×
В социальных сетях
В печатной версии

В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение)

06.09.2019
11:13
В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение). Редакция продолжает публиковать главы из книги «в пламени жизни». Это воспоминания тюменцев, хорошо знавших Бориса Евдокимовича, работавших под его непосредственным руководством.. 5 октября 2019 года исполняется 100 лет со дня рождения Бориса Щербины, нашего выдающегося земляка, под руководством которого создавался топливно-энергетический комплекс Западной Сибири. Благодаря тому, что сделали геологи, нефтяники, газовики, строители при самом активном участии Щербины (первого секретаря Тюменского обкома КПСС, а затем министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, заместителя председателя Совета Министров СССР), страна имеет возможность и в наши дни реформировать экономику, не испытывая нужды в энергоносителях. Продолжение. Начало: Страницы истории: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение) В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение) В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение) В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение) В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение) В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение) В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины Обаяние интеллекта Убежден, что разные люди, в зависимости от своего характера и среды деятельности, Бориса Щербину тоже запомнили по-разному. Для одних это политический лидер, для других выдающийся хозяйственный деятель, для третьих просто товарищ. В моей памяти он остался человеком высочайшей культуры. Многогранная эрудиция и глубокий интеллект делали Бориса Евдокимовича прекрасным собеседником. Его обаяние и такт всегда подкупали, располагали к искренности, заставляли забывать, что он занимал очень высокое общественное положение. Конечно, когда он прибыл в Тюмень, люди к новому «первому» присматривались. Я имею в виду простых людей, которые не посещали партийных бюро, пленумов и других высоких собраний. Что же они увидели? Новый «первый», в отличие от предшественника, в обычной телогрейке бывал на рынке, ходил по магазинам, беседовал с горожанами просто о жизни, нередко прогуливался по городу с супругой Раисой Павловной. И, подчеркну, вместе они не пропустили ни одной премьеры в театре драмы, ни одного серьезного концерта. А уж если пришел на спектакль первый секретарь обкома – естественно, подтянулись и его подчиненные, члены бюро, руководители облисполкома, городских структур… Для многих из них стало привычным делом посещать выступления не только заезжих эстрадных звезд, но  и коллективов местной художественной самодеятельности. А однажды Борис Евдокимович с Раисой Павловной пришли к нам на новогодний вечер (и, конечно, появились председатель горисполкома, начальник управления культуры, другие руководители), вместе со всеми веселились, а в 12 ночи «первый», без всякого ханжества поднял рюмку в честь праздника. Хотя вообще-то многие знали, что Борис Щербина непьющий человек. Такие вещи люди узнают быстро, и ничего тут не скроешь. Бориса Евдокимовича волновал широчайший круг проблем, множество вопросов, имеющих для бурно развивающейся области первостепенное значение. Его забота о людях была видна каждому. Новый «первый» старался сделать все, чтобы тюменцы улучшали свои жилищные условия, лучше одевались и питались, имели возможность хорошо зарабатывать.  Филармонии у нас тогда не было, я возглавлял концертное бюро, которое создано в Тюмени в 1945 году. А я, кстати сказать, демобилизовался в 1946-м, в 1947-м поступил в бюро на работу музыкантом духового оркестра, позже возглавил коллектив, а еще позже стал директором филармонии, когда она появилась. И только в 1996 году ушел на пенсию. Строительство концертного зала в Тюмени стало настоящей эпопеей, в которой Борис Щербина принимал непосредственное участие. В то время существовало множество всевозможных ограничений, иной раз самый очевидный вопрос превращался в проблему. Так, скажем, новое здание учреждения культуры строить было нельзя, и мы будто бы реставрировали старое. Образно говоря, пришивали к пуговицам кафтан. Сложности были с бесконечными согласованиями, проектированием, я много раз бывал в Москве, однажды провел там аж 20 дней кряду, а в итоге получил в Госстрое категорический отказ. Надо переделывать проектно-сметную документацию. А проектировали здание специалисты …облколхозстроя. Потому что мы знали, если обращаться в Гипротеатр – подготовка одних только документов затянется на четыре-пять лет, а то и больше.  Стройка шла мучительно долго. Наконец, в 1967 году Борис Щербина во всеуслышание заявил: осенью 50-летие советского государства будем отмечать в здании филармонии! И отступать уже некуда. В последний перед праздником месяц первый секретарь обкома лично присутствовал на еженедельных планерках, строго спрашивал со всех, от кого зависело ускорение ввода объекта в строй. 5 ноября 1967 года в новом зале филармонии дали концерт для строителей, а 6 ноября состоялось торжественное заседание областного и городского актива в честь юбилея СССР. Правда, недоделок осталось много, пришлось потом зал еще на некоторое время закрывать, и только 19 декабря его сдали в эксплуатацию окончательно. Борис Евдокимович понимал: появилось не просто еще одно здание в областном центре. Появилась возможность кардинально улучшить культурное обслуживание населения. В новый концертный зал филармонии, директором которой меня тому времени назначили, мы стали приглашать самые выдающиеся музыкальные и танцевальные коллективы страны. Тюмень между тем гремела открытием нефтяных и газовых месторождений, обустраивался Север, рождались новые города, и знаменитые гости – певцы, музыканты, танцоры, выступив вначале на прекрасной сцене филармонии, отправлялись на буровые, в сейсмопартии, в леспромхозы, на нефтегазопромыслы. Такова была политика Бориса Щербины, которую я неуклонно проводил в жизнь. У нас выступали ансамбль танца Игоря Моисеева, ансамбль «Березка», много именитых хоровых коллективов, оркестр «Голубой экран» под управлением Юрия Силантьева, Людмила Зыкина, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко – да просто едва ли не все звезды первой величины!  Борис Евдокимович поддерживал и приветствовал расширение культурных связей области, помогал мне словом и делом, давал поручения тем, кто мог оказать то или иное содействие в нашем деле. Так, он просил начальника Главтюменьнефтегаза Виктора Муравленко с пониманием относиться к нуждам филармонии. Многое сделала назначенная нашим куратором зампред облисполкома Зинаида Богданович.  Мы разработали целую систему эстетического воспитания. На базе филармонии были созданы знаменитый ансамбль скрипачей Сибири, несколько популярных вокально-инструментальных ансамблей, другие творческие коллективы, не одно десятилетие действует музыкальный лекторий.  Конечно, были в те годы и такие сложности, о которых мало кто догадывался. К примеру, с оплатой не столь уж легкого труда артистов. Я по сей день помню все расценки, рубли и копейки. Тоже приходилось идти на всякие ухищрения, как  и во время строительства филармонии. Приезжает, к примеру, Иосиф Кобзон. Этот самоотверженный человек объездил самые отдаленные и неуютные уголки Севера, популярность у артиста среди газовиков, нефтяников, геологов была необыкновенная. Но как оплачивать концерты артисту? Существовали строгие и, по нынешним понятиям, просто дурацкие ограничения. Артист не мог получать больше двух окладов в месяц, 300 рублей – потолок. По тарифу Кобзон в день мог выполнить месячную норму. А дальше? Я пошел к Борису Евдокимовичу: мол, есть вариант, но прикройте меня. И пояснил: мы оформляем Иосифу Давыдовичу (либо Лещенко, Лядовой – хоть кому) сумму, положенную по циркуляру для получения денег по месту работы, в Москве. А за «сверхплановые» концерты платим из фонда филармонии. Но для этого «на всякий пожарный случай» мне необходимо хотя бы какое-то решение облисполкома по данному вопросу. Борис Щербина все понял и все сделал. И не напрасно. Министерство культуры обнаружило-таки нарушения, сама Фурцева на коллегии потребовала от меня объяснений. Я и объяснил, что облисполком своим распоряжением обязал «управление культуры и лично Леонида Згерского организовать дополнительные концерты для первопроходцев Тюменского Севера за счет фонда зарплаты областной филармонии…» А потом я сказал о том, что территория нашей области полтора миллиона квадратных километров, о важнейших для государства событиях, которые разворачиваются на этих просторах… Короче, в итоге Екатерина Алексеевна сменила гнев на милость. Вернувшись, обо всем доложил Щербине. Он сказал, что все идет так, как надо. Создание жителям оптимальных условий не только труда, но  и отдыха никакими рублями не измеришь… Великий был человек Борис Щербина. Не побоюсь такого слова. Великий. Леонид Згерский, заслуженный работник культуры РФ, почетный гражданин г. Тюмени  Продолжение следует.
Редакция продолжает публиковать главы из книги «в пламени жизни». Это воспоминания тюменцев, хорошо знавших Бориса Евдокимовича, работавших под его непосредственным руководством.
Источник фото: okrlib.ru. Автор неизвестен.

5 октября 2019 года исполняется 100 лет со дня рождения Бориса Щербины, нашего выдающегося земляка, под руководством которого создавался топливно-энергетический комплекс Западной Сибири. Благодаря тому, что сделали геологи, нефтяники, газовики, строители при самом активном участии Щербины (первого секретаря Тюменского обкома КПСС, а затем министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР, заместителя председателя Совета Министров СССР), страна имеет возможность и в наши дни реформировать экономику, не испытывая нужды в энергоносителях.

Продолжение. Начало:

Страницы истории: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение)
В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение)
В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение)
В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение)
В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение)
В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины (продолжение)
В пламени жизни: к 100-летию со дня рождения Бориса Щербины

Обаяние интеллекта

Убежден, что разные люди, в зависимости от своего характера и среды деятельности, Бориса Щербину тоже запомнили по-разному. Для одних это политический лидер, для других выдающийся хозяйственный деятель, для третьих просто товарищ. В моей памяти он остался человеком высочайшей культуры.

Многогранная эрудиция и глубокий интеллект делали Бориса Евдокимовича прекрасным собеседником. Его обаяние и такт всегда подкупали, располагали к искренности, заставляли забывать, что он занимал очень высокое общественное положение.

Конечно, когда он прибыл в Тюмень, люди к новому «первому» присматривались. Я имею в виду простых людей, которые не посещали партийных бюро, пленумов и других высоких собраний. Что же они увидели? Новый «первый», в отличие от предшественника, в обычной телогрейке бывал на рынке, ходил по магазинам, беседовал с горожанами просто о жизни, нередко прогуливался по городу с супругой Раисой Павловной. И, подчеркну, вместе они не пропустили ни одной премьеры в театре драмы, ни одного серьезного концерта. А уж если пришел на спектакль первый секретарь обкома – естественно, подтянулись и его подчиненные, члены бюро, руководители облисполкома, городских структур…

Для многих из них стало привычным делом посещать выступления не только заезжих эстрадных звезд, но  и коллективов местной художественной самодеятельности. А однажды Борис Евдокимович с Раисой Павловной пришли к нам на новогодний вечер (и, конечно, появились председатель горисполкома, начальник управления культуры, другие руководители), вместе со всеми веселились, а в 12 ночи «первый», без всякого ханжества поднял рюмку в честь праздника. Хотя вообще-то многие знали, что Борис Щербина непьющий человек. Такие вещи люди узнают быстро, и ничего тут не скроешь.

Бориса Евдокимовича волновал широчайший круг проблем, множество вопросов, имеющих для бурно развивающейся области первостепенное значение. Его забота о людях была видна каждому. Новый «первый» старался сделать все, чтобы тюменцы улучшали свои жилищные условия, лучше одевались и питались, имели возможность хорошо зарабатывать. 

Филармонии у нас тогда не было, я возглавлял концертное бюро, которое создано в Тюмени в 1945 году. А я, кстати сказать, демобилизовался в 1946-м, в 1947-м поступил в бюро на работу музыкантом духового оркестра, позже возглавил коллектив, а еще позже стал директором филармонии, когда она появилась. И только в 1996 году ушел на пенсию.

Строительство концертного зала в Тюмени стало настоящей эпопеей, в которой Борис Щербина принимал непосредственное участие. В то время существовало множество всевозможных ограничений, иной раз самый очевидный вопрос превращался в проблему. Так, скажем, новое здание учреждения культуры строить было нельзя, и мы будто бы реставрировали старое. Образно говоря, пришивали к пуговицам кафтан.

Сложности были с бесконечными согласованиями, проектированием, я много раз бывал в Москве, однажды провел там аж 20 дней кряду, а в итоге получил в Госстрое категорический отказ. Надо переделывать проектно-сметную документацию. А проектировали здание специалисты …облколхозстроя. Потому что мы знали, если обращаться в Гипротеатр – подготовка одних только документов затянется на четыре-пять лет, а то и больше. 

Стройка шла мучительно долго. Наконец, в 1967 году Борис Щербина во всеуслышание заявил: осенью 50-летие советского государства будем отмечать в здании филармонии! И отступать уже некуда. В последний перед праздником месяц первый секретарь обкома лично присутствовал на еженедельных планерках, строго спрашивал со всех, от кого зависело ускорение ввода объекта в строй.

5 ноября 1967 года в новом зале филармонии дали концерт для строителей, а 6 ноября состоялось торжественное заседание областного и городского актива в честь юбилея СССР. Правда, недоделок осталось много, пришлось потом зал еще на некоторое время закрывать, и только 19 декабря его сдали в эксплуатацию окончательно.

Борис Евдокимович понимал: появилось не просто еще одно здание в областном центре. Появилась возможность кардинально улучшить культурное обслуживание населения. В новый концертный зал филармонии, директором которой меня тому времени назначили, мы стали приглашать самые выдающиеся музыкальные и танцевальные коллективы страны.
Тюмень между тем гремела открытием нефтяных и газовых месторождений, обустраивался Север, рождались новые города, и знаменитые гости – певцы, музыканты, танцоры, выступив вначале на прекрасной сцене филармонии, отправлялись на буровые, в сейсмопартии, в леспромхозы, на нефтегазопромыслы. Такова была политика Бориса Щербины, которую я неуклонно проводил в жизнь.

У нас выступали ансамбль танца Игоря Моисеева, ансамбль «Березка», много именитых хоровых коллективов, оркестр «Голубой экран» под управлением Юрия Силантьева, Людмила Зыкина, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко – да просто едва ли не все звезды первой величины! 

Борис Евдокимович поддерживал и приветствовал расширение культурных связей области, помогал мне словом и делом, давал поручения тем, кто мог оказать то или иное содействие в нашем деле. Так, он просил начальника Главтюменьнефтегаза Виктора Муравленко с пониманием относиться к нуждам филармонии. Многое сделала назначенная нашим куратором зампред облисполкома Зинаида Богданович. 

Мы разработали целую систему эстетического воспитания. На базе филармонии были созданы знаменитый ансамбль скрипачей Сибири, несколько популярных вокально-инструментальных ансамблей, другие творческие коллективы, не одно десятилетие действует музыкальный лекторий. 

Конечно, были в те годы и такие сложности, о которых мало кто догадывался. К примеру, с оплатой не столь уж легкого труда артистов. Я по сей день помню все расценки, рубли и копейки. Тоже приходилось идти на всякие ухищрения, как  и во время строительства филармонии. Приезжает, к примеру, Иосиф Кобзон. Этот самоотверженный человек объездил самые отдаленные и неуютные уголки Севера, популярность у артиста среди газовиков, нефтяников, геологов была необыкновенная. Но как оплачивать концерты артисту? Существовали строгие и, по нынешним понятиям, просто дурацкие ограничения. Артист не мог получать больше двух окладов в месяц, 300 рублей – потолок. По тарифу Кобзон в день мог выполнить месячную норму. А дальше?

Я пошел к Борису Евдокимовичу: мол, есть вариант, но прикройте меня. И пояснил: мы оформляем Иосифу Давыдовичу (либо Лещенко, Лядовой – хоть кому) сумму, положенную по циркуляру для получения денег по месту работы, в Москве. А за «сверхплановые» концерты платим из фонда филармонии. Но для этого «на всякий пожарный случай» мне необходимо хотя бы какое-то решение облисполкома по данному вопросу.

Борис Щербина все понял и все сделал. И не напрасно. Министерство культуры обнаружило-таки нарушения, сама Фурцева на коллегии потребовала от меня объяснений. Я и объяснил, что облисполком своим распоряжением обязал «управление культуры и лично Леонида Згерского организовать дополнительные концерты для первопроходцев Тюменского Севера за счет фонда зарплаты областной филармонии…» А потом я сказал о том, что территория нашей области полтора миллиона квадратных километров, о важнейших для государства событиях, которые разворачиваются на этих просторах… Короче, в итоге Екатерина Алексеевна сменила гнев на милость.

Вернувшись, обо всем доложил Щербине. Он сказал, что все идет так, как надо. Создание жителям оптимальных условий не только труда, но  и отдыха никакими рублями не измеришь…

Великий был человек Борис Щербина. Не побоюсь такого слова. Великий.

Леонид Згерский, заслуженный работник культуры РФ, почетный гражданин г. Тюмени 

Продолжение следует.

Читать больше:

Распутин и Париж

Гоголь, которого мы не знаем

321Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
В областной столице пройдет бесплатный мастер-класс.
По народному календарю – Поднесеньев день. 22 сентября – День осеннего равноденствия. Именно сегодня ночь равняется с днем и постепенно начинает увеличиваться, а солнце радует последними теплыми лучами.
Работы по обустройству первого в Тюмени событийного парка «Алебашево» идут полным ходом.
Участники тюменского проекта продолжают изучать тонкости контактного боя.
С 15 по 21 сентября – коротко о самом интересном.
О причинах появления глубоких воронок на Ямале рассказал доктор геолого-минералогических наук, заслуженный геолог РФ Владимир Бородкин в ходе круглого стола, посвященного вопросам освоения Арктики.
Она состоится 26 сентября в Центре занятости населения Тюмени и Тюменского района.
Опрос
Что вы думаете о платных парковках?
Деньги за парковку идут на развитие дорожной сети
Я против, так как привык парковаться бесплатно
Платные парковки снизят нагрузку на центр города
Я вообще за платный въезд в центр города
Мне все равно. Я езжу на общественном транспорте

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное