Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Как мы прожили эти годы: "Первый командарм нефтяников"

28.08.2019
13:25
Как мы прожили эти годы: "Первый командарм нефтяников". Мы продолжаем серию публикаций альманаха "Сибирское богатство", посвященного 75-летию Тюменской области, "Как мы прожили эти годы".. Конечно же, тюменскую землю разбудили геологи. Это они расчертили тайгу и тундру линиями сейсмических профилей, они прослушивали недра, обозначали точки для бурения, строили скважины и салютовали нефтяными фонтанами. На это ушли годы, но зато страна узнала про Шаим, Сургут, Усть-Балык, Мегион, Самотлор. Однако настоящее преобразование крупнейшей в Советском Союзе области началось с приходом нефтяников. 12 июня — 5 июля 1965 г. постановлениями Совмина СССР и Совмина РСФСР было создано Главное Тюменское производственное управление по нефтяной и газовой промышленности («Главтюменнефтегаз»), Его начальником утвердили В. И. Муравленко. Он руководил главком двенадцать лет, вплоть до своей кончины. Период освоения нефтегазовой Сибири, создания главной топливно-энергетической базы нашего государства — поистине героическая эпоха. Целое созвездие ярких имен, удивительных судеб, фантастических производственных достижений стали символами того неповторимого времени. Особое место в истории занял именно первый начальник «Главтюменнефтегаза». Нефть начали добывать еще в 1964 году, до появления главка. Тогда в Омск на переработку по воде были отправлены первые 200 тыс. тонн тюменского черного золота. На следующий год «Главтюменнефтегаз» отрапортовал: есть миллион тонн! И пообещал увеличение добычи. Руководство страны было кровно заинтересовано в поставках сырья из новой провинции. В основополагающих партийных документах сибирякам были определены директивные цифры: к 1970 году добыть 20-25 млн тонн нефти. 25 миллионов! Промысловики Баку к такому уровню шли почти сто лет. Тюмень всего за пятилетку превзошла этот рубеж: страна получила 31,4 млн тонн. Главк стремительно наращивал объемы и скорости бурения. Доподлинные слова Виктора Ивановича, произнесенные им, когда он прибыл в Тюменскую область и приступил к работе по созданию совершенно новой для этих мест отрасли индустрии, звучали так: «Бурение — вот наш передний край! Мудра старая поговорка буровиков: нефть — на кончике долота... Перспективы развития экономики нефтедобывающей промышленности определяются в первую очередь организацией и темпами буровых работ. Здесь, на нефтяном Севере, нам следует отработать в бурении свою технологию, позволяющую повысить скорости проходки. Вот тогда мы сумеем широко расправить плечи, дать стране нефть...» Гигантский разворот событий, которые планировались и осуществлялись нефтяным штабом во главе с В. И. Муравленко, превращал заболоченные просторы в индустриально развитый регион с новыми городами и поселками, заводами и промыслами, речными портами и аэродромами, железными и шоссейными дорогами, мощными ЛЭП и электростанциями... Тюменская область уверенно выходила в лидеры среди основных нефтедобывающих регионов государства. Опередила Баку, а потом и «второе Баку» — Поволжье. Неслучайно Западную Сибирь именовали порой «третьим Баку». Однако здешние месторождения во многом отличались и от апшеронских залежей, и от жигулевских продуктивных пластов. Главным образом недоступностью. Все известные методы освоения тут не годились. Требовались новые подходы, новые технологии, новая техника. Идеи нужны были! Дерзкие идеи, нестандартные решения, неожиданные, порой парадоксальные предложения. Муравленко это понимал и горячо поддерживал новаторов. Настойчиво предлагал искать и пробовать. Буровые на воздушной подушке, искусственные острова для скважин, дороги на промороженной основе, крупноблочный монтаж... Не все в итоге выдерживало проверку практикой, но большинство новинок оправдало себя и помогало непрерывно наращивать добычу нефти. Кроме личных качеств начальника главка успеху дела способствовали его надежные связи с руководителями отрасли и государства. Так уж случилось, что с министром нефтяной промышленности СССР В. Д. Шашиным его связывала давняя взаимная симпатия. С председателем Госплана СССР Н. К. Байбаковым Виктор Иванович был не просто знаком, а дружен много лет. Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин относился к Муравленко с большим уважением и доверием. Так что начальник «Главтюменнефтегаза» без особого труда входил в нужные ему московские кабинеты, где ему удавалось разрешать проблемы самой высокой степени сложности. Однажды сотрудники главка были немало удивлены, увидев на вешалке в приемной начальника длинную вереницу генеральских шинелей и гирлянду папах. Судя по погонам, в кабинете Муравленко находились крупные авиационные командиры. Что привело их в далекую провинциальную Тюмень? Вскоре все выяснилось. Главку надо было срочно доставить на Север много тяжеловесного оборудования и техники. Виктор Муравленко при поддержке правительства убедил министерство обороны выделить в помощь тюменским нефтяникам большегрузные самолеты Ан-12 (на 16 тонн) и Ан-22 (на 80 тонн). Высокие чины прилетели в Тюмень, чтобы обсудить возможность использования воздушных военно-транспортных судов в сибирских условиях.  Виктор Иванович руководил наступлением на нефтяную целину по всем направлениям — не только в небе, но и на земле. Тяжелое бездорожье быстро выводило из строя отечественные автомобили, машин катастрофически не хватало. И тогда Муравленко обратился к специалистам Чехословакии, где выпускались самосвалы «Татра»: помогите Тюмени! Автомобилисты дружественной страны охотно откликнулись. Были оформлены соответствующие договоренности, закреплены взаимные обязательства, и чешские «Татры», которые в ходе эксплуатации постоянно совершенствовались, буквально заполонили трудные дороги Среднего Приобья... А сколько видов буровых установок поступило в Тюменскую область! Проходчики ставили на них всесоюзные рекорды скорости, но постоянно находили возможность улучшать станки, сделать их легче, удобнее, компактнее. Муравленко, сам буровик по специальности, нередко лично занимался этими вопросами. С молодым директором «Уралмаша» Николаем Ивановичем Рыжковым, будущим главой правительства, он неоднократно встречался прямо в цехах предприятия. Они вместе перебирали чертежи буровых установок, на ходу вносили усовершенствования, и «завод заводов» четко выполнял все заявки тюменцев. По существу, районы нефтедобычи в 60-70-х годах в той или иной мере были опытными лабораториями, исследовательскими полигонами. Здесь проводились испытания, здесь же осуществлялось и внедрение. Действовала прямая и обратная связь между кабинетами специалистов главка, проектировщиков, научных работников институтов и — буровыми, нефтепромыслами. Таким образом, под началом Муравленко был получен замечательный сплав науки и производства, который позволил быстро выйти на небывалые объемы бурения и добычи. И произошло это прежде всего потому, что таким «сплавом» ученого и инженера-производственника являлся сам Виктор Иванович. «С благословения» В. И. Муравленко на нефтепромыслах Тюмени родились многочисленные уникальные технические решения. Среди них — гидромониторные долота в сочетании с турбинным способом проходки; облегченные бурильные трубы из алюминиевых сплавов, которые впервые появились в Куйбышеве и были там проверены Виктором Ивановичем в производственных условиях; прокладка среди топей и болот знаменитых ледовых дорог, способных работать круглый год; передвижные буровые станки на железнодорожной основе; ускоренный монтаж установок и газотурбинный привод. Были решены многие сложные вопросы организации труда, диспетчерской связи и служб, обустройства месторождений и северных городов. Созидательный потенциал начальника «Главтюменнефтегаза» дал колоссальный результат. В сложнейших природно-климатических условиях добыча нефти росла такими темпами, каких не знала история нефтяной промышленности страны, да и мировая практика. Если в год своего рождения главк назвал первый миллион тонн «черного золота», то в 1975-м, спустя всего десять лет, рапортовал уже о 148 миллионах, а к 1988 году при той отраслевой системе, которую создал и выстроил В. И. Муравленко, был достигнут максимальный уровень нефтедобычи — 394 миллиона тонн! Фантастика, ставшая действительностью. Витя Муравленко родился 25 декабря 1912 года в казачьей станице Незамаевская в Краснодарском крае. Окончив в станичной школе девять классов, приехал в Чечено-Ингушетию, где тогда работал отец, и между ними состоялся памятный разговор, определивший дальнейшую судьбу Муравленко-младшего. «Если ты еще не выбрал дело жизни, — сказал Иван Васильевич, — то здесь недалеко, у села Стерч-Керч, разведчики ищут нефть, бурят. Работа настоящая, для мужчин. Мой совет: иди к ним, не пожалеешь». Мальчика приняли помощником моториста в буровую контору треста «Грознефть», а спустя три года он поступил в Грозненский нефтяной институт на специальность «бурение нефтяных скважин». По распределению прибыл в Баку на промысел имени Молотова. Там, на знаменитом нефтяном Апшеронском полуострове новоиспеченный инженер начинал бурильщиком, стоял у рычага тяжелой лебедки и со временем получил квалификацию бурового мастера. Это было время, когда между Волгой и Уралом рождалась новая крупная нефтяная провинция — «второе Баку». Туда направили большой отряд специалистов из Баку и Грозного. В их числе оказался и отслуживший свой срок в Рабоче-крестьянской Красной Армии Виктор Муравленко. Три года работы в «Сызраньнефти» стали для Муравленко хорошей жизненной школой. Именно там он приобрел навыки умелого общения с людьми, взаимоотношений с коллективом, превратился в настоящего руководителя, профессионала. Завязывается дружба, которая продлится многие десятилетия, с Н. К. Байбаковым — тогда он был начальником объединения «Востокнефтедобыча», потом первым послевоенным наркомом нефтяной промышленности, а еще позднее — председателем Госплана СССР. В 1940 году на Дальнем Востоке создается объединение «Дальнефть». Инженера-коммуниста В. И. Муравленко направляют на Сахалин в поселок Армудан начальником нефтеразведки. На Дальнем Востоке Виктор Иванович получил свою первую правительственную награду — медаль «За трудовую доблесть». В 1946 году его отзывают обратно во «второе Баку». В Поволжье разворачивается масштабное нефтяное строительство. Жигулевские горы — там нефть была упрятана под панцирем древних пород на глубине двух-трех километров. Возникало множество технических сложностей. В. И. Муравленко — директор конторы бурения, управляющий трестом «Ставропольнефть», начальник объединения «Куйбышевнефть», заместитель председателя Куйбышевского совнархоза, начальник управления нефтяной промышленности Средне-Волжского совнархоза... Два десятилетия напряженного труда. Виктор Иванович с женой, Клавдией Захаровной, которая стала его верной подругой и спутницей со студенческих лет, жили в скромной квартире с самой простой мебелью. В Поволжье окончил школу и институт старший сын Валерий, тоже буровик, там же родился и младший — Сергей, избравший такой же трудный путь первопроходца-нефтяника. Ну а наиболее ярко организаторские способности В. И. Муравленко, его талант крупного руководителя, политика, воспитателя и ученого проявились в Тюменской области. Как-то журналисты спросили сына Виктора Ивановича, депутата Государственной Думы России Сергея Муравленко, тоже нефтяника: он выбрал свою профессию в знак уважения к отцу? — Наверное, хотя трудно предположить, что я мог выбрать что-то другое: разговоры о нефти я слышал дома с пеленок. Когда подрос, отец начал, похоже, уже целенаправленно обращать меня в свою профессиональную веру — брал с собой на промыслы, на буровые. Еще в Куйбышеве, когда мне было десять-двенадцать лет. А затем, когда переехали в Тюмень и до окончания школы оставалось полтора-два года, отец начал серьезные разговоры, агитировал без нажима, но, как всегда, настойчиво. А меня и агитировать-то особенно не надо было. Перед глазами был пример такой преданности профессии, своему делу, что выбор напрашивался сам собой. Отец еще мог перейти на аппаратную работу в Москву, в министерство, и предложения, знаю, такие были, и, наверное, гарантировалась работа полегче, быт получше. Но он на это не шел, даже не мыслил себя, думаю, без практического производства... Школу Муравленко прошел не только его сын — выдержали проверку временем многие будущие «нефтяные генералы», президенты компаний, председатели советов директоров: В. А. Городилов, В. Л. Богданов, Ю. Н. Вершинин, А. Е. Путилов, Л. И. Филимонов, В. Ю. Алекперов, В. С. Медведев, А. В. Сивак, В. А. Парасюк, В. И. Отт и другие. Они его ученики, и каждый в своей сфере продолжает дело наставника и учителя. Муравленко-производственника в области (и не только в области!) прекрасно знали. А вот его научная деятельность и связанные с ней коллизии мало кому известны. Этот пробел восполнил В. Е. Копылов, доктор технических наук, бывший в «эпоху Муравленко» ректором Тюменского индустриального института. Виктор Ефимович сообщает: получение ученого звания профессора открыло В. И. Муравленко, не имевшему ученой степени кандидата наук, путь к защите докторской диссертации. О подготовке док-торской в общепринятом смысле не приходилось и думать: ни времени, ни достаточной для существующих требований к диссертации возможности обработки материалов у него не было. Наиболее реальный путь — оформление защиты доклада по совокупности опубликованных работ. Их список, включающий более 30 названий, в том числе несколько брошюр и книг, позволил сделать достаточно солидный, интересный и содержательный доклад, способный удовлетворить любой, самый представительный и требовательный орган. С 1968 года В. И. Муравленко состоял членом совета института по присуждению ученых степеней и как профессор и знаток производства способствовал требовательному обсуждению выдвигаемых на защиту работ. Высокий инженерный уровень технических решений, полученных В. И. Муравленко, не вызывал сомнений у специалистов нефтяной промышленности, у зарубежных делегаций, посещавших Западную Сибирь в те годы. Признанием его заслуг были многочисленные поездки за рубеж. Он был в Канаде (1966 год), где знакомился с достижениями в области бурения скважин в условиях, сходных с тюменскими. В Финляндии (1967 год) его интересовали достижения домостроения в суровых северных краях. Виктор Иванович был на Всемирных выставках в США и Японии (1970 год), как член парламентской делегации посетил Венесуэлу (1972 год) и ее нефтяные промыслы, а в 1974 году состоялась поездка в Чехословакию. Он консультировал иракских специалистов по вопросам добычи нефти и проектирования системы поддержания пластового давления на месторождении Северная Румэйла. Наконец, в 1975 году Муравленко должен был выступить с докладом в Токио на IX Всемирном нефтяном конгрессе. Доклад был там зачитан, однако сам Виктор Иванович по ряду причин в Японию выехать не смог. Его не стало жарким летним днем 1977 года. Виктор Иванович Муравленко скончался в Москве 15 июня, за день до начала работы сессии Верховного Совета СССР, на которую тюменский депутат и прибыл из Сибири. Изношенное сердце легендарного нефтяника не выдержало перегрузок. Виктора Ивановича провожают в последний путь. В центре - первый секретарь Тюменского обкома КПСС Г. П. Богомяков. Умер хороший человек, прекрасный руководитель и заслуженный государственный деятель — Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, кавалер четырех орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции и других наград, депутат Верховного Совета СССР, профессор... Понятное дело: во всех центральных газетах — некрологи, подписанные первыми лицами партии и правительства, науки и производства. Явление далеко не рядовое, но, надо признать, подобное бывало. И случалось, что после пространных некрологов и торжественных прощаний наступала глухая полоса забвения. Жил человек — и канул в небытие... К счастью, Виктору Ивановичу Муравленко судьба отвела в истории особое место. Высокую миссию сохранения памяти о великом нефтянике, о его соратниках, о делах крупнейшего в СССР главка взяла на себя ставшая известной на всю страну Тюменская областная общественная организация — Фонд имени В. И. Муравленко. 
Мы продолжаем серию публикаций альманаха "Сибирское богатство", посвященного 75-летию Тюменской области, "Как мы прожили эти годы".
В общении с людьми В.И.Муравленко никогда не забывал, что свой рабочий путь он начал с буровой.

Конечно же, тюменскую землю разбудили геологи. Это они расчертили тайгу и тундру линиями сейсмических профилей, они прослушивали недра, обозначали точки для бурения, строили скважины и салютовали нефтяными фонтанами. На это ушли годы, но зато страна узнала про Шаим, Сургут, Усть-Балык, Мегион, Самотлор. Однако настоящее преобразование крупнейшей в Советском Союзе области началось с приходом нефтяников. 12 июня — 5 июля 1965 г. постановлениями Совмина СССР и Совмина РСФСР было создано Главное Тюменское производственное управление по нефтяной и газовой промышленности («Главтюменнефтегаз»), Его начальником утвердили В. И. Муравленко. Он руководил главком двенадцать лет, вплоть до своей кончины. Период освоения нефтегазовой Сибири, создания главной топливно-энергетической базы нашего государства — поистине героическая эпоха. Целое созвездие ярких имен, удивительных судеб, фантастических производственных достижений стали символами того неповторимого времени.

Особое место в истории занял именно первый начальник «Главтюменнефтегаза».

Нефть начали добывать еще в 1964 году, до появления главка. Тогда в Омск на переработку по воде были отправлены первые 200 тыс. тонн тюменского черного золота. На следующий год «Главтюменнефтегаз» отрапортовал: есть миллион тонн! И пообещал увеличение добычи.

Руководство страны было кровно заинтересовано в поставках сырья из новой провинции. В основополагающих партийных документах сибирякам были определены директивные цифры: к 1970 году добыть 20-25 млн тонн нефти. 25 миллионов! Промысловики Баку к такому уровню шли почти сто лет. Тюмень всего за пятилетку превзошла этот рубеж: страна получила 31,4 млн тонн.

Главк стремительно наращивал объемы и скорости бурения. Доподлинные слова Виктора Ивановича, произнесенные им, когда он прибыл в Тюменскую область и приступил к работе по созданию совершенно новой для этих мест отрасли индустрии, звучали так:

«Бурение — вот наш передний край! Мудра старая поговорка буровиков: нефть — на кончике долота... Перспективы развития экономики нефтедобывающей промышленности определяются в первую очередь организацией и темпами буровых работ. Здесь, на нефтяном Севере, нам следует отработать в бурении свою технологию, позволяющую повысить скорости проходки. Вот тогда мы сумеем широко расправить плечи, дать стране нефть...»

Гигантский разворот событий, которые планировались и осуществлялись нефтяным штабом во главе с В. И. Муравленко, превращал заболоченные просторы в индустриально развитый регион с новыми городами и поселками, заводами и промыслами, речными портами и аэродромами, железными и шоссейными дорогами, мощными ЛЭП и электростанциями...

Тюменская область уверенно выходила в лидеры среди основных нефтедобывающих регионов государства. Опередила Баку, а потом и «второе Баку» — Поволжье. Неслучайно Западную Сибирь именовали порой «третьим Баку». Однако здешние месторождения во многом отличались и от апшеронских залежей, и от жигулевских продуктивных пластов. Главным образом недоступностью. Все известные методы освоения тут не годились. Требовались новые подходы, новые технологии, новая техника. Идеи нужны были! Дерзкие идеи, нестандартные решения, неожиданные, порой парадоксальные предложения.

Муравленко это понимал и горячо поддерживал новаторов. Настойчиво предлагал искать и пробовать. Буровые на воздушной подушке, искусственные острова для скважин, дороги на промороженной основе, крупноблочный монтаж... Не все в итоге выдерживало проверку практикой, но большинство новинок оправдало себя и помогало непрерывно наращивать добычу нефти.

Кроме личных качеств начальника главка успеху дела способствовали его надежные связи с руководителями отрасли и государства. Так уж случилось, что с министром нефтяной промышленности СССР В. Д. Шашиным его связывала давняя взаимная симпатия. С председателем Госплана СССР Н. К. Байбаковым Виктор Иванович был не просто знаком, а дружен много лет. Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин относился к Муравленко с большим уважением и доверием. Так что начальник «Главтюменнефтегаза» без особого труда входил в нужные ему московские кабинеты, где ему удавалось разрешать проблемы самой высокой степени сложности.

Однажды сотрудники главка были немало удивлены, увидев на вешалке в приемной начальника длинную вереницу генеральских шинелей и гирлянду папах. Судя по погонам, в кабинете Муравленко находились крупные авиационные командиры. Что привело их в далекую провинциальную Тюмень?

Вскоре все выяснилось. Главку надо было срочно доставить на Север много тяжеловесного оборудования и техники. Виктор Муравленко при поддержке правительства убедил министерство обороны выделить в помощь тюменским нефтяникам большегрузные самолеты Ан-12 (на 16 тонн) и Ан-22 (на 80 тонн). Высокие чины прилетели в Тюмень, чтобы обсудить возможность использования воздушных военно-транспортных судов в сибирских условиях. 

Виктор Иванович руководил наступлением на нефтяную целину по всем направлениям — не только в небе, но и на земле. Тяжелое бездорожье быстро выводило из строя отечественные автомобили, машин катастрофически не хватало. И тогда Муравленко обратился к специалистам Чехословакии, где выпускались самосвалы «Татра»: помогите Тюмени! Автомобилисты дружественной страны охотно откликнулись. Были оформлены соответствующие договоренности, закреплены взаимные обязательства, и чешские «Татры», которые в ходе эксплуатации постоянно совершенствовались, буквально заполонили трудные дороги Среднего Приобья...

А сколько видов буровых установок поступило в Тюменскую область! Проходчики ставили на них всесоюзные рекорды скорости, но постоянно находили возможность улучшать станки, сделать их легче, удобнее, компактнее. Муравленко, сам буровик по специальности, нередко лично занимался этими вопросами. С молодым директором «Уралмаша» Николаем Ивановичем Рыжковым, будущим главой правительства, он неоднократно встречался прямо в цехах предприятия. Они вместе перебирали чертежи буровых установок, на ходу вносили усовершенствования, и «завод заводов» четко выполнял все заявки тюменцев.

По существу, районы нефтедобычи в 60-70-х годах в той или иной мере были опытными лабораториями, исследовательскими полигонами. Здесь проводились испытания, здесь же осуществлялось и внедрение. Действовала прямая и обратная связь между кабинетами специалистов главка, проектировщиков, научных работников институтов и — буровыми, нефтепромыслами. Таким образом, под началом Муравленко был получен замечательный сплав науки и производства, который позволил быстро выйти на небывалые объемы бурения и добычи. И произошло это прежде всего потому, что таким «сплавом» ученого и инженера-производственника являлся сам Виктор Иванович.

«С благословения» В. И. Муравленко на нефтепромыслах Тюмени родились многочисленные уникальные технические решения. Среди них — гидромониторные долота в сочетании с турбинным способом проходки; облегченные бурильные трубы из алюминиевых сплавов, которые впервые появились в Куйбышеве и были там проверены Виктором Ивановичем в производственных условиях; прокладка среди топей и болот знаменитых ледовых дорог, способных работать круглый год; передвижные буровые станки на железнодорожной основе; ускоренный монтаж установок и газотурбинный привод. Были решены многие сложные вопросы организации труда, диспетчерской связи и служб, обустройства месторождений и северных городов.

Созидательный потенциал начальника «Главтюменнефтегаза» дал колоссальный результат. В сложнейших природно-климатических условиях добыча нефти росла такими темпами, каких не знала история нефтяной промышленности страны, да и мировая практика. Если в год своего рождения главк назвал первый миллион тонн «черного золота», то в 1975-м, спустя всего десять лет, рапортовал уже о 148 миллионах, а к 1988 году при той отраслевой системе, которую создал и выстроил В. И. Муравленко, был достигнут максимальный уровень нефтедобычи — 394 миллиона тонн!

Фантастика, ставшая действительностью.

Витя Муравленко родился 25 декабря 1912 года в казачьей станице Незамаевская в Краснодарском крае. Окончив в станичной школе девять классов, приехал в Чечено-Ингушетию, где тогда работал отец, и между ними состоялся памятный разговор, определивший дальнейшую судьбу Муравленко-младшего. «Если ты еще не выбрал дело жизни, — сказал Иван Васильевич, — то здесь недалеко, у села Стерч-Керч, разведчики ищут нефть, бурят. Работа настоящая, для мужчин. Мой совет: иди к ним, не пожалеешь».

Мальчика приняли помощником моториста в буровую контору треста «Грознефть», а спустя три года он поступил в Грозненский нефтяной институт на специальность «бурение нефтяных скважин». По распределению прибыл в Баку на промысел имени Молотова. Там, на знаменитом нефтяном Апшеронском полуострове новоиспеченный инженер начинал бурильщиком, стоял у рычага тяжелой лебедки и со временем получил квалификацию бурового мастера.

Это было время, когда между Волгой и Уралом рождалась новая крупная нефтяная провинция — «второе Баку». Туда направили большой отряд специалистов из Баку и Грозного. В их числе оказался и отслуживший свой срок в Рабоче-крестьянской Красной Армии Виктор Муравленко.

Три года работы в «Сызраньнефти» стали для Муравленко хорошей жизненной школой. Именно там он приобрел навыки умелого общения с людьми, взаимоотношений с коллективом, превратился в настоящего руководителя, профессионала. Завязывается дружба, которая продлится многие десятилетия, с Н. К. Байбаковым — тогда он был начальником объединения «Востокнефтедобыча», потом первым послевоенным наркомом нефтяной промышленности, а еще позднее — председателем Госплана СССР.

В 1940 году на Дальнем Востоке создается объединение «Дальнефть». Инженера-коммуниста В. И. Муравленко направляют на Сахалин в поселок Армудан начальником нефтеразведки. На Дальнем Востоке Виктор Иванович получил свою первую правительственную награду — медаль «За трудовую доблесть».

В 1946 году его отзывают обратно во «второе Баку». В Поволжье разворачивается масштабное нефтяное строительство. Жигулевские горы — там нефть была упрятана под панцирем древних пород на глубине двух-трех километров. Возникало множество технических сложностей. В. И. Муравленко — директор конторы бурения, управляющий трестом «Ставропольнефть», начальник объединения «Куйбышевнефть», заместитель председателя Куйбышевского совнархоза, начальник управления нефтяной промышленности Средне-Волжского совнархоза...

Два десятилетия напряженного труда. Виктор Иванович с женой, Клавдией Захаровной, которая стала его верной подругой и спутницей со студенческих лет, жили в скромной квартире с самой простой мебелью. В Поволжье окончил школу и институт старший сын Валерий, тоже буровик, там же родился и младший — Сергей, избравший такой же трудный путь первопроходца-нефтяника.

Ну а наиболее ярко организаторские способности В. И. Муравленко, его талант крупного руководителя, политика, воспитателя и ученого проявились в Тюменской области.

Как-то журналисты спросили сына Виктора Ивановича, депутата Государственной Думы России Сергея Муравленко, тоже нефтяника: он выбрал свою профессию в знак уважения к отцу?

— Наверное, хотя трудно предположить, что я мог выбрать что-то другое: разговоры о нефти я слышал дома с пеленок. Когда подрос, отец начал, похоже, уже целенаправленно обращать меня в свою профессиональную веру — брал с собой на промыслы, на буровые. Еще в Куйбышеве, когда мне было десять-двенадцать лет. А затем, когда переехали в Тюмень и до окончания школы оставалось полтора-два года, отец начал серьезные разговоры, агитировал без нажима, но, как всегда, настойчиво. А меня и агитировать-то особенно не надо было. Перед глазами был пример такой преданности профессии, своему делу, что выбор напрашивался сам собой. Отец еще мог перейти на аппаратную работу в Москву, в министерство, и предложения, знаю, такие были, и, наверное, гарантировалась работа полегче, быт получше. Но он на это не шел, даже не мыслил себя, думаю, без практического производства...

Школу Муравленко прошел не только его сын — выдержали проверку временем многие будущие «нефтяные генералы», президенты компаний, председатели советов директоров: В. А. Городилов, В. Л. Богданов, Ю. Н. Вершинин, А. Е. Путилов, Л. И. Филимонов, В. Ю. Алекперов, В. С. Медведев, А. В. Сивак, В. А. Парасюк, В. И. Отт и другие. Они его ученики, и каждый в своей сфере продолжает дело наставника и учителя.

Муравленко-производственника в области (и не только в области!) прекрасно знали. А вот его научная деятельность и связанные с ней коллизии мало кому известны. Этот пробел восполнил В. Е. Копылов, доктор технических наук, бывший в «эпоху Муравленко» ректором Тюменского индустриального института.

Виктор Ефимович сообщает: получение ученого звания профессора открыло В. И. Муравленко, не имевшему ученой степени кандидата наук, путь к защите докторской диссертации. О подготовке док-торской в общепринятом смысле не приходилось и думать: ни времени, ни достаточной для существующих требований к диссертации возможности обработки материалов у него не было. Наиболее реальный путь — оформление защиты доклада по совокупности опубликованных работ. Их список, включающий более 30 названий, в том числе несколько брошюр и книг, позволил сделать достаточно солидный, интересный и содержательный доклад, способный удовлетворить любой, самый представительный и требовательный орган. С 1968 года В. И. Муравленко состоял членом совета института по присуждению ученых степеней и как профессор и знаток производства способствовал требовательному обсуждению выдвигаемых на защиту работ.

Высокий инженерный уровень технических решений, полученных В. И. Муравленко, не вызывал сомнений у специалистов нефтяной промышленности, у зарубежных делегаций, посещавших Западную Сибирь в те годы. Признанием его заслуг были многочисленные поездки за рубеж. Он был в Канаде (1966 год), где знакомился с достижениями в области бурения скважин в условиях, сходных с тюменскими. В Финляндии (1967 год) его интересовали достижения домостроения в суровых северных краях. Виктор Иванович был на Всемирных выставках в США и Японии (1970 год), как член парламентской делегации посетил Венесуэлу (1972 год) и ее нефтяные промыслы, а в 1974 году состоялась поездка в Чехословакию. Он консультировал иракских специалистов по вопросам добычи нефти и проектирования системы поддержания пластового давления на месторождении Северная Румэйла. Наконец, в 1975 году Муравленко должен был выступить с докладом в Токио на IX Всемирном нефтяном конгрессе. Доклад был там зачитан, однако сам Виктор Иванович по ряду причин в Японию выехать не смог.

Его не стало жарким летним днем 1977 года. Виктор Иванович Муравленко скончался в Москве 15 июня, за день до начала работы сессии Верховного Совета СССР, на которую тюменский депутат и прибыл из Сибири.

Изношенное сердце легендарного нефтяника не выдержало перегрузок.

Виктора Ивановича провожают в последний путь. В центре - первый секретарь Тюменского обкома КПСС Г. П. Богомяков.

Умер хороший человек, прекрасный руководитель и заслуженный государственный деятель — Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, кавалер четырех орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции и других наград, депутат Верховного Совета СССР, профессор... Понятное дело: во всех центральных газетах — некрологи, подписанные первыми лицами партии и правительства, науки и производства. Явление далеко не рядовое, но, надо признать, подобное бывало. И случалось, что после пространных некрологов и торжественных прощаний наступала глухая полоса забвения. Жил человек — и канул в небытие...

К счастью, Виктору Ивановичу Муравленко судьба отвела в истории особое место. Высокую миссию сохранения памяти о великом нефтянике, о его соратниках, о делах крупнейшего в СССР главка взяла на себя ставшая известной на всю страну Тюменская областная общественная организация — Фонд имени В. И. Муравленко. 

Читать больше:

Как мы прожили эти годы: «Этот вуз станет кузницей нефтегазовых кадров»

В Тобольске задержали подозреваемого в убийстве

496Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Праздник состоялся во Дворце творчества и спорта «Пионер».
В этот день в 1930 году были обозначены административные границы Остяко-Вогульского и Ямало-Ненецкого национальных округов, которые позднее были переименованы в Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.
11 декабря в 14:00  в студии онлайн-трансляций газеты "Тюменская область сегодня" начнется прямой эфир с руководителем центра информационных технологий Тюменской области Артуром Усмановым. Тема разговора «Правила безопасного поведения и защита от мошенников при работе в Интернете».
В преддверии 2020 Года Памяти и Славы в школах Тюмени проходит множество мероприятий, посвященных Великой Отечественной войне. И в школе №40 детям предложили подготовить стихотворения о войне.
По народному календарю – Рождественский мясоед. Если в этот день иней по всюду лежит, то лето будет дождливым.
В Тюмени подвели итоги фестиваля «Творчество для всех».

Опрос
Какую сумму вы планируете потратить на новогодний стол?
До 3 тысяч рублей
Около 5 тысяч рублей
Более 5 тысяч рублей
Соберем на праздник с друзьями - так дешевле и веселей
Куплю только ингредиенты для оливье и шампанское
Не планирую тратить - пойду в гости
Праздничного стола не будет - я лягу спать

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное