Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Валерий Кудрин: Украденное детство

Детство Валерия Кудрина прошло под дулом автомата и кнута надзирательницы в трудовом лагере в прибалтийском городе Калвария. С той поры прошли десятилетия, но малолетний узник вновь и вновь возвращается к дням той страшной, и одновременно героической поры. 

12:00, 9 мая 2019, Людмила Шорохова
Слушать новость
Валерий Кудрин: Украденное детство. Детство Валерия Кудрина прошло под дулом автомата и кнута надзирательницы в трудовом лагере в прибалтийском городе Калвария. С той поры прошли десятилетия, но малолетний узник вновь и вновь возвращается к дням той страшной, и одновременно героической поры. . В июне 1941 года семья молодого офицера из уральского Красноуфимска прибыла к новому месту службы. Вместе с родителями в воинскую часть, которая располагалась в десяти километрах от Польши, приехали и их малолетние дети – девятимесячный Валерий и трехлетний Юра. – 20 июня отца вызвали в часть, – вспоминает Валерий Яковлевич. – С тех пор его больше никто не видел – пропал без вести. Через два дня началась война. Мама говорила, что город напоминал сплошное зарево, поэтому мы бежали в лес. Мать схватила детей в охапку и  побежала куда глаза глядят. Трое суток они прятались в лесу, в надежде пробиться к своим. Здесь встретили десятки таких же беженцев. Выйти к своим так  и не удалось, а уходить через оккупированную Польшу было бессмысленно. Вскоре фашисты начали собирать беженцев по округе. Их грузили на машины и отвозили в трудовой лагерь, где  в основном находились жены военнослужащих. Они работали на торфяниках, грузили в вагонетки кирпичи, которые порой тянули сами – вместо локомотива. – Рабочий день начинался до рассвета, а заканчивался после захода солнца, – говорит Валерий Яковлевич. – Выживали единицы. Не более трех месяцев выдерживали, а далее истощение или в трубу. Их место занимали новые пленники, которых привозили со всех концов Европы. Пока матери малолетних узников находились на торфозаготовках, за детьми присматривала надзирательница. – Она ходила в лакированных сапогах, военной форме, а в руках хлыст, которым охаживала детей, – продолжает Валерий Яковлевич. – Очень голодали, на неделю выдавали булку хлеба, немного брюквенного супа. В основном питались подножным кормом: лебедой, крапивой, корешками. Иногда ели суп с кониной, в котором плавали черви... Часто плакали и от холода. Помню, как прижимался по ночам к маме: женщинам разрешалось на ночевку возвращаться в барак. Но не всех возвращала работа... В сентябре 1944 года советские войска освободили узников трудового лагеря. – Спаслись! Остались живы – и это просто чудо!

В июне 1941 года семья молодого офицера из уральского Красноуфимска прибыла к новому месту службы. Вместе с родителями в воинскую часть, которая располагалась в десяти километрах от Польши, приехали и их малолетние дети – девятимесячный Валерий и трехлетний Юра.

– 20 июня отца вызвали в часть, – вспоминает Валерий Яковлевич. – С тех пор его больше никто не видел – пропал без вести. Через два дня началась война. Мама говорила, что город напоминал сплошное зарево, поэтому мы бежали в лес.

Мать схватила детей в охапку и  побежала куда глаза глядят. Трое суток они прятались в лесу, в надежде пробиться к своим. Здесь встретили десятки таких же беженцев. Выйти к своим так  и не удалось, а уходить через оккупированную Польшу было бессмысленно. Вскоре фашисты начали собирать беженцев по округе. Их грузили на машины и отвозили в трудовой лагерь, где  в основном находились жены военнослужащих. Они работали на торфяниках, грузили в вагонетки кирпичи, которые порой тянули сами – вместо локомотива.

– Рабочий день начинался до рассвета, а заканчивался после захода солнца, – говорит Валерий Яковлевич. – Выживали единицы. Не более трех месяцев выдерживали, а далее истощение или в трубу. Их место занимали новые пленники, которых привозили со всех концов Европы.

Пока матери малолетних узников находились на торфозаготовках, за детьми присматривала надзирательница.

– Она ходила в лакированных сапогах, военной форме, а в руках хлыст, которым охаживала детей, – продолжает Валерий Яковлевич. – Очень голодали, на неделю выдавали булку хлеба, немного брюквенного супа. В основном питались подножным кормом: лебедой, крапивой, корешками. Иногда ели суп с кониной, в котором плавали черви... Часто плакали и от холода. Помню, как прижимался по ночам к маме: женщинам разрешалось на ночевку возвращаться в барак. Но не всех возвращала работа...

В сентябре 1944 года советские войска освободили узников трудового лагеря.

– Спаслись! Остались живы – и это просто чудо!

Читать больше:

Юные ялуторовчане участвуют в экспедиции «Забытые герои»

Тюменские поисковики готовятся к реализации проекта «Чтобы помнили»

Читайте также

Новость Тюмени: Главные новости Тюменской области за 30 ноября

Главные новости Тюменской области за 30 ноября

30 ноября

Новость Тюмени: Бабушка Шедевр: тюменская пенсионерка превратила хобби в предпринимательский проект

Бабушка Шедевр: тюменская пенсионерка превратила хобби в предпринимательский проект

30 ноября

Новость Тюмени: В Тюмени скончался известный реставратор Владимир Силантьев

В Тюмени скончался известный реставратор Владимир Силантьев

29 ноября