×
В социальных сетях
В печатной версии

Валерий Кудрин: Украденное детство

09.05.2019
12:00
Валерий Кудрин: Украденное детство. Детство Валерия Кудрина прошло под дулом автомата и кнута надзирательницы в трудовом лагере в прибалтийском городе Калвария. С той поры прошли десятилетия, но малолетний узник вновь и вновь возвращается к дням той страшной, и одновременно героической поры. . В июне 1941 года семья молодого офицера из уральского Красноуфимска прибыла к новому месту службы. Вместе с родителями в воинскую часть, которая располагалась в десяти километрах от Польши, приехали и их малолетние дети – девятимесячный Валерий и трехлетний Юра.  – 20 июня отца вызвали в часть, – вспоминает Валерий Яковлевич. – С тех пор его больше никто не видел – пропал без вести. Через два дня началась война. Мама говорила, что город напоминал сплошное зарево, поэтому мы бежали в лес.  Мать схватила детей в охапку и  побежала куда глаза глядят. Трое суток они прятались в лесу, в надежде пробиться к своим. Здесь встретили десятки таких же беженцев. Выйти к своим так  и не удалось, а уходить через оккупированную Польшу было бессмысленно. Вскоре фашисты начали собирать беженцев по округе. Их грузили на машины и отвозили в трудовой лагерь, где  в основном находились жены военнослужащих. Они работали на торфяниках, грузили в вагонетки кирпичи, которые порой тянули сами – вместо локомотива. – Рабочий день начинался до рассвета, а заканчивался после захода солнца, – говорит Валерий Яковлевич. – Выживали единицы. Не более трех месяцев выдерживали, а далее истощение или в трубу. Их место занимали новые пленники, которых привозили со всех концов Европы. Пока матери малолетних узников находились на торфозаготовках, за детьми присматривала надзирательница. – Она ходила в лакированных сапогах, военной форме, а в руках хлыст, которым охаживала детей, – продолжает Валерий Яковлевич. – Очень голодали, на неделю выдавали булку хлеба, немного брюквенного супа. В основном питались подножным кормом: лебедой, крапивой, корешками. Иногда ели суп с кониной, в котором плавали черви... Часто плакали и от холода. Помню, как прижимался по ночам к маме: женщинам разрешалось на ночевку возвращаться в барак. Но не всех возвращала работа... В сентябре 1944 года советские войска освободили узников трудового лагеря. – Спаслись! Остались живы – и это просто чудо!
Детство Валерия Кудрина прошло под дулом автомата и кнута надзирательницы в трудовом лагере в прибалтийском городе Калвария. С той поры прошли десятилетия, но малолетний узник вновь и вновь возвращается к дням той страшной, и одновременно героической поры. 
На фото: Валерий Кудрин.

В июне 1941 года семья молодого офицера из уральского Красноуфимска прибыла к новому месту службы. Вместе с родителями в воинскую часть, которая располагалась в десяти километрах от Польши, приехали и их малолетние дети – девятимесячный Валерий и трехлетний Юра. 

– 20 июня отца вызвали в часть, – вспоминает Валерий Яковлевич. – С тех пор его больше никто не видел – пропал без вести. Через два дня началась война. Мама говорила, что город напоминал сплошное зарево, поэтому мы бежали в лес. 

Мать схватила детей в охапку и  побежала куда глаза глядят. Трое суток они прятались в лесу, в надежде пробиться к своим. Здесь встретили десятки таких же беженцев. Выйти к своим так  и не удалось, а уходить через оккупированную Польшу было бессмысленно. Вскоре фашисты начали собирать беженцев по округе. Их грузили на машины и отвозили в трудовой лагерь, где  в основном находились жены военнослужащих. Они работали на торфяниках, грузили в вагонетки кирпичи, которые порой тянули сами – вместо локомотива.

– Рабочий день начинался до рассвета, а заканчивался после захода солнца, – говорит Валерий Яковлевич. – Выживали единицы. Не более трех месяцев выдерживали, а далее истощение или в трубу. Их место занимали новые пленники, которых привозили со всех концов Европы.

Пока матери малолетних узников находились на торфозаготовках, за детьми присматривала надзирательница.

– Она ходила в лакированных сапогах, военной форме, а в руках хлыст, которым охаживала детей, – продолжает Валерий Яковлевич. – Очень голодали, на неделю выдавали булку хлеба, немного брюквенного супа. В основном питались подножным кормом: лебедой, крапивой, корешками. Иногда ели суп с кониной, в котором плавали черви... Часто плакали и от холода. Помню, как прижимался по ночам к маме: женщинам разрешалось на ночевку возвращаться в барак. Но не всех возвращала работа...

В сентябре 1944 года советские войска освободили узников трудового лагеря.

– Спаслись! Остались живы – и это просто чудо!

Читать больше:

Юные ялуторовчане участвуют в экспедиции «Забытые герои»

Тюменские поисковики готовятся к реализации проекта «Чтобы помнили»

340Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Время, проведенное здесь в задушевных дружеских беседах, пролетает незаметно.
Игры адаптивного вида спорта доступны для спортсменов всех возрастов, социальных групп, физиологических особенностей. 
По народному календарю – Прокопий Жнец. По погоде в этот лень определяли, какой будет зима: если шли дожди и было прохладно, то готовились к суровой зиме, а вот ясный день предвещал теплую зимнюю пору.
26 июля тюменцы узнают, как развиваться в профессии фотографа и работать с коммерческими проектами. Спикером станет Максим Борисов, профессиональный фотограф.
По народному календарю – день Панкратия и Кирилла. Если черника еще не дозрела, значит, осень будет холодной.
Работники металлургической сферы принимают поздравления.
С 14 по 20 июня – обо всем самом интересном
С начала летнего сезона в Тюменской области сотрудники МЧС провели освидетельствование 13 пляжей, из которых шесть находятся на территории детских оздоровительных лагерей.
Опрос
По каким критериям вы выбираете место для отдыха?
Морское побережье
Горный курорт
Сервис «Все включено»
Безвизовый режим
Приемлемая стоимость
Транспортная доступность
Познавательный досуг
Развлечения
Все вышеперечисленное

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное