×
В социальных сетях
В печатной версии

Сибирское богатство: Полеты, дети, гранты, жизнь

07.06.2019
16:47
Сибирское богатство: Полеты, дети, гранты, жизнь. Казалось бы, какая связь: дети с аутизмом и другими тяжелыми заболеваниями – и занятия в батутном центре? А это работает. Программа «Волшебный батут» известна уже далеко за пределами нашего региона.. Мы приводим публикацию "Полеты, дети, гранты, жизнь", журнала "Сибирское богатство", №2 (198).  Честно  говоря, сама идея реабилитации таких малышей посредством прыжков на батутах поначалу кажется невероятной. Авторы методики Гульнара и Антон Совковы сделали ставку на активизацию интеллекта через физическую активность. Занятия на нестабильных поверхностях дают потрясающие результаты. Дети, даже пребывавшие раньше исключительно в собственном мире и не реагировавшие на внешние раздражители, быстро меняются. Начинают понимать происходящее, произносить слова, контактировать с окружающими. «У здоровых людей есть четкое ощущение своего тела, – поясняет директор АНО «Большие надежды», руководитель программы нейроабилитации «Волшебный батут» Гульнара Совкова. – Мы знаем, где у нас руки и ноги, голодны мы или сыты, тепло нам или холодно. Дети с нарушениями развития не понимают, кто они, каковы их физические размеры. Занятия в батутном центре запускают работу мозга через двигательный интеллект, и дети начинают социализироваться, адаптироваться к обычной жизни». Как это делается За три года существования проект «Волшебный батут» получил известность не только в России, но и за рубежом. Он выигрывал гранты акселератора Агентства стратегических инициатив и Фонда президентских грантов. К настоящему моменту реабилитацию от супругов Совковых только в Тюмени прошло около 1150 детей с нарушениями здоровья. Сюда приезжают из Омска, Сургута, Екатеринбурга, Ханты-Мансийска. Филиал «Волшебного  батута» с двумя батутными центрами работает в Санкт-Петербурге. Специалисты проекта выезжают с трехнедельными курсами занятий в Нефтеюганск, Ноябрьск, Сургут, Красноярск, и география постоянно расширяется. Занятия в Тюмени сейчас проводятся в батутном центре «Скаймакс». До этого они проходили в «Кенга-парке», потом в «Атмосфере». Участники проекта – дети с ментальными, психоречевыми нарушениями, различными формами аутизма и ДЦП, синдромом Дауна, эпилепсией в ремиссии, кардиостимулятором, кохлеарными имплантами и сахарным диабетом. Они занимаются вместе со здоровыми детьми, что тоже является элементом социализации. Перед занятием обязательно проводится разминка. Тренер с физкультурным педагогическим образованием разминает тело своего подопечного, начиная с верхнего плечевого пояса и заканчивая ступнями. Так включаются рецепторы, отвечающие за ощущение мышц. Затем каждый ребенок выполняет индивидуальную, рассчитанную конкретно для него программу. Прыжки на батутах через вибрацию всего тела «заводят» дремлющий блуждающий нерв, который отвечает за все функции человеческого организма: желудочно-кишечный тракт, кровообращение, ритм дыхания, нервные импульсы, вестибулярный аппарат и головной мозг. В яме, наполненной поролоновыми кубиками, отрабатывается межполушарное взаимодействие. Ребенку надо добраться с одного берега на другой, для чего правое и левое полушарие вынуждены активизироваться и действовать совместно. Веревочный парк со своей нестабильной поверхностью стимулирует деятельность мозжечка и заставляет работать мышцы, которые обычно не используются. Трамплин для добрых дел Гульнара Совкова (до недавнего времени Прадедова) – человек в Тюмени известный. Активная общественница в сфере защиты материнства и детства, организатор многих социальных акций, женского фестиваля «Веста», инициатор открытия в детском саду №51 группы для детей с аутизмом и бэби-бокса для спасения новорожденных в городской больнице №2. «Волшебный батут» стал для нее самым крупным общественно значимым социальным проектом. Она создала его на основе личной трагедии, от которой многие опустили бы руки. Сейчас Гульнара уже «нарастила броню», а тогда... Гуля воспитывалась в детском доме. Выросла, вышла замуж, родила дочь, потом сына. И до того, как младшему исполнилось полтора года, все было хорошо. Малыш нормально развивался, произносил слова, умел формулировать свои желания и пользоваться горшком. А потом ему поставили прививки, и всего за месяц мальчик утратил все приобретенные навыки. Перестал спать, непрерывно кричал, никого не узнавал и категорически отказывался одеваться. Любое прикосновение доставляло ему боль. Переживания родителей невозможно передать словами. Они ходили ко всем специалистам подряд, просили объяснить, что происходит с их ребенком. Никто не мог сказать ничего вразумительного. Более того, некоторые врачи даже обвиняли в происшедшем самих маму и папу: дескать, не умеют воспитывать. Добивало отношение окружающих. Общество часто жестоко к тем, кто не похож на остальных. Охранники, таксисты, просто прохожие на улицах могут запросто обозвать особого ребенка и его родных, обвинить во всех смертных грехах, посоветовать «изгнать беса» и сообщить, что это кара родителям за неправильную жизнь. «Я сейчас-то уже броню нарастила, сама могу послать и в глаз двинуть, – говорит Гульнара. – А тогда начинала что-то беспомощно объяснять». Постоянный стресс, чувство вины, невыносимая психологическая обстановка в доме привели к разводу с первым мужем. Сегодня женщина понимает, что каждый из них переживал создавшуюся ситуацию в одиночестве. Обсуждать ее сообща у обоих не было сил. Но как случилось, так и случилось. Надо было жить дальше. Итак, походы по врачам результатов не дали. «Я все время впадала в жесткие депрессии, – вспоминает Гульнара. – Мне предлагали сдать сына в психоневрологический интернат, и трижды я уже готова была смалодушничать, но так и не смогла. Иногда хотелось взять Даню на руки, выйти на улицу и броситься под машину. Не видела перспектив, и не было надежд на будущее». Гульнара решила, что надо брать ситуацию в свои руки. А потом в ее сознании произошел какой-то перелом, и она интуитивно начала помогать тем, кому еще хуже. Стала активно заниматься общественной деятельностью. Проводила благотворительные акции, например по сбору памперсов для малоимущих семей. Затеяла акцию «Морские ангелы», в рамках которой 12 особых детей вывезли на дельфинотерапию. С помощью областного департамента соцполитики организовывала информационный марафон по аутизму с привлечением израильских специалистов. «Не знаю, где я этому научилась, – признается наша собеседница. – Но если я попадаю в патовые ситуации, я на этой волне делаю разные общественные проекты. Можно тонуть в негативной энергии, а можно использовать ее как трамплин для доброго дела. Просто из негатива выводишь ее в позитив. И получается, что нет добра и нет зла. Всякая энергия из потенциальной переходит в кинетическую. Это физика. Так какая, собственно, разница, что послужило толчком». Удивительный феномен Видимо, добрые дела вознаграждаются, и судьба дала семье неожиданный шанс. Тогда и предположить никто не мог, что это станет началом новой жизни. Приятельница предложила попробовать занятия в батутном центре. Мама была рада хоть куда-то вывести сына. Он ведь постоянно находился дома и людей почти не видел, да ему это и не нужно было. «Дане тогда было шесть с половиной лет, и он был просто никакой, как говорят, «овощ», – рассказывает Гульнара. – Орет, ни на чем не фокусируется, ничего не понимает. Кое-как оделись, добрались до батутного центра. Девочка-инструктор пришла в ужас. Ей 17 лет, а тут аутист. Она пытается с ним разговаривать, научить чему-то. А он по стенкам носится, не реагирует на нее никак. А я как раз прошла обучение по мотивации детей – просто для себя, потому что мне надо как-то жить с Даней. И поняла, что надо брать ситуацию в свои руки». Вместе с инструктором Настей они начали учить мальчика простым движениям. Дело двигалось очень медленно. За месяц занятий удалось обучить его только касаться рукой во время бега то одной, то другой стенки. Но и это был фантастический успех. Главное же состояло в том, что Дане неожиданно очень понравилось прыгать на батутах. Он не кричал и не плакал, наоборот, радовался и хохотал. Как будто раньше именно этого ему не хватало. Удивительным образом глобальная вибрация всего тела повлияла на самочувствие ребенка. «Я увидела большую разницу, – говорит Гульнара. – Он начал спокойнее себя вести. С удовольствием стал одеваться на батут, точнее, разрешать его одевать – он тогда еще сам этого не делал. В какой-то момент у нас в доме наконец-то перестало пахнуть «Ванишем». Столько мебели было выброшено из-за того, что Даня не ощущал свой желудочно-кишечный тракт, ел все подряд, не чувствуя сытости, и ходил в туалет там же, где сидел. Запах чистящих средств у нас просто не истреблялся. И это закончилось! Он стал в меру кушать и ходить в туалет. Всего за месяц не только начал чувствовать свое тело, но и понимать слова. Реагировать на «Привет», «Пока». Это были поразительные изменения». Бурный старт Приобретя столь неожиданный опыт, Гульнара обратилась к заместителю губернатора Наталье Александровне Шевчик с предложением организовать пробную группу из десяти детей с аутизмом, чтобы заниматься с ними на батутах. Вспоминает, что долгое время ей никто не звонил, а когда через четыре месяца раздался звонок из департамента, оказалось, что занятия надо начинать уже завтра. Предварительная договоренность с пространством занятий с батутным центром «Кенга» существовала, но инструкторы, увидев особых детей, от занятий отказались. Дескать, давайте уж как-нибудь сами. Прыжки на батутах "заводят" дремлющий блуждающий нерв, который отвечает за все функции организма. И тут на помощь пришел нынешний муж Гульнары Антон, с которым они вместе уже пять лет. Повар по профессии, он еще и отличный спортсмен, скалолаз. Кроме того, он не раз видел, как проводились занятия с Даней, и был уверен, что справится. «Так мы и начали, разрабатывали свою методику на ходу, – рассказывает Гульнара. – Классно отработали полтора месяца. Родители были в полном восторге. Психотерапевт, участвующий в проекте, замерил все показатели детей на старте и по окончании курса. Результаты оказались впечатляющими. Дети стали произносить первые фразы: «Мама, такси, ехать, батут», общаться с другими людьми, выполнять указания специалистов. У аутистов главная проблема как раз в том, что они не слушают старших, у них нет мотивации. А мы учим еще и этому». Успех настолько окрылил Совковых, что они решили еще четыре месяца бесплатно заниматься с особыми детьми, причем уже не только аутистами, но и с другими нарушениями здоровья. Одновременно оба проходили обучение и получили специальность тренеров адаптивной физкультуры. Их подходы совершенствовались, развивались, охватывали все новые аспекты, однако денег в семье катастрофически не хватало. Друзья и знакомые помогали кто чем мог. Позже пришлось ввести небольшую плату, что, конечно, тоже не решило всех проблем, но хотя бы позволило покупать продукты. Эти курсы окончательно доказали перспективность методики, которая получила название турбулентной. «Методика к тому моменту изменилась уже очень сильно, – констатирует Гульнара. – Простой бег с ударами по стенке, с которого все начиналось, – это вообще уровень, когда здоровый младенец только переворачиваться начинает, даже не ходить. Сейчас наш проект совмещает нейрокоррекцию, сенсорную интеграцию, кондуктивную педагогику, адаптивную физкультуру, работу на позитиве, вызывание речи и полную физическую прокачку». По образованию Гульнара – инженер-механик. Признается, что эта специальность, как и любовь с детства к химии и физике, очень помогает ей сегодня: «Когда занимаешься с детьми, одной педагогики недостаточно. Надо понимать, как работает биодинамика, как вообще устроен человек, где центральная ось, а где подпорки». Пригодился и десятилетний опыт работы директором собственного рекламного агентства. «Часто сталкивались с тем, что заказчик просил практически без денег сделать ему какой-то уникальный продукт, – вспоминает она. – И мы делали исходя из того, что у нас было на данный момент. Сейчас я этот опыт применяю. Есть исходный материал – ребенок со всеми своими особенностями и коридором потенциала. Как бывший креативщик я вижу, как можно на основании уже имеющихся у него навыков вывести его на новый уровень, постепенно развивая его возможности. Любопытно, что, оказывается, такой же подход использовал великий педагог Лев Семенович Выготский. Я, узнав об этом намного позже, была поражена, как мы совпали». Помощь свыше Накопив сил, по ее выражению, на очередной трамплин, Гульнара подала документы на конкурс «Акселератор социальных проектов» в Агентство стратегических инициатив (Москва). Всего было представлено 800 проектов из разных регионов России. «Волшебный батут» сначала отобрали в 150 лучших, затем в 35, потом, после окончательного отбора, он вошел в число 12 финалистов. Деньги на поездку Гульнара собирала в фейсбуке. И уже в Москве столкнулась с неожиданной проблемой. На презентацию проекта администрации президента РФ отводилось всего пять минут. За это время надо было изложить суть идеи, объяснить, как она возникла, и убедить чиновников в ее нужности. А публичные выступления никогда не были ее коньком. Да еще мешали эмоции – рассказывая свою историю с сыном, она все время сбивалась и начинала плакать. Кураторы убеждали: «Никому не нужна твоя эмоциональность. Жалость к себе не дает тебе развивать проект, распространять его по регионам, чтобы и там дети получили возможность жить полноценной жизнью». Надо было справляться со стрессом, иначе ее просто не выпустили бы на сцену. Она до сих пор не знает, какая сила заставила ее пойти в Храм Матроны Московской. Было это в Пасху, 9 апреля, когда в Храм обычно километровая очередь. А тут – никого, несмотря на утренний час. «Я просила Матрону, чтобы дала мне сил выступить хорошо, чтобы я не утопала в эмоциях, – вспоминает Гульнара. – Чтобы проект шел по городам, масштабировался. В результате выступила так, что мне даже сказали: это было отличное выступление». Акселератор – такая вещь, что инвесторы могут найтись, а могут и нет. Но у нашей героини все получилось. Нашелся человек, давший 2 млн руб., правда, в долг, зато без процентов. Сейчас Совковы потихоньку с ним рассчитываются. Эти деньги помогли им выжить в трудный период, платить зарплату тренерам не только из собственных детских пособий, давать рекламу, набирать новых клиентов и регистрировать патент и товарные знаки. Гульнара – автор патента «Способ сенсорной коррекции синдрома аутизма». Она и сейчас не понимает, как сумела за три ночных часа составить убедительный документ с мудреными формулировками. Говорят, так поэты пишут стихи – неведомая сила диктует им строки. А в 2017 году «Волшебный батут» выиграл президентский грант. И опять поистине волшебным образом. Документы по интернету Гульнара высылала в последний день их приема, успев буквально на уходящий поезд. Причем не из дома, где невозможно было сосредоточиться, а из пивного бара с вайфаем. Сканировали бумаги посетители бара с помощью своих телефонов. «Произошло настоящее командообразование, – смеется Гульнара. – Все приняли участие, все хотели помочь». Сайт был перегружен, загрузить документы не удавалось, и их пришлось отправлять из Тюмени кружным путем через Екатеринбург. Там коллеги, тоже из НКО, работающей с детьмиаутистами, по просьбе Гульнары просчитывали сумму гранта. С учетом того, что планировалось за год провести реабилитацию 240 детей и столько же родителей обучить, бухгалтер заложила сумму 3 млн 29 тыс. руб. Когда Гульнара на следующий день открыла свою почту и увидела, что именно ушло в Москву, испытала шок. Дело в том, что впервые претендующие на грант по условиям конкурса могли просить до 500 тыс. руб., вторично – до 3 млн руб., а свыше 3 млн руб. – это вообще должны быть космические, масштабные проекты. Была уверена, что не получит ни копейки. А через три месяца узнала, что «Волшебный батут» стал победителем конкурса, и сумму гранта выделили в запрошенном объеме. «Отработали годовой грант очень хорошо, – говорит Гульнара. – За два месяца занятий у каждого ребенка произошел мощный прогресс. В нашей группе «ВКонтакте» множество восторженных отзывов от родителей». Рукотворные чудеса По статистике, сейчас с аутизмом рождается каждый 68 ребенок в мире. Количество таких детей растет с каждым годом, и некоторые специалисты считают, что недалек день, когда с этим заболеванием будет рождаться каждый второй младенец. Одной из причин, по их мнению, являются генномодифицированные продукты, меняющие биохимию человеческого организма и оказывающие влияние на психику, нервную систему и функции мозга. Таким прогнозам можно верить или не верить. Но уже сейчас в Тюменской области более 400 детей с аутизмом, и это только официальные данные. Многим, как уверена Гульнара, этот диагноз просто не ставят. Реабилитацию от супругов Совковых прошли более 1150 детей. Для своей семьи супруги Совковы сотворили настоящее чудо. Девятилетний Даниил самостоятельно одевается, жарит яичницу, лазит на скалодроме, катается на гироскутере, играет в догонялки, понимает, когда его зовут в магазин или батутный центр. «Он уже здесь, в этом мире, – говорит Гульнара. – Сейчас надо его дальше развивать. Я увлеклась биохимией, изучаю вопрос, как запустить мозг еще с помощью ноотропов и специальной диеты». У Гульнары и Антона есть общий сын Марк. К сожалению, во время беременности произошло несчастье: Даня прыгнул на шкаф, и тяжелая антресоль свалилась прямо на живот будущей мамы. Ребенок перенес перинатальный стресс и появился на свет с внутриутробной травмой. Врачи поставили многочисленные диагнозы: поражение ЦНС, сенсомоторная алалия, дизартрия, отсутствие речи. В октябре 2018 года Совковы оформили инвалидность и на него. Однако любовь и активная работа с сенсомоторными навыками делают свое дело. Марк уже произносит первые слова: мама, папа, дай. Он ходит в обычный садик и ждет путевку в логопедический детсад. Надежду на нормальную жизнь Совковы подарили и сотням других семей. Кроме того, некоторые мамы, придя со своими детьми на курсы сенсомоторного развития, присоединились к проекту в качестве сотрудников. «Такие люди в команде очень хорошо понимают проблематику и чаяния родителей, – уверена Гульнара. – Особым родителям удобно работать по собственному графику. Мы создаем им условия для работы дома, чтобы они проводили больше времени со своими детьми». Таким образом, проект выполняет социальную функцию и в том смысле, что дает рабочие места. Результаты работы тюменских новаторов заставляют удивляться российских и зарубежных нейропсихологов. В Санкт-Петербургский филиал приезжали родители из Швейцарии и Финляндии. В Тюмень – из Омана. Гульнаре и Антону уже поступали предложения отправить своих тренеров за границу, чтобы они обучили местных инструкторов. Но Совковы не соглашаются оставлять реализацию уникальной методики без своего контроля. Кроме того, «Волшебным батутом» заинтересовался крупный венчурный акселератор. «Вот мы и доросли до взрослого бизнеса, – улыбается Гульнара. – Хотя не скажу, что разбогатели. Живем, и слава Богу. На еду хватает. Даньке уже можем покупать нормальные лекарства. Одежда есть. Недавно купили по дешевке отечественную машину, потому что надо быстрее передвигаться». Антон и Гульнара сначала были просто друзьями. В периоды напряженной работы ночевали прямо в офисе в разных спальниках спина к спине. А сейчас их невозможно даже представить друг без друга, настолько органично они выглядят вместе. Он на 13 лет младше, но сумел стать для нее настоящей опорой. В проекте их обязанности четко разделены. Антон – старший тренер, набирает и обучает инструкторов. Гульнара поддерживает научную составляющую, консультирует родителей и помогает в проработке индивидуальных программ для детей. В семье же именно муж – глава. В настоящее время он оформляет документы для усыновления Дани. А еще семейство Совковых обзавелось щенком породы лабрадор. Дочь у Гульнары уже взрослая, ей 27 и живет она отдельно, зато сыновья обожают домашнего питомца и охотно играют с ним. А ведь всего несколько лет назад это было бы невозможным. Тогда Даня не воспринимал маленького брата как живое существо, сбрасывал его с дивана на пол, как вещь, и, в сущности, был для него опасен. Мне кажется, Гульнара способна любую проблему трансформировать в счастье. Воистину – каждому воздастся по делам его.
Казалось бы, какая связь: дети с аутизмом и другими тяжелыми заболеваниями – и занятия в батутном центре? А это работает. Программа «Волшебный батут» известна уже далеко за пределами нашего региона.

Мы приводим публикацию "Полеты, дети, гранты, жизнь", журнала "Сибирское богатство", №2 (198). 

Честно  говоря, сама идея реабилитации таких малышей посредством прыжков на батутах поначалу кажется невероятной. Авторы методики Гульнара и Антон Совковы сделали ставку на активизацию интеллекта через физическую активность. Занятия на нестабильных поверхностях дают потрясающие результаты. Дети, даже пребывавшие раньше исключительно в собственном мире и не реагировавшие на внешние раздражители, быстро меняются. Начинают понимать происходящее, произносить слова, контактировать с окружающими. «У здоровых людей есть четкое ощущение своего тела, – поясняет директор АНО «Большие надежды», руководитель программы нейроабилитации «Волшебный батут» Гульнара Совкова. – Мы знаем, где у нас руки и ноги, голодны мы или сыты, тепло нам или холодно. Дети с нарушениями развития не понимают, кто они, каковы их физические размеры. Занятия в батутном центре запускают работу мозга через двигательный интеллект, и дети начинают социализироваться, адаптироваться к обычной жизни».

Как это делается

За три года существования проект «Волшебный батут» получил известность не только в России, но и за рубежом. Он выигрывал гранты акселератора Агентства стратегических инициатив и Фонда президентских грантов. К настоящему моменту реабилитацию от супругов Совковых только в Тюмени прошло около 1150 детей с нарушениями здоровья. Сюда приезжают из Омска, Сургута, Екатеринбурга, Ханты-Мансийска. Филиал «Волшебного  батута» с двумя батутными центрами работает в Санкт-Петербурге. Специалисты проекта выезжают с трехнедельными курсами занятий в Нефтеюганск, Ноябрьск, Сургут, Красноярск, и география постоянно расширяется.

Занятия в Тюмени сейчас проводятся в батутном центре «Скаймакс». До этого они проходили в «Кенга-парке», потом в «Атмосфере». Участники проекта – дети с ментальными, психоречевыми нарушениями, различными формами аутизма и ДЦП, синдромом Дауна, эпилепсией в ремиссии, кардиостимулятором, кохлеарными имплантами и сахарным диабетом. Они занимаются вместе со здоровыми детьми, что тоже является элементом социализации.

Перед занятием обязательно проводится разминка. Тренер с физкультурным педагогическим образованием разминает тело своего подопечного, начиная с верхнего плечевого пояса и заканчивая ступнями. Так включаются рецепторы, отвечающие за ощущение мышц. Затем каждый ребенок выполняет индивидуальную, рассчитанную конкретно для него программу. Прыжки на батутах через вибрацию всего тела «заводят» дремлющий блуждающий нерв, который отвечает за все функции человеческого организма: желудочно-кишечный тракт, кровообращение, ритм дыхания, нервные импульсы, вестибулярный аппарат и головной мозг. В яме, наполненной поролоновыми кубиками, отрабатывается межполушарное взаимодействие. Ребенку надо добраться с одного берега на другой, для чего правое и левое полушарие вынуждены активизироваться и действовать совместно. Веревочный парк со своей нестабильной поверхностью стимулирует деятельность мозжечка и заставляет работать мышцы, которые обычно не используются.

Трамплин для добрых дел

Гульнара Совкова (до недавнего времени Прадедова) – человек в Тюмени известный. Активная общественница в сфере защиты материнства и детства, организатор многих социальных акций, женского фестиваля «Веста», инициатор открытия в детском саду №51 группы для детей с аутизмом и бэби-бокса для спасения новорожденных в городской больнице №2. «Волшебный батут» стал для нее самым крупным общественно значимым социальным проектом. Она создала его на основе личной трагедии, от которой многие опустили бы руки.

Сейчас Гульнара уже «нарастила броню», а тогда...

Гуля воспитывалась в детском доме. Выросла, вышла замуж, родила дочь, потом сына. И до того, как младшему исполнилось полтора года, все было хорошо. Малыш нормально развивался, произносил слова, умел формулировать свои желания и пользоваться горшком. А потом ему поставили прививки, и всего за месяц мальчик утратил все приобретенные навыки. Перестал спать, непрерывно кричал, никого не узнавал и категорически отказывался одеваться. Любое прикосновение доставляло ему боль.

Переживания родителей невозможно передать словами. Они ходили ко всем специалистам подряд, просили объяснить, что происходит с их ребенком. Никто не мог сказать ничего вразумительного. Более того, некоторые врачи даже обвиняли в происшедшем самих маму и папу: дескать, не умеют воспитывать.

Добивало отношение окружающих. Общество часто жестоко к тем, кто не похож на остальных. Охранники, таксисты, просто прохожие на улицах могут запросто обозвать особого ребенка и его родных, обвинить во всех смертных грехах, посоветовать «изгнать беса» и сообщить, что это кара родителям за неправильную жизнь. «Я сейчас-то уже броню нарастила, сама могу послать и в глаз двинуть, – говорит Гульнара. – А тогда начинала что-то беспомощно объяснять».

Постоянный стресс, чувство вины, невыносимая психологическая обстановка в доме привели к разводу с первым мужем. Сегодня женщина понимает, что каждый из них переживал создавшуюся ситуацию в одиночестве. Обсуждать ее сообща у обоих не было сил. Но как случилось, так и случилось. Надо было жить дальше.

Итак, походы по врачам результатов не дали. «Я все время впадала в жесткие депрессии, – вспоминает Гульнара. – Мне предлагали сдать сына в психоневрологический интернат, и трижды я уже готова была смалодушничать, но так и не смогла. Иногда хотелось взять Даню на руки, выйти на улицу и броситься под машину. Не видела перспектив, и не было надежд на будущее».

Гульнара решила, что надо брать ситуацию в свои руки.

А потом в ее сознании произошел какой-то перелом, и она интуитивно начала помогать тем, кому еще хуже. Стала активно заниматься общественной деятельностью. Проводила благотворительные акции, например по сбору памперсов для малоимущих семей. Затеяла акцию «Морские ангелы», в рамках которой 12 особых детей вывезли на дельфинотерапию. С помощью областного департамента соцполитики организовывала информационный марафон по аутизму с привлечением израильских специалистов.

«Не знаю, где я этому научилась, – признается наша собеседница. – Но если я попадаю в патовые ситуации, я на этой волне делаю разные общественные проекты. Можно тонуть в негативной энергии, а можно использовать ее как трамплин для доброго дела. Просто из негатива выводишь ее в позитив. И получается, что нет добра и нет зла. Всякая энергия из потенциальной переходит в кинетическую. Это физика. Так какая, собственно, разница, что послужило толчком».

Удивительный феномен

Видимо, добрые дела вознаграждаются, и судьба дала семье неожиданный шанс. Тогда и предположить никто не мог, что это станет началом новой жизни. Приятельница предложила попробовать занятия в батутном центре. Мама была рада хоть куда-то вывести сына. Он ведь постоянно находился дома и людей почти не видел, да ему это и не нужно было.

«Дане тогда было шесть с половиной лет, и он был просто никакой, как говорят, «овощ», – рассказывает Гульнара. – Орет, ни на чем не фокусируется, ничего не понимает. Кое-как оделись, добрались до батутного центра. Девочка-инструктор пришла в ужас. Ей 17 лет, а тут аутист. Она пытается с ним разговаривать, научить чему-то. А он по стенкам носится, не реагирует на нее никак. А я как раз прошла обучение по мотивации детей – просто для себя, потому что мне надо как-то жить с Даней. И поняла, что надо брать ситуацию в свои руки».

Вместе с инструктором Настей они начали учить мальчика простым движениям. Дело двигалось очень медленно. За месяц занятий удалось обучить его только касаться рукой во время бега то одной, то другой стенки. Но и это был фантастический успех. Главное же состояло в том, что Дане неожиданно очень понравилось прыгать на батутах. Он не кричал и не плакал, наоборот, радовался и хохотал. Как будто раньше именно этого ему не хватало.

Удивительным образом глобальная вибрация всего тела повлияла на самочувствие ребенка. «Я увидела большую разницу, – говорит Гульнара. – Он начал спокойнее себя вести. С удовольствием стал одеваться на батут, точнее, разрешать его одевать – он тогда еще сам этого не делал. В какой-то момент у нас в доме наконец-то перестало пахнуть «Ванишем». Столько мебели было выброшено из-за того, что Даня не ощущал свой желудочно-кишечный тракт, ел все подряд, не чувствуя сытости, и ходил в туалет там же, где сидел. Запах чистящих средств у нас просто не истреблялся. И это закончилось! Он стал в меру кушать и ходить в туалет. Всего за месяц не только начал чувствовать свое тело, но и понимать слова. Реагировать на «Привет», «Пока». Это были поразительные изменения».

Бурный старт

Приобретя столь неожиданный опыт, Гульнара обратилась к заместителю губернатора Наталье Александровне Шевчик с предложением организовать пробную группу из десяти детей с аутизмом, чтобы заниматься с ними на батутах. Вспоминает, что долгое время ей никто не звонил, а когда через четыре месяца раздался звонок из департамента, оказалось, что занятия надо начинать уже завтра. Предварительная договоренность с пространством занятий с батутным центром «Кенга» существовала, но инструкторы, увидев особых детей, от занятий отказались. Дескать, давайте уж как-нибудь сами.

Прыжки на батутах "заводят" дремлющий блуждающий нерв, который отвечает за все функции организма.

И тут на помощь пришел нынешний муж Гульнары Антон, с которым они вместе уже пять лет. Повар по профессии, он еще и отличный спортсмен, скалолаз. Кроме того, он не раз видел, как проводились занятия с Даней, и был уверен, что справится.

«Так мы и начали, разрабатывали свою методику на ходу, – рассказывает Гульнара. – Классно отработали полтора месяца. Родители были в полном восторге. Психотерапевт, участвующий в проекте, замерил все показатели детей на старте и по окончании курса. Результаты оказались впечатляющими. Дети стали произносить первые фразы: «Мама, такси, ехать, батут», общаться с другими людьми, выполнять указания специалистов. У аутистов главная проблема как раз в том, что они не слушают старших, у них нет мотивации. А мы учим еще и этому».

Успех настолько окрылил Совковых, что они решили еще четыре месяца бесплатно заниматься с особыми детьми, причем уже не только аутистами, но и с другими нарушениями здоровья. Одновременно оба проходили обучение и получили специальность тренеров адаптивной физкультуры. Их подходы совершенствовались, развивались, охватывали все новые аспекты, однако денег в семье катастрофически не хватало. Друзья и знакомые помогали кто чем мог. Позже пришлось ввести небольшую плату, что, конечно, тоже не решило всех проблем, но хотя бы позволило покупать продукты. Эти курсы окончательно доказали перспективность методики, которая получила название турбулентной.

«Методика к тому моменту изменилась уже очень сильно, – констатирует Гульнара. – Простой бег с ударами по стенке, с которого все начиналось, – это вообще уровень, когда здоровый младенец только переворачиваться начинает, даже не ходить. Сейчас наш проект совмещает нейрокоррекцию, сенсорную интеграцию, кондуктивную педагогику, адаптивную физкультуру, работу на позитиве, вызывание речи и полную физическую прокачку».

По образованию Гульнара – инженер-механик. Признается, что эта специальность, как и любовь с детства к химии и физике, очень помогает ей сегодня: «Когда занимаешься с детьми, одной педагогики недостаточно. Надо понимать, как работает биодинамика, как вообще устроен человек, где центральная ось, а где подпорки».

Пригодился и десятилетний опыт работы директором собственного рекламного агентства. «Часто сталкивались с тем, что заказчик просил практически без денег сделать ему какой-то уникальный продукт, – вспоминает она. – И мы делали исходя из того, что у нас было на данный момент. Сейчас я этот опыт применяю. Есть исходный материал – ребенок со всеми своими особенностями и коридором потенциала. Как бывший креативщик я вижу, как можно на основании уже имеющихся у него навыков вывести его на новый уровень, постепенно развивая его возможности. Любопытно, что, оказывается, такой же подход использовал великий педагог Лев Семенович Выготский. Я, узнав об этом намного позже, была поражена, как мы совпали».

Помощь свыше

Накопив сил, по ее выражению, на очередной трамплин, Гульнара подала документы на конкурс «Акселератор социальных проектов» в Агентство стратегических инициатив (Москва). Всего было представлено 800 проектов из разных регионов России. «Волшебный батут» сначала отобрали в 150 лучших, затем в 35, потом, после окончательного отбора, он вошел в число 12 финалистов.

Деньги на поездку Гульнара собирала в фейсбуке. И уже в Москве столкнулась с неожиданной проблемой. На презентацию проекта администрации президента РФ отводилось всего пять минут. За это время надо было изложить суть идеи, объяснить, как она возникла, и убедить чиновников в ее нужности. А публичные выступления никогда не были ее коньком. Да еще мешали эмоции – рассказывая свою историю с сыном, она все время сбивалась и начинала плакать.

Кураторы убеждали: «Никому не нужна твоя эмоциональность. Жалость к себе не дает тебе развивать проект, распространять его по регионам, чтобы и там дети получили возможность жить полноценной жизнью». Надо было справляться со стрессом, иначе ее просто не выпустили бы на сцену. Она до сих пор не знает, какая сила заставила ее пойти в Храм Матроны Московской. Было это в Пасху, 9 апреля, когда в Храм обычно километровая очередь. А тут – никого, несмотря на утренний час. «Я просила Матрону, чтобы дала мне сил выступить хорошо, чтобы я не утопала в эмоциях, – вспоминает Гульнара. – Чтобы проект шел по городам, масштабировался. В результате выступила так, что мне даже сказали: это было отличное выступление».

Акселератор – такая вещь, что инвесторы могут найтись, а могут и нет. Но у нашей героини все получилось. Нашелся человек, давший 2 млн руб., правда, в долг, зато без процентов. Сейчас Совковы потихоньку с ним рассчитываются. Эти деньги помогли им выжить в трудный период, платить зарплату тренерам не только из собственных детских пособий, давать рекламу, набирать новых клиентов и регистрировать патент и товарные знаки.

Гульнара – автор патента «Способ сенсорной коррекции синдрома аутизма». Она и сейчас не понимает, как сумела за три ночных часа составить убедительный документ с мудреными формулировками. Говорят, так поэты пишут стихи – неведомая сила диктует им строки.

А в 2017 году «Волшебный батут» выиграл президентский грант. И опять поистине волшебным образом. Документы по интернету Гульнара высылала в последний день их приема, успев буквально на уходящий поезд. Причем не из дома, где невозможно было сосредоточиться, а из пивного бара с вайфаем. Сканировали бумаги посетители бара с помощью своих телефонов. «Произошло настоящее командообразование, – смеется Гульнара. – Все приняли участие, все хотели помочь».

Сайт был перегружен, загрузить документы не удавалось, и их пришлось отправлять из Тюмени кружным путем через Екатеринбург. Там коллеги, тоже из НКО, работающей с детьмиаутистами, по просьбе Гульнары просчитывали сумму гранта. С учетом того, что планировалось за год провести реабилитацию 240 детей и столько же родителей обучить, бухгалтер заложила сумму 3 млн 29 тыс. руб. Когда Гульнара на следующий день открыла свою почту и увидела, что именно ушло в Москву, испытала шок. Дело в том, что впервые претендующие на грант по условиям конкурса могли просить до 500 тыс. руб., вторично – до 3 млн руб., а свыше 3 млн руб. – это вообще должны быть космические, масштабные проекты. Была уверена, что не получит ни копейки. А через три месяца узнала, что «Волшебный батут» стал победителем конкурса, и сумму гранта выделили в запрошенном объеме.

«Отработали годовой грант очень хорошо, – говорит Гульнара. – За два месяца занятий у каждого ребенка произошел мощный прогресс. В нашей группе «ВКонтакте» множество восторженных отзывов от родителей».

Рукотворные чудеса

По статистике, сейчас с аутизмом рождается каждый 68 ребенок в мире. Количество таких детей растет с каждым годом, и некоторые специалисты считают, что недалек день, когда с этим заболеванием будет рождаться каждый второй младенец. Одной из причин, по их мнению, являются генномодифицированные продукты, меняющие биохимию человеческого организма и оказывающие влияние на психику, нервную систему и функции мозга. Таким прогнозам можно верить или не верить. Но уже сейчас в Тюменской области более 400 детей с аутизмом, и это только официальные данные. Многим, как уверена Гульнара, этот диагноз просто не ставят.

Реабилитацию от супругов Совковых прошли более 1150 детей.

Для своей семьи супруги Совковы сотворили настоящее чудо. Девятилетний Даниил самостоятельно одевается, жарит яичницу, лазит на скалодроме, катается на гироскутере, играет в догонялки, понимает, когда его зовут в магазин или батутный центр. «Он уже здесь, в этом мире, – говорит Гульнара. – Сейчас надо его дальше развивать. Я увлеклась биохимией, изучаю вопрос, как запустить мозг еще с помощью ноотропов и специальной диеты».

У Гульнары и Антона есть общий сын Марк. К сожалению, во время беременности произошло несчастье: Даня прыгнул на шкаф, и тяжелая антресоль свалилась прямо на живот будущей мамы. Ребенок перенес перинатальный стресс и появился на свет с внутриутробной травмой. Врачи поставили многочисленные диагнозы: поражение ЦНС, сенсомоторная алалия, дизартрия, отсутствие речи. В октябре 2018 года Совковы оформили инвалидность и на него. Однако любовь и активная работа с сенсомоторными навыками делают свое дело.

Марк уже произносит первые слова: мама, папа, дай. Он ходит в обычный садик и ждет путевку в логопедический детсад. Надежду на нормальную жизнь Совковы подарили и сотням других семей. Кроме того, некоторые мамы, придя со своими детьми на курсы сенсомоторного развития, присоединились к проекту в качестве сотрудников. «Такие люди в команде очень хорошо понимают проблематику и чаяния родителей, – уверена Гульнара. – Особым родителям удобно работать по собственному графику. Мы создаем им условия для работы дома, чтобы они проводили больше времени со своими детьми». Таким образом, проект выполняет социальную функцию и в том смысле, что дает рабочие места.

Результаты работы тюменских новаторов заставляют удивляться российских и зарубежных нейропсихологов. В Санкт-Петербургский филиал приезжали родители из Швейцарии и Финляндии. В Тюмень – из Омана. Гульнаре и Антону уже поступали предложения отправить своих тренеров за границу, чтобы они обучили местных инструкторов. Но Совковы не соглашаются оставлять реализацию уникальной методики без своего контроля. Кроме того, «Волшебным батутом» заинтересовался крупный венчурный акселератор.

«Вот мы и доросли до взрослого бизнеса, – улыбается Гульнара. – Хотя не скажу, что разбогатели. Живем, и слава Богу. На еду хватает. Даньке уже можем покупать нормальные лекарства. Одежда есть. Недавно купили по дешевке отечественную машину, потому что надо быстрее передвигаться». Антон и Гульнара сначала были просто друзьями. В периоды напряженной работы ночевали прямо в офисе в разных спальниках спина к спине. А сейчас их невозможно даже представить друг без друга, настолько органично они выглядят вместе. Он на 13 лет младше, но сумел стать для нее настоящей опорой. В проекте их обязанности четко разделены. Антон – старший тренер, набирает и обучает инструкторов. Гульнара поддерживает научную составляющую, консультирует родителей и помогает в проработке индивидуальных программ для детей. В семье же именно муж – глава. В настоящее время он оформляет документы для усыновления Дани.

А еще семейство Совковых обзавелось щенком породы лабрадор. Дочь у Гульнары уже взрослая, ей 27 и живет она отдельно, зато сыновья обожают домашнего питомца и охотно играют с ним. А ведь всего несколько лет назад это было бы невозможным. Тогда Даня не воспринимал маленького брата как живое существо, сбрасывал его с дивана на пол, как вещь, и, в сущности, был для него опасен. Мне кажется, Гульнара способна любую проблему трансформировать в счастье. Воистину – каждому воздастся по делам его.

Читать больше:

На трассе Екатеринбург — Тюмень ограничат движение транспорта

Ялуторовчане все лето смогут бесплатно укреплять здоровье

899Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Россия выбирает вокалиста, который представит нашу страну в Польше.
На вопрос читателя отвечает специалист.
По народному календарю – Михайлово чудо. В этот день случаются первые заморозки, получившие название "михайловские утренники".
Этот командный вид спорта является прекрасным средством социальной коммуникации для инвалидов.
На вопрос читателя отвечает специалист.
«Слухи о моей смерти несколько преувеличены», – пошутил писатель и наш коллега, журналист Марк Твен, когда узнал об ошибочной публикации некролога в газете New York Journal. Примерно так отвечают журналисты на вопросы о смерти печатной прессы, которые им задают из года в год некоторые люди.
В соревнованиях участвовала 71 команда учащихся школ областного центра.
Опрос
Что вы думаете о платных парковках?
Деньги за парковку идут на развитие дорожной сети
Я против, так как привык парковаться бесплатно
Платные парковки снизят нагрузку на центр города
Я вообще за платный въезд в центр города
Мне все равно. Я езжу на общественном транспорте

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное