×
В социальных сетях
В печатной версии

Евдоким Яковлев: великий человек великой России

18.06.2019
14:11
Евдоким Яковлев: великий человек великой России. Если бы с высоты птичьего полета мысленным взором мы смогли окинуть тысячелетний путь России, величественный и трагический одновременно, нам открылось бы дивное шествие. Святые, герои, подвижники... И вслед за ними из века в век движется нескончаемая корневая Россия – мы, рядовые труженики. . Продолжение. Начало:  Нет имен забытых, есть неоцененные Нет имен забытых, есть неоцененные (II) Не раз казалось, что хребет русского народа сломлен, русское время остановилось – то Смута, то иноземное нашествие. Но всегда находились те, кто спасал родину, – ее молитвенники и заступники. И вновь империя восстанавливалась, набирала силу, крепла благодаря созидателям. О деяниях великих сынов России, изменивших ход ее истории, пишут в книгах. А имена тех, кто не был творцом истории, но оказал значительное влияние на ход местных событий, постепенно забываются.  Вывести из тени великих героев так называемого «второго плана» невероятно сложно. И не потому, что при жизни они были людьми тихого героизма и скромного мужества. Чтобы за фактами биографии увидеть неявное – метафизический смысл их деяний, нужны годы невидимой глазу работы. Чтение, размышление, обсуждение...  Уйти,  чтобы  вернуться Думаю, многие сталкивались с тем, что истинная суть события, вдруг круто изменившего жизнь, открывалась через много лет. 8 мая 2019 года, когда у памятника основателю грязелечебницы «Ахманка» Евдокима Яковлева (1888–1964 гг.) собрались студенты ТГМУ, Тюменского медколледжа и сотрудники, я вдруг пережила состояние, когда «и дольше века длится день». Внезапно вспыхнувшее озарение открыло: почему уже 20-й год подряд я, выпускница Тюменского мединститута, не слышу поздравлений в свой профессиональный праздник – День медика.  Военврач майор Яковлев. 3 июня 1941 года || Фото из архива Татьяны Тепышевой. Из профессии меня «увел» звонок известной тюменской журналистки Татьяны Яценко 10 февраля (в день кончины Пушкина!) 1998 года: «Я бы хотела с вами встретиться, взять интервью...». Мамин природный голос, по определению покойной Любови Турбиной, «чарующий, проникновенный», перешедший ко мне по наследству, оказался «радиогеничным». По карманчику, воротничку – лоскутиками медицинский халат незаметно стал сползать с моих плеч. Суета коллег-медиков, мельтешение пациентов, гомон студенческой аудитории перед лекцией сменились сосредоточенной тишиной рабочего кабинета. Но не горьким одиночеством, а желанным уединением... Удивительно, но ни разу я не пережила как сожаление несбывшуюся защиту почти готовой кандидатской по природным антитоксикумам (итог многолетней работы!), так  и жгучее желание быть зачисленной в штат какого-либо СМИ.  О том, что наряду с журналистикой занятия наукой я не оставила, знали только самые близкие. Чутко, бережно три доктора философских наук – академик из Москвы Ветошкин, профессора из Екатеринбурга Гончаров и  Князев, которые на разных этапах сменяли друг друга, – учили меня понимать скрытые пружины общественной жизни. Кто мы? Откуда? Куда идем? В те годы тяжелого похмелья, которое неминуемо наступило после разгула 90-х, они учили меня любить Родину с открытыми глазами, знать ее поражения и беды. У них я училась верить в Россию, в то, что русское сердце – светлое, простое, терпеливое, трудовое и любящее – не оскудело. Оно еще проснется, а пока ждет своего часа… Сегодня, с высоты прожитых лет, понятно: я уходила из профессии, чтобы вернуться в нее обогащенной новыми знаниями, умениями и навыками. 20 лет  в журналистике стали началом дальнейшего пути в медицине. Alma mater ТГМИ дал мне не просто сумму знаний, а научил главному – самостоятельно их приобретать. Научный багаж, полученный во время участия в международных и всероссийских конференциях самого разного направления, нужен был  для того, чтобы я поняла, трезво оценила и точно раскрыла истинный масштаб и значение тихого, таинственного подвижника – заслуженного врача РСФСР Евдокима Яковлевича Яковлева. Он вошел в историю не только тем, что открыл целебные свойства грязи таежного озерка Ахманки и построил на ее берегу грязелечебницу. Доктор шагнул в бессмертие потому, что подвигом своей жизни реально сумел изменить судьбу этого «злого» места в сибирской тайге, заложил основы его нынешнего процветания.  Если уж совсем кратко и емко выразить его благородный след в  героической истории открытия и изучения огромных богатств Сибири, то это будет звучать так: не повторил, но преломил в себе подвиг отважного атамана Ермака в конце XVI века, казаков-первопроходцев XVII века, разведчиков нефтяных недр Тюменского Севера во второй половине XX века. Русский  самородок Возвращение  имени Сибирь раскрыла внутренние силы доктора Яковлева, его волю, профессионализм и широту мышления, но сформировались они на родине – на Псковщине. Земле святых, князей и поэтов, где зародилась и вызревала русская цивилизация. Одно из самых неспокойных мест России, Псковская земля обильно напитана кровью русичей, изранена стрелами со стальными наконечниками, мечами, пулями, перепахана снарядами. Восемь веков Запад рвется на Русь, Россию, а Псков как грозный и могучий часовой стоит на пути врага. Именно здесь в 1240 году наши предки услышали клич Drang nach Osten, Европа и Русь впервые встретились как враги. А потом пошло-поехало: XVII век – Польша, XVIII – Швеция, XIX – Наполеон. Но самый кровавый след оставили немцы – третий рейх продолжил политику Тевтонского ордена. С 1240 года по 1941-й только они трижды сумели захватить город-крепость Псков: в 1240-м, в 1918-м и с 1941 года по 1944-й.  Испокон веков псковский крестьянин никогда тихо-спокойно не пахал землю. Всегда ему приходилось одной рукой вести плуг, а другой держаться за меч, поэтому детей они  с детства тоже учили пахать и воевать. Можно сказать, что военное ремесло для Евдокима Яковлевича было наследственным, он словно родился «в латах князя Александра Невского». Даже его профессиональный рост происходил в боевых условиях, на фронте. Первую мировую войну в августе 1914 года он начал санитаром, а закончил в 1918-м ротным фельдшером, проучившись на четырехмесячных курсах. Война стала для него великой школой жизни, закалки характера, воли и жертвенной любви к родине. Из защитника империи в окопах рядовой Яковлев стал ее могильщиком. Революционные идеи, сулившие социальную справедливость, стали смыслом и назначением всей его жизни коммуниста. Великую Отечественную войну военврач майор Евдоким Яковлев закончил в столице Восточной Пруссии г. Кенигсберге. Можно сказать, что он обессмертил свое имя еще и тем, что вместе с однополчанами совершил историческое возмездие – разгромил врага в том месте, откуда он пошел завоевывать нашу родину в 1914 и 1941 годах. Главный врач грязелечебницы «Ахманка» Евдоким Яковлев, 1954 год. Как-то уже устоялось, что 30-е годы прошлого столетия в истории СССР мы рассматриваем только сквозь решетки ГУЛАГа. Но  в это время шло формирование новой, народной интеллигенции, к которой принадлежала семья Яковлевых. Евдокиму Яковлеву, рожденному в низкой избенке под соломенной крышей с земляным полом, судьбой была уготована беспросветная жизнь крестьянина-бедняка, голод и лишения. В полной мере Яковлевы ощутили на себе общекультурный и образовательный рост гражданина СССР. Евдоким окончил мединститут, а жена, сибирячка Марфида, – Ленинградский педагогический. Кроме того что  в те годы действительно могли посадить за горсть зерна, упавшую лошадь, был еще и революционный романтизм: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...». Жернова сталинских репрессий миновали Яковлевых. Почему? Может, потому, что слишком часто за десять лет после окончания вуза они меняли место работы и жительства: Ярославль, Курск, Оренбург, Крым.  Строительство «деревянной Ахманки», 1951 год. Тихое сибирское озерко Ахманка не случайно именно Евдокиму Яковлевичу открыло свои целительные силы. Учеба в мединституте в конце 20-х годов сформировала его как исследователя, но оторваться от земли он так и не сумел. Его крестьянское умение слушать и понимать землю-кормилицу, которое веками оттачивали предки, псковские крестьяне, далеким эхом отозвалось в сибирской тайге: он первым сумел почувствовать и разгадать таинственную силу ахманской грязи.  На грязевой процедуре. Ахманка, 1960-е годы. Идиллии в светлой, но трудной жизни советского праведника нет абсолютно никакой. Дни доктора Яковлева были по-настоящему как великими, так  и тяжкими. «Пробивать» межколхозную грязелечебницу на 15 коек сразу после войны, в 1946 году, ему пришлось в обстановке многолетней травли, опалы, клеветы, зависти и непонимания. В дерзость замысла вчерашнего фронтовика – построить среди сибирской тайги грязевой курорт – верили далеко не все.  Доктор Яковлев проводит утренний обход. Ахманка, 1960-е годы. История грязелечебницы «Ахманка» – это подлинный памятник русской душе, нашей духовной стойкости, ответственности и трудолюбию, воле, настойчивости и упорству русского самородка Евдокима Яковлева, его практическому складу ума, организаторскому таланту и особому дару сопереживания. Осознанно встав на путь подвига и жертвы, он шел до конца и победил.  Поехали за неходячими больными. Ахманка, 1960-е годы. Выдающийся сын России, мыслитель Иван Ильин писал: «Великие люди даже из-за гроба руководят своим народом». Евдоким Яковлев и продолжательница его дела дочь Роза Евдокимовна достойны внимания и памяти потомков еще  и потому, что их труды и идеи являются основой для развития современной России. В воспитании любви к Родине высокие слова и призывы не помогут. Молодому поколению россиян нужны зримые примеры жертвенного служения своим высоким идеалам во благо народа и величия России, на которые им хотелось бы равняться.  Больница восстановительного лечения и реабилитации «Ахманка», 2019 год. Татьяна Тепышева, продолжение следует.
Если бы с высоты птичьего полета мысленным взором мы смогли окинуть тысячелетний путь России, величественный и трагический одновременно, нам открылось бы дивное шествие. Святые, герои, подвижники... И вслед за ними из века в век движется нескончаемая корневая Россия – мы, рядовые труженики. 
Фото из архива автора.

Продолжение. Начало: 

Нет имен забытых, есть неоцененные

Нет имен забытых, есть неоцененные (II)

Не раз казалось, что хребет русского народа сломлен, русское время остановилось – то Смута, то иноземное нашествие. Но всегда находились те, кто спасал родину, – ее молитвенники и заступники. И вновь империя восстанавливалась, набирала силу, крепла благодаря созидателям. О деяниях великих сынов России, изменивших ход ее истории, пишут в книгах. А имена тех, кто не был творцом истории, но оказал значительное влияние на ход местных событий, постепенно забываются. 

Вывести из тени великих героев так называемого «второго плана» невероятно сложно. И не потому, что при жизни они были людьми тихого героизма и скромного мужества. Чтобы за фактами биографии увидеть неявное – метафизический смысл их деяний, нужны годы невидимой глазу работы. Чтение, размышление, обсуждение... 

Уйти,  чтобы  вернуться

Думаю, многие сталкивались с тем, что истинная суть события, вдруг круто изменившего жизнь, открывалась через много лет. 8 мая 2019 года, когда у памятника основателю грязелечебницы «Ахманка» Евдокима Яковлева (1888–1964 гг.) собрались студенты ТГМУ, Тюменского медколледжа и сотрудники, я вдруг пережила состояние, когда «и дольше века длится день». Внезапно вспыхнувшее озарение открыло: почему уже 20-й год подряд я, выпускница Тюменского мединститута, не слышу поздравлений в свой профессиональный праздник – День медика. 

Военврач майор Яковлев. 3 июня 1941 года || Фото из архива Татьяны Тепышевой.

Из профессии меня «увел» звонок известной тюменской журналистки Татьяны Яценко 10 февраля (в день кончины Пушкина!) 1998 года: «Я бы хотела с вами встретиться, взять интервью...». Мамин природный голос, по определению покойной Любови Турбиной, «чарующий, проникновенный», перешедший ко мне по наследству, оказался «радиогеничным». По карманчику, воротничку – лоскутиками медицинский халат незаметно стал сползать с моих плеч. Суета коллег-медиков, мельтешение пациентов, гомон студенческой аудитории перед лекцией сменились сосредоточенной тишиной рабочего кабинета. Но не горьким одиночеством, а желанным уединением... Удивительно, но ни разу я не пережила как сожаление несбывшуюся защиту почти готовой кандидатской по природным антитоксикумам (итог многолетней работы!), так  и жгучее желание быть зачисленной в штат какого-либо СМИ. 

О том, что наряду с журналистикой занятия наукой я не оставила, знали только самые близкие. Чутко, бережно три доктора философских наук – академик из Москвы Ветошкин, профессора из Екатеринбурга Гончаров и  Князев, которые на разных этапах сменяли друг друга, – учили меня понимать скрытые пружины общественной жизни. Кто мы? Откуда? Куда идем? В те годы тяжелого похмелья, которое неминуемо наступило после разгула 90-х, они учили меня любить Родину с открытыми глазами, знать ее поражения и беды. У них я училась верить в Россию, в то, что русское сердце – светлое, простое, терпеливое, трудовое и любящее – не оскудело. Оно еще проснется, а пока ждет своего часа…

Сегодня, с высоты прожитых лет, понятно: я уходила из профессии, чтобы вернуться в нее обогащенной новыми знаниями, умениями и навыками. 20 лет  в журналистике стали началом дальнейшего пути в медицине. Alma mater ТГМИ дал мне не просто сумму знаний, а научил главному – самостоятельно их приобретать. Научный багаж, полученный во время участия в международных и всероссийских конференциях самого разного направления, нужен был  для того, чтобы я поняла, трезво оценила и точно раскрыла истинный масштаб и значение тихого, таинственного подвижника – заслуженного врача РСФСР Евдокима Яковлевича Яковлева. Он вошел в историю не только тем, что открыл целебные свойства грязи таежного озерка Ахманки и построил на ее берегу грязелечебницу. Доктор шагнул в бессмертие потому, что подвигом своей жизни реально сумел изменить судьбу этого «злого» места в сибирской тайге, заложил основы его нынешнего процветания. 

Если уж совсем кратко и емко выразить его благородный след в  героической истории открытия и изучения огромных богатств Сибири, то это будет звучать так: не повторил, но преломил в себе подвиг отважного атамана Ермака в конце XVI века, казаков-первопроходцев XVII века, разведчиков нефтяных недр Тюменского Севера во второй половине XX века.

Русский  самородок

Возвращение  имени Сибирь раскрыла внутренние силы доктора Яковлева, его волю, профессионализм и широту мышления, но сформировались они на родине – на Псковщине. Земле святых, князей и поэтов, где зародилась и вызревала русская цивилизация. Одно из самых неспокойных мест России, Псковская земля обильно напитана кровью русичей, изранена стрелами со стальными наконечниками, мечами, пулями, перепахана снарядами. Восемь веков Запад рвется на Русь, Россию, а Псков как грозный и могучий часовой стоит на пути врага. Именно здесь в 1240 году наши предки услышали клич Drang nach Osten, Европа и Русь впервые встретились как враги. А потом пошло-поехало: XVII век – Польша, XVIII – Швеция, XIX – Наполеон. Но самый кровавый след оставили немцы – третий рейх продолжил политику Тевтонского ордена. С 1240 года по 1941-й только они трижды сумели захватить город-крепость Псков: в 1240-м, в 1918-м и с 1941 года по 1944-й. 

Испокон веков псковский крестьянин никогда тихо-спокойно не пахал землю. Всегда ему приходилось одной рукой вести плуг, а другой держаться за меч, поэтому детей они  с детства тоже учили пахать и воевать. Можно сказать, что военное ремесло для Евдокима Яковлевича было наследственным, он словно родился «в латах князя Александра Невского». Даже его профессиональный рост происходил в боевых условиях, на фронте. Первую мировую войну в августе 1914 года он начал санитаром, а закончил в 1918-м ротным фельдшером, проучившись на четырехмесячных курсах. Война стала для него великой школой жизни, закалки характера, воли и жертвенной любви к родине.

Из защитника империи в окопах рядовой Яковлев стал ее могильщиком. Революционные идеи, сулившие социальную справедливость, стали смыслом и назначением всей его жизни коммуниста. Великую Отечественную войну военврач майор Евдоким Яковлев закончил в столице Восточной Пруссии г. Кенигсберге. Можно сказать, что он обессмертил свое имя еще и тем, что вместе с однополчанами совершил историческое возмездие – разгромил врага в том месте, откуда он пошел завоевывать нашу родину в 1914 и 1941 годах.

Главный врач грязелечебницы «Ахманка» Евдоким Яковлев, 1954 год.

Как-то уже устоялось, что 30-е годы прошлого столетия в истории СССР мы рассматриваем только сквозь решетки ГУЛАГа. Но  в это время шло формирование новой, народной интеллигенции, к которой принадлежала семья Яковлевых. Евдокиму Яковлеву, рожденному в низкой избенке под соломенной крышей с земляным полом, судьбой была уготована беспросветная жизнь крестьянина-бедняка, голод и лишения. В полной мере Яковлевы ощутили на себе общекультурный и образовательный рост гражданина СССР. Евдоким окончил мединститут, а жена, сибирячка Марфида, – Ленинградский педагогический. Кроме того что  в те годы действительно могли посадить за горсть зерна, упавшую лошадь, был еще и революционный романтизм: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...». Жернова сталинских репрессий миновали Яковлевых. Почему? Может, потому, что слишком часто за десять лет после окончания вуза они меняли место работы и жительства: Ярославль, Курск, Оренбург, Крым. 

Строительство «деревянной Ахманки», 1951 год.

Тихое сибирское озерко Ахманка не случайно именно Евдокиму Яковлевичу открыло свои целительные силы. Учеба в мединституте в конце 20-х годов сформировала его как исследователя, но оторваться от земли он так и не сумел. Его крестьянское умение слушать и понимать землю-кормилицу, которое веками оттачивали предки, псковские крестьяне, далеким эхом отозвалось в сибирской тайге: он первым сумел почувствовать и разгадать таинственную силу ахманской грязи. 

На грязевой процедуре. Ахманка, 1960-е годы.

Идиллии в светлой, но трудной жизни советского праведника нет абсолютно никакой. Дни доктора Яковлева были по-настоящему как великими, так  и тяжкими. «Пробивать» межколхозную грязелечебницу на 15 коек сразу после войны, в 1946 году, ему пришлось в обстановке многолетней травли, опалы, клеветы, зависти и непонимания. В дерзость замысла вчерашнего фронтовика – построить среди сибирской тайги грязевой курорт – верили далеко не все. 

Доктор Яковлев проводит утренний обход. Ахманка, 1960-е годы.

История грязелечебницы «Ахманка» – это подлинный памятник русской душе, нашей духовной стойкости, ответственности и трудолюбию, воле, настойчивости и упорству русского самородка Евдокима Яковлева, его практическому складу ума, организаторскому таланту и особому дару сопереживания. Осознанно встав на путь подвига и жертвы, он шел до конца и победил. 

Поехали за неходячими больными. Ахманка, 1960-е годы.

Выдающийся сын России, мыслитель Иван Ильин писал: «Великие люди даже из-за гроба руководят своим народом». Евдоким Яковлев и продолжательница его дела дочь Роза Евдокимовна достойны внимания и памяти потомков еще  и потому, что их труды и идеи являются основой для развития современной России. В воспитании любви к Родине высокие слова и призывы не помогут. Молодому поколению россиян нужны зримые примеры жертвенного служения своим высоким идеалам во благо народа и величия России, на которые им хотелось бы равняться. 

Больница восстановительного лечения и реабилитации «Ахманка», 2019 год.

Татьяна Тепышева, продолжение следует.

361Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
17 июля в 15 часов в студии онлайн-трансляций редакции газеты «Тюменская область сегодня» начнется прямая линия с председателем благотворительного общественного фонда «Возрождение Тобольска», книгоиздателем, историком, коллекционером Аркадием Елфимовым.
Летом 1991 года редакция газеты «Известия» совместно с представителями международной организации «Гринпис» и группой иностранных журналистов организовала экологическую экспедицию, которая взяла старт вблизи истока реки Томь, а завершилась в Салехарде. Точнее, даже еще севернее – в Салемале.
Рассказ о Эмме Генриховне Редозубовой, коренной жительнице Тюменской области, которую можно назвать талантливым человеком с активной жизненной позицией.
По народному календарю – Андрей Налива. По этому дню судили о том, какой погода будет 11 августа.
Представляем анонс номера газеты за среду.
Десятилетия сквер у гостиницы «Восток», которой более 45 лет, считался безымянным.
Мобильным бригадам 23 комплексных центров соцобслуживания населения выделены микроавтобусы Ford Transit.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное