Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Думай о хорошем, включай радио

В Тюмени проводят уникальные геологические разработки

30.07.2016
00:15
В Тюмени проводят уникальные геологические разработки. О новых уникальных разработках тюменских ученых - представителей геологической науки рассказал один из первооткрывателей крупнейшего в мире газового месторождения, легендарный геолог, почетный гражданин Тюмени Иван Нестеров.. Тюмень, да и Тюменская область в целом как регион с мощным нефтегазовым комплексом, с новыми городами, современной инфраструктурой во многом создана усилиями ученых в пятидесятые-шестидесятые годы XX века. В силу природно-климатических условий (вечная мерзлота, заболоченность территории и т.д.) нам не подходили никакие имеющиеся стандартные решения. При обустройстве месторождений, строительстве городов, прокладке дорог и линий электропередачи приходилось искать свои, чисто тюменские способы решения. – С Тюмени начиналось освоение углеводородных богатств Западной Сибири. Здесь бурили экспериментальные скважины, со всей страны сюда ехали лучшие специалисты в сфере геологии и изыскания полезных ископаемых, в областном центре одномоментно появилось более десятка научно-исследовательских и проектных институтов. Иван Иванович, на Ваш взгляд, Тюменская область, Тюмень сохранила свое значение передовой базы нефтегазового комплекса России? – Более того, считаю что Тюменская область еще долгое время будет являться главной базой России по ресурсам, запасам, добыче и переработке углеводородного сырья, а также по поставкам его в другие регионы. Потребность человечества в углеводородном сырье не исчезнет и через столетие. Вместе с тем с развитием науки и общемирового прогресса нефть и газ находят новое применение в различных сферах. – Расскажите, в чем новизна перспективного использования углеводородного сырья, добываемого в регионе? – В частности, тюменская нефть замечательна тем, что в ней в достаточном количестве содержится такое химическое соединение, как адамантан. Он обладает уникальными свойствами благодаря своей структуре. С помощью адамантана были получены тончайшие пленки, которые по прочности всего в три раза уступают алмазу. При нанесении таких пленок на какую-либо поверхность увеличивается ее твердость. Используется адамантан и в современной медицине, и в электронике, и в сфере нанотехнологий. Однако во всем мире его синтез из нефти признан экономически нерентабельным, поскольку в подавляющем большинстве месторождений, а их в мире порядка ста тысяч, среднее содержание адамантана в нефтях – двенадцать тысячных процента. А в тюменских их шесть, в некоторых фракциях нефти – до двадцати процентов! И хотя само это соединение открыто давно, подчеркну, что именно тюменским ученым принадлежит приоритет в открытии высокого содержания адамантана в западносибирской нефти. Более того, пространственное расположение атомов углерода в молекуле адамантана повторяет расположение атомов в кристаллической решетке алмаза. Отсюда и название: адамантан – значит «алмазоподобный». Поэтому убежден, что в обозримой перспективе из тюменской нефти можно будет синтезировать алмазы. Достаточно лишь извлечь из адамантана водород. Я консультировался по этому поводу со специалистами в области химии. Они считают, что это реально. Возможно, к данной идее ряд коллег отнесется настороженно, однако известно высказывание гениального физика Нильса Бора: «Идея не заслуживает внимания, если она недостаточно сумасшедшая». – Считается, что в Тюменской области остались только трудноизвлекаемые запасы углеводородов. На Ваш взгляд, можно ли снять данную проблему, попутно решая вопросы импортозамещения технологий добычи и переработки нефти и газа? – Мне не очень нравится термин «импортозамещающие технологии». Это значит, что мы что-то берем у западных стран и пытаемся создать свой аналог. Напротив, считаю, что залог успеха России во внедрении прорывных технологий – тех, которых еще ни у кого не имеется. Убежден, что по некоторым направлениям, в частности, по технологиям глубокой переработки нефти, наши ученые опередили западных коллег лет на пятьдесят. Другое дело, что отечественные разработки не всегда воплощаются в жизнь. Буквально на днях у меня состоялась встреча с представителями одного из государств Ближнего Востока, в ходе нее достигнута предварительная договоренность о финансировании создания и работы в Тюмени исследовательской лаборатории. Суть нашего исследования в следующем. Вы, конечно же, видели колонны для крекинга нефти на перерабатывающих заводах – высотой до семидесяти метров и примерно пятнадцать метров в диаметре. Мы предлагаем создать установку длиной всего пять метров, причем горизонтальную, ее даже можно разместить под землей. В привычных нам установках качество получаемого бензина зависит от температуры процесса. Мы же предлагаем контролировать качество продукта на уровне числа атомов в молекуле углерода, причем без повышения температуры. Сам процесс крекинга нефти будет проводиться на совершенно новых принципах. И качество бензина будет несравненно лучше, чем у европейцев и американцев. Другое перспективное направление, над которым мы работаем, – новые технологии извлечения остаточной нефти из скважин. Сейчас на месторождениях извлекается в среднем порядка тридцати процентов. Соответственно, остальные семьдесят процентов залежей остаются в недрах. Задача – увеличить коэффициент извлечения углеводородного сырья с 0,27, как это происходит ныне, до 0,8. Предлагаем извлекать эти запасы на основе принципов использования энергии остаточной нефти. Закон сохранения энергии никто не отменял – внутренняя энергия легких нефтяных фракций, содержащаяся в молекулах углерода и водорода, передается «тяжелой» части углеводородов, которые мы в настоящее время не поднимаем. Ведем переговоры с одной из нефтяных компаний о передаче нам для экспериментальной работы полностью обводненное месторождение, на котором уже не ведется добыча нефти. Я попытаюсь добиться того, чтобы данное «выработанное» месторождение нефти ожило. Если эксперимент пройдет успешно и новая технология получит применение, мы сможем добывать на месторождениях Тюменской области один миллиард тонн нефти и один триллион газа в год. – Иван Иванович, на Ваш взгляд, сформировалась ли в Тюмени своя научная школа в сфере геологического знания? – Безусловно. С уверенностью можно говорить о том, что в Тюмени сложилась мощная научная школа. Порукой тому – огромное количество научных работ признанных представителей тюменской науки. В частности, мною выдвинуто предложение создать рабочую группу, состоящую из ученых региона, с тем чтобы ее участники не только разрабатывали новейшие технологии, но и внесли вклад в планирование будущего развития города – с перспективой 30–50 лет. Каким будет развитие Тюмени и Тюменской области через несколько десятилетий? Многие из ответов на этот вопрос у тюменских ученых уже имеются.  
О новых уникальных разработках тюменских ученых - представителей геологической науки рассказал один из первооткрывателей крупнейшего в мире газового месторождения, легендарный геолог, почетный гражданин Тюмени Иван Нестеров.
Член-корреспондент Российской академии наук, один из первооткрывателей крупнейшего в мире Уренгойского газового месторождения, заведующий кафедрой геологии нефти и газа Тюменского индустриального университета Иван Иванович Нестеров

Тюмень, да и Тюменская область в целом как регион с мощным нефтегазовым комплексом, с новыми городами, современной инфраструктурой во многом создана усилиями ученых в пятидесятые-шестидесятые годы XX века. В силу природно-климатических условий (вечная мерзлота, заболоченность территории и т.д.) нам не подходили никакие имеющиеся стандартные решения. При обустройстве месторождений, строительстве городов, прокладке дорог и линий электропередачи приходилось искать свои, чисто тюменские способы решения.

– С Тюмени начиналось освоение углеводородных богатств Западной Сибири. Здесь бурили экспериментальные скважины, со всей страны сюда ехали лучшие специалисты в сфере геологии и изыскания полезных ископаемых, в областном центре одномоментно появилось более десятка научно-исследовательских и проектных институтов. Иван Иванович, на Ваш взгляд, Тюменская область, Тюмень сохранила свое значение передовой базы нефтегазового комплекса России?

– Более того, считаю что Тюменская область еще долгое время будет являться главной базой России по ресурсам, запасам, добыче и переработке углеводородного сырья, а также по поставкам его в другие регионы. Потребность человечества в углеводородном сырье не исчезнет и через столетие. Вместе с тем с развитием науки и общемирового прогресса нефть и газ находят новое применение в различных сферах.

– Расскажите, в чем новизна перспективного использования углеводородного сырья, добываемого в регионе?

– В частности, тюменская нефть замечательна тем, что в ней в достаточном количестве содержится такое химическое соединение, как адамантан. Он обладает уникальными свойствами благодаря своей структуре. С помощью адамантана были получены тончайшие пленки, которые по прочности всего в три раза уступают алмазу. При нанесении таких пленок на какую-либо поверхность увеличивается ее твердость. Используется адамантан и в современной медицине, и в электронике, и в сфере нанотехнологий. Однако во всем мире его синтез из нефти признан экономически нерентабельным, поскольку в подавляющем большинстве месторождений, а их в мире порядка ста тысяч, среднее содержание адамантана в нефтях – двенадцать тысячных процента. А в тюменских их шесть, в некоторых фракциях нефти – до двадцати процентов!

И хотя само это соединение открыто давно, подчеркну, что именно тюменским ученым принадлежит приоритет в открытии высокого содержания адамантана в западносибирской нефти. Более того, пространственное расположение атомов углерода в молекуле адамантана повторяет расположение атомов в кристаллической решетке алмаза. Отсюда и название: адамантан – значит «алмазоподобный». Поэтому убежден, что в обозримой перспективе из тюменской нефти можно будет синтезировать алмазы. Достаточно лишь извлечь из адамантана водород. Я консультировался по этому поводу со специалистами в области химии. Они считают, что это реально. Возможно, к данной идее ряд коллег отнесется настороженно, однако известно высказывание гениального физика Нильса Бора: «Идея не заслуживает внимания, если она недостаточно сумасшедшая».

– Считается, что в Тюменской области остались только трудноизвлекаемые запасы углеводородов. На Ваш взгляд, можно ли снять данную проблему, попутно решая вопросы импортозамещения технологий добычи и переработки нефти и газа?

– Мне не очень нравится термин «импортозамещающие технологии». Это значит, что мы что-то берем у западных стран и пытаемся создать свой аналог. Напротив, считаю, что залог успеха России во внедрении прорывных технологий – тех, которых еще ни у кого не имеется. Убежден, что по некоторым направлениям, в частности, по технологиям глубокой переработки нефти, наши ученые опередили западных коллег лет на пятьдесят. Другое дело, что отечественные разработки не всегда воплощаются в жизнь.

Буквально на днях у меня состоялась встреча с представителями одного из государств Ближнего Востока, в ходе нее достигнута предварительная договоренность о финансировании создания и работы в Тюмени исследовательской лаборатории. Суть нашего исследования в следующем. Вы, конечно же, видели колонны для крекинга нефти на перерабатывающих заводах – высотой до семидесяти метров и примерно пятнадцать метров в диаметре. Мы предлагаем создать установку длиной всего пять метров, причем горизонтальную, ее даже можно разместить под землей. В привычных нам установках качество получаемого бензина зависит от температуры процесса. Мы же предлагаем контролировать качество продукта на уровне числа атомов в молекуле углерода, причем без повышения температуры. Сам процесс крекинга нефти будет проводиться на совершенно новых принципах. И качество бензина будет несравненно лучше, чем у европейцев и американцев.

Другое перспективное направление, над которым мы работаем, – новые технологии извлечения остаточной нефти из скважин. Сейчас на месторождениях извлекается в среднем порядка тридцати процентов. Соответственно, остальные семьдесят процентов залежей остаются в недрах. Задача – увеличить коэффициент извлечения углеводородного сырья с 0,27, как это происходит ныне, до 0,8.

Предлагаем извлекать эти запасы на основе принципов использования энергии остаточной нефти. Закон сохранения энергии никто не отменял – внутренняя энергия легких нефтяных фракций, содержащаяся в молекулах углерода и водорода, передается «тяжелой» части углеводородов, которые мы в настоящее время не поднимаем. Ведем переговоры с одной из нефтяных компаний о передаче нам для экспериментальной работы полностью обводненное месторождение, на котором уже не ведется добыча нефти. Я попытаюсь добиться того, чтобы данное «выработанное» месторождение нефти ожило. Если эксперимент пройдет успешно и новая технология получит применение, мы сможем добывать на месторождениях Тюменской области один миллиард тонн нефти и один триллион газа в год.

– Иван Иванович, на Ваш взгляд, сформировалась ли в Тюмени своя научная школа в сфере геологического знания?

– Безусловно. С уверенностью можно говорить о том, что в Тюмени сложилась мощная научная школа. Порукой тому – огромное количество научных работ признанных представителей тюменской науки.

В частности, мною выдвинуто предложение создать рабочую группу, состоящую из ученых региона, с тем чтобы ее участники не только разрабатывали новейшие технологии, но и внесли вклад в планирование будущего развития города – с перспективой 30–50 лет. Каким будет развитие Тюмени и Тюменской области через несколько десятилетий? Многие из ответов на этот вопрос у тюменских ученых уже имеются.
 

1719Просмотров

Читать далее
Правом приватизации муниципальных квартир могут воспользоваться сотрудники медицинских организаций
Художественный элемент перьевой ручки украшает тематическую скамейку
Обошлось без жертв, но есть пострадавшие
Подрядчики должны установить акустические экраны, которые защитят жителей прилегающих к дороге населенных пунктов от шума
Столбики термометров не опустятся днем ниже +30 градусов
Макушка лета: с этого дня лето катится навстречу зиме

Опрос
Устраивает ли вас формат удаленной работы?
Да, ведь можно трудиться без привязки к офису или дому
Не совсем, у меня дома нет рабочего места
Удаленно трудиться мне не позволяет плохая связь
Нет, члены семьи мне мешают сосредоточиться
Да, это прекрасная экономия средств на поездки в офис
Нет, мне не хватает живого общения с коллегами
Меня устраивает любой формат работы