×
В социальных сетях
В печатной версии

Тюменцы проведут авто-мото-велопробег в честь Ялуторовского стрелкового полка

В конце февраля исполнилось 75 лет со времени вступления в бой под Старой Руссой 1276-го Ялуторовского стрелкового полка 384-й дивизии.
Часть 1276-го полка 384-й стрелковой дивизии была укомплектована запасниками старшего возраста, мобилизованными на территории Ялуторовска и района. В обиходе полк так  и называли – Ялуторовский

Ялуторовскому полку пришлось вступить в первый бой 24 февраля 1942 года прямо с марша без артподготовки и разведки местности в районе села Болагиж, что в шести километрах от города Старая Русса. Бойцы выполняли приказ командования – захватить и уничтожить укрепления и освободить город от фашистских захватчиков. 

В августе-ноябре 1941 года в Ялуторовске сформировали 1276-й стрелковый полк, вошедший в состав 384-й дивизии. В основном его укомплектовали запасниками – старшими по возрасту жителями Ялуторовского, Новозаимского, Исетского, Упоровского и других районов области.

 

Кристина ПУЗЫНИНА,

Боец отряда «Памать сердца»:

– Наш лагерь находился в том месте, где шли жестокие сражения в 1942–1943 годах: здесь погибли наши земляки из двух дивизий – 364-й и 384-й, утонули в болотах наши танки и пушки. Здесь я нашла останки двух первых своих солдат. Они не были захоронены. Признаться, было тяжело держать в руках останки солдат, но мы понимали, что живем сегодня мирно только благодаря этим бойцам. Мне горько осознавать, что русские солдаты до сих пор лежат в воронках, а родные не знают, где их могилы.

 

Полк сформировал Борис Витлин, который в предвоенные годы служил начальником штаба Первого тюменского пехотного училища. 27 августа 1941 года он  выбыл из пехотного училища в связи с назначением командиром 1276-го стрелкового полка в Ялуторовске. Численность полка составляла 3 200 человек со всеми положенными по штату военного времени подразделениями.

Фашисты заняли позиции в августе 1941 года и укрепились. В 800 метрах от села Болагиж из снега, перемешанного с соломой, соорудили огромные валы с пулеметными амбразурами. В морозные дни залили снежные укрепления водой, после чего они превратились в ледяные глыбы. 

Красноармейцы по глубоким сугробам 24 февраля трижды шли  в атаку под пулеметный огонь и каждый раз несли огромные потери. Чтобы выполнить приказ командования, 25 февраля 1942 года командир полка майор Борис Витлин поднял оставшихся в  живых и повел в атаку красноармейцев – роту автоматчиков и взвод разведки – и получил смертельное ранение.

Справка

 

За 30 лет работы в лесах и болотах под Старой Руссой поднято 22 853 советских воина, установлены имена тысячи из них. Только за весну 2015 года обнаружено 33 медальона, по которым удалось установить 10 имен павших бойцов. За это время в Новгородской области побывало свыше 120 поисковых отрядов. Всего на Новгородской земле погибло свыше 111 тысяч воинов.

 

– Приходилось видеть болото, все усеянное трупами, – вспоминала санинструктор Мария Кутырева из поселка Бескозобово Тюменской области во время встречи с поисковиками в 2008 году. – Раненые даже не стонали, опасаясь стрельбы снайперов на голос. Когда смеркалось, санитары в белых халатах вдвоем ползали по болоту, взваливали солдат на волокуши и тянули к своим. Здесь уж мы оказывали им помощь… 

Одни и те же населенные пункты вдоль Рамушевского коридора по 4–6 раз переходили из рук в руки. Деревни были разрушены налетами дотла. Бойцам приходилось вести бой  в ночных условиях, учиться воевать было некогда. Отсутствовала горячая еда, нельзя было разводить костры, не хватало патронов. Кругом болота, в которых увязали лошади с орудиями и танки. Часто приходилось строить настилы, работали ночью, а днем фашистская авиация уничтожала не только эти настилы, но  и окопы, в которых пытались укрыться солдаты, стоя по колено в ледяной воде.

 

Алина ПАНОВА,

Боец отряда «Памать сердца»:

– Во время экспедиции всем поисковикам удалось представить ход боя, все трудности, которые испытывали наши бойцы. Но поразило другое – воронки. Было ужасно. Когда раскопали воронку, все кости лежали так, как будто их просто разбросали. Сколько страданий принесла людям война, об этом думать страшно. Из воронки, которая находилась в километре от лагеря, подняли двух бойцов с оружием – винтовками Мосина образца 1891 года. 

 

Письма и воспоминания бойцов, хранящиеся в музеях школы № 31 Ишима и школы № 20 Тюмени, не опубликованы и датированы 1973-75 годами. Это прежде всего воспоминания тех, кто посылал в бой, а не тех, кто шел в атаку. Воспоминания настолько тяжелые, что они бы не прошли цензуру в 70-х годах прошлого века. Все бойцы писали про бой без понимания  того, кто рядом, кто прикрывает, даже без всякой связи с другими полками одной дивизии. Экономили патроны. Каждый боец – с одной винтовкой и пятью патронами на день. Раненых чаще было больше, чем убитых, но не все доходили до медсанбата. Так  и появлялись пропавшие без вести 12 человек – под Михалкино, 11 человек – под Гридино. 

Ни дня без боя

Ни одного дня не было без боя, так называемого «местного значения». Вот что объясняли командиры бойцам: «…тревожить противника, не давать ему возможности снимать войска с этих участков фронта, то есть исключить вероятность нового наступления на Ленинград…» Это подтверждается журналом «Оперативные сводки 384-й стрелковой дивизии».

– Днем головы не поднять – за нами следили снайперы противника: проявивших неосторожность сразу убивали, – вспоминал уроженец села Слобода-Бешкиль, радиосвязист Александр Рычков. – Днем греет солнце, тает замерзшая глина. Ночью светит луна, мороз до 20 градусов, мерзли в сырой, облепленной грязью одежде. Только один раз  в сутки – ночью – нам доставляли пищу. Приходилось лежать чаще на бровке воронки, а ниже была вода, ведь кругом болота и топи… 

Во всех полках были созданы группы глубинной разведки и истребительные, снайперские отряды и группы. Именно они зимой по льду форсировали реки Ловать и Порусью, в глубине обороны противника проводили боевые операции, делая, таким образом, оборону более активной: уничтожали склады противника, взрывали мосты, захватывали пленных.

 

Олег АНИСИМОВ,

Боец отряда «Памать сердца»:

– Когда услышал первый раз слова: «Война не закончена, пока не захоронен последний солдат», не сразу понял смысл этих слов. Но когда увидел расколотые черепа, кости, то понял, что, действительно, война еще не закончена, так как много неприкаянных душ. И каждого павшего солдата надо захоронить по чести, а не так, как они лежат там, в болоте, в воде.

Мы наткнулись на воронку размером 50 на 50 см. Когда начали поднимать из нее солдат, она увеличилась до 15 метров в длину, в глубину – до 2,5 метра. Если представить, сколько всего таких воронок, становится не по себе. Из одной воронки мы подняли 182 бойца, нашли три смертных медальона, один из которых прочитан, один – на экспертизе.

182 бойца – это целая рота, которая погибла за нашу мирную жизнь. Я первый раз видел боевое захоронение. Ложки бойцов декабря 1941 года с надписью «Смерть немецким оккупантам», расчески, пеналы с хлоркой, гранаты РГД-42, осколки от фашистских снарядов, немецкие пули в костях, останки шинели, валенки.

Вспоминаю слова благодарности Николая Ильича Грушенко из города Тара Омской области, сына найденного нами бойца, погибшего в 1942 году у деревни Соколово. Он сказал: «Спасибо вам, ребята, за память о моем отце» и низко поклонился поисковикам. Это незабываемо. Об этом буду рассказывать детям».

 

– Помню такой случай: шли на марше в сторону Ловати под Старой Руссой, – рассказал Илларион Ревягин из Голышманово. – Дней семь ехали обозы, повозки, перегоняли пушки, гаубицы. Едет ездок не спавши и падает с лошади. Встает и опять едет. Все время нас бомбили. Приехала кухня. Повар Смагин стал снимать пробу, вдруг как ударит снаряд, повара Смагина убило, второго – Пилипенко – ранило в ногу, кухню разорвало. Вторым снарядом меня подбросило вверх. Залезли в какую-то щель, а там все  в крови. Сидели там, пока не утихло, потом стали подбирать раненых, а кого-то и  хоронить…

За девять месяцев боев дивизия потеряла более 70 процентов личного состава, но каждый из бойцов выполнил воинский долг до конца. За это время воинов ни разу не выводили на отдых. Полкам не давали времени на подготовку, дивизия наступала одна, без поддержки соседей, без прикрытия артиллерии, с ограниченным расходом снарядов. Из-за больших потерь 384-я стрелковая дивизия в 1942 году была расформирована.

Фронтовая судьба оказалась жестокой по отношению к военнослужащим Ялуторовского полка численностью около 3 200 человек – почти все они погибли в ожесточенных боях под Старой Руссой 24–25 февраля 1942 года

– Бои под Старой Руссой были первые и самые тяжелые, – рассказывал комиссар 1274-го стрелкового полка Владимир Мальчевский. – Замерзая в снегу, сутками пробирались через болота. Получил ранение. Меня, рискуя жизнью, вытащила из-под пуль командир медсанвзвода Вера Копытова, которая позже стала женой. Когда в 1942 году маршал Тимошенко отдал приказ о переформировании 384-й стрелковой дивизии, я вывел всего несколько десятков человек своего полка. Остальные остались навечно в братских могилах под Старой Руссой.

Память о вас сохраним

Память о погибших бойцах 384-й стрелковой дивизии в 2004 году увековечена знаком на территории Старорусского района Новгородской области, где погибли 3 804 бойца. В Тюменской области памятный знак установлен в Синицынском бору.

Память о погибших увековечена в семи томах книги «Память» Тюменской области и двух томах Омской области. В районе Старой Руссы есть памятный знак, где написаны фамилии бойцов дивизии. Благодаря усилиям поисковиков отрядов «Память сердца» и «Память» из Ялуторовска установлено восемь мемориальных плит и два памятных знака в городе Старая Русса. Это память о наших земляках-тюменцах, погибших в Старорусском районе Новгородской области.

Из воспоминаний Михаила Нохрина, бойца 1276 СП 384 СД (10 марта 1984 года, г. Тюмень):

 

– Полком сибиряков командовал кадровый офицер, коммунист Борис Маркович Витлин, погибший в атаке 25 февраля 1942 года у села Болагиж под Старой Руссой. Партийный билет командира был пробит пулями и обагрен кровью. Снимок партбилета командира полка храню как самую дорогую реликвию. Память о погибшем командире осталась, конечно, в сердцах бойцов и даже наших жен за то, что разрешил перед отправкой на фронт свидание с женами в одной из свободных землянок в Ялуторовске.

3 марта 1942 года в красноармейской газете «За победу» опубликовано письмо группы боевых товарищей под заголовком «Мы отомстим!»:

«Мы навсегда запомним его героический подвиг. Шел напряженный бой. Противник поливал наших бойцов огнем из автоматов. Но смелые войны Красной армии шли вперед. Командиру Витлину приказывали атаковать передний край обороны противника и захватить участок Н. Коммунист-командир Витлин повел бойцов в атаку. Он сам встал во главе группы отважных и смелых стрелков и пошел вперед. Во время этой атаки  Борис Витлин погиб смертью героя. Никогда не забудут бойцы нашей части славного командира Витлина, они отомстят за его смерть фашисткой нечисти. Чуткий, отзывчивый и в то же время требовательный командир, товарищ Витлин пользовался огромным авторитетом среди бойцов и командиров своего подразделения. Мы отомстим за твою смерть, дорогой товарищ!»

 

Первые 167 фамилий установлены по архивам в 2005 году, еще 101 фамилия добавлена в 2007 году. Всего захоронено 333 бойца. Фамилии остальных устанавливаются. Поиск продолжается.

На одной из плит написано: «Здесь похоронены воины-сибиряки 384-й Сибирской стрелковой дивизии. Родина вас не забудет. Память о вас сохраним». 

6 мая 2016 года на городском воинском захоронении города Великие Луки в Старорусском районе состоялось открытие памятного знака командиру 1276-го Ялуторовского стрелкового полка 384-й дивизии Борису Витлину. Поклониться праху героических предков в Старую Руссу приехали родные и близкие погибших сибиряков. От имени проживающих в Тюмени детей воинов выступила Валентина Гаврилова – внучка Иллариона Ревягина, бойца 384-й стрелковой дивизии. Ныне она командир поискового отряда «Память сердца», с которым приезжает на весеннюю вахту памяти почти каждый год.

Опубликовано: газета №78(4369)

Читайте больше:

Кадет президентского кадетского училища продолжает дело прадедов-фронтовиков

Ветеранов войны и тружеников тыла чествовали в Тюмени

538Просмотров
Комментариев

Читать далее
Сотрудники центра социальной помощи семье и детям "Семья" просят откликнуться неравнодушных жителей области пополнить "Лавку добра".
19 августа 1917 года семья Романовых прибыла в Тобольск, где им суждено было провести восемь месяцев.
54-летний житель Тюмени смог добиться через суд возвращения пандуса в многоквартирный дом по улице Станислава Карнацевича.
Тучи над городом сегодня могут пролиться дождем.
В течение дня вероятны некоторые погодные сюрпризы.
В городе декабристов впервые прошёл фестиваль красок
Благодаря медиамарафону читатели узнали, как  и чем живут люди региона, увидели портреты современных героев, живущих рядом с нами.
Мобильная бочка появляется на улицах райцентра дважды в неделю.
Популярные статьи