×
В социальных сетях
В печатной версии

Как стартовала космическая гонка?

История о "космических братьях" Андрияне Николаеве и Павле Поповиче и первом групповом полете в космос.
«Звездные братья» Андриян Николаев и Павел Попович || Фото с сайта: megabook.ru. Автор неизвестен.

Наша страна первой начала покорять таинственный космос, смело и уверенно завоевывая приоритеты в этом удивительном направлении – и в беспилотном, и в пилотируемом вариантах. После первого в мире витка Юрия Гагарина и суточного полета Германа Титова был задуман грандиозный эксперимент – групповой пилотируемый полет на двух космических кораблях «Восток». 

Американцы совершили всего два орбитальных полета (три витка менее пяти часов каждый – Джон Гленн и Скотт Карпентер на кораблях Mercury). Это несравнимо с рейсом Германа Титова, а с групповым полетом – тем более! В то время корабли не могли маневрировать. Они летели по заданной орбите, включая тормозную двигательную установку для снижения скорости, схода с орбиты и посадки. Решили сблизить корабли в космосе, используя наземные стартовые службы. Длительность полетов предполагалась от трех до четырех суток – это решала по ходу дела Госкомиссия из конструкторов, ученых, представителей промышленности и ВВС, ведь никто не знал, как скажется на самочувствии экипажей столь долгое пребывание в невесомости. Но идти на разумный риск было необходимо. Главный конструктор Сергей Королев говорил, что космос надо осваивать семимильными шагами.
В полете двух кораблей он видел будущее: сближения, стыковки, орбитальные станции. И, как показало время, был абсолютно прав.     

Групповой полет 

На космодроме космонавты примерили скафандры, подогнали парашюты, провели предстартовую подготовку в корабле. «Восток-3» был запущен 11 августа 1962 года и вышел на орбиту (перигей – 183 км, апогей – 251 км). Через 15 минут Андриян Николаев (позывной «Сокол») доложил: чувствует себя хорошо, готов к выполнению программы полета, все системы корабля работают отлично. Вес-тибулярная проба (движения глазами по специальной схеме и повороты головы) не привела к тошноте или головокружению, и ему разрешили (впервые в мире!) отстегнуться от кресла и попробовать двигаться в «свободном плавании». Работать только в кресле было неудобно. «Плавание» казалось рискованным. Если бы космонавт не вернулся в кресло и не пристегнулся, катапультироваться при посадке было бы нельзя и приземляться пришлось бы в спускаемом аппарате. Тогда не было системы мягкой посадки, и космонавт подвергся бы серьезному риску при ударе о землю. 

Андриян Николаев вспоминал: «Нужно было выйти из кресла. Я отвязал ремни и поплыл к потолку. Чуть оттолкнулся пальцем от стенки кабины и, как мяч, отлетел к другой стене. Прямо как в сказке... Я стал легче пушинки! Целый час работал в отвязанном состоянии. Перевернулся над креслом, ткнул пальцем в потолок кабины и очутился опять в кресле».
Космонавт легко двигался внутри кабины, вращался вокруг своей оси, не теряя ориентации и не испытывая неприятных ощущений. 

У Андрияна Николаева было новое меню. Гагарин и Титов ели специальную еду: мясные и мясо-овощные пюре, плавленый сыр, паштеты – все в алюминиевых тубах.  Участники группового полета питались почти как на Земле – меню по личным вкусовым пристрастиям: паштеты, пюре и твердые натуральные продукты: хлеб, котлеты, жареное мясо, куриное филе, язык говяжий, сандвичи с икрой, спинки воблы, апельсины, яблоки и лимоны. Чтобы крошки не летали по кабине корабля, продукты готовились порциями «на один укус». Андриян Николаев от души похвалил советских кулинаров. 

12 августа стартовал «Восток-4» с Павлом Поповичем (позывной «Беркут»), да так точно, что корабли оказались рядом друг с другом. Попович вспоминал: «Вышел на орбиту, сразу «Восток-3» увидел. Меж нами было километра четыре. Андрей начал: «Беркут, Беркут, я – Сокол. Как меня слышите?»

Я кричу: «Привет, Андрей! 

Я тебя и слышу, и вижу! Ты справа от меня летишь, как маленькая Луна». – «Ты чего, Беркут, – говорит Андрей, – нас же ругать будут» (за то, что общались открытым текстом, без позывных). Я: «Да брось ты! Пускай попробуют – доберутся до нас, чтобы ругать».

Но орбита «Востока-4» немного отличалась (180 км в перигее, 254 км в апогее), поэтому виток за витком корабли расходились и к концу группового полета космонавты потеряли друг друга из виду – расстояние равнялось 2 850 км. 12 августа эксперимент по выходу из кресла («свободному плаванию» в кабине) провел Павел Попович:

«Я отвязался, но не всплыл. Видимо, плотно зажало в ложемент. Андрей посоветовал: «Ты оттолкнись от него». Я по привычке, как на Земле, оттолк-нулся – и врезался головой в потолок! Хорошо, голова шлемом была защищена, и ничего страшного не случилось». 

В полете космонавты выполняли технические и биоэксперименты, вели кино- и фотосъемку Земли через иллюминаторы, занимались физкультурой, наб-людали Луну и созвездия, проводили вестибулярные пробы, чтобы медики были спокойны: болезнь «укачивания» пилотам «Востоков» не грозит.  Телевизионные изображения космонавтов с борта кораблей впервые транслировались по советской сети телевидения, а через сис-тему «Интервидение» – во многие страны Европы.  

Настоящий рекорд
Программа группового полета была выполнена.  Встал вопрос о длительности космического рейса. 13 августа Госкомиссия обсуждала возможность продления полета Николаева. Конструкторов беспокоило снижение температуры в корабле с 26°C после старта до 13°C 
(на крайних семи витках температура стабилизировалась). Запросили Николаева. Он доложил: «Могу продолжать полет». Постановили: завершить рейс «Востока-3» на исходе четвертых суток. Обсуждался вопрос и о продлении рейса «Востока-4». Попович сказал, что готов к рекорду, но внезапно сообщил: «Наблюдаю грозу».  По условному коду «гроза» означает плохое самочувствие, тошноту и рвоту. Сергей Королев приказал немедленно сажать корабль. Попович заверил: самочувствие хорошее, речь шла о «метеорологической грозе над Мексиканским заливом», но время принятия решения о продлении полета упустили, а космонавт невольно лишил себя одних суток полета.

15 августа 1962 года «Восток-3» приземлился в Казахстане, южнее Караганды. Андриян Николаев стал мировым рекордсменом по длительности полета и первым космонавтом, которому продлили полет сверх намеченного срока. Он пробыл в полете 3 суток 22 часа 22 минуты, а Павел Попович – 2 суток 22 часа 57 минут и приземлился в 300 км от напарника через несколько минут. Попович вспоминал посадку так: «Я катапультировался на высоте 8 000 м, на высоте 1 500 м от кресла отделился носимый аварийный запас (НАЗ) и повис на длинном леере. Меня стало раскачивать, как маятник, с НАЗом в противовесе. Он 40 кг весит! Парашют начал постепенно разворачиваться. Метров за 40 до земли раскачка прекратилась: НАЗ плюхнулся на землю и меня заякорил. Я сгруппировался, насколько позволил скафандр, и меня как шарахнет! Пошевелил руками, ногами – все нормально. Снял скафандр.  Оглядел ся. Смотрю: ничего себе, в степи камни острые торчат и площадка 10 на 10 метров, свободная от камней. И я именно на нее приземлился…»

Групповой полет стал значительным достижением начала космической эры. Андриян Николаев и Павел Попович еще раз подтвердили: в космосе можно жить и работать. 55 лет назад этот исторический приоритет был навсегда закреплен за отечественной наукой и космонавтикой. США сумели повторить его лишь в декабре 1965 года.

«Звездные братья» продолжили карьеру: Николаев совершил еще один рекордный полет – 1–18 июня 1970 года вместе с Виталием Севастьяновым на корабле «Союз-9» (17 суток 16 часов 59 минут). 

Попович совместно с Юрием Артюхиным пилотировал корабль «Союз-14» и орбитальную станцию «Салют-3» с 3 по 19 июля 1974 года (15 суток 17 часов 30 минут).

Опубликовано: газета, № 149 (4440).

Читать больше:

Тюменцы редко нервничают на работе

Тюменские журналисты получат ответы от губернатора

548Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Образовательные учреждения приглашают обучаться современным востребованным профессиям.
Экзамен по скайпу принимали преподаватели ТюмГУ.
Креативным видам рукоделия, замысловатому украшению тортов, компьютерной грамотности, а также новейшим технологиям выращивания овощей, ягод и плодовых деревьев пенсионеров обучают педагоги Нижнетавдинского агроколледжа
Проверки пройдут в Тюмени, Ишиме и Тобольске.
Экспериментаторы использовали исключительно пристойную лексику.
Призы предназначены для лучшего учителя, воспитателя, психолога и мастера производственного обучения.