Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

×
В социальных сетях
В печатной версии

Тюменскому региональному управлению ФСБ исполнилось 75 лет

20.08.2019
14:42
Тюменскому региональному управлению ФСБ исполнилось 75 лет. Тюменские чекисты «родились» практически на одной неделе с областью, никогда не отделяли себя от местных проблем, работали и свои праздники отмечали вместе с тружениками области. . Первые шаги Чекисты в Тюмени жили и трудились с 1919 года, а вот областного управления госбезопасности не было, так как до 1944 года Тюменской области не существовало. На территории края вначале значилась Тобольская, а за ней Тюменская губернии, потом Обь-Иртышская и позднее Омская области, куда и была «приписана» Тюменская земля.  Управление Народного Комиссариата Государственной Безопасности по Тюменской области (НКГБ) было образовано приказом № 00310 Народного Комиссара Госбезопасности СССР Меркулова от 19 августа 1944 года сразу, как только был подписан декрет о создании Тюменской области. Жизнь распорядилась так, что область и управление госбезопасности родились в одно время, живут и трудятся рядом, поддерживая друг друга, и история, по большому счету, у них одна. Трудная, боевая, через преодоление неимоверных сложностей и решение грандиозных задач, но  и счастливая – в достижении самых высоких результатов. Нынешнее наименование – региональное управление ФСБ  по  Тюменской области – мы получили в соответствии с Федеральным законом от 3 апреля 1995 года, а наши северные оперативные отделы автономных округов сохранили вертикаль подчиненности областной столице и по-прежнему остались работать в  составе Тюменского областного управления госбезопасности. Политические обозреватели отмечали тогда, что чекисты – единственная структура, сохранившая свою целостность на огромном пространстве прежде единой области. И еще одна наша особенность, но  с позиций госбезопасности. Тюменская область – один из немногих регионов России, у которого пограничные заставы «работают» на северной и южной границе территории, а в областном центре, в аэропорту Рощино, функционирует пост пограничного контроля. Первым начальником Тюменского областного управления НКГБ был  назначен 19 августа 1944 года 42-летний Иван Васильевич Шатеркин, прибывший в Тюмень из Красноярска, где он прошел путь от оперуполномоченного до заместителя начальника управления. Опытный руководитель Шатеркин первостепенной задачей поставил сформировать надежный и боеспособный аппарат оперативных и руководящих работников. Как всегда было заведено у чекистов, в трудную минуту тюменцев выручили коллеги из Омского управления НКВД и Свердловской межкраевой школы НКВД СССР и помогли своими кадрами. Основными направлениями контрразведывательной деятельности в условиях еще продолжавшейся войны, а затем и  в  первые послевоенные годы для наших чекистов были розыск агентов иностранных разведок, прежде всего германской, а также скрывающихся от правосудия изменников Родины, гитлеровских пособников и карателей. В шестидесятые годы, с открытием и разработкой богатейших запасов нефти и газа на территории области, главной заботой чекистов стало обеспечение безопасности нефтегазового комплекса Западной Сибири. Два генерала Созданный в Тюмени в 1965 году Главтюменнефтегаз с момента его образования возглавлял, как его называли в народе, «нефтяной генерал» Виктор Иванович Муравленко, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии. Михаил Иванович Третьяков, после вступления в должность начальника управления КГБ  в июле 1972 года и решения самых неотложных кадровых вопросов, побывал у Муравленко в  главке. Не  пригласил к себе, как  это делали другие начальники, а  сам  пошел к нему. Это было одним из правил в работе Третьякова – уважать заслуженных людей. Разговор получился откровенным и деловым, два крупных специалиста, каждый в своей отрасли, быстро нашли точки соприкосновения и определили совместные действия для решения единой общегосударственной задачи по обеспечению устойчивого развития Тюменского нефтегазового комплекса. В тот период у тюменских нефтяников, да  и у чекистов тоже, время было спрессовано до предела. ЦК КПСС и Совет Министров хорошо знали, что бюджет страны пополняется в значительной мере от объемов продажи за границу тюменских углеводородов, поэтому планы по разведке и добыче нефти и газа регулярно пересматривались, и только в сторону увеличения. Появились расчеты, в каком году Тюмень должна достичь рекордной добычи нефти – один миллион тонн и газа – один миллиард кубомет-ров в день. Естественно, что подобные грандиозные планы привлекли внимание к Тюменской области мировой промышленной общественности и западных разведок. Между тем вновь созданные Третьяковым северные городские и районные подразделения госбезопасности «встали на ноги» и довольно быстро набирали ход  в своей чекистской деятельности. В Тюмень систематически стала поступать заслуживающая оперативного внимания информация, и не только о предпосылках к чрезвычайным происшествиям. Из двух отделов, это Среднее Приобье и Ямало-Ненецкий автономный округ, пришли сообщения о подозрительном интересе двух иностранных специалистов к плановым показателям по разведочному бурению на ближайшую пятилетку, а также по прог-нозным запасам нефти одного из очень крупных месторождений. Причем иностранец обозначил наименование документов, копии которых он хотел бы получить, и не безвозмездно. Нашему нефтянику за документы была предложена иностранная валюта. Генерал Третьяков быстро организовал необходимые оперативно-технические мероприятия. В итоге была пресечена негласная попытка передачи иностранцу и  вывоза за границу секретной информации. Гос-подин Икс не получил желаемых ценных документов, а наш товарищ Игрек остался без валюты и с надолго испорченной служебной карьерой. Сотрудничество, как тогда говорили, двух великих генералов: чекистского – Третьякова и нефтяного – Муравленко, успешно продолжалось. В 1977 году Тюменское управление КГБ  и Главтюменнефтегаз получили, каждое по своей линии, указания из Москвы о проведении на нефтегазовых объектах области комплексной проверки соблюдения вопросов секретности и организации работы с иностранными специалистами. В главке и управлении создали по оперативной группе для проведения проверочных мероприятий.     Две недели шла напряженная работа. После этого руководители групп и Муравленко собрались в кабинете Третьякова, подробно обсудили итоги проделанной работы, определили первоочередные и перспективные меры по комплексной защите объектов неф-тегазовой промышленности области. Разработанный чекистами отдельно «план оперативных мероприятий по комплексной защите объектов нефтегазового комплекса» был утвержден генералом Третьяковым, направлен в КГБ СССР и получил одобрение Центра. Символично, что секретарь обкома Геннадий Богомяков и начальник управления КГБ Михаил Третьяков пришли на свои высокие посты практически в одно время. Именно они ввели в практику в Тюмени оперативные и весьма доверительные контакты между высшей партийной властью и чекистами. Возвращаясь с очередного пленума ЦК КПСС из столицы, Геннадий Павлович прямо из аэропорта Рощино появлялся в актовом зале управления КГБ, где его ждал весь оперсостав. Чекисты первыми в области, из первых уст члена ЦК получали самую важную и точную информацию, а к вечеру того же дня обком КПСС уже имел достоверные сведения о реакции населения города и области на новые инициативы партии. И обкому партии, и ЦК КПСС важно было знать, как реагирует народ на проводимые в стране значимые мероприятия. Геннадий Павлович и Михаил Иванович, а вслед за ними их подчиненные, поддерживали постоянные деловые контакты, направленные на дальнейшее ускоренное развитие нефтегазового комплекса страны.  В заключение хочу сказать, что Россия по праву помнит имена Виктора Муравленко, Фармана Салманова, Юрия Эрвье. Но, по моему мнению, в одном ряду с этими Героями Труда должно стоять имя Михаила Ивановича Третьякова. Именно по его инициативе, благодаря его дальновидности и энергии, под его руководством и при непосредственном участии в Тюменском управлении КГБ была заново создана система городских и районных аппаратов в районах нефтегазодобычи, которая надежно обеспечивала безопасность нефтегазового комплекса Тюменской земли, активно способствовала его бурному развитию. И которая работает до сих пор. Николай Зензин, полковник ФСБ  в отставке
Тюменские чекисты «родились» практически на одной неделе с областью, никогда не отделяли себя от местных проблем, работали и свои праздники отмечали вместе с тружениками области. 
Ветераны управления КГБ (слева направо): Юрий Степанов, Михаил Третьяков, Александр Корнев, Геннадий Костенко, 9 мая 1975 года || Фото из архива Николая ЗЕНЗИНА.

Первые шаги

Чекисты в Тюмени жили и трудились с 1919 года, а вот областного управления госбезопасности не было, так как до 1944 года Тюменской области не существовало. На территории края вначале значилась Тобольская, а за ней Тюменская губернии, потом Обь-Иртышская и позднее Омская области, куда и была «приписана» Тюменская земля. 

Управление Народного Комиссариата Государственной Безопасности по Тюменской области (НКГБ) было образовано приказом № 00310 Народного Комиссара Госбезопасности СССР Меркулова от 19 августа 1944 года сразу, как только был подписан декрет о создании Тюменской области. Жизнь распорядилась так, что область и управление госбезопасности родились в одно время, живут и трудятся рядом, поддерживая друг друга, и история, по большому счету, у них одна. Трудная, боевая, через преодоление неимоверных сложностей и решение грандиозных задач, но  и счастливая – в достижении самых высоких результатов.

Нынешнее наименование – региональное управление ФСБ  по  Тюменской области – мы получили в соответствии с Федеральным законом от 3 апреля 1995 года, а наши северные оперативные отделы автономных округов сохранили вертикаль подчиненности областной столице и по-прежнему остались работать в  составе Тюменского областного управления госбезопасности. Политические обозреватели отмечали тогда, что чекисты – единственная структура, сохранившая свою целостность на огромном пространстве прежде единой области. И еще одна наша особенность, но  с позиций госбезопасности. Тюменская область – один из немногих регионов России, у которого пограничные заставы «работают» на северной и южной границе территории, а в областном центре, в аэропорту Рощино, функционирует пост пограничного контроля.

Первым начальником Тюменского областного управления НКГБ был  назначен 19 августа 1944 года 42-летний Иван Васильевич Шатеркин, прибывший в Тюмень из Красноярска, где он прошел путь от оперуполномоченного до заместителя начальника управления. Опытный руководитель Шатеркин первостепенной задачей поставил сформировать надежный и боеспособный аппарат оперативных и руководящих работников. Как всегда было заведено у чекистов, в трудную минуту тюменцев выручили коллеги из Омского управления НКВД и Свердловской межкраевой школы НКВД СССР и помогли своими кадрами.

Основными направлениями контрразведывательной деятельности в условиях еще продолжавшейся войны, а затем и  в  первые послевоенные годы для наших чекистов были розыск агентов иностранных разведок, прежде всего германской, а также скрывающихся от правосудия изменников Родины, гитлеровских пособников и карателей. В шестидесятые годы, с открытием и разработкой богатейших запасов нефти и газа на территории области, главной заботой чекистов стало обеспечение безопасности нефтегазового комплекса Западной Сибири.

Два генерала

Созданный в Тюмени в 1965 году Главтюменнефтегаз с момента его образования возглавлял, как его называли в народе, «нефтяной генерал» Виктор Иванович Муравленко, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии. Михаил Иванович Третьяков, после вступления в должность начальника управления КГБ  в июле 1972 года и решения самых неотложных кадровых вопросов, побывал у Муравленко в  главке. Не  пригласил к себе, как  это делали другие начальники, а  сам  пошел к нему. Это было одним из правил в работе Третьякова – уважать заслуженных людей. Разговор получился откровенным и деловым, два крупных специалиста, каждый в своей отрасли, быстро нашли точки соприкосновения и определили совместные действия для решения единой общегосударственной задачи по обеспечению устойчивого развития Тюменского нефтегазового комплекса.

В тот период у тюменских нефтяников, да  и у чекистов тоже, время было спрессовано до предела. ЦК КПСС и Совет Министров хорошо знали, что бюджет страны пополняется в значительной мере от объемов продажи за границу тюменских углеводородов, поэтому планы по разведке и добыче нефти и газа регулярно пересматривались, и только в сторону увеличения. Появились расчеты, в каком году Тюмень должна достичь рекордной добычи нефти – один миллион тонн и газа – один миллиард кубомет-ров в день. Естественно, что подобные грандиозные планы привлекли внимание к Тюменской области мировой промышленной общественности и западных разведок.

Между тем вновь созданные Третьяковым северные городские и районные подразделения госбезопасности «встали на ноги» и довольно быстро набирали ход  в своей чекистской деятельности. В Тюмень систематически стала поступать заслуживающая оперативного внимания информация, и не только о предпосылках к чрезвычайным происшествиям. Из двух отделов, это Среднее Приобье и Ямало-Ненецкий автономный округ, пришли сообщения о подозрительном интересе двух иностранных специалистов к плановым показателям по разведочному бурению на ближайшую пятилетку, а также по прог-нозным запасам нефти одного из очень крупных месторождений. Причем иностранец обозначил наименование документов, копии которых он хотел бы получить, и не безвозмездно.

Нашему нефтянику за документы была предложена иностранная валюта. Генерал Третьяков быстро организовал необходимые оперативно-технические мероприятия. В итоге была пресечена негласная попытка передачи иностранцу и  вывоза за границу секретной информации. Гос-подин Икс не получил желаемых ценных документов, а наш товарищ Игрек остался без валюты и с надолго испорченной служебной карьерой.

Сотрудничество, как тогда говорили, двух великих генералов: чекистского – Третьякова и нефтяного – Муравленко, успешно продолжалось. В 1977 году Тюменское управление КГБ  и Главтюменнефтегаз получили, каждое по своей линии, указания из Москвы о проведении на нефтегазовых объектах области комплексной проверки соблюдения вопросов секретности и организации работы с иностранными специалистами.

В главке и управлении создали по оперативной группе для проведения проверочных мероприятий.     Две недели шла напряженная работа. После этого руководители групп и Муравленко собрались в кабинете Третьякова, подробно обсудили итоги проделанной работы, определили первоочередные и перспективные меры по комплексной защите объектов неф-тегазовой промышленности области. Разработанный чекистами отдельно «план оперативных мероприятий по комплексной защите объектов нефтегазового комплекса» был утвержден генералом Третьяковым, направлен в КГБ СССР и получил одобрение Центра.

Символично, что секретарь обкома Геннадий Богомяков и начальник управления КГБ Михаил Третьяков пришли на свои высокие посты практически в одно время. Именно они ввели в практику в Тюмени оперативные и весьма доверительные контакты между высшей партийной властью и чекистами. Возвращаясь с очередного пленума ЦК КПСС из столицы, Геннадий Павлович прямо из аэропорта Рощино появлялся в актовом зале управления КГБ, где его ждал весь оперсостав. Чекисты первыми в области, из первых уст члена ЦК получали самую важную и точную информацию, а к вечеру того же дня обком КПСС уже имел достоверные сведения о реакции населения города и области на новые инициативы партии. И обкому партии, и ЦК КПСС важно было знать, как реагирует народ на проводимые в стране значимые мероприятия. Геннадий Павлович и Михаил Иванович, а вслед за ними их подчиненные, поддерживали постоянные деловые контакты, направленные на дальнейшее ускоренное развитие нефтегазового комплекса страны. 

В заключение хочу сказать, что Россия по праву помнит имена Виктора Муравленко, Фармана Салманова, Юрия Эрвье. Но, по моему мнению, в одном ряду с этими Героями Труда должно стоять имя Михаила Ивановича Третьякова. Именно по его инициативе, благодаря его дальновидности и энергии, под его руководством и при непосредственном участии в Тюменском управлении КГБ была заново создана система городских и районных аппаратов в районах нефтегазодобычи, которая надежно обеспечивала безопасность нефтегазового комплекса Тюменской земли, активно способствовала его бурному развитию. И которая работает до сих пор.

Николай Зензин, полковник ФСБ  в отставке

Читать больше:

Как мы прожили эти годы: "Председатель крут, но справедлив"

В Тюмени автобусы изменят схемы движения

649Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Об этом сообщил уполномоченный по правам человека в Тюменской области Cергей Миневцев.
Подготовка спортивного резерва идет в 26 муниципальных образованиях региона по летним и зимним видам адаптивной физической культуры.
Она убеждена, что для людей с ограниченными возможностями никаких препятствий в Тюмени нет.
Занятие станет частью образовательной программы конкурса «ЦЕХ».
Жителям региона следует быть осторожнее на реках и водоемах.
По народному календарю – День Власия. Оттепель наступила в этот день – морозов больше не будет.
С 16 по 23 февраля – коротко о самом интересном.
Опрос
Что, по вашему мнению, наиболее беспокоит родителей детей и подростков?
Здоровье и воспитание детей
Качество и организация процесса образования в школе
Безопасность детей на улице
Качество питания детей
Зависимость подростков от компьютерных игр
Организация летнего отдыха для семьи
Зависимость детей от гаджетов и социальных сетей
Высокая стоимость детской одежды и обуви
Ничего не беспокоит

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное