Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Сложная, но счастливая жизнь прокурора Подкорытова

23.09.2019
12:25
Сложная, но счастливая жизнь прокурора Подкорытова. В 75-летний юбилей Областной прокуратуры мы решили вспомнить о ее героях.. Убийство милиционера в Вагае в 1965 году потрясло сельскую общественность. Житель одной из деревень района по фамилии Абдугаев находился в розыске за кражи из ювелирных магазинов г. Сургута. По ориентировке он должен был вернуться домой. Его задержали, поместив в камеру предварительного заключения. Охранявший его милиционер дежурной части оказался одноклассником Абдугаева, на его просьбу он вошел в камеру. Злодей выхватил у него табельный пистолет, выстрелил в милиционера, и тот скончался на месте. Убийца выскочил из КПЗ и побежал по улице. Дежурные милиционеры – за ним. У беглеца перекосило патрон в милицейском пистолете, его задержали. Тогда еще молодой помощник прокурора района Владимир Подкорытов провел следствие по этому преступлению, поддерживал обвинение в суде, который приговорил вора и убийцу к исключительной мере наказания – расстрелу.  Несмотря на преклонный возраст, Владимир Андреевич Подкорытов, более 32 лет своей жизни посвятивший службе в органах прокуратуры Тюменской области, еще достаточно бодр, крепок и успешно справляется не только с домашним, но  и дачным хозяйством.  Семья жила трудно Заслуженный ветеран родился 4 ноября 1937 года в деревне Араксул Дубровинского, а ныне Вагайского района. Семья жила тяжело. Из семерых детей два брата в четырехлетнем возрасте умерли от скарлатины. Вова был последним, седьмым, ребенком в семье и до сих пор помнит, как вместе с матерью и старшими сестрами провожал отца на фронт осенью 1941 года. Грузовик с лавками поперек кузова увез отца на войну вместе с односельчанами. Он был артиллеристом и, тяжело раненным, после госпиталей вернулся домой в августе 45-го. А через семь лет умер от ран, и Владимир остался один с матерью. Младшая из сестер тогда училась в педучилище в Тобольске, старшая и средняя уже жили отдельно. После деревенской десятилетки парень немного поработал молотобойцем в кузне. На три года его призвали в армию. В Барнауле окончил авиационную школу и, получив специальность авиамеханика, для дальнейшей службы был направлен в Одесскую область, где на военном аэродроме в технико-эксплуатационной части обслуживал бомбардировщики ИЛ-28.  Специализировался на планере, шасси и высотном оборудовании, через год службы стал отличным солдатом, и ему единственному дали десятидневный отпуск домой. Ближе к «дембелю» в воинскую часть приехал представитель Омского авиазавода и сагитировал Владимира после армии поработать слесарем на этом производстве, даже заключил с ним договор о перспективе сотрудничества. Было заманчиво: агитатор обещал общежитие, вечернее отделение авиаинститута и хорошую зарплату. А в родной деревне  раньше денег и паспортов никто не видел.  В ущерб карьере Несмотря на то что Володя грезил медициной и для поступления в мединститут в библиотеке штудировал специальную литературу, выбор пал на Омский авиазавод. Он обещал агитатору, что сам приедет на завод, но жизнь распорядилась по-своему. Уже дома он застал одну пожилую мать на сенокосе с литовкой в руках. В колхоз тогда надо было отдать 75 процентов скошенного на деляне сена, а себе – что останется. А домашнее хозяйство было большим: корова, свиньи, гуси, куры. Земли у дома 7 соток и 20 – в поле. Сена на зиму требовалось много. Пожалел Владимир мать, в ущерб карьере взял в руки литовку и не поехал в Омск. «Через какое-то время из военкомата пришла повестка. Думал, меня решили наградить за хорошую службу в армии. А военком чуть ли не в приказном порядке заявил, что есть предложение направить меня на учебу в Свердловский юридический институт. Как добросовестный солдат я щелкнул каблуком: «Слушаюсь!» Выдали мне документы и поездом отправили в Свердловск», – вспоминает Владимир Андреевич. Конкурс оказался бешеным. Тогда в юридический институт набирали студентов только после армии и по путевкам партийных органов. На первый курс принимали 210 кандидатов, 10 из них – девочки. После санитарной обработки его поселили в новом студенческом общежитии. Чтобы заработать хоть каких-то денег, Владимир с одногруппниками разгружал на овощных базах вагоны с картошкой. На третьем курсе он стажировался в прокуратуре Куйбышевского района города Омска, где прокурором был Иван Березуев. Он-то и стал для студента Подкорытова образцом прокурорского работника. Начинал с нуля Случайно вышло, что заключительная стажировка проходила в Вагае, практически на малой родине Володи. Еще студентом его сразу назначили исполняющим обязанности помощника прокурора, и решился вопрос с предстоящей службой. Сельский партактив хотел выдвинуть Подкорытова на партийную работу, но тогдашний прокурор области Сергей Журавлев предложил Владимиру возглавить районную прокуратуру Упоровского или Исетского района. Выбор пал на только что «отпочковавшийся» от Ялуторовского Исетский район.  Начинал с нуля. Негде было не только жить, но  и работать. Выручил начальник Исетской милиции Элик Пахомов, отдавший под прокуратуру небольшое помещение подчиненной ему пожарной части. По штату в районной прокуратуре тогда было два человека, в следователи прислали девушку-киномеханика, заочно учившуюся на юриста. Через несколько лет  в штате появился водитель со служебной автомашиной  «Москвич-408», а всех руководителей организаций района обязали учиться на водителя и получить права. Все на борьбу с бесхозяйственностью... Прокурорские работники в советские времена были призваны бороться не только с преступностью, но  и бесхозяйственностью. Когда Исетский район выделился из Ялуторовского, райпотребсоюз начал делить имущество, товары и на баланс Исетского отделения перевел со своих складов несколько тонн слипшейся от сырости и испорченной карамели. Ее надо было списывать на убытки, а кто будет отвечать за порчу продукции? Однако прокурор Подкорытов нашел на него управу, предъявив в суд гражданский иск, и с виновного взыскали причиненный государству ущерб. ... Приписками ... Тогда было принято привлекать общественность к охране порядка и социалистической собственности. Подкорытов нашел в селе с десяток активистов, вручил им удостоверения и стал обладать поступавшей от них информацией. Один из помощников как-то доложил, что  в колхозе не выполнили план по сдаче куриных яиц, а его председатель купил в соседнем совхозе недостающую часть своей продукции за такую цену, что на разницу можно приобрести три комбайна. Дотошный мужичок, экономист по образованию, сделал расчеты и выявил приписки. Как оказалось, при небольшом перевыполнении плана все руководители и работники получали солидные премии. Подкорытов проявил принципиальность и доложил о приписках областному прокурору.  Разворачивая строительство гигантского и по тем временам передового свинокомплекса на 500 голов в селе Шорохово, организаторы привезли на его строительство и для ухода за животными около сотни граждан, осужденных к колонии-поселению. Новое производство предполагало очень скоро обеспечить мясом не только Тюменскую область, но  и всю округу.  Построенный свинокомплекс с автоматической подачей животным еды  и воды мог действительно стать перспективным, если учесть небольшие недостатки. Корм под высоким давлением подавался по трубопроводу и, плюхаясь в кормушки, брызгами летел на свиней. Перемазанные едой животные сгрызали ее друг с друга вместе со щетиной. В результате происходила закупорка желудочно-кишечного тракта, свиньи гибли в страшных муках. Ветеринарная служба составляла липовые бумаги, чтобы не показывать истинную причину недороста животных и вынужденного забоя. Пришлось в ситуацию вмешаться прокурору Подкорытову. ... И уголовщиной Тогда на все село Шорохово было всего два милиционера, приставленных наблюдать за «химиками» свинокомплекса. Однако вынужденные поселенцы чувствовали себя очень вольготно. По ночам на чердаке сельского клуба они ловили голубей, которых жарили на кострах, и пьянствовали до утра. После очередной такой оргии под утро у кострища милиционеры нашли труп задушенного осужденного. Как потом оказалось, его  в пьяной ссоре убил один из осужденных, которого потом вычислили и судили. В семидесятых годах в деревнях райцентра громких уголовных дел не было. В основном обычная «бытовуха». Но произошел случай, когда в 1972 году жители села Красново Исетского района нашли в маленькой речке распухший труп обнаженной женщины с привязанной двухпудовой гирей. Опознать личность убитой оказалось практически невозможно, но судмедэксперт заметил на кис-ти руки наколку в виде надписи «Тоня». По ней установили личность пропавшей несколько недель назад молодой психически больной девушки.  Судмедэксперт отмыл гирю с приметной высверленной дырочкой и поставил на обозрение селян.  Один из них рассказал, что видел такую же  в доме на краю села. Ее хозяина задержали, но к убийству он не имел никакого отношения. Как оказалось, погибшая девушка не давала прохода его сыну, вернувшемуся из армии. Парень решил избавиться от навязчивой подружки. Под невинным предлогом вывез ее  к мосту, придушил и, привязав гирю, бросил в реку. Он сознался в совершенном преступлении и показал, где сжег одежду девушки.  Случалось, что и Подкорытову угрожали убийством. Из совхоза «Коммунар» поступил сигнал о заведующей аптекой, завышавшей цену на лекарства. Только прокурор предложил подозреваемой даме проехать с ним на дополнительный допрос, как из соседней комнаты выскочил здоровенный мужик и заорал, что она никуда не поедет, в противном случае грозил прибить прокурора. Подкорытов не подал вида, что напуган, и спокойно забрал даму. Догоняя уходящую машину, мужик снова пригрозил Подкорытову: «Все равно тебя убью!» На памяти Владимира Андреевича умышленный поджог пшеничного поля у села Красново и бегство юного поджигателя в Курганскую область, которого ловили всю ночь. «Многие дела на местах рассматривали товарищеские суды, а на выездные судебные заседания люди шли валом посмотреть на преступника и в перерыве послушать лекции на правовые темы. За восемь лет моей работы преступность не превышала ста случаев в год», – не без гордости рассказывает ветеран. Когда Владимир Подкорытов уже работал в Ялуторовске межрайонным прокурором, в городе произошло чрезвычайное происшествие: кто-то поджег радиотрансляционную вышку. Особого вреда огонь не наделал, но комиссии зачастили с проверками. Это преступление не удалось раскрыть, а  тут еще одно, совершенно непонятное. Подростки решили заполучить новенькую спецовку сотрудника пожарной охраны, но не придумали ничего лучшего, как убить ее владельца. Юнцы приготовили поджиги-самопалы, подкараулили пожарного, подкрались и дважды выстрелили картечью ему  в спину. К счастью, плотная брезентовая спецовка спасла мужчине жизнь. Раненый, он все-таки выжил. Милиция арестовала двух подозреваемых подростков, которые валили вину друг на друга. Во время обыска в доме одного из них милиционеры нашли вещественные доказательства – заготовки к поджигам-самопалам. Под гнетом улик парень сознался в покушении на жизнь пожарного и был осужден. Заслуженный юрист Российской Федерации В 1978 году по ротации кадров Подкорытова перевели на должность прокурора Ханты-Мансийского автономного округа. Отработанную в Ялуторовске пропагандистскую систему профилактики правонарушений он перенес туда и сам выступал с лекциями на радио и готовил материалы в местную газету. За высокие показатели в работе Владимиру Подкорытову в 1982 году присвоено высокое звание «Заслуженный юрист Российской Федерации».  Семейные обстоятельства в 1986 году заставили его переехать в Тюмень. В аппарате областной прокуратуры он проработал на должностях начальника отдела кадров, начальника отдела по надзору за исполнением законодательства об административных правонарушениях, старшего помощника прокурора области по оперативному учету. В 1996 году вышел на пенсию по выслуге лет, но не утратил связь с родной прокуратурой и делится богатейшим опытом с молодежью.  За вклад в укрепление законности, развитие системы прокуратуры Российской Федерации и безупречную службу в органах прокуратуры Владимир Андреевич награжден медалями «Ветеран прокуратуры», «Руденко» и Почетной грамотой генерального прокурора Российской Федерации. А к 75-й годовщине образования прокуратуры ему будет вручен знак отличия «За верность закону» I степени.  Счастливый отец и дед Владимир Андреевич считает себя счастливым отцом и дедом. Когда по молодости служил в Вагае, то  в командировке подвез на мотоцикле молодую женщину до другого села. Вскоре поженились и по сей день не расстаются. У них двое взрослых детей и шестеро внуков, с которыми Владимир Андреевич ездит на велосипеде. В 1986 году он стал дачником, получив пять соток земли в районе ТЭЦ-2. «Я деревенский, все умею, даже на лошадке пахать», – говорит Подкорытов.
В 75-летний юбилей Областной прокуратуры мы решили вспомнить о ее героях.

Убийство милиционера в Вагае в 1965 году потрясло сельскую общественность. Житель одной из деревень района по фамилии Абдугаев находился в розыске за кражи из ювелирных магазинов г. Сургута. По ориентировке он должен был вернуться домой. Его задержали, поместив в камеру предварительного заключения. Охранявший его милиционер дежурной части оказался одноклассником Абдугаева, на его просьбу он вошел в камеру. Злодей выхватил у него табельный пистолет, выстрелил в милиционера, и тот скончался на месте. Убийца выскочил из КПЗ и побежал по улице. Дежурные милиционеры – за ним. У беглеца перекосило патрон в милицейском пистолете, его задержали. Тогда еще молодой помощник прокурора района Владимир Подкорытов провел следствие по этому преступлению, поддерживал обвинение в суде, который приговорил вора и убийцу к исключительной мере наказания – расстрелу. 

Несмотря на преклонный возраст, Владимир Андреевич Подкорытов, более 32 лет своей жизни посвятивший службе в органах прокуратуры Тюменской области, еще достаточно бодр, крепок и успешно справляется не только с домашним, но  и дачным хозяйством.

 Семья жила трудно

Заслуженный ветеран родился 4 ноября 1937 года в деревне Араксул Дубровинского, а ныне Вагайского района. Семья жила тяжело. Из семерых детей два брата в четырехлетнем возрасте умерли от скарлатины. Вова был последним, седьмым, ребенком в семье и до сих пор помнит, как вместе с матерью и старшими сестрами провожал отца на фронт осенью 1941 года. Грузовик с лавками поперек кузова увез отца на войну вместе с односельчанами. Он был артиллеристом и, тяжело раненным, после госпиталей вернулся домой в августе 45-го. А через семь лет умер от ран, и Владимир остался один с матерью. Младшая из сестер тогда училась в педучилище в Тобольске, старшая и средняя уже жили отдельно.

После деревенской десятилетки парень немного поработал молотобойцем в кузне. На три года его призвали в армию. В Барнауле окончил авиационную школу и, получив специальность авиамеханика, для дальнейшей службы был направлен в Одесскую область, где на военном аэродроме в технико-эксплуатационной части обслуживал бомбардировщики ИЛ-28. 

Специализировался на планере, шасси и высотном оборудовании, через год службы стал отличным солдатом, и ему единственному дали десятидневный отпуск домой.

Ближе к «дембелю» в воинскую часть приехал представитель Омского авиазавода и сагитировал Владимира после армии поработать слесарем на этом производстве, даже заключил с ним договор о перспективе сотрудничества. Было заманчиво: агитатор обещал общежитие, вечернее отделение авиаинститута и хорошую зарплату. А в родной деревне  раньше денег и паспортов никто не видел. 

В ущерб карьере

Несмотря на то что Володя грезил медициной и для поступления в мединститут в библиотеке штудировал специальную литературу, выбор пал на Омский авиазавод. Он обещал агитатору, что сам приедет на завод, но жизнь распорядилась по-своему. Уже дома он застал одну пожилую мать на сенокосе с литовкой в руках. В колхоз тогда надо было отдать 75 процентов скошенного на деляне сена, а себе – что останется. А домашнее хозяйство было большим: корова, свиньи, гуси, куры. Земли у дома 7 соток и 20 – в поле. Сена на зиму требовалось много. Пожалел Владимир мать, в ущерб карьере взял в руки литовку и не поехал в Омск.

«Через какое-то время из военкомата пришла повестка. Думал, меня решили наградить за хорошую службу в армии. А военком чуть ли не в приказном порядке заявил, что есть предложение направить меня на учебу в Свердловский юридический институт. Как добросовестный солдат я щелкнул каблуком: «Слушаюсь!» Выдали мне документы и поездом отправили в Свердловск», – вспоминает Владимир Андреевич.

Конкурс оказался бешеным. Тогда в юридический институт набирали студентов только после армии и по путевкам партийных органов. На первый курс принимали 210 кандидатов, 10 из них – девочки. После санитарной обработки его поселили в новом студенческом общежитии. Чтобы заработать хоть каких-то денег, Владимир с одногруппниками разгружал на овощных базах вагоны с картошкой.

На третьем курсе он стажировался в прокуратуре Куйбышевского района города Омска, где прокурором был Иван Березуев. Он-то и стал для студента Подкорытова образцом прокурорского работника.

Начинал с нуля

Случайно вышло, что заключительная стажировка проходила в Вагае, практически на малой родине Володи. Еще студентом его сразу назначили исполняющим обязанности помощника прокурора, и решился вопрос с предстоящей службой. Сельский партактив хотел выдвинуть Подкорытова на партийную работу, но тогдашний прокурор области Сергей Журавлев предложил Владимиру возглавить районную прокуратуру Упоровского или Исетского района. Выбор пал на только что «отпочковавшийся» от Ялуторовского Исетский район. 

Начинал с нуля. Негде было не только жить, но  и работать. Выручил начальник Исетской милиции Элик Пахомов, отдавший под прокуратуру небольшое помещение подчиненной ему пожарной части. По штату в районной прокуратуре тогда было два человека, в следователи прислали девушку-киномеханика, заочно учившуюся на юриста. Через несколько лет  в штате появился водитель со служебной автомашиной 
«Москвич-408», а всех руководителей организаций района обязали учиться на водителя и получить права.

Все на борьбу с бесхозяйственностью...

Прокурорские работники в советские времена были призваны бороться не только с преступностью, но  и бесхозяйственностью. Когда Исетский район выделился из Ялуторовского, райпотребсоюз начал делить имущество, товары и на баланс Исетского отделения перевел со своих складов несколько тонн слипшейся от сырости и испорченной карамели. Ее надо было списывать на убытки, а кто будет отвечать за порчу продукции? Однако прокурор Подкорытов нашел на него управу, предъявив в суд гражданский иск, и с виновного взыскали причиненный государству ущерб.

... Приписками ...

Тогда было принято привлекать общественность к охране порядка и социалистической собственности. Подкорытов нашел в селе с десяток активистов, вручил им удостоверения и стал обладать поступавшей от них информацией. Один из помощников как-то доложил, что  в колхозе не выполнили план по сдаче куриных яиц, а его председатель купил в соседнем совхозе недостающую часть своей продукции за такую цену, что на разницу можно приобрести три комбайна. Дотошный мужичок, экономист по образованию, сделал расчеты и выявил приписки. Как оказалось, при небольшом перевыполнении плана все руководители и работники получали солидные премии. Подкорытов проявил принципиальность и доложил о приписках областному прокурору. 

Разворачивая строительство гигантского и по тем временам передового свинокомплекса на 500 голов в селе Шорохово, организаторы привезли на его строительство и для ухода за животными около сотни граждан, осужденных к колонии-поселению. Новое производство предполагало очень скоро обеспечить мясом не только Тюменскую область, но  и всю округу. 

Построенный свинокомплекс с автоматической подачей животным еды  и воды мог действительно стать перспективным, если учесть небольшие недостатки. Корм под высоким давлением подавался по трубопроводу и, плюхаясь в кормушки, брызгами летел на свиней. Перемазанные едой животные сгрызали ее друг с друга вместе со щетиной. В результате происходила закупорка желудочно-кишечного тракта, свиньи гибли в страшных муках. Ветеринарная служба составляла липовые бумаги, чтобы не показывать истинную причину недороста животных и вынужденного забоя. Пришлось в ситуацию вмешаться прокурору Подкорытову.

... И уголовщиной

Тогда на все село Шорохово было всего два милиционера, приставленных наблюдать за «химиками» свинокомплекса. Однако вынужденные поселенцы чувствовали себя очень вольготно. По ночам на чердаке сельского клуба они ловили голубей, которых жарили на кострах, и пьянствовали до утра. После очередной такой оргии под утро у кострища милиционеры нашли труп задушенного осужденного. Как потом оказалось, его  в пьяной ссоре убил один из осужденных, которого потом вычислили и судили.

В семидесятых годах в деревнях райцентра громких уголовных дел не было. В основном обычная «бытовуха». Но произошел случай, когда в 1972 году жители села Красново Исетского района нашли в маленькой речке распухший труп обнаженной женщины с привязанной двухпудовой гирей. Опознать личность убитой оказалось практически невозможно, но судмедэксперт заметил на кис-ти руки наколку в виде надписи «Тоня». По ней установили личность пропавшей несколько недель назад молодой психически больной девушки. 

Судмедэксперт отмыл гирю с приметной высверленной дырочкой и поставил на обозрение селян. 

Один из них рассказал, что видел такую же  в доме на краю села. Ее хозяина задержали, но к убийству он не имел никакого отношения. Как оказалось, погибшая девушка не давала прохода его сыну, вернувшемуся из армии. Парень решил избавиться от навязчивой подружки. Под невинным предлогом вывез ее  к мосту, придушил и, привязав гирю, бросил в реку. Он сознался в совершенном преступлении и показал, где сжег одежду девушки. 

Случалось, что и Подкорытову угрожали убийством. Из совхоза «Коммунар» поступил сигнал о заведующей аптекой, завышавшей цену на лекарства. Только прокурор предложил подозреваемой даме проехать с ним на дополнительный допрос, как из соседней комнаты выскочил здоровенный мужик и заорал, что она никуда не поедет, в противном случае грозил прибить прокурора. Подкорытов не подал вида, что напуган, и спокойно забрал даму. Догоняя уходящую машину, мужик снова пригрозил Подкорытову: «Все равно тебя убью!» На памяти Владимира Андреевича умышленный поджог пшеничного поля у села Красново и бегство юного поджигателя в Курганскую область, которого ловили всю ночь.

«Многие дела на местах рассматривали товарищеские суды, а на выездные судебные заседания люди шли валом посмотреть на преступника и в перерыве послушать лекции на правовые темы. За восемь лет моей работы преступность не превышала ста случаев в год», – не без гордости рассказывает ветеран.

Когда Владимир Подкорытов уже работал в Ялуторовске межрайонным прокурором, в городе произошло чрезвычайное происшествие: кто-то поджег радиотрансляционную вышку. Особого вреда огонь не наделал, но комиссии зачастили с проверками. Это преступление не удалось раскрыть, а  тут еще одно, совершенно непонятное. Подростки решили заполучить новенькую спецовку сотрудника пожарной охраны, но не придумали ничего лучшего, как убить ее владельца. Юнцы приготовили поджиги-самопалы, подкараулили пожарного, подкрались и дважды выстрелили картечью ему  в спину. К счастью, плотная брезентовая спецовка спасла мужчине жизнь. Раненый, он все-таки выжил. Милиция арестовала двух подозреваемых подростков, которые валили вину друг на друга. Во время обыска в доме одного из них милиционеры нашли вещественные доказательства – заготовки к поджигам-самопалам. Под гнетом улик парень сознался в покушении на жизнь пожарного и был осужден.

Заслуженный юрист Российской Федерации

В 1978 году по ротации кадров Подкорытова перевели на должность прокурора Ханты-Мансийского автономного округа. Отработанную в Ялуторовске пропагандистскую систему профилактики правонарушений он перенес туда и сам выступал с лекциями на радио и готовил материалы в местную газету. За высокие показатели в работе Владимиру Подкорытову в 1982 году присвоено высокое звание «Заслуженный юрист Российской Федерации». 

Семейные обстоятельства в 1986 году заставили его переехать в Тюмень. В аппарате областной прокуратуры он проработал на должностях начальника отдела кадров, начальника отдела по надзору за исполнением законодательства об административных правонарушениях, старшего помощника прокурора области по оперативному учету. В 1996 году вышел на пенсию по выслуге лет, но не утратил связь с родной прокуратурой и делится богатейшим опытом с молодежью. 

За вклад в укрепление законности, развитие системы прокуратуры Российской Федерации и безупречную службу в органах прокуратуры Владимир Андреевич награжден медалями «Ветеран прокуратуры», «Руденко» и Почетной грамотой генерального прокурора Российской Федерации. А к 75-й годовщине образования прокуратуры ему будет вручен знак отличия «За верность закону» I степени. 

Счастливый отец и дед

Владимир Андреевич считает себя счастливым отцом и дедом. Когда по молодости служил в Вагае, то  в командировке подвез на мотоцикле молодую женщину до другого села. Вскоре поженились и по сей день не расстаются. У них двое взрослых детей и шестеро внуков, с которыми Владимир Андреевич ездит на велосипеде. В 1986 году он стал дачником, получив пять соток земли в районе ТЭЦ-2.

«Я деревенский, все умею, даже на лошадке пахать», – говорит Подкорытов.

Читать больше:

Ялуторовского тракториста отправили на полгода в колонию

Тоболяка-уклониста будут судить

631Просмотров

Читать далее
На исторических фигурах маски пробудут до ближайших выходных
Рейды сотрудников Роспотребнадзора и гортранса уже не пугают перевозчиков
Дары природы высоко ценят за рубежом
Посадка и высадка пассажиров маршрута будет осуществляться на временных остановочных пунктах

Опрос
Устраивает ли вас формат удаленной работы?
Да, ведь можно трудиться без привязки к офису или дому
Не совсем, у меня дома нет рабочего места
Удаленно трудиться мне не позволяет плохая связь
Нет, члены семьи мне мешают сосредоточиться
Да, это прекрасная экономия средств на поездки в офис
Нет, мне не хватает живого общения с коллегами
Меня устраивает любой формат работы