×
В социальных сетях
В печатной версии

Какие вопросы волновали наших читателей в апреле

В этом обзоре писем расскажем, о чем в апреле писали в редакцию вы, уважаемые читатели, что вас взволновало, обрадовало или вызвало возмущение.
|| Фото из личного архива Леонида КАЛИНИНА

Отзовитесь, бойцы 41-го года!

– Этот снимок сделан в мае 1941 года, – рассказывает участник Великой Отечественной войны Леонид Екимович Калинин. – Мы, молодые и красивые, являемся курсантами 22-й школы санинструкторов Красной армии в г. Ворошилов-Ассурийский Приморского края. Все – земляки, вместе призваны в армию. Двое ребят в первом ряду из Исетского района (фамилии, к сожалению, не запомнил), как не запомнил и фамилию среднего парня во втором ряду (он был из Ялуторовска). Остальные: я – крайний слева, Леонид Матвеев (крайний справа), крайние в верхнем ряду – Михаил Сирин (из Ялуторовска) и Георгий Ровнин (из Тюмени).

Не думали, не гадали, что менее чем через месяц грянет война, и нас разбросает по фронтам: кого в погранвойска на Дальний Восток, кого защищать столицу Родины Москву…

У Леонида Екимовича просьба к читателям нашей газеты: «присмотритесь внимательно к лицам моих бывших товарищей по оружию, может быть, кто-то узнает своих дорогих людей. Напишите о них в газете, как сложилась их судьба».

На контроле у прокурора

Как уже сообщала редакция, 5 апреля состоялось очередное заседание редакционного клуба «От первого лица», гостем которого был прокурор Тюменской области Владимир Владимиров, поэтому в начале месяца в редакцию обращались граждане, желающие задать вопрос руководителю контрольно-надзорного ведомства. Читательские обращения содержали просьбы о помощи и содействии в самых разных сферах: ЖКХ, оплате услуг и кредитовании, защите прав потребителей, социальной поддержке, экологии, установлении отцовства и других. Ответы на вопросы, полученные как  в ходе встречи, так  и при подготовке к ней, опубликованы на страницах издания (см. № 72 за 26 апреля 2017 года).

Диетическая колбаса и опасные маршрутки

Пенсионерку Веру Веселову волнует сразу несколько проблем. Одна из них – низкое качество колбасы производства Кас-каринской фабрики. «Раньше диетическую колбасу покупала в магазине «Бройлер» на улице Ватутина, отличная была колбаса. А теперь покупаю в торговом центре «Магнит» – никакого качества не стало. Мяса белого в  продукте совсем мало, в составе появились добавки Е», – выразила свое недовольство тюменка.

Вторая проблема, которую затронула в своем письме Вера Григорьевна – безопасность поездок в городских маршрутных такси. Она рассказала, как могла пострадать при посадке в микроавтобус. «На остановке «Второй Заречный» стала садиться на маршрутку № 51, рукой взялась за стойку с правой стороны, чтобы войти в маршрутку. В это время водитель начал закрывать дверь и трогаться. Я не упала только благодаря внимательным пассажирам». 

Третий волнующий вопрос касается профосмотров уличных газовых установок во дворах жилых домов. Проводятся ли они? «У нас уже длительное время во дворе пахнет газом, мы вызывали аварийную, но все по-прежнему. По улице Дружбы тоже стоит газовая установка, проходишь мимо нее – и так же пахнет газом», – пишет читательница. 

Когда отремонтируют улицу?

Жительница г. Ишима Татьяна Драчева сетует на весенне-осеннее бездорожье. «Мой дом стоит по улице Строительной, и всегда здесь грязь непролазная, в резиновых сапогах не пройти. Осенью администрация обещала защебенить и провести водоотвод, но так ничего и не сделали. В прошлом году обустраивали канализацию, и сейчас вообще все перемешано с глиной. У меня каждый год под самый пол стоит вода в подполье. Кому жаловаться, не знаю. Мне уже 78 лет, и на меня внимания не обращают», – печалится она.

Все для фронта, все для победы!

В редакционной почте немало воспоминаний земляков, связанных с военным лихолетьем. Так, Ольга Майер из г. Тюмени прислала воспоминания мамы Евлампии Семеновны Спицыной. 

«Я Евлампия Семеновна Спицына, сейчас мне 88 лет. Проработала всю войну в колхозе с 1941 по 1945 год. С 13-летнего возраста выполняла работы наравне со взрослыми. Сейчас ночи не сплю, все болит... Мне  нужно было больше работать, чтобы прокормить семью. Работала безотказно, в ночные смены, когда где-то уборка хлеба, косила и вязала снопы за жаткой на лошадях – только успевай. Была награждена медалью, распоряжение подписывал Сталин. Содержала слепого отца, вернувшегося с фронта больным, и мать – инвалида второй группы, младшего брата восьми лет. В 1942-43 гг. братьев забрали на фронт. Я осталась за кормильца. Годы были трудные: голод, холод. Все пришлось мне испытать. Работа была в колхозе трудная. Хорошо, что был неводок, мне подруга помогала, ходили с ней после работы ловить речную рыбу. Ночь, темно, а мы таскаем невод. Одна идет берегом, другая – в воде, так  и наловили. Подруга брала себе немного, они вдвоем с мамой жили, им хватало. Вот так и жили, трудились...» – пишет она.

А читательница из г. Тобольска Мария Куланова недоумевает: «Почему нас, чьи отцы – участники Великой Отечественной войны умерли дома от ран, полученных на фронте, не признают детьми войны?

 Мой папа Степан Максимович Сметанкин –  участник войны. Когда он уходил на фронт, нас, детей, было шестеро: Федор (1929), Мария (1933), Иван (1936), Петр (1938), Валентина (1939), Надежда (1941). После ранения вернулся домой, родились еще дети – Любовь (1943), Николай (1945), Анна (1947), Михаил (1951), Леонид (1954). Всего 18 человек, но выжило только 11. 

Папа был солдатом, потом партизанил в Брянских лесах. Мама Парасковья Михайловна  работала в колхозе.

Я старшая из сестер, поэтому сидела с детьми, яслей у нас не было, бабушек и дедушек тоже. В школу пошла девяти лет. Осенью мы собирали колоски, летом помогали пропалывать сорняки на полях. Я помогала маме, но нигде не сохранилось записей, что я работала, как и она. Все архивы сгорели...

 Родительский дом в г. Ишиме   сгорел 10 июля 1977 г., мама погибла  в огне. Сгорели документы и все награды мамы, а она была награждена  медалями «Мать-героиня» всех степеней – одиннадцать детей вырастила. Сам Михаил Калинин награждал. А вот я не отношусь к труженикам тыла.  

Я это к тому пишу, что мы все трудились и учились самостоятельно, никто не помогал, потому что в то время  все были одинаково бедные. 

После окончания семилетки  работала вместе с мамой, но денег  не платили. В 1953-м поступила учиться на агронома в агрошколу с программой сельхозтехникума, в ноябре 1956 г. приехала на работу в Вагайский район, где проработала  четыре года агрономом  в колхозе имени Свердлова Вагайского района. Вышла замуж, переехала с мужем в г. Тобольск. 

Он плавал на грузовых суднах помощником механика. В сельском хозяйстве я проработала 16 лет, на ковровой фабрике – 4 года и еще  16 лет – техником-лаборантом СМУ-2. На пенсию вышла в 1988-м, еще до 1991 года работала. Получила медаль ветерана труда и удостоверение к нему. Но вот что обидно: в праздничные дни  – День Победы, День города, День химика, 8 Марта нас будто не существует, о нас никто не вспоминает. Трест исчез, и остались мы, бывшие работники, бесхозными». 

Самая северная пасека в мире

Житель Ишимского района Анатолий Куценко рассказал, как еще в советские годы, работая на Тюменском Севере, организовал пасеку, молва о которой долетела аж до Москвы. «Я крымчанин. Проработал в Мингазпроме 25 лет, являюсь первооткрывателем Самотлора. Прошел газонефтетрассы Самотлор – Мессояха – Дудинка – Норильск – Закарпатье. Когда морозы Сибири мне, крымчанину, ударили в ноги и в спину, вспомнил своего деда, который говорил: «Лучшее лечение – это пчелы». Это и заставило меня в восьмидесятые годы прошлого века организовать пасеку в г. Югорске, в большом тепличном хозяйстве на Комсомольской компрессорной станции. Опыляя овощи и параллельно видя, как цветет иван-чай, я выставил пчел на медосбор – шутки ради. Благодаря этой шутке занял призовое место. Мне вручили грамоту за высокие показатели по медосбору, моя фотография висела на областной Доске почета. Об этой шутке узнали Сергей Борисович Шумский и Лидия Несторовна Сурина. «Ты знаешь, что ты натворил? Твоя пасека – самая северная в мире на промышленной основе», – говорили они. Пчела и Север – это несовмес-тимо, считалось тогда. А я вам скажу, что мне сейчас 81 год, третьему сыну – седьмой год. Родился он от второго брака, когда мне было 75 лет. 25 лет северного стажа и ни одного больничного. Вот что значат пчелы! Не верите мне, спросите Лидию Сурину», – пишет Анатолий Павлович. 

Уважаемые друзья!

Ждем ваших писем. Адрес для писем: 625000, г. Тюмень, почтамт, АНО «Тюменская область сегодня».

Опубликовано: газета №77(4368)

Читайте больше:

Почему сельские пенсионеры Тобольского района, не имеют права ездить бесплатно на городском автобусе?

Стоит ли волноваться из-за преобразования школы?

360Просмотров
Комментариев

Читать далее
19 августа 1917 года семья Романовых прибыла в Тобольск, где им суждено было провести восемь месяцев.
54-летний житель Тюмени смог добиться через суд возвращения пандуса в многоквартирный дом по улице Станислава Карнацевича.
Тучи над городом сегодня могут пролиться дождем.
Одежда, которая без пользы дела лежит в шкафу, может пригодиться нуждающимся.
В городе декабристов впервые прошёл фестиваль красок
Благодаря медиамарафону читатели узнали, как  и чем живут люди региона, увидели портреты современных героев, живущих рядом с нами.
Мобильная бочка появляется на улицах райцентра дважды в неделю.
В древнюю столицу Сибири 27-30 августа съедутся представители разных епархий.
Популярные статьи