×
В социальных сетях
В печатной версии

Историю страны можно изучать по фронтовым письмам

Так делают некоторые находчивые жители Тюменской области.
Рисунок Дмитрия Королева.

Постоянный автор и участник творческих конкурсов четвергового номера газеты «Тюменская область сегодня» Андрей Зырянов из села Санниково Тобольского района накануне 23 февраля придумал вот что! Выудил дед Андрей из домашнего архива старинные, пережившие многое, но не пропавшие с переездами письма – фронтовые, которые его свекор писал своей семье, собственные, которые сочинялись во время армейской службы, и письма деревенских приятелей, что ждали Зырянова на побывку. Заново перечитал их Андрей Аверьянович и, оставив своей памяти «очень личное», отправил в редакцию несколько «зарисовок». Познакомимся с ними и мы!

О Шумиловых

Максима Шумилова ранило на подступах к Москве. Комиссовали в 1942 году – вернулся в родную деревню, пошел учетчиком в колхоз. И хотя рука у списанного бойца была сильно покалечена, он сумел со свояком и сыном поставить дом и долгое время для всей округи мастерил кедровые оконные рамы – они, кстати, служат и в век стеклопакетов, а также заготавливал сено, каждый раз перевыполняя план. С женой Евдокией Алексеевной Шумилов дал троим своим детям образование. До самого последнего дня работал ночным сторожем в укрупненном совхозе.

– Я как зять всегда с большим уважением относился к Максиму Андреевичу, да и он считал меня полноправным участником «клана». Мы помним о нем. Помнит и школьный музей. А у нас в доме хранится фронтовой треугольник от бойца Максима Шумилова. Когда письмо пришло в деревню Карташи, моей будущей жене Надежде не было и двух лет, – рассказал Андрей Зырянов.

Из Новосибирска – жене и деткам

Адрес назначения: Омская область, Тобольский район, Овсянниковский с/совет, деревня Карташи – Шумиловой Евдокии Алексеевне. Адрес отправителя: г. Новосибирск, главная почта, 1-е отделение – Шумилов Максим Андреевич.

Штемпель для пакетов – сортировочной эвакувационный; госпиталь № 1504.

Отправлено 14.04.1942 г. Получено 25.04.1942 г.

«Во первых строках моего письма сообщаю, что получил от вас два письма и узнал, куда дели корову (кожу не сдавайте). Теперь у нас прошла всеобщая мобилизация, так что в колхозах остались одни женщины. Из письма вижу, что наш колхоз находится в тяжелом положении: мужиков всех взяли, лошади худые, нет фуража и сена. Я даже не могу представить, как вы будете проводить посевную, но несмотря на тяжелое положение колхозов, площадь должна быть засеяна в наших тыловых областях, но ряд наших прифронтовых областей будут лежать не вспаханными, и ничего на них не родится. По газетам, наверное, знаете сами, а я все видел своими глазами…».

Интересуется здоровьем двоюродного брата после ранения.

«Наверное, участь такая. Я тоже собирался помирать, когда зараз ранило тремя осколками мины. Полежал две-три минуты, чувствую, что пока не помру... Долежал до ночи, пошел в деревню. Идти было тяжело: в глазах темно, кровь вышла, ведь часов пять лежал, и перевязать было некому, сразу в деревню идти было нельзя.

Мама, обо мне не заботься! Я живу хорошо. Здоровье мое, как и раньше. В течение двух месяцев в Новосибирске прибыл на восемь килограмм. Если бы разгибалась рука, давно бы выписался. Предполагаю, что пролежу, возможно, май месяц в госпитале. 2 апреля меня потребовали в кабинет врачей и долго осматривали грудь, потом сразу водили на исследование, там тоже врачи смотрели грудь, ребра, живот. Спрашивал у врачей – не сказывают. Питание сперва не хватало, но теперь хватает. Госпиталь находится в центре города. Сотни людей ходят по площади, из окна наблюдаем каждый день. Плохо то, что сидишь, как в тюрьме. Обещают, что придет фотограф.

Вы зиму жили с приварком, рыбы, наверное нет, но мясо кушали. Пускай едят ребята! Живой буду, приеду домой, корову наживем. Ребят и вас я вспоминаю каждый день, стосковался: посмотрю на карточку, будто с вами поговорю. Ребята выписываются каждый день – кто в строевую, кто в нестроевую, кто домой на шесть месяцев или на год. Я не знаю, куда меня определят. Об этом думаю каждый день. Охота бы повидаться, желательно в отпуск, посмотреть на ребят – соскучился. Прошло уже четыре месяца, но некоторые товарищи не были дома с начала войны... Смотрим кино, пишем письма. Пишите мне чаще. Дуся, пропиши про наших остальных колхозников. Ходят или нет письма, все ли живы? Ваня и Шура, слушайтесь матери и бабушки. Помогайте водиться с Надькой. С приветом к вам Шумилов М. А.».

О Зыряновых

Надежда Максимовна – дочь фронтовика Максима Андреевича Шумилова – сохранила и солдатское письмо своего милого друга, будущего супруга Андрея Зырянова. 26 марта исполнится 53 года, как они вместе!

Из Петрозаводска – любимой девушке

«Привет из Петрозаводска! Здравствуй, Надечка! С горячим приветом твой друг Андрей. Ты получила мое письмо с дороги и узнала направление нашего поезда. С 22 ноября 1961 года ношу солдатское обмундирование. Надя, я жду от тебя письма, даже очень хочется мысленно улетучиться к тебе. Пиши побольше, чтобы подольше побыть с тобой, читая письма.

Прошел год разлуки, который не принес для нас никаких сомнений в верности. Да, я в этом уверен. Уверен в тебе, Надя, до конца срока службы. Весь день прошел в одних воспоминаниях о наших днях, проведенных вместе, до последнего часа расставания на пристани».

– Прошел год, и я из Петрозаводской школы сержантского состава был направлен в г. Плисецк Архангельской области. Побывал на Байконуре при запуске ракеты «Восток-28». Моя Надечка окончила пединститут и по направлению уехала работать в Нижнетавдинский район. Все это время у нас шла переписка. Третий год службы проходил в г. Тосно Ленинградской области. В отпуск пошел через два года в звании младшего сержанта. Последнее письмо своей Надюшечке отправил 14 августа 1964 года. Свадьбу мы назначили на мартовские каникулы 1965 года. А до этого времени приходилось «целовать» свою любимую по тысячу раз, да только в письмах. Первая любовь никогда не проходит, а в разлуках бывает еще крепче! – поделился воспоминаниями Андрей Аверьянович.

Из Санниково – другу-солдату

Мама у деда Андрея была неграмотной – писем писать не умела, поэтому обо всем, что творилось в ее доме, в семьях знакомых, во всей деревне, Андрею рассказывал друг детства Венька, прозванный Веником.

«Привет с Родины! Здравствуй, друг Андрей. Сегодня получил от тебя письмо и даю ответ. Существенных изменений нет. От Рыжего принца (это Витька, тоже служащий) писем не получал. У Корейца (это Васька) спрашивал про фоточки, он говорит, что плохо вышли.

Наш Володька ходит на охоту. Я выписал в колхозе 3 килограмма дроби и взял у Цыгана (это Толька) ружье, вот с ним он и ходит – убил шесть чирков, да я пару петушков. Павлик ваш тоже убивает уток на «луже». Мишка Осин купил ружье у вашего Ивана. Трошкин на «Белорусе» сеет, приходит домой – ни глаз, ни рожи не видать.

Второй день идет дождь. Вода в речку зашла далеко. Мало-мало неводят, добывают рыбку. В клубе народу бывает мало. Наш Вовка, наверное, отлучится и поедет к Шурке в Салехард. Вот еще новость: Баяниха отметелила Спириху в сельсовете, а та ходит по деревне и говорит, что зубы ей выбили, хотя так ей и надо. Пока, до свидания! Пиши разборчиво, а то мы с твоей матерью не можем прочитать».

– В следующем письме Веня сообщил, что мой брат Володя ушел с бригадой в Заболотье косить сено, а наш Павлик купил мотоцикл за телушку, за что, конечно, получил от жены Варвары, – комментирует Зырянов.

«Рыжий принц пришел домой. Я работаю на пасеке. От вашего Ивана писем нет – как было одно письмо при тебе и все… Шишек нынче много, но они еще зеленые. Мы с Рыжим ходили за морошкой, но и она не поспела, как и все огородное. Нас вызывали в военкомат сдавать нормы ГТО первой степени. Мне сказали, что нынче не отбрыкаешься – заберут в армию».

В следующем письме Веник сообщил, что его вызывали в военкомат на комиссию и оставили до повестки. Он был один у матери.

«Рыжий находится дома. Васька Осин уехал на работу. Мы ходим за шишками, я притащил три мешка. Свободное время проходит весело: ходим в кино и еще кой-куда. Из Заболотья народ еще не вернулся. Погода ненастная, не дает грести сено. Привет от матери. Пока».

Вот такие неприхотливые бумажные истории, в которых тем не менее заключена чьято жизнь, да не одна, да геройская, на передовой, или же тихая, в тылу, быту… Эти письма пролежали в комоде десятилетия, но если б вы знали, какой трепет охватывает моего героя Андрея Аверьяновича, когда он достает пожелтевшие листочки! Пусть останутся для потомков, которые пожелают изучать историю не только по учебникам и Интернету. 

Опубликовано: газета, №32 (4567).

Читать больше:

День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами отечества

Исторический атлас о военных памятниках региона выпустят в Тюмени

893Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
В концертном зале имени Юрия Гуляева Тюменской филармонии состоялся концерт «Космос. Музыка. Человек». 
Горожан познакомят с новинками итальянского кино.
В областном центре стартовал фестиваль творчества «Вдохновение».
Обмен осуществится в рамках работы регионального музейно-просветительского объединения.
Местный бомонд проведет вечер в стиле Ильфа и Петрова.
В городе проходит X Международный театральный молодежный фестиваль.
В планах у общественников – конференции, форумы, конкурсы.
Там открылась выставка «Сибирский характер. Разговор о мужчинах».