×
В социальных сетях
В печатной версии

Досье:

Сергей Ваславович СКОБЕЛЕВ, актер Тюменского драматического театра.

  • Родился в Кургане. 
  • Окончил Екатеринбургский государственный театральный институт.
  • С 1994 года по 2000-й работал в Курганском театре драмы. 
  • С 2000 года – актер Тюменского драматического театра.
  • Из недавних наград – диплом «Лучший актерский ансамбль» в спектакле «Ветер в тополях» на XXXII Международном фестивале «Липецкие театральные встречи».

Ведущий актер тюменского драмтеатра Сергей Скобелев – о прошлой и будущей карьере

Накануне 161-го сезона ТБДТ и Года театра, назначенного на 2019 год, это более чем актуально.
В ходе прямого эфира актер ТБДТ Сергей Скобелев и обозреватель Ирина Никитина поговорили «обо всем театральном» || Фото Валерия БЫЧКОВА

Во время торжественной церемонии по случаю 74-й годовщины со дня основания Тюменской области, как всегда бывает на подобных встречах, раздавали приятные награды самым достойным. Звание «Почетный работник культуры и искусства Тюменской области» получил Сергей Скобелев, ведущий актер Тюменского Большого драматического театра (пока оно самое высшее в личном портфолио). Мы встретились с героем после праздника и поговорили «обо всем театральном».

– Сергей Ваславович, что дает звание творческому человеку?

– Как любой актер я тщеславен. Зачем работать на сцене, если не стремиться иметь успех: с одной стороны – у зрителей, с другой – вообще у города, которому служишь столько лет?! Любое звание, любая новая регалия, безусловно, важна и приятна. Понятно, что это порождает множество шуток в нашем без кавычек замечательном коллективе. Честно скажу, был горд. Особенно была горда моя мама. Знаете, о статусе «заслуженный» или «народный» студенты театральных вузов мечтают с первого курса. Это потом шелуха облетает, начинаешь работать, искать… Только с возрастом понимаешь, что все рамочки-грамотки – не для тебя, а для родителей.

– Но вы-то ждали новую рамочку?

– Не ждал чего-то конкретного, но вообще был не против. В областное правительство ходатайство подало наше руководство в лице директора Тюменского концертно-театрального объединения Юлии Шакурской и директора Тюменского драматического театра Сергея Осинцева. Для этого же нужно кучу характеристик собрать… Так до меня за пару месяцев до события дошли некоторые слухи.

– К открытию 161-го сезона театр партиями выпускает фотоафиши с актерами. Вашу видела, с цифрой 18. Солидный срок?

– Да, это срок. И возраст совершеннолетия.

– Срок счастливый или тягостный?

– За все 18 лет ни разу всерьез не пожалел, что уехал из Кургана. Там были молодость и авансы. Здесь началась серьезная работа. До сих пор работаю с удовольствием.

– Ни одного плохого дня нельзя вспомнить?

– Встать, хлопнуть дверью и навсегда покинуть тюменскую сцену – подобного желания не возникало. А то, что мы внутри себя ноем, – так это с любым творческим человеком везде случается.

– Предложения уехать из Тюмени поступали?

– Не тяжеловесные, невнятные, невыгодные, неинтересные – были. Вот езжу по стране с гастролями, вижу разные места, разные театры – честно сказать, в наших баннерах «Тюмень – лучший город земли» есть смысл. Конечно, Москва, Петербург, Казань – замечательные. Хотя учился в Екатеринбурге, но в данный момент интересных сцен для меня там нет. 

– Ваш первый сезон в Тюменской «драме» помните?

– Встречу, представление труппе, конечно, помню. Это было и по-театральному, и по-настоящему. Принимали директор Владимир Коревицкий и режиссер Алексей Ларичев. Но также принимал и весь коллектив, наши бесподобные старики… Помню первые большие гастроли: в конце моего первого сезона, где были вводы в «Вишневый сад», в «Эквус», мы поехали в Смоленск и Минск; и вот сидим в купе, а старожилы ко мне обращаются: «А помнишь, тогда то-то и то-то случилось!». Они разговаривали так, как будто мы вместе много лет бок-о-бок отработали.

– В прошлом большом интервью четыре года назад мы вспоминали о серьезных ролях, и вы говорили, что как актер хотите именно такого материала. Изменилось что-то с тех пор? Вы так же верны желанию играть непростое?

– Каждый актер думает, что он очень глубокий человек… Сейчас у меня нет проблем с серьезными ролями. В «Трех товарищах» – Хассе, а в «Ветре в тополях» – Фернан. Это многогранные образы. И еще есть такие. В общем, пока всего хватает, но в то же время хочется новенького.

– В какой роли вас можно увидеть настоящим? Чтоб это был сам Сергей Скобелев нараспашку перед зрителями.

– В любой роли есть что-то про себя: либо чуть-чуть, либо чуть больше. Например, в Фернане («Ветер в тополях») – моя грусть через улыбку, боль через иронию. В Оле-Лукойе («Снежная королева») – доброта.

В Пигдене («Он, она, окно, покойник») – скорость реакции на ситуацию, юмор опять же. В «Хануме» все хорошо! Роль Вано – звоночек для актера, что он, как и его герой князь, постареет и молодые девушки больше не будут им восхищаться.

– Вы всегда в интересных образах во время новогодней кампании театра. Как вам играется для юной аудитории?

– Завладеть на всю сказку вниманием детей почти невозможно, но мы стараемся.

– Петь в спектаклях любите?

– Да, конечно. Говорят еще: получается. На днях был в Екатеринбурге, проходил мимо консерватории, в которую мог бы быть принят. И меня уже брали, но – сглупил, ведь хотел учиться только на драматического артиста. А мне мой педагог тогда еще зудела: «Сережа, за голос больше платят!» Нет, не послушался.

– Для кого все-таки интересней играть: для взрослых или для маленьких?

– Важнее – для детей, а интересней и понятней – для взрослых. Знаю, что детям нужно. Знаю, что могу дать старшей аудитории. В общем, на двух фронтах успеваю.

– Каким после спектакля уходите за кулисы?

– Разным. Это зависит от каждого конкретного спектакля. Можно после «Покойника» выйти с болью, но при этом – удовлетворенным, заряженным на получение новой порции силы. Чуть-чуть посижу и вперед!

– Материал какой ближе: классика или современность?

– Я точно знаю, что мне неинтересно: это грязная современная драматургия. Люблю классику, но не всегда доволен тем, как она переиначивается постановщиками. Хочется знакомиться с молодыми авторами, которые говорят об отношениях не через призму «у нас все плохо», а через позитивный настрой на проблему, на чувства. Я – за свет, за надежду.

– С каким настроением вы вошли в последнюю премьеру ТБДТ «Молодость», поставленную Данилом Чащиным?

– Никогда не думал, что Ракитин – мой персонаж. Мне ближе доктор, которого играет Евгений Киселев. Это потрясающий образ, созданный Тургеневым. Герой хорош: ироничный, со своей болью; он живет, прикрывая раны… Мне спокойно в «Молодости», я совсем не устаю. 

– Можно сказать о том, где в новом сезоне вас увидим?

– Начались репетиции «Призраков» по Эдуардо де Филиппо. Премьера будет в ноябре. По задумке режиссера спектакль наполнится фокусами, неожиданностями и, возможно, «страшноватыми странностями». Опять будет мюзикл на Новый год – что-то восточное – от Сергея Захарина. Мы контактируем. Думаю, он меня позовет. 

– Поставить самому ничего не хочется?

– Сейчас пытаюсь не допустить своей «недоотдачи» на сцене в качестве актера. Режиссурой не горю. А если придется, то... я ж замучаю артистов.

– Театр спустя 18 лет – это дом или место работы?

– Чтобы оставаться для зрителей, для города нужными, интересными, нам приходится много работать. Дома я нахожусь 6–8 часов в день, все остальное время – в театре. Если активно играть сезон, то выходные дни наперечет, на пальцах двух рук всего-то… 

– Коль вы так много времени проводите в театре, люди, которые вас там окружают, – это друзья или коллеги?

– Как бы там ни было, театр – как семья. Все конфликты и проблемы приходится решать с пылу с жару, потому что мы, актеры, тут все, рядышком. Мы как спецагенты, которые вместе идут на боевое задание. Друг за друга отвечаем. И вынесем с поля в случае чего.

– Как с поклонниками и поклонницами отношения выстраиваете?

– Они не очень досаждают навязчивостью. Нет пошлости в общении. В рамках дозволенного все, в том числе комплименты. Интересней встречаться со зрителями, например, на элементарной читке пьесы: можно по-разному почитать, а потом обсудить.

– Суеверным остаетесь? Помню, свет в гримерке на время спектакля оставляли…

– Суеверия возникают тогда, когда в тебе мало профессионализма или когда не уверен в роли. Во многих театрах приживаются коллективные ритуалы, которые привозят приглашенные режиссеры. Самое запоминающееся осталось от Линаса Зайкаускаса: он рассказывал, что перед премьерой актеры и режиссеры должны шутливо пнуть друг друга… 

– О каком спектакле мечтаете?

– Обожаю «Чайку» Чехова. Там бы мог в хорошем смысле «повытворять». Только чтоб не голышом ходить. 

– 2019 год – Год театра. Вы рады? Какие ожидания?

– Очень надеюсь, что это будет не для галочки. Нашему театру нужна большая статусность. Честно, не хватает вип-персон в зале. Пусть приходят и находят в репертуаре свой спектакль. Хочется, чтобы каждая премьера становилась большим праздником для всех и каждого в отдельности.

Опубликовано: газета №160(4695)

Читайте больше:

Выставка живописи и графики откроется в ТБДТ

Евангелие Достоевского передали в библиотеку поселка Винзили

244Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Актеры театра BreakFastBand победили на международном фестивале.
По городу разгуливала афишная тумба.
Литературное объединение «Вдохновение» действует в Казанском районе много лет. Справедливости ради надо сказать, что иногда его деятельность на время замирала, потом возрождалась с новой силой.
В четверг, 20 сентября, в 12.00 в прямом эфире передачи «Литературные четверги» гостем студии будет руководитель литературного объединения Казанского района Галина Абронина.
В России больше нет музеев, посвященных жизни и творчеству Петра Ершова.
В Ишиме состоялся благотворительный концерт в фонд помощи Егора Бабыкина «Город добрых надежд».
В прямом эфире «Тюменской области творчества» 20 сентября в 15.00 – основатель нового стиля в живописи.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи