×
В социальных сетях
В печатной версии

Непридуманная история о том, как девочка стала солдатом

Редакция продолжает публиковать статьи участников конкурса «Сибирская глубинка. Семейные ценности». На этот раз постоянный автор газеты Светлана Ерофеева, чтобы описать судьбу фронтовика Анны Романовны Сигаревой, обратилась к художественно-литературному жанру.
Источник фото: war1945.ru.

В материале Ерофеевой Анна Романовна – девочка Нюра, веселая, добрая, ответственная 
и рано повзрослевшая. 
После войны Сигарева уехала в Урай, больше 30 лет отработала в Надыме. В последнее время живет в Тюмени. Сейчас ветерану Великой Отечественной войны и освоения Тюменского Севера, дважды орденоносцу, старшине медицинской службы 93 года. На разговор она согласилась неохотно. С большим удовольствием вспоминала именно первый день войны – как затишье перед страшной бурей, что изменила ее судьбу.

Разговоры за картошкой

Июньский день клонился к вечеру, но в деревне сезонные работы продолжаются до темноты. В смежных огородах, разделенных стареньким пряслом, две девчонки окучивали картошку. Стебли никак не хотели собираться в плотный куст, но работницы старательно орудовали тяпками. 

– Манька, давай заканчивать, а то опоздаем! Вот и банька уже готова! – крикнула Нюра подружке.
– Ага, все на сегодня. Завт-ра остатки на своих огородах «добьем», а потом уж на колхозное поле до начала учебного года, – откликнулась Маня.

Девчата окончили девятый класс и в эту субботу торопились хоть издали посмотреть выпускной вечер десятиклассников. Уже через год им предстоит волноваться на таком же событии. Давно ли, кажется, пошли в первый класс, а на дворе уже половина 1941-го. Нюра твердо решила, что станет хирургом, ведь параллельно с учебой в восьмом и девятом классах она занималась на фельдшерско-акушерских курсах. 

– В следующем году получу аттестат зрелости и поеду в Свердловск, в мединститут. Как думаешь, поступлю? – спросила она подружку, когда вышли за ворота.

Промытые щелоком волосы девочки заплели в косы, завязали на них бантики из атласных ленточек и красиво уложили на семнадцатилетних головках. Выходные платьица и белые носочки дополнили праздничный наряд.

– И не сомневайся. Конечно, поступишь: ты ж на медаль идешь! Ой, хорошо, тебе, Нюрка, определилась с выбором профессии, а я вот боюсь крови и мертвяков. Не знаю, в учителя или в библиотекари – интересно и то, и другое. Ну да через год виднее будет, – размышляла Маня.

В здание школы разрешили войти только выпускникам и родителям. Остальным пришлось смотреть на торжество через окна. Но все равно сердце радовалось за знакомых с раннего детства мальчишек и девчонок, которые вмиг повзрослели. 

В воскресное утро подружки вышли на огороды пораньше – сегодня нужно непременно покончить с картошкой. Работа спорилась, хороший настрой от вчерашнего вечера будоражил желание быстрее окончить школу и мчаться вперед, приносить пользу стране. Нюра – комсорг класса, пример для других.

После сытного обеда девчата вернулись к прерванному делу, но через некоторое время по деревне пронесся крик: «Война!». Потом к нему присоединились десятки других криков и звуков. Люди в панике бежали с полей и лугов к правлению колхоза. Побросав тяпки, туда же поспешили Нюра с Маней. Так в один день для них, как и многих других, закончились детство, юность.

Сибирячка следует на фронт

В 1942 году Нюру как военнообязанную призвали в армию, поэтому все, о чем мечталось, она мысленно отложила до лучших времен. В начале 1943 года в составе 222-й Сибирской стрелковой дивизии санинструктора роты отправили на фронт военным эшелоном. В вагонах, в которых когда-то возили телят, было зябко, ведь тепло от единственной печки тут же ускользало в щели. 

Доехали до Свердловска и – о радость – баня, наконец-то можно поменять белье. В разгар морозов эшелон прибыл в Подмосковье на фронтовую линию Москва – Смоленск, где по сводкам «Сов-информбюро» шли «бои местного значения». В свой первый бой Нюра попала, выскочив прямо из вагона, а настоящее боевое крещение получила при защите смоленской Ельни. Однажды загорелось несколько танков, что шли впереди пехоты, – Нюра кинулась сбивать пламя и сама получила ожоги. 

Терпеть фронтовые неудобства, пересиливать страх в боях ей помогало упорство комсомольского организатора. Вытас-кивая раненых, уговаривала: «Помоги мне добраться до безопасного места, постарайся, а то я не справлюсь одна». Шустрой, веселой девчонке Родина приготовила тяжелые испытания, и нужно было их пройти.

Летом 1943 года немцы отравили воду в речке – так Нюрино подразделение не досчиталось почти сотни бойцов. Вот по обледенелой «старой смоленской дороге» сибирячка с мешком продуктов идет на пополнение в 207-й полк. «В Белоруссии своими глазами видела обгорелые печи, людей нет, только одичавшие собаки и кошки», – написала Нюра в письме домой, но подумала и порвала бумагу – зачем им лишние расстройства. А написала про то, что ей вручили орден Красной Звезды, что бьет врага в надежде скорого возвращения.

После контузии лечилась в госпитале, приютившемся в здании женского монастыря. Перед отправкой на фронт одежду выдали рваную.

Нюра-разведчица

Однажды на привал расположились в деревенских избах. Чугунок картошки с крупной солью до боли в сердце напомнил последний мирный день. Не сдержалась, заплакала над не дочищенной картофелиной. «Вот и посолила», – усмехнулась девушка. Вдруг дверь распахнулась, и в избу вошел командующий корпусом. В руках – полушубок и новенькое обмундирование. 

– Ну-ка, примерь, подбирал все самое маленькое!

Едва не подавившись обедом, Нюра юркнула за занавеску. Вышла совсем другая: подтянутая, строгая, словно и ростом стала выше. 

Командир довольно оглядел бойца:

– Одежда для баб – главное, вон как сияешь! А в разведку служить пойдешь?

Вопрос застал врасплох, но только на несколько секунд. Нюра выдохнула: «Да!» Во время службы в отдельной 244-й роте разведки, переодевшись в мальчика-подростка, по заданию углублялась в тыл к немцам на 60 километров. Однажды, когда вырезала телефонную связь, утопила в болоте сапог. В другой раз с товарищами взяла «языка», но получила ранение в ногу. 

Позднее опытной разведчице, не лишенной отваги, проницательности и природной смекалки, поручали наиболее важные задания. Недалеко от Витебска, где формировалась польская дивизия, из вражеского тыла она принесла привязанный к животу пакет с очень важными документами. Когда переходила линию фронта, в темноте наткнулась на проволочное ограждение и застыла от ужаса: бренчало на всю округу. Несколько минут лежала без движения. Удостоверившись в безопасности, набросила на проволоку фуфайку и благополучно переползла на другую сторону. А в условленном месте Нюру уже ждали советские войска.

За операцию девушке вручили второй орден Красной Звезды. Служба в разведке закончилась повторной тяжелой контузией. На самолете Нюру отправили в московский госпиталь. Еще долго она помнила тот полет: бомбили с земли и с воздуха. После продолжительного лечения ее сняли с воинского учета. На «память» о войне осталась эпилепсия. Когда вернулась в родную деревню, на все вопросы отвечала односложно: «На фронте было мало хорошего»… 

У веселой доброй девочки Нюры война отняла здоровье и мечту стать хирургом. Когда во время болезни у нее украли продуктовые карточки, не кричала, а только туже затягивала ремень армейской гимнастерки, с которой не хотела расставаться. На фронте Нюра знала, как говорится, врага в лицо, а в мирной жизни, увы, нет...

Светлана ЕРОФЕЕВА, г. Тюмень 

Опубликовано: газета, №109 (4400).

Читать больше:

Десять ялуторовских велосипедистов поучаствовали в экспедиции «Сибиряки: дорогами побед»

Тюменцы возложили цветы к Вечному огню у мемориала «Память»

293Просмотров
Комментариев

Читать далее
Галина Гапиенко живет в селе Бобылево Исетского района. Она - член творческого объединения «Родник», действующего при районном краеведческом музее.
1 апреля исполнилось бы 80 лет тобольской поэтессе Светлане Соловьевой. Но любители творчества Светланы Алексеевны в первый день второго весеннего месяца отметили не ее юбилей, одарив любимого автора цветами, а увы, поминальный день рождения... 
Новый сборник с циклом стихов Владимира Шугли «Здесь начертано имя твое» отличает особая «солнечность» и «воздушность». Но главное, что сборник стал сюрпризом и юбилейным подарком для автора от его детей ко дню 70-летия.
Публикуем в нашей литературной рубрике эссе Филиппа Махотина «Этажная система сетей как модель путей развития и диллемы личности в идеальном мире.»
О творчестве Владимира Шугли рассказывает известный белорусский журналист и публицист Алесь Мартинович.
Продолжаем публиковать стихотворения известного общественного деятеля, почетного генерального консула Республики Беларусь в России, члена Общественной палаты РФ Владимира Шугли. Владимир Шугля - автор поэтических сборников на русском и белорусском языках входит в Союз писателей Союзного государства России и Беларуси, Союз писателей Беларуси, Санкт-Петербургское отделение Союза писателей России. Его стихи опубликованы в журналах «Современник», «Молодая гвардия», «Великороссъ», «Русский крест», «Неман», «Невский альманах» и других изданиях.
В книгу включены интервью Светланы Павловой, данные в разные годы на тему краеведения а также стихи юбиляра
Популярные статьи