Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

Солдаты забытой войны

07.02.2019
13:20
Солдаты забытой войны. Война в Афганистане, согласно женевским договоренностям, закончилась на определенном месте и в указанное время. Позади девять лет один месяц и 18 дней, впереди долгожданная и радостная дорога домой. . Прошло тридцать лет, но для воинов-интернационалистов война продолжается. Она будит их по ночам  грохотом орудийных залпов, пулеметных очередей, им снятся  лица боевых товарищей. О суровых событиях тех дней рассказывают непосредственные участники афганской войны. Справка В афганской войне приняло участие  более 600 тысяч военнослужащих и 21 тысяча гражданского персонала, из них 93 офицера и солдата стали  Героями Советского Союза и  Героями России. Потери  советских войск: 15 052 – погибших, 53 753 раненых и 417 пропавших без вести. Среди них из Тюменской области: 134 погибших, 129 раненых и двое пропавших без вести. Награды тюменских воинов-афганцев: орденом Красного Знамени награждены 26 человек, Красной Звезды – 235, «За заслугу в Вооруженных силах СССР» – 41, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» – более 300, афганскими наградами – 14 человек. Советский  Союз не только воевал, но и созидал. На территории Афганистана построено более 270 предприятий; транспортная магистраль Кушка – Герат – Кандагар длиной 679 км, автодорога Саланг через горный хребет Гиндугуш – это 107 км с тоннелем 2,7 км на высоте 3 300 м над уровнем моря, нефтепровод и газопровод, плотина ГЭС Наглу на реках Кабул и Кундуз, современные аэродромы в Кабуле, Шиндандте, Баграме, речной порт Ширхан, автожелезнодорожный мост через реку Амударью и другие. Именами воинов-земляков, погибших в Афганистане, названы улицы: Вячеслава Голышева – в поселке Мыс, Братьев Бондаревых – в районе Зареки, Николая Егорова и Бориса Маркова – в Березняковском, Виктора Арсентьева и Михаила Колсова – в Казарово. Незаживающая рана Радиосводки  о военных действиях в Афганистане не сообщали. Главной темой дня была подготовка к Олимпиаде-80 и о том, как Москва будет встречать  спортсменов и гостей со всего мира. В регионах собирали команды волонтеров и специалистов по обслуживанию Олимпийских игр. В тюменском ДОСААФе высокой чести удостоилось сразу два выпускника  шоферских  курсов, среди них Владимир Яковлев. Предполагалось, что они как водители от армии будут обслуживать ход Олимпиады. Однако все получилось иначе. Семья с гордостью проводила сына на службу. – Впервые Олимпийские игры проводятся в социалистической стране. Смотри, сынок, не подведи, – напутствовал на железнодорожной станции Тюмень отец Михаил Яковлев, водитель с большим стажем. – Не сразу поняли, что едем  на восток, – вспоминает ветеран афганской войны. – Наконец прибыли в столицу, но только Туркмении – Ашхабад. В учебке Владимир получил специальность наводчика орудия танка. При выполнении боевой задачи в его обязанности  входило вести  огонь по целям, указанным командиром танка или обнаруженным самостоятельно. Осенью в составе военно-транспортной авиации новобранцев доставили в Шиндант. Далее строевым шагом по  шоссе Герат – Кандагар они добрались  до города Гиришк в одной из самых крупных провинций Афганистана, которая расположена на юге страны и граничит с Пакистаном. Первые  месяцы танковая часть стояла в охране моста через реку, – вспоминает ветеран. – Отражали многочисленные огневые налеты. Кроме того, участвовали в разведывательных и засадных действиях, сопровождали  колонны  военных, гражданских и гуманитарных грузов, дислоцированных на значительном удалении. В одном из локальных боев во взводе танкового обеспечения были большие потери личного состава, в том числе среди водителей автомашин. По танковой дивизии прошел клич: «Кто имеет водительские права и готов заменить погибших товарищей?» Владимир, не раздумывая, сел за баранку топливозаправщика. Торговое общение с другими городами страны, а также с Ираном и Пакистаном нарушать нельзя, как и прекратить обеспечение наших частей и мирного населения гуманитарными грузами и горюче-смазочными материалами.  Задача  сложная, но рядового Владимира Яковлева радовало то, что до дембеля осталось всего три месяца! – Шли колонной в 15 машин, очень удобный объект для обстрела. Кроме того, узкие горные дороги с большим количеством серпантинов и малым радиусом поворота исключали возможность встречного движения, – вспоминает ветеран. – Мой топливозаправшик полон дизельного топлива. Колонну замыкал автомобиль, у которого постоянно глох мотор. Рядовой Яковлев время от времени оборачивался, чтобы проверить, не отстал ли боевой товарищ. Именно в это время снайперская пуля калибра 7,62 влетела в кабину топливозаправщика, по касательной прошла по лбу Владимира, а далее пробила обшивку машины и одну из бочек с горючим. – Все случилось в одно мгновение, даже не почувствовал ранения. Стал  слепнуть, кровь застилала глаза, – вспоминает Владимир Михайлович. – Поспешил увести машину от колонны, чтобы сохранить жизни товарищей и горючее. К счастью, снайперский обстрел начался во время спуска с перевала, что и спасло жизнь не только мне, но и однополчанам. Увел машину от колонны. За мужество и героизм, проявленные при выполнении боевого задания и спасение товарищей, командование представило к награде – медалью «За отвагу», о чем сообщили на общем построении полка. С тех пор прошло 35 лет, а медаль так и не нашла своего героя. Ветеран верит: она обязательно найдется. А пока в его копилке юбилейные медали и государственная награда Демократической Республики Афганистан «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». Нелегкая миссия батальонного врача В год начала афганской войны Андрей Красиков, окончив школу в Упоровском районе, поступил в Тюменский медицинский институт. На четвертом курсе увлекся военно-полевой терапией и хирургией,  перевелся в Томский военно-медицинский институт, где готовили военных врачей для сухопутных, пограничных и воздушно-десантных войск. После окончания вуза служил в  медицинском батальоне 7-й гвардейской парашютно-десантной дивизии. В ноябре 1986 года получил назначение – Баграм, батальонный врач 345-го отдельного парашютно-десантного полка.  Начались боевые будни. Батальонного врача всегда можно было узнать: кроме боекомплекта с десантной сумкой и оружия,  у него баул с  медикаментами. В декабре молодой врач принял участие в первом боевом выходе: сопровождали  колонну с боеприпасами по Паджерскому ущелью. Обошлось без потерь личного состава. Далее последовали боевые выходы в Файзабад, Алихель, Гардез и Газни. – Много было пулевых, осколочных ранений, а также подрывные на минах, – говорит Андрей Степанович. – Ребята с надеждой смотрели на меня и ждали врачебной помощи, но выжить удавалось не всем: были ранения, не совместимые с жизнью. Батальонный врач переживал потери, но домой в Упоровский район родителям и в Каунас жене летели жизнерадостные письма. В них он сообщал, что весна подходит к концу, а он уже успел загореть. Не пишет часто письма только по одной причине: самолет прилетает раз в две недели. А еще просил не волноваться и давал обещания вернуться домой живым и невредимым. Особо памятен ветерану боевой выход в провинцию Нангархар. Он длился трое суток. Скорость продвижения равнялась действиям саперов. Местность буквально была напичкана смертоносными снарядами. Кроме того, душманы подвергли обстрелу расположения полка. – Пошел поток раненых, в основном с минно-разрывными ранениями, – вспоминает ветеран. – Каждый из медперсонала делал свое дело. Зачастую медицинскую помощь  приходилось оказывать при свете керосиновой лампы  прямо в блиндаже. Не менее сложной и кровавой оказалась и операция «Магистраль». С гор шел шквал огня, и тогда девятая рота десантников взяла огонь на себя. Дивизия понесла большие потери в личном составе. И батальонный врач Андрей Красиков был направлен в «командировку». – Более тяжелого задания не получал, – отмечает Андрей Степанович. – Мне предстояло сопровождение  «груза 200» в Минск, Ташкент, Прокопьевск, Курган, Нижний Новгород, Грозный, на Украину. В «черных тюльпанах» находились тела двенадцати погибших однополчан. – Самое тяжелое в той «командировке» – встреча с родными и близкими, – говорит ветеран. – Старался найти  утешительные слова для близких, но горечь утрат не сравнима ни с чем. По окончании тяжелой миссии на сутки прибыл в Каунас, где его ждала семья. Однако радостной встречи не случилось: глава семейства от усталости проспал весь суточный краткосрочный отпуск. Утром майор медицинской службы, награжденный боевыми наградами – орденами Красной Звезды и «За службу Родине» 3-й степени, медалями «За отличие в военной службе», от благодарного афганского народа, вновь уехал на войну. Стоит отметить, что знаменитый полк десантников выходил из Афганистана одним из последних, достойно завершив нелегкую миссию – помощь афганскому народу. Одну гранату оставляли для себя На вопрос «Зачем советские войска приняли участие в военных действиях в Афганистане?» Александр Гаврилов отвечает, не раздумывая: «Мы давали присягу, значит, так надо было Родине». В июне  1979 года  Александр Гаврилов получил  повестку в армию. Учебная дивизия располагалась под Омском и готовила специалистов в мотострелковые войска. – 23 декабря нас подняли по тревоге и выстроили на плацу, – вспоминает Александр Константинович. – Замкомандира по политчасти  объявил о согласии СССР оказать дружескую помощь афганскому народу в борьбе с внешней агрессией и огласил приказ о передислокации части в Туркменский военный округ. Через двое суток  в сторону Термеза выдвинулись эшелоны с войсками и военной техникой. 10 января 1980 года 181-я мотострелковая дивизия, где служил младший сержант Александр Гаврилов, пересекла границу Афганистана. – Совершив марш через горный хребет Гиндукуша, перешли перевал Саланг и расположились под Кабулом, – вспоминает ветеран. – Обустроились: развернули палаточный городок. Моему отделению для боевого дежурства определили участок дороги от Кабула до поворота на Баграм. Предстояло обеспечить безопасность прохождения наших войск. Однажды в Паджерском ущелье по донесению разведки стало известно, что в горном кишлаке  затаилась банда моджахедов. На ее уничтожение отправились две роты, в одной из них был наш земляк - младший сержант Гаврилов. – На узкой горной тропе ребята из первой роты попали в засаду, – вспоминает Александр Константинович. – Командир принял решение отходить через вершину, но там нас тоже ждали «духи». Завязался бой, в котором пострадало много наших ребят. Тяжелораненых выносили под шквальным огнем. Командир роты Гаврилов и сам получил тогда ранение. – Советские воины при любых обстоятельствах старались не бросать раненых и  погибших, – отмечает ветеран. – Моджахеды проявляли особую жестокость к советским военнослужащим. Попавших в плен изощренно пытали, трупы расчленяли, а головы отправляли в то подразделение, где они служили. После лечения наш земляк вернулся в свою  роту. Боевые выходы следовали один за другим: Джелалабад, Гардез. – Иногда огонь был таким плотным, что сложно становилось понять, с какой стороны он ведется, – вспоминает младший сержант запаса. – Противник становился невидимым. Поэтому, уходя на задание, одну гранату оставляли для себя, чтобы не попасть в плен. Демобилизовался  младший сержант Гаврилов в июле 1981 года. За выполнение интернационального долга он награжден медалью «От благодарного афганского народа», знаком  «Воину-интернационалисту» и юбилейными медалями. Гремел оркестр духовой Офицерская служба дирижера военного оркестра Владимира Кота началась в учебной мотострелковой дивизии в Самаре. Затем была Якутия, Тикси,  Хмельницкое артиллерийское командное училище. В апреле 1983 года старший лейтенант Кот в числе добровольцев прибыл в город Кундуз Республики Афганистан. Воинскую службу в  должности  военного дирижера проходил в составе 149-го гвардейского мотострелкового полка 201-й мотострелковой дивизии.  – Музыка на войне наряду с танками и самолетами является оружием. По мнению известного полководца Александра Суворова, она удваивает и утраивает армию, – говорит  Владимир Дмитриевич. – А Наполеон с горечью отмечал, что в войне против России у него было два очень сильных противника – морозы и русская военная музыка. С музыкой легче жить и умирать. Она поднимает дух и зовет к подвигу. Прибыв в часть, молодой дирижер создал концертную бригаду.  С выступлениями вылетали на вертолетах в подразделения полка, дивизии, отдельные точки. – Кроме военных маршей исполняли хиты Beatles, ABBA, Scorpions, Queen, ведь нашими слушателями были в основном  ребята восемнадцати-двадцати лет, – отмечает ветеран. – Не забывали и классику: увертюры Россини, Чайковского и других авторов, которые мирно  соседствовали с джазовыми композициями. Местные жители тоже с удовольствием посещали не только выступления военного оркестра, но и его репетиции. – Днем это миролюбивые, доброжелательные  люди, поэтому невозможно  понять, моджахеды они или нет, – вспоминает Владимир Дмитриевич. –  Но стоило выйти за пределы части, к примеру,  пойти за сигаретами  в кишлак, мог исчезнуть, как дым. И это не одиночные случаи. Особых условий у музыкантов духового  оркестра не было: спали в  солдатских палатках, спасались от расстройства желудка отваром из верблюжьей колючки  (вода из скважин глубиной до 70 и более метров была плохого качества).  Помимо  постоянных репетиций и концертов музыканты участвовали в боевых операциях. Не раз под огнем сопровождали транспортные колонны. Летом 1984 года военный дирижер получил тяжелую контузию, их БМП подорвался на мине. Через год Владимир Кот в звании майора уволился в запас и продолжил службу. Он награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» 3-й степени. К ордену добавились медали «За отличие в воинской службе» 1-й степени, «От благодарного афганского народа», медаль Жукова. В феврале 1989 года военный оркестр под управлением Владимира Кота в составе сводного оркестра встречал советских солдат в родной стране. – Путь к пограничному Термезу был опасным и трудным. Колонна советских войск длиной более трех километров, щетинясь стволами пушек и пулеметов, медленно двигалась по мосту, – вспоминает Владимир Дмитриевич. –  А в памяти звучат слова полюбившейся песни, которую сочинил в дни вывода наших войск капитан Игорь Морозов, бывший командир разведгруппы «Каскад», воевавший в Файзабаде в начале 1980-х годов: «Мы уходим, уходим, уходим…»
Война в Афганистане, согласно женевским договоренностям, закончилась на определенном месте и в указанное время. Позади девять лет один месяц и 18 дней, впереди долгожданная и радостная дорога домой.
На снимке: Андрей Красиков сидит второй справа. Третьим от него Валерий Востротин, командир полка, Герой Советского  Союза, ныне генерал-полковник, возглавляет Союз десантников России.

Прошло тридцать лет, но для воинов-интернационалистов война продолжается. Она будит их по ночам  грохотом орудийных залпов, пулеметных очередей, им снятся  лица боевых товарищей. О суровых событиях тех дней рассказывают непосредственные участники афганской войны.

Справка

  • В афганской войне приняло участие  более 600 тысяч военнослужащих и 21 тысяча гражданского персонала, из них 93 офицера и солдата стали  Героями Советского Союза и  Героями России.
  • Потери  советских войск: 15 052 – погибших, 53 753 раненых и 417 пропавших без вести. Среди них из Тюменской области: 134 погибших, 129 раненых и двое пропавших без вести.
  • Награды тюменских воинов-афганцев: орденом Красного Знамени награждены 26 человек, Красной Звезды – 235, «За заслугу в Вооруженных силах СССР» – 41, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» – более 300, афганскими наградами – 14 человек.
  • Советский  Союз не только воевал, но и созидал. На территории Афганистана построено более 270 предприятий; транспортная магистраль Кушка – Герат – Кандагар длиной 679 км, автодорога Саланг через горный хребет Гиндугуш – это 107 км с тоннелем 2,7 км на высоте 3 300 м над уровнем моря, нефтепровод и газопровод, плотина ГЭС Наглу на реках Кабул и Кундуз, современные аэродромы в Кабуле, Шиндандте, Баграме, речной порт Ширхан, автожелезнодорожный мост через реку Амударью и другие.
  • Именами воинов-земляков, погибших в Афганистане, названы улицы: Вячеслава Голышева – в поселке Мыс, Братьев Бондаревых – в районе Зареки, Николая Егорова и Бориса Маркова – в Березняковском, Виктора Арсентьева и Михаила Колсова – в Казарово.

Незаживающая рана

Радиосводки  о военных действиях в Афганистане не сообщали. Главной темой дня была подготовка к Олимпиаде-80 и о том, как Москва будет встречать  спортсменов и гостей со всего мира. В регионах собирали команды волонтеров и специалистов по обслуживанию Олимпийских игр. В тюменском ДОСААФе высокой чести удостоилось сразу два выпускника  шоферских  курсов, среди них Владимир Яковлев. Предполагалось, что они как водители от армии будут обслуживать ход Олимпиады. Однако все получилось иначе.

Семья с гордостью проводила сына на службу.

– Впервые Олимпийские игры проводятся в социалистической стране. Смотри, сынок, не подведи, – напутствовал на железнодорожной станции Тюмень отец Михаил Яковлев, водитель с большим стажем.

– Не сразу поняли, что едем  на восток, – вспоминает ветеран афганской войны. – Наконец прибыли в столицу, но только Туркмении – Ашхабад.

В учебке Владимир получил специальность наводчика орудия танка. При выполнении боевой задачи в его обязанности  входило вести  огонь по целям, указанным командиром танка или обнаруженным самостоятельно.

Осенью в составе военно-транспортной авиации новобранцев доставили в Шиндант. Далее строевым шагом по  шоссе Герат – Кандагар они добрались  до города Гиришк в одной из самых крупных провинций Афганистана, которая расположена на юге страны и граничит с Пакистаном.

Первые  месяцы танковая часть стояла в охране моста через реку, – вспоминает ветеран. – Отражали многочисленные огневые налеты. Кроме того, участвовали в разведывательных и засадных действиях, сопровождали  колонны  военных, гражданских и гуманитарных грузов, дислоцированных на значительном удалении.

В одном из локальных боев во взводе танкового обеспечения были большие потери личного состава, в том числе среди водителей автомашин. По танковой дивизии прошел клич: «Кто имеет водительские права и готов заменить погибших товарищей?» Владимир, не раздумывая, сел за баранку топливозаправщика.

Торговое общение с другими городами страны, а также с Ираном и Пакистаном нарушать нельзя, как и прекратить обеспечение наших частей и мирного населения гуманитарными грузами и горюче-смазочными материалами.  Задача  сложная, но рядового Владимира Яковлева радовало то, что до дембеля осталось всего три месяца!

– Шли колонной в 15 машин, очень удобный объект для обстрела. Кроме того, узкие горные дороги с большим количеством серпантинов и малым радиусом поворота исключали возможность встречного движения, – вспоминает ветеран. – Мой топливозаправшик полон дизельного топлива.

Колонну замыкал автомобиль, у которого постоянно глох мотор. Рядовой Яковлев время от времени оборачивался, чтобы проверить, не отстал ли боевой товарищ. Именно в это время снайперская пуля калибра 7,62 влетела в кабину топливозаправщика, по касательной прошла по лбу Владимира, а далее пробила обшивку машины и одну из бочек с горючим.

– Все случилось в одно мгновение, даже не почувствовал ранения. Стал  слепнуть, кровь застилала глаза, – вспоминает Владимир Михайлович. – Поспешил увести машину от колонны, чтобы сохранить жизни товарищей и горючее. К счастью, снайперский обстрел начался во время спуска с перевала, что и спасло жизнь не только мне, но и однополчанам. Увел машину от колонны.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении боевого задания и спасение товарищей, командование представило к награде – медалью «За отвагу», о чем сообщили на общем построении полка.

С тех пор прошло 35 лет, а медаль так и не нашла своего героя. Ветеран верит: она обязательно найдется. А пока в его копилке юбилейные медали и государственная награда Демократической Республики Афганистан «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

Нелегкая миссия батальонного врача

В год начала афганской войны Андрей Красиков, окончив школу в Упоровском районе, поступил в Тюменский медицинский институт. На четвертом курсе увлекся военно-полевой терапией и хирургией,  перевелся в Томский военно-медицинский институт, где готовили военных врачей для сухопутных, пограничных и воздушно-десантных войск. После окончания вуза служил в  медицинском батальоне 7-й гвардейской парашютно-десантной дивизии. В ноябре 1986 года получил назначение – Баграм, батальонный врач 345-го отдельного парашютно-десантного полка. 

Начались боевые будни. Батальонного врача всегда можно было узнать: кроме боекомплекта с десантной сумкой и оружия,  у него баул с  медикаментами. В декабре молодой врач принял участие в первом боевом выходе: сопровождали  колонну с боеприпасами по Паджерскому ущелью. Обошлось без потерь личного состава. Далее последовали боевые выходы в Файзабад, Алихель, Гардез и Газни.

– Много было пулевых, осколочных ранений, а также подрывные на минах, – говорит Андрей Степанович. – Ребята с надеждой смотрели на меня и ждали врачебной помощи, но выжить удавалось не всем: были ранения, не совместимые с жизнью.

Батальонный врач переживал потери, но домой в Упоровский район родителям и в Каунас жене летели жизнерадостные письма. В них он сообщал, что весна подходит к концу, а он уже успел загореть. Не пишет часто письма только по одной причине: самолет прилетает раз в две недели. А еще просил не волноваться и давал обещания вернуться домой живым и невредимым.

Особо памятен ветерану боевой выход в провинцию Нангархар. Он длился трое суток. Скорость продвижения равнялась действиям саперов. Местность буквально была напичкана смертоносными снарядами. Кроме того, душманы подвергли обстрелу расположения полка.

– Пошел поток раненых, в основном с минно-разрывными ранениями, – вспоминает ветеран. – Каждый из медперсонала делал свое дело. Зачастую медицинскую помощь  приходилось оказывать при свете керосиновой лампы  прямо в блиндаже.

Не менее сложной и кровавой оказалась и операция «Магистраль». С гор шел шквал огня, и тогда девятая рота десантников взяла огонь на себя. Дивизия понесла большие потери в личном составе. И батальонный врач Андрей Красиков был направлен в «командировку».

– Более тяжелого задания не получал, – отмечает Андрей Степанович. – Мне предстояло сопровождение  «груза 200» в Минск, Ташкент, Прокопьевск, Курган, Нижний Новгород, Грозный, на Украину.

В «черных тюльпанах» находились тела двенадцати погибших однополчан.

– Самое тяжелое в той «командировке» – встреча с родными и близкими, – говорит ветеран. – Старался найти  утешительные слова для близких, но горечь утрат не сравнима ни с чем.

По окончании тяжелой миссии на сутки прибыл в Каунас, где его ждала семья. Однако радостной встречи не случилось: глава семейства от усталости проспал весь суточный краткосрочный отпуск. Утром майор медицинской службы, награжденный боевыми наградами – орденами Красной Звезды и «За службу Родине» 3-й степени, медалями «За отличие в военной службе», от благодарного афганского народа, вновь уехал на войну. Стоит отметить, что знаменитый полк десантников выходил из Афганистана одним из последних, достойно завершив нелегкую миссию – помощь афганскому народу.

Одну гранату оставляли для себя

На вопрос «Зачем советские войска приняли участие в военных действиях в Афганистане?» Александр Гаврилов отвечает, не раздумывая: «Мы давали присягу, значит, так надо было Родине».

В июне  1979 года  Александр Гаврилов получил  повестку в армию. Учебная дивизия располагалась под Омском и готовила специалистов в мотострелковые войска.

– 23 декабря нас подняли по тревоге и выстроили на плацу, – вспоминает Александр Константинович. – Замкомандира по политчасти  объявил о согласии СССР оказать дружескую помощь афганскому народу в борьбе с внешней агрессией и огласил приказ о передислокации части в Туркменский военный округ.

Через двое суток  в сторону Термеза выдвинулись эшелоны с войсками и военной техникой. 10 января 1980 года 181-я мотострелковая дивизия, где служил младший сержант Александр Гаврилов, пересекла границу Афганистана.

– Совершив марш через горный хребет Гиндукуша, перешли перевал Саланг и расположились под Кабулом, – вспоминает ветеран. – Обустроились: развернули палаточный городок. Моему отделению для боевого дежурства определили участок дороги от Кабула до поворота на Баграм. Предстояло обеспечить безопасность прохождения наших войск.

Однажды в Паджерском ущелье по донесению разведки стало известно, что в горном кишлаке  затаилась банда моджахедов. На ее уничтожение отправились две роты, в одной из них был наш земляк - младший сержант Гаврилов.

– На узкой горной тропе ребята из первой роты попали в засаду, – вспоминает Александр Константинович. – Командир принял решение отходить через вершину, но там нас тоже ждали «духи». Завязался бой, в котором пострадало много наших ребят.

Тяжелораненых выносили под шквальным огнем. Командир роты Гаврилов и сам получил тогда ранение.

– Советские воины при любых обстоятельствах старались не бросать раненых и  погибших, – отмечает ветеран. – Моджахеды проявляли особую жестокость к советским военнослужащим. Попавших в плен изощренно пытали, трупы расчленяли, а головы отправляли в то подразделение, где они служили.

После лечения наш земляк вернулся в свою  роту. Боевые выходы следовали один за другим: Джелалабад, Гардез.

– Иногда огонь был таким плотным, что сложно становилось понять, с какой стороны он ведется, – вспоминает младший сержант запаса. – Противник становился невидимым. Поэтому, уходя на задание, одну гранату оставляли для себя, чтобы не попасть в плен.

Демобилизовался  младший сержант Гаврилов в июле 1981 года. За выполнение интернационального долга он награжден медалью «От благодарного афганского народа», знаком  «Воину-интернационалисту» и юбилейными медалями.

Гремел оркестр духовой

Офицерская служба дирижера военного оркестра Владимира Кота началась в учебной мотострелковой дивизии в Самаре. Затем была Якутия, Тикси,  Хмельницкое артиллерийское командное училище. В апреле 1983 года старший лейтенант Кот в числе добровольцев прибыл в город Кундуз Республики Афганистан. Воинскую службу в  должности  военного дирижера проходил в составе 149-го гвардейского мотострелкового полка 201-й мотострелковой дивизии. 

– Музыка на войне наряду с танками и самолетами является оружием. По мнению известного полководца Александра Суворова, она удваивает и утраивает армию, – говорит  Владимир Дмитриевич. – А Наполеон с горечью отмечал, что в войне против России у него было два очень сильных противника – морозы и русская военная музыка. С музыкой легче жить и умирать. Она поднимает дух и зовет к подвигу.

Прибыв в часть, молодой дирижер создал концертную бригаду.  С выступлениями вылетали на вертолетах в подразделения полка, дивизии, отдельные точки.

– Кроме военных маршей исполняли хиты Beatles, ABBA, Scorpions, Queen, ведь нашими слушателями были в основном  ребята восемнадцати-двадцати лет, – отмечает ветеран. – Не забывали и классику: увертюры Россини, Чайковского и других авторов, которые мирно  соседствовали с джазовыми композициями.

Местные жители тоже с удовольствием посещали не только выступления военного оркестра, но и его репетиции.

– Днем это миролюбивые, доброжелательные  люди, поэтому невозможно  понять, моджахеды они или нет, – вспоминает Владимир Дмитриевич. –  Но стоило выйти за пределы части, к примеру,  пойти за сигаретами  в кишлак, мог исчезнуть, как дым. И это не одиночные случаи.

Особых условий у музыкантов духового  оркестра не было: спали в  солдатских палатках, спасались от расстройства желудка отваром из верблюжьей колючки  (вода из скважин глубиной до 70 и более метров была плохого качества). 

Помимо  постоянных репетиций и концертов музыканты участвовали в боевых операциях. Не раз под огнем сопровождали транспортные колонны. Летом 1984 года военный дирижер получил тяжелую контузию, их БМП подорвался на мине. Через год Владимир Кот в звании майора уволился в запас и продолжил службу. Он награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» 3-й степени. К ордену добавились медали «За отличие в воинской службе» 1-й степени, «От благодарного афганского народа», медаль Жукова.

В феврале 1989 года военный оркестр под управлением Владимира Кота в составе сводного оркестра встречал советских солдат в родной стране.

– Путь к пограничному Термезу был опасным и трудным. Колонна советских войск длиной более трех километров, щетинясь стволами пушек и пулеметов, медленно двигалась по мосту, – вспоминает Владимир Дмитриевич. –  А в памяти звучат слова полюбившейся песни, которую сочинил в дни вывода наших войск капитан Игорь Морозов, бывший командир разведгруппы «Каскад», воевавший в Файзабаде в начале 1980-х годов: «Мы уходим, уходим, уходим…»

Читать больше:

Тюменские спасатели помогли ветерану боевых действий на Крещенских купаниях

Военных инженеров поздравили с профессиональным праздником

1534Просмотров

Читать далее
Многие нововведения уже привычны в регионе
В торговых центрах уже продаются игрушки и подарки
Вопросы возникли не к магазину, а к его посетителям
Компания Softline представила проект «Цифровая школа» на форуме Инфотех-2020
Среди запомнившихся – нестандартные чаевые, подарки от пассажиров и спасение жизни
Опрос
Готовы ли вы поставить вакцину от новой коронавирусной инфекции?
Готов(а)
Уже привился(лась)
Согласен(на) на вакцинацию только за вознаграждение
Если бесплатно, то да
Не готов(а), но привит(а) по требованию работодателя
Категорически против этой прививки
У меня уже есть иммунитет на коронавирус
Я болею, мне нельзя ее ставить
Не готов(а)