семьи.

Это  строки из нашей новой книги, из главы «Русская голгофа». Удивительно вот что: договор на изготовление этого камня мы заключили в середине октября. Срок изготовления – два месяца, но уже через три недели позвонили и сказали, что он готов. Так как я была занята в этот день, договорились, что устанавливать приедут завтра. Большой манипулятор, полдня работы и ощущение исполнившейся мечты! 

Камень большой – выше двух метров, очень четко сделанные надписи на обеих половинах, даже подпись государя, как на документах, которые он подписывал. Я была очень довольна работой тюменских мастеров. А вот когда мне дали расписаться в акте выполненных работ – опять была поражена. После расшифровки подписи нужно было ставить число, и на мой вопрос: 

«А какое сегодня число?», рабочие ответили: «7-е ноября». Застыв на минуту, спросила, специально ли они подгадали с памятником, символизирующим крушение православной империи к дню революции – 7-е ноября, который страна более семи десятилетий отмечала как главный государственный праздник? Молодые ребята, примерно ровесники моего сына, ответили: «А какой праздник? У нас же праздник 4-го ноября день единения!» Вот такие опять странности…

А вообще я взялась за перо только потому, что завершается год 150-летия Распутина. На удивление плодотворный для музея был год. Очень многое было сделано за это время. Еще  в преддверии юбилейного года мы установили часовенный столп, на том месте, где стояла усадьба Распутина и где плакала Императрица, когда их везли на расстрел. Камень установили напротив столпа – на то место, где перепрягали государю лошадей. 

Приятно видеть, как люди иногда осеняют себя крестным знамением именно на этом месте. Значит не зря все было сделано! В течение всего года мы писали статьи (книгу, правда, закончить не успели, нашли в наших местных архивах очень серьезный материал о предках Распутина, а это всегда требует дополнительного осмысления и проверки). Решили не спешить. Пусть книга выйдет не  в юбилейный год, зато с новыми находками.

Съездили так же по приглашению правнучки Распутина Лоранс в Париж. Своеобразным творческим отчетом этой поездки стала статья «Распутин и Париж», написанная весной этого года. В ней впервые была опубликована неизвестная ранее фотография детей Распутина – Марии, Варвары и Дмитрия. Вообще мы стремимся в каждой публикации дать что-то новое, нигде ранее не публиковавшееся – фотографию, документ, новый факт из жизни нашего знаменитого земляка. Вот  и в этой статье постараемся следовать этому правилу.

«№ 12 22 сентября 1917 
Состоящий для поручений при Временном комитете Государственной Думы подпоручик Борис Николаевич Соловьев православнаго вероисповедания первым браком 24 лет. Гражданка Тобольской губернии Тюменскаго уезда Покровской волости и села Матрона Григорьевна Новых православнаго вероисповедания первым браком 18 лет. Поручители: по жениху: Надворный советник Леонтий Григорьевич Масалитинов и дворянин Алексей Алексеевич Куропаткин.

По невесте: Подпоручик Анатолий Николаевич Гепецкий и юнкер Леонид Максимович Шан
Таинство бракосочетания совершал церкви Таврическаго дворца протоиерей Сергий Вознесенский с причтом».

Матрена с портретом отца на гастролях цирка || Фото из архива автора.

Как мы видим по дате замуж Матрена (старшая дочь Распутина) вышла за месяц до Октябрьской революции. Пожив немного в Петрограде, молодые едут в Покровское, на родину невесты. В Сибири пока еще поспокойнее, чем  в столицах. Ведь ударной темой столичных газет стала тема – Распутин. Почти все они завели специальные рубрики – «Распутинады». Все они смаковали «пикантные детали» жизни и смерти друга Царской семьи, убитого в декабре 1916 года. Жизнь в стране в это время меняется с космической скоростью, поэтому их отъезд из революционного Петрограда объясним и понятен.

Матрена в больнице после ранения.

Вызывают интерес ее дневниковые записи того периода: «9 мая 1918 года. Какое счастье выпало на мою долю. Сегодня я видела Детей, случайно совершенно. Пошла на пристань за билетами, вижу стоит пароход, никого не пустили. Я пробралась к кассе чудом, и вдруг в окне парохода Настя и маленький увидели меня, страшно были рады. Это устроил Николай Чудотворец, сейчас я и Боря едем в Абалак; Боря в очень хорошем настроении, чему я рада. Как жаль, что не могла им сказать ни слова. Они были как ангелы». Это она видит на пароходе детей Николая II – Анастасию и Алексея («маленький» – как его называли в семье), которых с сопровождающими их лицами везут к родителям из Тобольска в Екатеринбург через Тюмень. Самих государей и Великую княжну Марию вывезли еще  в апреле, перепряжка лошадей в Покровском датируется 14 апреля 1918 года. До страшной ночи Ипатьевского подвала еще два месяца… Или целых два? Когда думаешь о кровавой расправе над этими детьми – каждый день еще целая жизнь! 

А вот уже к концу этого же месяца мая  и в Тобольской губернии становится все тревожнее. Из того же дневника Матрены Распутиной.

31 мая 1918 года.
«В шесть часов утра слышу, кто-то будит меня, гляжу: мама объявляет, что стоит 18 пароходов; побежала к Мите (брату) в комнату смотреть из окна; у меня сердце сразу упало; вижу, вся река усеяна пароходами; сейчас же разбудила Борю, (мужа) он, видимо, тоже струсил, но не показал виду. Через несколько минут узнаем – пароходы все стоят пустые, сразу легче стало, а то мы думали, что наполнены красногвардейцами. Предполагали стоять целый день; но  к нашему великому счастью, стояли часа 2; отправились в Тюмень, говорят, что за красногвардейцами; вот обратно как пойдут из Тюмени, тогда страшно будет. После обедни пришли чаю напились, стали отдыхать. Боря ушел наверх играть на пианино, а я осталась внизу с нашими. Сидим мирно, беседуем, вдруг слышим колокольцы звонят и остановились около наших ворот. Видим – идет солдат; я бегом наверх, Боря меня встречает, весь бледный и трясется, я тоже перепугалась изрядно. Оказывается, он спрашивал красногвардейцев. Ну, слава Богу, думаем, и сейчас же ушел. Ну  и напугались же все ужасно. Вот так и живешь под вечным страхом. Скоро ли все это кончится? От нас в 5-ти верстах есть деревня «Подбулыга». Там был престольный праздник; я, Митя, Феша, Боря решили поехать развлечься; мы на «Кольке», Митя на «Красотке»; маму упросили с нами ехать. Боря ни за что не хотел одеться как следует и хотел ехать в простой серенькой рубашке; но мама его уговорила еле-еле одеться; вот мы  и поехали, в езде немного забылись. В гостях нас принимали как царей, были очень вкусные вещи; поехали обратно, на нашу долю пошел дождь. Довольна поездкой».

Вот об этой деревне – Подбулыге, которую она упоминает в своих дневниковых записях, хотелось бы сказать поподробнее. На карте Тюменского уезда 1798 года она обозначается как выселок из слободы Покровской. В одной из переписей упоминается, что экономические крестьяне Распопов, Дамков, Угрюмов, Тарасов и Дружинин в 1780 году «…учинили выселку расстоянием от Покровской слободы пять верст. Нарезали себе пашенные земли и поселились разными домами. Мужского полу 16 чел., женского – 22. Всего 38 душ». 

По следующей ревизской переписи присоединились Баргачев и Свистунов. «Скотоводством и хлебопашеством живут, желают быть особым селением на простоте». А надо сказать, что пашенные наделы давались только на лиц мужского пола. И чтобы соблюдать справедливость, после результатов каждой ревизской переписи – перераспределялись. Так что так называемых конкретных «распутинских полей» быть не может по определению! Пашни в крестьянской общине всегда менялись. 

Поражает, однако, смелость вышеназванных крестьян. Все-таки ощутимо, что крепостного права в Сибири не было. В документах написано так: «В бывшую ревизию их не означили, и в нынешнюю – без позволения. А дома стоят, уже построены… а так как это поселение стоит над озером Никитиным, то  и назвать его Никитино». Такова история Никитино – Подбулыги. 

Бывал там  и Григорий Распутин у своего друга Николая Распопова. Они были очень близки. На карте 1907 года именно около этого села обозначено озеро Распутино. Но  в сегодняшней топонимике его уже нет.

Оставшиеся в России дети Распутина, Дмитрий и Варвара, будут репрессированы и погибнут. А вот судьба старшей дочери Матрены далеко не тривиальна. В 1920 году вместе с мужем, белым офицером Борисом Соловьевым, она бежит во Владивосток (именно в этом городе родится ее первая дочь Тать-яна, мать Лоранс). В этом городе они проживут почти год, а затем эмигрируют. Их вторая дочь Мария родится уже  в Австрии (1922). 

Пожив немного в Берлине у Арона Симановича (хорошего знакомого ее отца), они переезжают в Париж. Живут на Монмартре. Борис работает на мыловаренной фабрике, она воспитывает детей и берет уроки танцев. В 1926 году летом супруг умирает от туберкулеза. Дети еще совсем малы – 6 лет  и 4 года. Матрена ищет работу, чтобы их содержать. Учитывая ее фамилию, которая была известна даже во Франции, ей предложили работу танцовщицы кабаре. 

Когда в 1928 году Феликс Юсупов опубликовал во Франции свои воспоминания о том, как  они убивали Григория Распутина, Матрена подала судебный иск Юсупову и великому князю Дмитрию Павловичу, который тоже жил  в тот момент в Париже и являлся соучастником убийства. В иске она писала о том, что любой порядочный человек был бы возмущен жестокостью убийства ее отца. Но иск был отклонен. Французский суд постановил, что он не обладает юрисдикцией в отношении политического убийства, совершенного в другой стране. 

Матрена (в центре) со своими взрослыми дочерями Татьяной и Марией. Париж, 1967 г. || Фото публикуется впервые.

Прочтя это, я сразу же вспомнила, что  и господин Керенский – министр юстиции Временного правительства, тоже как только пришел к власти, велел закрыть дело об убийстве Распутина, начатое по распоряжению государя в декабре 1916 года. Просто поразительно! За убийство, совершенное с особой жестокостью, не ответит никто! Более того – убийцы будут писать воспоминания о том, как они это сделали и получать гонорары… 

А вот Матрене на Западе придется несладко. В 1929 году она устроилась на работу в цирк Буша, где ей пришлось танцевать трагедию жизни и смерти своего отца. В отзывах на это представление ревю «Великий Распутин» корреспондент берлинской газеты пишет: «Красивая светловолосая русская женщина сидела в сценической ложе цирка и смотрела меланхоличным взглядом на репетицию этого номера». Карлик, три белых медведя и Мария Распутина. Удивительное попурри из фарса, мелодрамы и трагедии. 

Позднее в своих воспоминаниях она напишет: «Я и понятия не имела, что должна буду танцевать трагедию жизни и смерти моего отца и каждый раз встречаться на сцене лицом к лицу с актерами, которые олицетворяли его убийц. Всякий раз я испытывала пронзительную боль в своем сердце, и мне всегда хотелось расплакаться! Мне очень хотелось все это бросить, но  я должна была думать о своих маленьких детях. Они должны жить!»

Позднее цирк Братьев Ринглеров после выступлений общественности закроют «за жестокое обращение с животными». Учитывая историю жизни Матрены, я бы добавила – и людьми. Потом подумалось, что даже в этом представлении цирка на Западе убийцы Распутина – карлики!» 

Поразило еще  и то, что Матрену на представлении ранил белый медведь. Я сразу вспомнила, что, по воспоминаниям убийц, Григорий Распутин в Юсуповском дворце, когда его убивают, падает на шкуру именно этого зверя – белого медведя, заливая ее своей кровью…

На недавнем аукционе нам удалось купить часть архива этого цирка, неиспользованные билеты на представление Матрены, ее договор и переписку с импресарио. В ближайшее время все это будет выставлено в экспозиции нашего музея.

9\21 января юбилейный год заканчивается. Все больше и больше людей стало ездить к нам на экскурсии в село Покровское. Мы рады тому, что можем рассказать об этом переломном периоде нашей истории на примере жизни простого русского мужика – Григория Распутина, выдающегося представителя сибирского крестьянства. Директор музея Григория Распутина в с. Покровском.

Читать больше: 

В музейном комплексе им. Словцова продолжает работу новая выставка «Местный фотограф Шустер»

Тюменский художник Игорь Рязанцев продолжает работу над арт-энциклопедией «Великий Шелковый путь»

915Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
С 16 по 23 февраля – коротко о самом интересном.
Выставка «Мамины куклы» откроется в рамках «Бохо базара» в преддверии 8 марта.
Там готовятся блюда для людей с проблемами здоровья.
23 февраля защитники страны принимают поздравления с праздником.
Именно ее имя из тюменских гуманитариев знали в разных точках страны.
О том, насколько полезен пост и кому нужно быть осторожным, рассказала тюменский диетолог.
Президиум областного совета ветеранов обратился с поздравительным словом.
Александр Моторин направил поздравление с Днем защитника Отечества.
Опрос
Что, по вашему мнению, наиболее беспокоит родителей детей и подростков?
Здоровье и воспитание детей
Качество и организация процесса образования в школе
Безопасность детей на улице
Качество питания детей
Зависимость подростков от компьютерных игр
Организация летнего отдыха для семьи
Зависимость детей от гаджетов и социальных сетей
Высокая стоимость детской одежды и обуви
Ничего не беспокоит

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное