×
В социальных сетях
В печатной версии

«Сибиряки: дорогами побед»: как жители Ялуторовска ковали победу

Из Ялуторовска и района ушли на фронт 7 408 человек.
Источники фото: Митинг на городской площади 23 июня 1941 года || Фото из книги «Ялуторовск в годы Великой Отечественной войны».

В сражениях пали 2 727 местных жителей, 1 485 человек пропали без вести, 358 умерли от ран и болезней, четверо погибли в плену…

22-23 июня по маршруту Тюмень – Червишево – Исетское – Слобода-Бешкиль – Ялуторовск – Заводоуковск пройдет экспедиция «Сибиряки: дорогами Побед». Ее организаторы – журналисты газеты «Тюменская область сегодня» в содружестве с советом ветеранов госбезопасности региона, федерацией велосипедного спорта Тюменской области, отделением «Сибирь-Запад» мотоклуба «Ночные волки», региональным отделением ДОСААФ и поисковым отрядом «Память сердца». Во второй день пути участники планируют сделать остановку в Заводоуковске, где проведут уроки мужества и митинг.

По данным за 1934 год, когда территория входила поочередно то  в состав Челябинской области, то Омской, численность населения приближалась к 57 тысячам человек. Простая математика: без малого полсотни тысяч наших земляков остались в тылу, и на их плечи легли все тяготы военного времени.

О вторжении германских войск на территорию СССР ялуторовчане узнали лишь в полдень 22 июня: с болью в сердце слушали выступление по радио наркома иностранных дел Вячеслава Молотова. Люди, встревоженные страшной вестью, не растеряли храбрости духа, и уже в ближайшие дни после объявления мобилизации 92 жителя города и района, в том числе 16 женщин, подали заявления в райвоенкомат о добровольном вступлении под знамена Красной армии. 

Под первый призыв попадали военнообязанные 1905–1918 годов рождения, но по мере продвижения врага к столице число призывников увеличивалось, а их возраст, наоборот, снижался. Если в 1941 году брали 19-летних парней, то годом позднее призывной возраст снизился до 18 лет, а к концу войны – до 17-ти.

Ялуторовчане развернули активную работу по оказанию материальной помощи фронту: фуфайки, теплые штаны, варежки и валенки, рубахи и носки – все эти вещи, так необходимые в солдатском быту, бережно собирали и отправляли на передовую. 

Вместе с тем руководство области в лице секретаря Омского обкома ВКП(б) Кудинова приказывало не только обеспечить высококачественное выполнение мобилизации населения, но  и одновременно усилить сельскохозяйственные работы. Место мужчин на производстве и в поле заняли женщины и дети.

Работа в тылу

Выполняя партийное задание, нужды фронта в тылу обеспечивали два крупных ялуторовских предприятия: лесопильный завод и завод сухого молока, которые успели набрать производственную мощь до войны. 

Испытания начались еще весной 1941 года: Ялуторовск переживал серьезное наводнение. Большая вода, поднявшаяся до отметки 8 метров, затопила территорию лесопильного завода, включая склады сырья и производственные помещения, поэтому деятельность предприятия пришлось приостановить. Огромных усилий стоило местным жителям запустить производство, и все же 20 июля 1941-го цеха лесозавода вновь наполнились шумом работающих станков.

Только задачи перед предприятием теперь стояли несколько иные, а именно: в кратчайшие сроки наладить выпуск спецукупорки для боеприпасов. 

Из указа «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время», опубликованном в «Омской правде», следовало, что отныне служащие лишаются отпусков. Более того, все трудоспособные граждане, включая детей младше 16 лет, привлекаются к сверхурочным работам. Ялуторовчане с пониманием отнеслись к столь суровым мерам.

В цехе деревообработки начали выпускать ружейные и автоматные заготовки прикладов, аэродромные катки, детали вагонов, воинские щиты, лыжные палки, санитарные носилки. Со временем к работе стали привлекать людей, эвакуированных в Ялуторовск из западных областей страны.

К середине 1942 года на заводе работало 816 человек, из них 545 женщин. «Обезручел» и завод сухого молока: более трех сотен кадровых рабочих оставили производство и ушли на фронт. Вместо них по 12 часов в сутки трудились старики, женщины и ребятня. Хоть умри, но план выполни, а с доставкой сырья по бездорожью из отдаленных производственных точек была прямо беда. Чтобы сэкономить время и силы, развернули переработку сырья прямо на местах. Из обезжиренного молока делали творог и казеин, готовили сливочное масло и сыр, выпаривали сухое молоко.

Зимой молоко замораживали и в виде десятикилограммовых брусков отгружали в Ялуторовск.

К чести инженеров, они сумели наладить практически безотходное производство, моментально освоив новые технологии и расширив ассортимент сухих молочных продуктов до шестнадцати наименований: солодовый сахар и сухое солодовое молоко, казеин, сухой творог, молочный омлет, яичный порошок, сухой картофель, а также медицинские препараты. 

А еще завод запустил несколько сушилок для выпуска сухого картофеля. На этом же оборудовании в холодный сезон сушили овощи с огородов местных предприятий.

Строчили «Зингер» и «Подольск» 

На военные рельсы перешла и швейная промышленность. Все обмундирование – от нижнего белья до грубосуконных солдатских шинелей и овчинных полушубков – научились делать мастерицы ялуторовской артели «Швейник». Заказов было столько, что рабочих рук катастрофически не хватало, хотя женщины и трудились по 11 часов в день с 30-минутным перерывом на обед. В помощники брали всех местных жителей, у которых были в доме швейные машинки. Помимо изготовления новой продукции, мастерицы штопали обмундирование и валенки, прибывавшие в вагонах с фронта. Разгружать солдатское добро, кстати, им никто не помогал… 

Производственная «ссылка»

Как и многие тыловые города, Ялуторовск стал местом дислокации предприятий, эвакуированных с оккупированных территорий западной части страны. В конце 1941 года из Смоленщины прибыл завод по производству фанероштампованных бочек; зимой 1942-го на станции старинного сибирского городка из вагонов выгружались семьи рабочих спецбазы № 2, входившей в состав Государственного всесоюзного треста по строительству мостов – «Мостотрест». 

Понятно, обеспечить всех людей жильем сразу не получалось – ютились где придется, да  и производственных площадей не хватало, но это никоим образом не сказывалось на производительности труда. 

Мирные военнообязанные

Еще до приезда первых раненых с фронта в Ялуторовске оборудовали госпиталь № 1501. С августа 1941-го шесть десятков медработников – в основном до тридцати лет – трудились на износ, не спавши по двое-трое суток. Пациентов было чуть ли не вдвое больше, чем койко-мест, однако квалифицированную медпомощь сказывали всем, в том числе и гражданским. 

Моральный дух бойцов поддерживали местные школьники: они развлекали их концертами, читали книги, писали своей рукой письма, если раненый был слаб, и даже вели ночное дежурство у постели тяжелобольных. 

А в декабре 1941 года в Ялуторовск эвакуировали Днепропетровский госпиталь № 1786, и объединенное медучреждение с двойной нумерацией стали называть «Сибирским». 

В настоящее время в Ялуторовске проживает 465 ветеранов Великой Отечественной войны – участников и инвалидов, тружеников тыла, жителей блокадного Ленинграда, несовершеннолетних узников концлагерей, вдов умерших фронтовиков. Непосредственно бойцов Красной армии – 31 человек. 

При подготовке статьи использовались материалы и архивные фотографии книги «Ялуторовск в годы Великой Отечественной войны». 

Опубликовано: газета, №106 (4397).

Читать больше:

Сибиряки дорогами побед: на крыльях победы

История тюменского солдата, считавшегося 74 года пропавшим без вести

444Просмотров
Комментариев

Читать далее
Искусству анимации ребят обучают волонтеры Победы.
Она станет одной из главных праздничных площадок во время предстоящего Дня города.
В течение двух дней участники будут искать рецепт доверительного и многолетнего, а значит успешного взаимодействия общественников от некоммерческих организаций, власти и бизнеса.
Награда нашла героя спустя год после происшествия.
Размышления о том, кто мы, русские, от каких испытаний произошли и куда движемся
Этим летом команда регионального проекта «Моя территория» вместе с ребятами из других молодежных сообществ г. Тюмени побывала на фестивале толерантности «Все в одной лодке», который проходил в немецком городе Ганновер. Участие в нем положило начало новым международным мероприятиям на Тюменской земле.
Популярные статьи