Размер шрифта +
Цветовая схема A A A

Сибирская глубинка: Дольше века длится память о хорошем человеке

Это сейчас поселок лесозавода с городом связывает хорошая асфальтовая дорога, имеются здесь многоэтажные дома, а вот в 60-е годы прошлого века даже в июне, посуху, таксисты отказывались туда ехать – деревня деревней, с разбитой грунтовкой, маленькими кособокими домишками…

11:12, 20 июля 2018, Юрий ЛЫСКОВ
Слушать новость
Сибирская глубинка: Дольше века длится память о хорошем человеке. Это сейчас поселок лесозавода с городом связывает хорошая асфальтовая дорога, имеются здесь многоэтажные дома, а вот в 60-е годы прошлого века даже в июне, посуху, таксисты отказывались туда ехать – деревня деревней, с разбитой грунтовкой, маленькими кособокими домишками…. Жила в те времена в той деревне на одной из улиц семья: мать, сын, дочь. Хозяйка Анастасия (все звали ее Тасей), возможно, родилась в Тюмени. Ее собственная мама ушла рано, крошку воспитывал отец, пока во время первой империалистической войны его не забрали на фронт. В свой дом сироту приняла зажиточная семья, в которой уже было двое деток. Так девочка и жила у чужих людей в самые трудные для страны годы. И вот в 19 лет скромную и усердную в работе Настю выдали замуж за нелюбимого человека. Всю жизнь Анастасия была верна непутевому мужу и берегла свидетельство о браке, как и икону, которой ее благословили приемные родители. Муж Михаил, точно цыган, вел кочевую жизнь. Тася моталась за ним в Красноселькуп, Обдорск, Омск, Новосибирск. В Тюмени вновь остановились только к рождению третьего ребенка (два первенца скончались). Мужа в это время отправили на лесозаготовки и, уже ближе к концу Великой Отечественной войны, – на фронт. После Великой Победы Михаил, неисправимый выпивоха, возвратился к Тасюк (так он называл жену). Повертелся какое-то время и снова уехал на заработки на Север. Анастасия осталась одна с сыном и через положенный срок родила дочь. Все здоровье женщины отняло проклятое лихолетье. Во время Великой Отечественной Тася работала на ДОКе. После тяжелого трудового дня разгружала вагоны с брусом (из него делали лыжи), остаток ночи досыпала прямо на предприятии. В общем, как и все, работала на износ. Но невыносимее всего, конечно, был голод. В это время, как никогда, люди ощутили спасительную силу товарищества. Собирались по неотапливаемым цехам, жались друг к другу, ища тепла и помощи. Да и работать так легче. Чувство локтя было необычайно высоким, может, выше, чем власть голодного желудка. Общая беда сплотила народ! Видимо, все вместе взятое привило Анастасии любовь к людям. Поэтому совсем не случайно она, познавшая тяготы жизни, любила помогать людям до последней своей минуты. Будучи на пенсии, разносила по соседям свеженькие огурчики, выращенные на своем участке, тазами раздавала рассаду анютиных глазок, которые любила разводить в палисаднике под окнами, дарила гортензию, помогала больным продуктами питания, ухаживала за ними, а для малышей всегда припасала конфеты и печенье. Была она своей и в доме тюменского благочинного – его дочери очень уважали бабу Тасю. А как она любила нянчиться с внучатами (у нее их было четверо)! Постоянно водила их по Тюмени, рассказывала историю города, показывала знаменитые места. Вот так улица, на которой Анастасия прожила более 40 лет (половину своей многострадальной жизни), благодаря ей связала весь околоток! Не помню душевнее, сострадательнее человека, познавшего, что такое отсутствие родительской любви, что такое война, но выросшего доброй, ласковой, внимательной. В последний путь Анастасию Григорьевну провожала вся улица. Соседи очень горевали, что ушла от них справедливая и трудолюбивая баба Тася. Опубликовано: газета, №125 (4660). Юрий ЛЫСКОВ, г. Тюмень

Жила в те времена в той деревне на одной из улиц семья: мать, сын, дочь.

Хозяйка Анастасия (все звали ее Тасей), возможно, родилась в Тюмени. Ее собственная мама ушла рано, крошку воспитывал отец, пока во время первой империалистической войны его не забрали на фронт. В свой дом сироту приняла зажиточная семья, в которой уже было двое деток. Так девочка и жила у чужих людей в самые трудные для страны годы. И вот в 19 лет скромную и усердную в работе Настю выдали замуж за нелюбимого человека. Всю жизнь Анастасия была верна непутевому мужу и берегла свидетельство о браке, как и икону, которой ее благословили приемные родители.

Муж Михаил, точно цыган, вел кочевую жизнь. Тася моталась за ним в Красноселькуп, Обдорск, Омск, Новосибирск. В Тюмени вновь остановились только к рождению третьего ребенка (два первенца скончались). Мужа в это время отправили на лесозаготовки и, уже ближе к концу Великой Отечественной войны, – на фронт. После Великой Победы Михаил, неисправимый выпивоха, возвратился к Тасюк (так он называл жену). Повертелся какое-то время и снова уехал на заработки на Север. Анастасия осталась одна с сыном и через положенный срок родила дочь.

Все здоровье женщины отняло проклятое лихолетье. Во время Великой Отечественной Тася работала на ДОКе. После тяжелого трудового дня разгружала вагоны с брусом (из него делали лыжи), остаток ночи досыпала прямо на предприятии. В общем, как и все, работала на износ. Но невыносимее всего, конечно, был голод.

В это время, как никогда, люди ощутили спасительную силу товарищества. Собирались по неотапливаемым цехам, жались друг к другу, ища тепла и помощи. Да и работать так легче. Чувство локтя было необычайно высоким, может, выше, чем власть голодного желудка. Общая беда сплотила народ!

Видимо, все вместе взятое привило Анастасии любовь к людям. Поэтому совсем не случайно она, познавшая тяготы жизни, любила помогать людям до последней своей минуты. Будучи на пенсии, разносила по соседям свеженькие огурчики, выращенные на своем участке, тазами раздавала рассаду анютиных глазок, которые любила разводить в палисаднике под окнами, дарила гортензию, помогала больным продуктами питания, ухаживала за ними, а для малышей всегда припасала конфеты и печенье. Была она своей и в доме тюменского благочинного – его дочери очень уважали бабу Тасю. А как она любила нянчиться с внучатами (у нее их было четверо)! Постоянно водила их по Тюмени, рассказывала историю города, показывала знаменитые места.

Вот так улица, на которой Анастасия прожила более 40 лет (половину своей многострадальной жизни), благодаря ей связала весь околоток! Не помню душевнее, сострадательнее человека, познавшего, что такое отсутствие родительской любви, что такое война, но выросшего доброй, ласковой, внимательной.

В последний путь Анастасию Григорьевну провожала вся улица. Соседи очень горевали, что ушла от них справедливая и трудолюбивая баба Тася.

Опубликовано: газета, №125 (4660).

Юрий ЛЫСКОВ, г. Тюмень

Читать больше:

Новая книга заслуженного учителя Лидии Русаковой приглашает к неспешному чтению-странствию

Звезды над крышей: лирика Дмитрия Сергеева

Читайте также

Новость Тюмени: Полная программа мероприятий «Лето в Тобольском кремле»

Полная программа мероприятий «Лето в Тобольском кремле»

24 июня

Новость Тюмени: «Библионочь-2022»: в Тюмени прошли концерты, выставки, мастер-классы

«Библионочь-2022»: в Тюмени прошли концерты, выставки, мастер-классы

29 мая

Новость Тюмени: Тюменские волонтеры провели субботник на Текутьевском кладбище

Тюменские волонтеры провели субботник на Текутьевском кладбище

28 мая