Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Как мы прожили эти годы: «Слова отца он помнил всю войну»

12.08.2019
15:10
Как мы прожили эти годы: «Слова отца он помнил всю войну». Мы продолжаем публикацию материалов, вошедших в юбилейный выпуск журнала "Сибирское богатство", "Как мы прожили эти годы", посвященный 75-летию Тюменской области.. "Я слышал от некоторых людей, что они не боялись смерти. Я таким людям не верил. Потому что я очень хотел жить, очень хотел вернуться домой, увидеть маму, отца, сестру. Я не хотел умирать. Но говорили: так надо, так надо. И я шёл." Якин Хабибулла Полный кавалер ордена Славы, сельский учитель Деревня Муллаши, или Юрты Муллашевские, где 25 сентября 1923 года родился Хабибулла Якин, возникла, согласно местным преданиям, около четырёхсот лет назад. Однако произведённые здесь в 1979 году археологом Л. Коряковой раскопки показали, что поселение на месте Муллашей существовало ещё тысячу лет назад. Согласно местным преданиям, сначала сюда переселились два брата из соседней деревни Чикча. Они построили избушку средь сосен на берегу реки Дуван, охотились, ловили рыбу. Но один из братьев заскучал по людям и решил уйти. Другой брат, по имени Муллаш, стал отговаривать его, убеждая, что здесь очень богатое место — «мул аш» (т.е. много еды). Вскоре сюда переселились ещё несколько семей из татарских юрт. В царское время население Юрт Муллашевских составляли служилые и ясачные татары. В 30-е годы XX века в период коллективизации в Муллашах возник колхоз «Свой путь». Из раннего детства Хабибулле Якину особенно запомнились покосы. В память запали поездки с отцом в Тюмень на сенной базар, располагавшийся у водонапорной башни в центре города. Тюмень в те годы была одноэтажной, жители окраин держали скотину. На сенном рынке мальчишка Хабибулла узнал, что взрослые, торгуясь, применяют хитрости: покупатели приходили в паре, и пока один торговался, другой ругал товар, говоря, что сено никудышное. В Муллашах сохранился дом, где родился Хабибулла Якин. Ряд подгнивших брёвен внукам Георгиевского кавалера пришлось заменить, перекатав строение, но оно сохранило прежнюю форму и большую часть старых, но прочных брёвен. Сегодня потомки используют дедовский дом в Муллашах в качестве летней дачи. В воскресенье, двадцать второго июня 1941 года, в Омске, центре области, в состав которой тогда входила территория современного юга Тюменской области, отмечали татарский праздник Сабантуй. Торжества проходили в парке культуры и отдыха имени Горького. Со сцен звучали татарские и русские песни, народ плясал, взяв в круг гармониста. Кипела торговля всякой всячиной. У казахских арб, где продавали кумыс, выстроилась очередь любителей напитка батыров. Покрутившись с товарищами в парке, без пяти минут выпускник годичных курсов учителей НПШ (неполной средней школы) Омска Хабибулла Якин отправился в библиотеку готовиться к экзаменам. «В читальном зале библиотеки во время занятий ко мне подошёл Лозанов Николай и сказал: «Якин, началась война», — вспоминал Хабибулла Хайруллович. — Трудно было сразу поверить в это сообщение. 22 июня вся наша группа написала заявления в военкомат, чтобы нас отправили на фронт. Нас всерьёз не приняли, сказали: «Заканчивайте учёбу. Если потребуется — вас призовут». Сдал экзамены, выдали документы об окончании годичных курсов. Меня направили в Тюменский район». В последний декабрьский день 1941 года Хабибулла Якин стал солдатом Красной Армии. В тот день, прощаясь с ним во дворе пехотного училища, отец, подав руку, сказал слова, сопровождавшие сына всю войну: «Ну, сынок, прощай! Не опозорь фамилию!» Ржев был ключом к Москве, сердцу страны. Связист Хабибулла Якин попал в самое пекло Ржевской бойни. «...Передо мной в ночном лесу была сплошная лавина огня, — вспоминал он. — Лавина приближалась к нам. В темноте осенней ночи это была страшная картина: сплошной огонь от разрывов тысяч снарядов. Грохот разрывов сливался с треском падающих деревьев». Над передовой весь день кружили самолёты-разведчики, вызывая огонь по квадрату при малейшем скоплении людей. Из них выбрасывались листовки армии Власова с обращением перейти на сторону немцев и сообща «освобождать Россию от большевиков». По «поляне смерти» били артиллерия и миномёты, она простреливалась снайперами. И в такой обстановке солдат Хабибулла Якин бегал с катушкой проводов от одного порыва линии к другому. Если повреждений было много, прокладывал новую линию. Первое ранение и первая контузия. Вокруг гремит и грохочет, но в ушах какой-то поросячий визг. Неужели свихнулся? Пожилой солдат с отеческой заботой ведёт его в медсанбат. Было очень больно, когда вытаскивали осколки мины из черепа. Страшная головная боль после санбата и тот же поросячий визг. Рядовому Якину приклеилась кличка «солдат с железной головой». Но молодость победила: раны зажили без госпитализации. Пули вражеских снайперов забирали жизни одного товарища за другим. Связист Чайкин, решив обнаружить огневую точку снайпера, предложил Якину пробежать по брустверу, чтобы в него выстрелили, и тогда немец обнаружит себя. На это предложение сибиряк отшутился: «А крякать нужно? Ведь подсадные утки должны крякать». Через несколько дней снайпер убил Чайкина. В начале «нулевых» годов конгресс татар Тюменской области проводил юбилейное мероприятие полного кавалера ордена Славы Хабибуллы Якина. Ведущие со сцены зачитывали текст о боевом пути ветерана. И помнится, тогда один из активистов молодёжной организации сделал за столом для себя открытие: «Хабибулла Хайруллович уже имел пять орденов, когда был ещё моложе меня, — ничего себе...» В Долгий путь предстояло пройти солдату, чтобы вернуться домой 18 В 1975 году на съёмках в Останкино документального фильма «Шёл солдат», отвечая на вопрос ведущего Константина Симонова, Хабибулла Якин честно признался: «Я слышал от некоторых людей, что они не боялись смерти. Я таким людям не верил. Потому что я очень хотел жить, очень хотел вернуться домой, увидеть маму, отца, сестру. Я не хотел умирать. Очень не хотел умирать. Но говорили: так надо, так надо. И я шёл. Так надо было, потому что родина была в опасности. Может быть, сейчас это прозвучит как громкое слово, как громкие фразы, но это не фразы для меня. Для меня это жизнь». Уничтожение пулемётной точки Хабибуллой Якиным в районе Гожице (Польша) называли повторением подвига Александра Матросова. Считается, что подвиг Матросова в Великой Отечественной войне повторили 284 солдата, а подвиг Николая Гастелло — 503 лётчика. Однако вряд ли хоть один из этих сотен людей, идя со связкой гранат к вражеской пулемётной точке либо направляя горящий самолёт на вражеское скопление, думал о повторении чего-либо. Герои честно сражались за родину, жертвуя собой, не думая о наградах и званиях, тем более о повторении подвига, ибо каждый подвиг неповторим, в каждом случае человек делает собственный осознанный выбор, его сила духа оказывается сильнее силы обстоятельств. Вот как сам Хабибулла Хайруллович рассказывал о событиях утра 16 апреля 1945 года: «После короткого, но мощного артналёта полк поднялся в атаку. Она началась удачно. Шли спокойно, не спеша, словно на тактических учениях, без единого выстрела. Вплотную приблизились к кирпичному дому. Вдруг из окна противник открыл пулемётный огонь. Люди попадали. Фашисты стали расстреливать лежащих. Мы растерялись. Справа от себя увидел солдата, который, почти плача, кусал кулак и кричал: «Да что он, гад, делает?!» Ни о чём другом не думая, разорвал индивидуальный пакет, обвязал противотанковую гранату, две лимонки и с этой связкой бросился к углу. Добрался до окна, откуда бил неприятель, швырнул туда связку. Что-то стукнуло меня по голове, потерял сознание». В составе Туркестанской горно-стрелковой дивизии Хабибулла Якин прошёл путь от Ялты до Праги, заслужил ордена Славы всех трёх степеней и медаль «За отвагу», особо ценимую среди фронтовиков. После девятого мая 1945 года война для Якина не закончилась. Немецкие части в Чехословакии и власовцы продолжали сопротивляться, несмотря на пакт о капитуляции Германии. После их подавления потомок служилых татар Сибири воевал с бандеровцами в Западной Украине. Вернулся домой спустя год после Победы, проехав почти весь путь от Украины до Тюмени на крыше вагона поезда. 26 июля 1946 года был в Тюмени. Сходил в парикмахерскую, умылся, надел новую солдатскую форму, полученную при демобилизации. На станцию Богандинка приехал вечером, когда пастух гнал стадо коров с пастбища. Спрыгнув с поезда, побежал. Отдыхал лишь, переходя на обычный шаг. Сердце вырывалось из груди, какая-то неведомая внутренняя сила подгоняла вперёд. Возле деревни Железный Перебор гуляла молодёжь, звучали частушки, балалайка. Побежал дальше. Вот и родная деревня. На счастье, лодка оказалась на этом берегу, иначе пришлось бы лезть в воду. Вот они, мгновения счастья. Поднявшись на берег, упал на землю и заплакал. Деревня Муллаши спала. Лишь в передней комнате дома Якиных виднелся подслеповатый огонёк. «У двери на мгновение остановился, — вспоминал Хабибулла Якин. — Открыл её и вошёл в дом. Мать сидела за столом и месила тесто. — Здравствуй, мама, я вернулся домой!» — сказал вполголоса. Она вскрикнула и бросилась ко мне, обняла за шею и потеряла сознание, повисла у меня на руках. Проснулись отец и сестра. Они тоже бросились со слезами обнимать меня». Впервые в жизни Хабибулла видел слёзы на глазах отца.
Мы продолжаем публикацию материалов, вошедших в юбилейный выпуск журнала "Сибирское богатство", "Как мы прожили эти годы", посвященный 75-летию Тюменской области.
Долгий путь предстояло пройти солдату, чтобы вернуться домой.

"Я слышал от некоторых людей, что они не боялись смерти. Я таким людям не верил. Потому что я очень хотел жить, очень хотел вернуться домой, увидеть маму, отца, сестру. Я не хотел умирать. Но говорили: так надо, так надо. И я шёл."

Якин Хабибулла Полный кавалер ордена Славы, сельский учитель

Деревня Муллаши, или Юрты Муллашевские, где 25 сентября 1923 года родился Хабибулла Якин, возникла, согласно местным преданиям, около четырёхсот лет назад. Однако произведённые здесь в 1979 году археологом Л. Коряковой раскопки показали, что поселение на месте Муллашей существовало ещё тысячу лет назад. Согласно местным преданиям, сначала сюда переселились два брата из соседней деревни Чикча. Они построили избушку средь сосен на берегу реки Дуван, охотились, ловили рыбу. Но один из братьев заскучал по людям и решил уйти. Другой брат, по имени Муллаш, стал отговаривать его, убеждая, что здесь очень богатое место — «мул аш» (т.е. много еды).

Вскоре сюда переселились ещё несколько семей из татарских юрт. В царское время население Юрт Муллашевских составляли служилые и ясачные татары. В 30-е годы XX века в период коллективизации в Муллашах возник колхоз «Свой путь». Из раннего детства Хабибулле Якину особенно запомнились покосы. В память запали поездки с отцом в Тюмень на сенной базар, располагавшийся у водонапорной башни в центре города. Тюмень в те годы была одноэтажной, жители окраин держали скотину. На сенном рынке мальчишка Хабибулла узнал, что взрослые, торгуясь, применяют хитрости: покупатели приходили в паре, и пока один торговался, другой ругал товар, говоря, что сено никудышное. В Муллашах сохранился дом, где родился Хабибулла Якин. Ряд подгнивших брёвен внукам Георгиевского кавалера пришлось заменить, перекатав строение, но оно сохранило прежнюю форму и большую часть старых, но прочных брёвен. Сегодня потомки используют дедовский дом в Муллашах в качестве летней дачи.

В воскресенье, двадцать второго июня 1941 года, в Омске, центре области, в состав которой тогда входила территория современного юга Тюменской области, отмечали татарский праздник Сабантуй. Торжества проходили в парке культуры и отдыха имени Горького. Со сцен звучали татарские и русские песни, народ плясал, взяв в круг гармониста. Кипела торговля всякой всячиной. У казахских арб, где продавали кумыс, выстроилась очередь любителей напитка батыров. Покрутившись с товарищами в парке, без пяти минут выпускник годичных курсов учителей НПШ (неполной средней школы) Омска Хабибулла Якин отправился в библиотеку готовиться к экзаменам. «В читальном зале библиотеки во время занятий ко мне подошёл Лозанов Николай и сказал: «Якин, началась война», — вспоминал Хабибулла Хайруллович. — Трудно было сразу поверить в это сообщение. 22 июня вся наша группа написала заявления в военкомат, чтобы нас отправили на фронт. Нас всерьёз не приняли, сказали: «Заканчивайте учёбу. Если потребуется — вас призовут».

Сдал экзамены, выдали документы об окончании годичных курсов. Меня направили в Тюменский район». В последний декабрьский день 1941 года Хабибулла Якин стал солдатом Красной Армии. В тот день, прощаясь с ним во дворе пехотного училища, отец, подав руку, сказал слова, сопровождавшие сына всю войну: «Ну, сынок, прощай! Не опозорь фамилию!» Ржев был ключом к Москве, сердцу страны. Связист Хабибулла Якин попал в самое пекло Ржевской бойни.

«...Передо мной в ночном лесу была сплошная лавина огня, — вспоминал он. — Лавина приближалась к нам. В темноте осенней ночи это была страшная картина: сплошной огонь от разрывов тысяч снарядов. Грохот разрывов сливался с треском падающих деревьев». Над передовой весь день кружили самолёты-разведчики, вызывая огонь по квадрату при малейшем скоплении людей. Из них выбрасывались листовки армии Власова с обращением перейти на сторону немцев и сообща «освобождать Россию от большевиков». По «поляне смерти» били артиллерия и миномёты, она простреливалась снайперами. И в такой обстановке солдат Хабибулла Якин бегал с катушкой проводов от одного порыва линии к другому. Если повреждений было много, прокладывал новую линию. Первое ранение и первая контузия. Вокруг гремит и грохочет, но в ушах какой-то поросячий визг. Неужели свихнулся? Пожилой солдат с отеческой заботой ведёт его в медсанбат. Было очень больно, когда вытаскивали осколки мины из черепа. Страшная головная боль после санбата и тот же поросячий визг. Рядовому Якину приклеилась кличка «солдат с железной головой». Но молодость победила: раны зажили без госпитализации. Пули вражеских снайперов забирали жизни одного товарища за другим. Связист Чайкин, решив обнаружить огневую точку снайпера, предложил Якину пробежать по брустверу, чтобы в него выстрелили, и тогда немец обнаружит себя. На это предложение сибиряк отшутился: «А крякать нужно? Ведь подсадные утки должны крякать». Через несколько дней снайпер убил Чайкина.

В начале «нулевых» годов конгресс татар Тюменской области проводил юбилейное мероприятие полного кавалера ордена Славы Хабибуллы Якина. Ведущие со сцены зачитывали текст о боевом пути ветерана. И помнится, тогда один из активистов молодёжной организации сделал за столом для себя открытие: «Хабибулла Хайруллович уже имел пять орденов, когда был ещё моложе меня, — ничего себе...» В Долгий путь предстояло пройти солдату, чтобы вернуться домой 18 В 1975 году на съёмках в Останкино документального фильма «Шёл солдат», отвечая на вопрос ведущего Константина Симонова, Хабибулла Якин честно признался: «Я слышал от некоторых людей, что они не боялись смерти. Я таким людям не верил. Потому что я очень хотел жить, очень хотел вернуться домой, увидеть маму, отца, сестру. Я не хотел умирать. Очень не хотел умирать. Но говорили: так надо, так надо. И я шёл. Так надо было, потому что родина была в опасности. Может быть, сейчас это прозвучит как громкое слово, как громкие фразы, но это не фразы для меня. Для меня это жизнь».

Уничтожение пулемётной точки Хабибуллой Якиным в районе Гожице (Польша) называли повторением подвига Александра Матросова. Считается, что подвиг Матросова в Великой Отечественной войне повторили 284 солдата, а подвиг Николая Гастелло — 503 лётчика. Однако вряд ли хоть один из этих сотен людей, идя со связкой гранат к вражеской пулемётной точке либо направляя горящий самолёт на вражеское скопление, думал о повторении чего-либо. Герои честно сражались за родину, жертвуя собой, не думая о наградах и званиях, тем более о повторении подвига, ибо каждый подвиг неповторим, в каждом случае человек делает собственный осознанный выбор, его сила духа оказывается сильнее силы обстоятельств. Вот как сам Хабибулла Хайруллович рассказывал о событиях утра 16 апреля 1945 года: «После короткого, но мощного артналёта полк поднялся в атаку. Она началась удачно. Шли спокойно, не спеша, словно на тактических учениях, без единого выстрела. Вплотную приблизились к кирпичному дому. Вдруг из окна противник открыл пулемётный огонь. Люди попадали. Фашисты стали расстреливать лежащих. Мы растерялись. Справа от себя увидел солдата, который, почти плача, кусал кулак и кричал: «Да что он, гад, делает?!» Ни о чём другом не думая, разорвал индивидуальный пакет, обвязал противотанковую гранату, две лимонки и с этой связкой бросился к углу. Добрался до окна, откуда бил неприятель, швырнул туда связку. Что-то стукнуло меня по голове, потерял сознание». В составе Туркестанской горно-стрелковой дивизии Хабибулла Якин прошёл путь от Ялты до Праги, заслужил ордена Славы всех трёх степеней и медаль «За отвагу», особо ценимую среди фронтовиков. После девятого мая 1945 года война для Якина не закончилась. Немецкие части в Чехословакии и власовцы продолжали сопротивляться, несмотря на пакт о капитуляции Германии. После их подавления потомок служилых татар Сибири воевал с бандеровцами в Западной Украине. Вернулся домой спустя год после Победы, проехав почти весь путь от Украины до Тюмени на крыше вагона поезда. 26 июля 1946 года был в Тюмени. Сходил в парикмахерскую, умылся, надел новую солдатскую форму, полученную при демобилизации. На станцию Богандинка приехал вечером, когда пастух гнал стадо коров с пастбища. Спрыгнув с поезда, побежал. Отдыхал лишь, переходя на обычный шаг. Сердце вырывалось из груди, какая-то неведомая внутренняя сила подгоняла вперёд. Возле деревни Железный Перебор гуляла молодёжь, звучали частушки, балалайка. Побежал дальше. Вот и родная деревня. На счастье, лодка оказалась на этом берегу, иначе пришлось бы лезть в воду. Вот они, мгновения счастья. Поднявшись на берег, упал на землю и заплакал. Деревня Муллаши спала. Лишь в передней комнате дома Якиных виднелся подслеповатый огонёк. «У двери на мгновение остановился, — вспоминал Хабибулла Якин. — Открыл её и вошёл в дом. Мать сидела за столом и месила тесто. — Здравствуй, мама, я вернулся домой!» — сказал вполголоса.

Она вскрикнула и бросилась ко мне, обняла за шею и потеряла сознание, повисла у меня на руках. Проснулись отец и сестра. Они тоже бросились со слезами обнимать меня». Впервые в жизни Хабибулла видел слёзы на глазах отца.

Читать больше:

В Тюмени почтили память подводников, погибших на атомной подлодке «Курск»

Многодетные жители Казанского района стали успешными фермерами по соцконтракту

624Просмотров

Читать далее
За изменения в Основном Законе страны высказались более 85% участников голосования
Пчелы кучно к своим ульям летят – быть дождю
На телеканале «Тюменское время» состоялся заключительный эфир, посвященный викторине
Необычный снимок появился в социальных сетях
Продукция местных товаропроизводителей пришлась тюменцам по вкусу
В основном обращения носили консультативный характер
Участки для голосования были открыты шесть дней

Опрос
Чем вы намерены заняться летом после отмены самоизоляции?
Уеду в деревню
Вернусь к работе в обычном режиме
Буду ходить в кино, в кафе, гулять в парках
Вырвусь с семьей на российский юг
Отправлюсь куда угодно, только подальше от города
Буду готовиться к экзаменам
Собираюсь искать другую работу
Никуда не поеду, останусь в виртуальном мире