Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

×
В социальных сетях
В печатной версии

От Тобольска до «Тобола» и обратно (ВИДЕО)

05.12.2018
11:26
От Тобольска до «Тобола» и обратно (ВИДЕО). Олег Урушев, генеральный продюсер картины «Тобол» потратил на нее пять лет жизни. Этот отсчет Олег Александрович ведет с возникновения идеи – в 2013 году все началось.. Олег Урушев с 2009 года является членом Союза кинематографистов России, с 2010 по 2014 был заместителем генерального директора АНО «Спортивное Вещание», обеспечивавшее организацию телетрансляций на Олимпиаде в Сочи. Кроме того он лауреат премий «ТЭФИ» и Правительства России в области СМИ за 2015 год При подготовке картины два года ушло на сценарий, три – на подготовку к съемочному процессу, кинопроизводство и постпродакшн. За пять лет все упростилось, люди научились работать быстро и сразу в нескольких плоскостях. Поэтому сразу сделайте «заметку»: время требовалось не абы для чего, а для очень масштабной и серьезной киноленты. Премьера долгожданной новинки (два тома прочла с лету, сама ездила на съемки несколько раз  и так прониклась, что не оторвать) планировалась на начало нынешнего декабря. Осенью время презентации перенесли на февраль 2019 года. Зачем это понадобилось, как Тобольск и «Тобол» связали актеров и героев разных национальностей в одну команду – на эти вопросы Олег Урушев ответил перед стартом рекламной кампании фильма.  Смотреть полную версию интервью из студии "Тюменская область сегодня": – Олег Александрович, я, конечно, далека от кинопроизводства, хотя и мечтала какое-то время назад стать сценаристом – ну очень интересная, мне кажется, профессия...  – Более того, еще  и высоко-оплачиваемая!  – И с журналистикой схожа.  – Нет-нет, это совершенно разные направления. Но хороший журналист может стать отличным сценаристом. Когда я работал на Севере, одна из моих сотрудниц, Римма Ефремова, отучилась во ВГИКе и сегодня считается первым хантыйским кинодраматургом: пишет сценарии для ВГТРК, Первого канала – за очень большие деньги, между прочим.  – Олег Александрович, объясните мне, с чего же начинается кино – хоть большое, хоть маленькое – любое? – С идеи! Она должна зацепить всех вокруг. Вот смотрите: тема Тобольска и Семена Ремезова лежала на поверхности, но ни у одного тюменского писателя, сценариста, журналиста на сей счет ничего не зашевелилось внутри, не потребовало выплеснуться в серьезный проект. Больше скажу: первым человеком, которому я заказал сценарий «Тобола», был именно местный автор, но за девять месяцев он ничего не родил. А потом совершенно случайно в Перми, куда езжу навестить родителей, встретился с Алексеем Ивановым. Мы были и раньше знакомы, трудились над совместным фэнтези, но увы, не доделали по разным причинам. Идею с Тобольском Алексей подхватил сразу. Он так много знал о сибирском городе, не переставал удивлять фактами, о которых не ведали даже маститые историки и краеведы. Что интересно, те специалисты до сих пор не могут сказать, где стоял и как выглядел дом Семена Ремезова. Иванов предположил: поскольку Ремезов в Тобольск приехал поздно – земли уже все распределили, то, скорее всего, обосновался на окраине. А в фильме мы его хоромы изобразили с видом на крепость – так кинематографичнее, симпатичнее. Алексей о Ремезове мог рассказывать часами: про то, что он спас «Кунгурскую летопись», а это значит, не дал подвигу Ермака кануть в Лету, про то, что слыл консультантом «уральских олигархов» того времени, придумал, как сплавлять металл по реке Чусовой, благодаря чему Россия в конце XVIII века вышла на первое место в этом направлении.  В общем, за разговорами подписали контракт. К концу 2015 года Алексей сдал готовую работу. Я отнес ее на Первый канал. И получил ответ: «Замечательный план романа, а сценарий где?». Пришлось спешно переделывать. Это не очень понравилось автору – возникли творческие разногласия... – Вы сейчас-то помирились? – Мы  и не ругались. Говорю же: были творческие разногласия. На основе телесценария Алексей написал тысячу страниц романа. А киносценарий – максимум сто страниц. Вот вы мне объясните: как тысячу втолкнуть в сто?! Алексей хочет, чтобы вошло вот это. Режиссер хочет, чтобы вошло вот то. Я как продюсер считаю совсем по-другому. Мне нужна отдача, поэтому следует изначально понимать, для какой аудитории и в каком формате делаем кино. Если для кинотеатра, то это должен быть большой фильм, рассчитанный на тех, кому от 15 до 35. Герои, следовательно, тоже должны быть молодыми. Для телевидения и его аудитории за сорок лет  у нас готовится сериал. У Иванова в романе Иван Демарин не на первом плане, а мы его сделали главным. Как  и Машу Ремезову. Получилась интересная любовная линия. Через этих героев зрители узнают, кто такие Семен Ремезов, Матвей Гагарин, пленные шведы, отстроившие Тобольск, о Петровской эпохе, Полтавской битве, великом сибирском городе, в который вложено немало средств в наши дни!  Мы понимаем, что туристы из Владивостока вряд ли поедут в Тобольск на экскурсию, но туристы из Екатеринбурга, Перми и Кургана могут себе это позволить. Поэтому запускаем мощнейшую рекламную кампанию и на этих территориях, и в столице.  График составлен: 16 февраля – в Тюмени, 17-го – в Тобольске, 19-го – в Москве, 20-го – в Питере, 21-го – в Перми, 22-го – в Екатеринбурге, 23-го – в Омске, потом Сургут и Ноябрьск – до 25 февраля.  – В какое время вам работалось легче: в начале 2000-х или сейчас? – В девяностые разгул был везде. В кино тоже. Жили по понятиям: все распилить и успокоиться. Тогда существовал закон, который позволял предприятиям направить прибыль именно на создание фильмов. И многие этим пользовались. Знаю, что  к режиссерам приходили руководители фаб-рик-заводов и говорили: мы дадим денег на производство, но на выходе все поделим пополам. К счастью, после 2000 года конт-ролировать кино, давать гранты стало государство.  Сегодня кинематограф не может существовать без господдержки (она есть во Франции, Германии). Есть помощь – есть отдача: в уходящем году самый серьезный прокат получил фильм «Движение вверх» – он собрал почти 3 миллиарда рублей! Больше в России досталось только «Аватару». Кстати, наш режиссер монтажа Петр Зеленов как раз работал на «Движении». Петя очень преобразил «Тобол». С его приходом картина стала более динамичной, «упаковалась» в 1 час 43 минуты и смотрится теперь на одном дыхании. А какая у нас экшн-сцена будет!.. Дуэль главных героев на пушках – такого в мировом кинематографе никто раньше не делал. Задействовали лучших каскадеров из Казахстана – ребята придумали и осуществили гениальные трюки. Так вот Петр наилучшим образом смонтировал и эту сцену. Она идет 12 минут.  – Когда вы придумываете кинопроект, это отдельно взятая культурная революция? – Порой что-то вымышленное… В настоящее время рассматриваю четыре новых проекта. В 2019 году после «Тобола» планирую запустить историческую комедию (это будет полный метр, но название пока в секрете; единственное скажу: съемки планируем в Костроме, как и убийственный актерский состав, уже презентовали заявку двум федеральным каналам и смогли заинтересовать их, выходим на грант Фонда кино) и исторический детектив. Везде задействован Дима Назаров – мой продюсерский талисман и друг. К 2020 году запустим проект «Романовы: четыре страницы». Предыстория такова: из дневника последнего императора России исчезли четыре страницы, их до сих пор не могут найти... Мы решили пофантазировать на эту тему и «взяли в работу» четыре года жизни государя – с 1914-го по 1918-й.  На 2021 год разрабатываем сценарий «Большой нефти» по мемуарной книге экс-губернатора Югры Александра Филипенко.  – Все ли свои проекты до конца доводите? Был ли случай, что отказались, бросили? – По своей инициативе не бросал, а по каким-то обстоятельствам – было. Есть два неисполненных проекта. Они остались в Хантах. Это сценарий фэнтези «Югра» Алексея Иванова и «Голова на плахе» (о Меншикове) Миндадзе, Чухрая, Ефремовой.  – Зачем вам «Тобол» вообще понадобился? – После Югры четыре года пробыл в Сочи. Работал на Олимпиаде, биатлон – вторая большая моя любовь – транслировал. И вот как-то приехал в Тюмень, а дела в Сочи к тому времени завершились, остановился в гостинице «Ремезов». Вижу: на столе брошюрка лежит, и в ней информация о Семене Ульяновиче. Тюменские друзья стали рассказывать: так, мол, и так, Ремезов – герой.  Поехал я в Тобольск. Да вот же она, готовая декорация! Как можно было упустить эту идею?! – Вы считаете, зарубежный зритель поймет все то, что вы заложили в свой фильм? – Не все. Но это и не надо. Америку, например, совсем не интересует российское кино. Им своего хватает. Мы ведем переговоры с китайцами. Это единственный, пожалуй, рынок, приносящий прибыль.  – Почему вы ушли с ранее обозначенной даты премьеры в декабре 2018 года на февраль 2019-го?  – Это чистый маркетинг. К Новому году выходит куча голливудских блокбастеров, настолько раскрученных в прошлом, что  они и без рекламы соберут залы, и несколько отечественных фильмов. Зачем сейчас лезть в «сетку»? Я понимаю, что сходить семьей в кинотеатр – это оставить как минимум три тысячи рублей. Конечно, родителям и детям придется выбирать, куда пойти в первую очередь, – все еще передерутся...  С февраля на декабрь передвинулся «Т-34». А мы ушли на февраль, увидев, что последний зимний месяц стал более свободным. Показы накануне 23 февраля, Дня защитника Отечества, должны «выстрелить», ведь наш фильм – о молодых героях Петьке Ремезове и Ваньке Демарине, образцах честности еще  с петровских времен. Надеемся плавно перейти еще  и на мартовские выходные, чтобы привлечь самую разную аудиторию. – Как собрать идеальную команду, чтобы получилось хорошее кино? – Очень трудно... Режиссера Игоря Зайцева выбрали потому, что  у него за плечами – костюмированные сериалы «Есенин», «Чкалов», «Великая», он не лишен чувства юмора (снял «Каникулы строгого режима») и именно в то время был свободен. К сожалению, Игорь покинул «Тобол» на постпродакшене – ушел на другой проект. Закончил все талантливейший режиссер монтажа Петр Зеленов, который работал на фильмах «Движение вверх», «Легенда № 17» и «Вий-1». У нас лучшие оператор, саунд-дизайнер и композитор.  – Сколько вообще людей прошло через «Тобол»? – Так сразу и не скажу, но нереально много: в одной массовке до трехсот человек. – Без проблем работали? – Сейчас об этом со смехом вспоминаем, но... два раза чуть не остановились. После апреля, когда тобольская грязь чуть не уничтожила костюмы, – брали долгую паузу, чистились. И летом, когда задерживали даже суточные.  – То есть «Тобол» рождался вопреки? – Да! Если б не человеческий фактор... Мы работали-то с отсрочкой выплат актерам, гостиницам, строителям...  – Олег Александрович, по актерам вы решающее слово говорили? – В начале пути актеров обсуждали еще  с Ивановым. Алексей настаивал, что Ремезова должен играть Сергей Гармаш, а Гагарина – Дмитрий Назаров. Если внимательно читали роман, то  в описании книжных героев как раз узнали этих двух актеров. Гармаш нам отказал. А Назаров сам пожелал понять образ Семена Ульяновича. Тогда на роль Гагарина пригласили Евгения Дятлова. Быстро нашли Петьку Ремезова – это Паша Табаков. На Рената утвердили Андрея Бурковского. Бригитту долго искали. Выбранная актриса ушла в декретный отпуск. Но потом откликнулась Агата Муцениеце – она сразу полюбила свою роль! В Тюмени отсмотрели более сотни актеров. Ивана Демарина искали именно среди тюменцев. Но увы. Его сыграл Илья Маланин, начинающий актер, недавно работал с Козловским в фильме «На районе». Удивительно, но факт: в Ханты-Мансийске нет ни одного профессионального актера-ханты, поэтому на роль близняшек Айкони и Хомани взяли китайскую актрису Ян Гэ. Долго искали Машу Ремезову. Остановились на студентке второго курса ГИТИСа Юлии Макаровой – хотелось открыть новую звезду (как на картине «Франц + Полина» я открыл Свету Иванову и Мишу Сегала). Джунгар играют казахские актеры.  – Кто вас удивил, покорил в процессе съемок? – В кино не может быть не-ожиданностей. Если только чуть-чуть. После первого дня мы поменяли одного актера. Не считаю, что у кого-то получились провальные роли. Все справились с задачами.  – Сколько съемочных дней ушло? – Больше 90. Это немного, но и немало. – А где легче работалось: в столице, где снимали дворцовые сцены, или  в Тобольске? – Дворец снимали внутри Садового кольца, в Москве… Там, конечно, удобнее. Все хантыйские сцены с медведем снимали в подмосковном лесу. Тобольск при всей своей красоте имеет большую затратную часть – 20 миллионов мы потратили только на билеты.  – А вообще бюджет каков? – 490 миллионов рублей. Для исторического фильма не такой уж большой. По масштабу мы как «Викинг», но он в три раза дороже и снимался семь лет. – Все ли задачи выполнили, которые ставили перед собой? – Это уже зритель будет решать. Конечно, всегда хочется лучшего. Более совершенной компьютерной графики, например. Нам бы еще 100 лишних миллионов...  – «Тобол» для вас – прекрасный лебедь или пока гадкий утенок? – Я считаю, что это самая масштабная из всех задумок. Более красивого и атмосферного проекта пока не делал. – То, что задумали дальше, на голову выше будет? – Это другое. Историческая комедия и исторический детектив – чистые бизнес-проекты. Если и сопоставлять, то только с «Большой нефтью» и «Романовыми». Да уже через год  и мы изменимся, и технологии.  – Чему вы лично научились на «Тоболе»? – Впервые столкнулся с большим количеством компьютерной графики. В «Тоболе» используем самый большой тканевый фон хромакей – 130 метров. Съемки Санкт-Петербурга, которые увидите в начале фильма, проходили в Тобольске – это все нарисовано.  – Что  с фильмом сейчас? – Собран по звуку, заканчиваем графику. Готовность – 98 процентов. Самая большая сложность – не забыть всех в титрах указать.  – Какую оценку вы поставите фильму? – Зритель должен поставить. Одно скажу: в историческом кинематографе это шаг вперед. Смотреть полнометражный «Тобол» нужно только в кинозале с большим экраном – тогда вы  в полной мере почувствуете звук, видеоряд, спецэффекты.  – В феврале начнутся показы, и не исключено появление пиратских копий... – Это одна из проблем кинематографа. Дистрибьютер волнуется, чтобы не ушла пиратская копия. Бороться будем!  – На фестивалях продвигать «Тобол» собираетесь? – Сначала – кинорынки, потом – фестивали. Хотим выдвигаться на «Золотой орел» и «Нику».  – Ваши пожелания первым зрителям: с каким настроением нужно идти смотреть «Тобол»? – Для полного погружения в материал я бы рекомендовал сначала прочитать роман, а потом в предвкушении пойти в кинозал. Обещаю: история вам обязательно понравится! Это  ж про любовь, взаимоотношения отцов и детей – темы вечные, актуальные во все времена.  Опубликовано: газета, №223 (4758).
Олег Урушев, генеральный продюсер картины «Тобол» потратил на нее пять лет жизни. Этот отсчет Олег Александрович ведет с возникновения идеи – в 2013 году все началось.
Фото Юрия Комолова.

Олег Урушев с 2009 года является членом Союза кинематографистов России, с 2010 по 2014 был заместителем генерального директора АНО «Спортивное Вещание», обеспечивавшее организацию телетрансляций на Олимпиаде в Сочи. Кроме того он лауреат премий «ТЭФИ» и Правительства России в области СМИ за 2015 год

При подготовке картины два года ушло на сценарий, три – на подготовку к съемочному процессу, кинопроизводство и постпродакшн. За пять лет все упростилось, люди научились работать быстро и сразу в нескольких плоскостях.

Поэтому сразу сделайте «заметку»: время требовалось не абы для чего, а для очень масштабной и серьезной киноленты. Премьера долгожданной новинки (два тома прочла с лету, сама ездила на съемки несколько раз  и так прониклась, что не оторвать) планировалась на начало нынешнего декабря. Осенью время презентации перенесли на февраль 2019 года. Зачем это понадобилось, как Тобольск и «Тобол» связали актеров и героев разных национальностей в одну команду – на эти вопросы Олег Урушев ответил перед стартом рекламной кампании фильма. 

Смотреть полную версию интервью из студии "Тюменская область сегодня":

– Олег Александрович, я, конечно, далека от кинопроизводства, хотя и мечтала какое-то время назад стать сценаристом – ну очень интересная, мне кажется, профессия... 

– Более того, еще  и высоко-оплачиваемая! 

– И с журналистикой схожа. 

– Нет-нет, это совершенно разные направления. Но хороший журналист может стать отличным сценаристом. Когда я работал на Севере, одна из моих сотрудниц, Римма Ефремова, отучилась во ВГИКе и сегодня считается первым хантыйским кинодраматургом: пишет сценарии для ВГТРК, Первого канала – за очень большие деньги, между прочим. 

– Олег Александрович, объясните мне, с чего же начинается кино – хоть большое, хоть маленькое – любое?

– С идеи! Она должна зацепить всех вокруг. Вот смотрите: тема Тобольска и Семена Ремезова лежала на поверхности, но ни у одного тюменского писателя, сценариста, журналиста на сей счет ничего не зашевелилось внутри, не потребовало выплеснуться в серьезный проект. Больше скажу: первым человеком, которому я заказал сценарий «Тобола», был именно местный автор, но за девять месяцев он ничего не родил. А потом совершенно случайно в Перми, куда езжу навестить родителей, встретился с Алексеем Ивановым. Мы были и раньше знакомы, трудились над совместным фэнтези, но увы, не доделали по разным причинам.

Идею с Тобольском Алексей подхватил сразу. Он так много знал о сибирском городе, не переставал удивлять фактами, о которых не ведали даже маститые историки и краеведы. Что интересно, те специалисты до сих пор не могут сказать, где стоял и как выглядел дом Семена Ремезова. Иванов предположил: поскольку Ремезов в Тобольск приехал поздно – земли уже все распределили, то, скорее всего, обосновался на окраине. А в фильме мы его хоромы изобразили с видом на крепость – так кинематографичнее, симпатичнее. Алексей о Ремезове мог рассказывать часами: про то, что он спас «Кунгурскую летопись», а это значит, не дал подвигу Ермака кануть в Лету, про то, что слыл консультантом «уральских олигархов» того времени, придумал, как сплавлять металл по реке Чусовой, благодаря чему Россия в конце XVIII века вышла на первое место в этом направлении. 

В общем, за разговорами подписали контракт. К концу 2015 года Алексей сдал готовую работу. Я отнес ее на Первый канал. И получил ответ: «Замечательный план романа, а сценарий где?». Пришлось спешно переделывать. Это не очень понравилось автору – возникли творческие разногласия...

– Вы сейчас-то помирились?

– Мы  и не ругались. Говорю же: были творческие разногласия. На основе телесценария Алексей написал тысячу страниц романа. А киносценарий – максимум сто страниц. Вот вы мне объясните: как тысячу втолкнуть в сто?! Алексей хочет, чтобы вошло вот это. Режиссер хочет, чтобы вошло вот то. Я как продюсер считаю совсем по-другому. Мне нужна отдача, поэтому следует изначально понимать, для какой аудитории и в каком формате делаем кино. Если для кинотеатра, то это должен быть большой фильм, рассчитанный на тех, кому от 15 до 35. Герои, следовательно, тоже должны быть молодыми. Для телевидения и его аудитории за сорок лет  у нас готовится сериал.

У Иванова в романе Иван Демарин не на первом плане, а мы его сделали главным. Как  и Машу Ремезову. Получилась интересная любовная линия. Через этих героев зрители узнают, кто такие Семен Ремезов, Матвей Гагарин, пленные шведы, отстроившие Тобольск, о Петровской эпохе, Полтавской битве, великом сибирском городе, в который вложено немало средств в наши дни! 

Мы понимаем, что туристы из Владивостока вряд ли поедут в Тобольск на экскурсию, но туристы из Екатеринбурга, Перми и Кургана могут себе это позволить. Поэтому запускаем мощнейшую рекламную кампанию и на этих территориях, и в столице. 

График составлен: 16 февраля – в Тюмени, 17-го – в Тобольске, 19-го – в Москве, 20-го – в Питере, 21-го – в Перми, 22-го – в Екатеринбурге, 23-го – в Омске, потом Сургут и Ноябрьск – до 25 февраля. 

– В какое время вам работалось легче: в начале 2000-х или сейчас?

– В девяностые разгул был везде. В кино тоже. Жили по понятиям: все распилить и успокоиться. Тогда существовал закон, который позволял предприятиям направить прибыль именно на создание фильмов. И многие этим пользовались. Знаю, что  к режиссерам приходили руководители фаб-рик-заводов и говорили: мы дадим денег на производство, но на выходе все поделим пополам. К счастью, после 2000 года конт-ролировать кино, давать гранты стало государство. 

Сегодня кинематограф не может существовать без господдержки (она есть во Франции, Германии). Есть помощь – есть отдача: в уходящем году самый серьезный прокат получил фильм «Движение вверх» – он собрал почти 3 миллиарда рублей! Больше в России досталось только «Аватару». Кстати, наш режиссер монтажа Петр Зеленов как раз работал на «Движении». Петя очень преобразил «Тобол». С его приходом картина стала более динамичной, «упаковалась» в 1 час 43 минуты и смотрится теперь на одном дыхании. А какая у нас экшн-сцена будет!.. Дуэль главных героев на пушках – такого в мировом кинематографе никто раньше не делал. Задействовали лучших каскадеров из Казахстана – ребята придумали и осуществили гениальные трюки. Так вот Петр наилучшим образом смонтировал и эту сцену. Она идет 12 минут. 

– Когда вы придумываете кинопроект, это отдельно взятая культурная революция?

– Порой что-то вымышленное… В настоящее время рассматриваю четыре новых проекта. В 2019 году после «Тобола» планирую запустить историческую комедию (это будет полный метр, но название пока в секрете; единственное скажу: съемки планируем в Костроме, как и убийственный актерский состав, уже презентовали заявку двум федеральным каналам и смогли заинтересовать их, выходим на грант Фонда кино) и исторический детектив. Везде задействован Дима Назаров – мой продюсерский талисман и друг.

К 2020 году запустим проект «Романовы: четыре страницы». Предыстория такова: из дневника последнего императора России исчезли четыре страницы, их до сих пор не могут найти... Мы решили пофантазировать на эту тему и «взяли в работу» четыре года жизни государя – с 1914-го по 1918-й. 

На 2021 год разрабатываем сценарий «Большой нефти» по мемуарной книге экс-губернатора Югры Александра Филипенко. 

– Все ли свои проекты до конца доводите? Был ли случай, что отказались, бросили?

– По своей инициативе не бросал, а по каким-то обстоятельствам – было. Есть два неисполненных проекта. Они остались в Хантах. Это сценарий фэнтези «Югра» Алексея Иванова и «Голова на плахе» (о Меншикове) Миндадзе, Чухрая, Ефремовой. 

– Зачем вам «Тобол» вообще понадобился?

– После Югры четыре года пробыл в Сочи. Работал на Олимпиаде, биатлон – вторая большая моя любовь – транслировал. И вот как-то приехал в Тюмень, а дела в Сочи к тому времени завершились, остановился в гостинице «Ремезов». Вижу: на столе брошюрка лежит, и в ней информация о Семене Ульяновиче. Тюменские друзья стали рассказывать: так, мол, и так, Ремезов – герой. 

Поехал я в Тобольск. Да вот же она, готовая декорация! Как можно было упустить эту идею?!

– Вы считаете, зарубежный зритель поймет все то, что вы заложили в свой фильм?

– Не все. Но это и не надо. Америку, например, совсем не интересует российское кино. Им своего хватает. Мы ведем переговоры с китайцами. Это единственный, пожалуй, рынок, приносящий прибыль. 

– Почему вы ушли с ранее обозначенной даты премьеры в декабре 2018 года на февраль 2019-го? 

– Это чистый маркетинг. К Новому году выходит куча голливудских блокбастеров, настолько раскрученных в прошлом, что  они и без рекламы соберут залы, и несколько отечественных фильмов. Зачем сейчас лезть в «сетку»? Я понимаю, что сходить семьей в кинотеатр – это оставить как минимум три тысячи рублей. Конечно, родителям и детям придется выбирать, куда пойти в первую очередь, – все еще передерутся... 

С февраля на декабрь передвинулся «Т-34». А мы ушли на февраль, увидев, что последний зимний месяц стал более свободным. Показы накануне 23 февраля, Дня защитника Отечества, должны «выстрелить», ведь наш фильм – о молодых героях Петьке Ремезове и Ваньке Демарине, образцах честности еще  с петровских времен. Надеемся плавно перейти еще  и на мартовские выходные, чтобы привлечь самую разную аудиторию.

– Как собрать идеальную команду, чтобы получилось хорошее кино?

– Очень трудно... Режиссера Игоря Зайцева выбрали потому, что  у него за плечами – костюмированные сериалы «Есенин», «Чкалов», «Великая», он не лишен чувства юмора (снял «Каникулы строгого режима») и именно в то время был свободен. К сожалению, Игорь покинул «Тобол» на постпродакшене – ушел на другой проект. Закончил все талантливейший режиссер монтажа Петр Зеленов, который работал на фильмах «Движение вверх», «Легенда № 17» и «Вий-1». У нас лучшие оператор, саунд-дизайнер и композитор. 

– Сколько вообще людей прошло через «Тобол»?

– Так сразу и не скажу, но нереально много: в одной массовке до трехсот человек.

– Без проблем работали?

– Сейчас об этом со смехом вспоминаем, но... два раза чуть не остановились. После апреля, когда тобольская грязь чуть не уничтожила костюмы, – брали долгую паузу, чистились. И летом, когда задерживали даже суточные. 

– То есть «Тобол» рождался вопреки?

– Да! Если б не человеческий фактор... Мы работали-то с отсрочкой выплат актерам, гостиницам, строителям... 

– Олег Александрович, по актерам вы решающее слово говорили?

– В начале пути актеров обсуждали еще  с Ивановым. Алексей настаивал, что Ремезова должен играть Сергей Гармаш, а Гагарина – Дмитрий Назаров. Если внимательно читали роман, то  в описании книжных героев как раз узнали этих двух актеров. Гармаш нам отказал. А Назаров сам пожелал понять образ Семена Ульяновича. Тогда на роль Гагарина пригласили Евгения Дятлова. Быстро нашли Петьку Ремезова – это Паша Табаков. На Рената утвердили Андрея Бурковского. Бригитту долго искали. Выбранная актриса ушла в декретный отпуск. Но потом откликнулась Агата Муцениеце – она сразу полюбила свою роль! В Тюмени отсмотрели более сотни актеров. Ивана Демарина искали именно среди тюменцев. Но увы. Его сыграл Илья Маланин, начинающий актер, недавно работал с Козловским в фильме «На районе». Удивительно, но факт: в Ханты-Мансийске нет ни одного профессионального актера-ханты, поэтому на роль близняшек Айкони и Хомани взяли китайскую актрису Ян Гэ. Долго искали Машу Ремезову. Остановились на студентке второго курса ГИТИСа Юлии Макаровой – хотелось открыть новую звезду (как на картине «Франц + Полина» я открыл Свету Иванову и Мишу Сегала). Джунгар играют казахские актеры. 

– Кто вас удивил, покорил в процессе съемок?

– В кино не может быть не-ожиданностей. Если только чуть-чуть. После первого дня мы поменяли одного актера. Не считаю, что у кого-то получились провальные роли. Все справились с задачами. 

– Сколько съемочных дней ушло?

– Больше 90. Это немного, но и немало.

– А где легче работалось: в столице, где снимали дворцовые сцены, или  в Тобольске?

– Дворец снимали внутри Садового кольца, в Москве… Там, конечно, удобнее. Все хантыйские сцены с медведем снимали в подмосковном лесу. Тобольск при всей своей красоте имеет большую затратную часть – 20 миллионов мы потратили только на билеты. 

– А вообще бюджет каков?

– 490 миллионов рублей. Для исторического фильма не такой уж большой. По масштабу мы как «Викинг», но он в три раза дороже и снимался семь лет.

– Все ли задачи выполнили, которые ставили перед собой?

– Это уже зритель будет решать. Конечно, всегда хочется лучшего. Более совершенной компьютерной графики, например. Нам бы еще 100 лишних миллионов... 

– «Тобол» для вас – прекрасный лебедь или пока гадкий утенок?

– Я считаю, что это самая масштабная из всех задумок. Более красивого и атмосферного проекта пока не делал.

– То, что задумали дальше, на голову выше будет?

– Это другое. Историческая комедия и исторический детектив – чистые бизнес-проекты. Если и сопоставлять, то только с «Большой нефтью» и «Романовыми». Да уже через год  и мы изменимся, и технологии. 

– Чему вы лично научились на «Тоболе»?

– Впервые столкнулся с большим количеством компьютерной графики. В «Тоболе» используем самый большой тканевый фон хромакей – 130 метров. Съемки Санкт-Петербурга, которые увидите в начале фильма, проходили в Тобольске – это все нарисовано. 

– Что  с фильмом сейчас?

– Собран по звуку, заканчиваем графику. Готовность – 98 процентов. Самая большая сложность – не забыть всех в титрах указать. 

– Какую оценку вы поставите фильму?

– Зритель должен поставить. Одно скажу: в историческом кинематографе это шаг вперед. Смотреть полнометражный «Тобол» нужно только в кинозале с большим экраном – тогда вы  в полной мере почувствуете звук, видеоряд, спецэффекты. 

– В феврале начнутся показы, и не исключено появление пиратских копий...

– Это одна из проблем кинематографа. Дистрибьютер волнуется, чтобы не ушла пиратская копия. Бороться будем! 

– На фестивалях продвигать «Тобол» собираетесь?

– Сначала – кинорынки, потом – фестивали. Хотим выдвигаться на «Золотой орел» и «Нику». 

– Ваши пожелания первым зрителям: с каким настроением нужно идти смотреть «Тобол»?

– Для полного погружения в материал я бы рекомендовал сначала прочитать роман, а потом в предвкушении пойти в кинозал. Обещаю: история вам обязательно понравится! Это  ж про любовь, взаимоотношения отцов и детей – темы вечные, актуальные во все времена. 

Опубликовано: газета, №223 (4758).

Читать больше:

Версию фильма «Тобол» из восьми серий покажут по Первому каналу

В Тюмени написали этнографический диктант

2093Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Поразмышлять о жизни и не только зрителей приглашают в региональное отделение Союза художников России.
24 января в 15:00 в студии «Тюменской области сегодня» начнется прямой эфир с поэтом, который живет в литературном мире под псевдонимом Василий Полушкин.
23 января предлагаем зрителям программы «Литературный четверг», которая выйдет в 12 часов в студии «Тюменской области сегодня», познакомиться с удивительным человеком - поэтом, композитором, певцом, слепым музыкантом Сергеем Хрюкиным.
В 2020 году соревнования посвятят 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.
Мероприятие пройдет в Новосибирске.
Это первый опыт писателя Павла Плюхина в жанре историко-художественной прозы.
Рисунок, живопись и графику сельским ребятам преподает молодой художник Артур Генке.
Опрос
Каким мобильным приложением вы пользуетесь чаще всего?
Медицина 72
Образование 72
Транспорт72
ЖКХ 72
ЗАГС 72
Бизнес 72
Visit Tyumen
Другим
Региональными не пользуюсь

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить главное