×
В социальных сетях
В печатной версии

Эрнест Валеев об изменениях в антитеррористическом законодательстве: "Мы отвечаем на вызовы времени"

Седьмого июля президент России Владимир Путин подписал пакет законов, ужесточающих меры противодействия терроризму и экстремизму. Какие конкретно изменения они внесут в жизнь россиян, корреспонденту издания рассказал депутат Государственной Думы РФ Эрнест Валеев, непосредственно занимавшийся разработкой этих законов.
Фото Ильи Кручинина

- Терроризм в последние годы, к сожалению, стал распространенным явлением. Жители России уже столкнулись с ним на собственном опыте.  Будет ли террористическая угроза расти?

- Не хочу сгущать краски, но по статистике МВД, за 2015 год количество преступлений террористического характера возросло на треть. И если сегодня мы в России не сталкиваемся с их последствиями, это говорит лишь о том, что у нас очень хорошо работают службы по предотвращению опасных ситуаций. 

Сейчас обстановка во всем мире накаляется: взять деятельность той же  запрещенной в России организации ИГИЛ, фактически открыто угрожающей нашей спокойной жизни. Поэтому очень важно понимать, что терроризм – серьезный враг, что борьба с ним должна быть системной и ежечасной и вестись в том числе в правовом поле, обеспечивающем профилактику террористической деятельности.

- Именно поэтому был принят так называемый «антитеррористический пакет Яровой»,  о котором мы говорим?

- Мне не совсем понятно, откуда такое название. Это несправедливо хотя бы потому, что автором законопроекта является не только Ирина Яровая, но и председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров.

Что же касается сути, то – да, пакет законов, подписанный президентом в июле 2016 года, является адекватным ответом на возросшую террористическую активность, призванным защитить российское общество.

- Хорошее слово «защитить».  Но как именно?

- Например, ужесточаются требования к работе почты, к проверкам на пересылку запрещенных веществ, которые могут быть использованы террористами. 

Вводится обязанность для операторов связи хранить записи телефонных звонков, переписку пользователей и информацию о фактах звонков, передавая их в случае необходимости с санкции суда в правоохранительные органы.

Усиливается ответственность за призывы к террористической деятельности в Интернете, лишаются права покидать Россию люди с непогашенной судимостью по «террористическим» статьям, ужесточается наказание за преступления экстремистской направленности, вводится статья о международном терроризме, вводится уголовная ответственность за «несообщение 
о преступлении».

Закон также расширяет список статей, по которым можно привлекать к уголовной ответственности с 14 лет - за международный терроризм, участие в террористических сообществах, организациях и незаконных вооруженных формированиях; за прохождение обучения терроризму; за посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля и за несообщение о преступлении.

- Мы с коллегами на днях обсуждали этот закон. В частности, разговор шел как раз о запрете выезда из страны. Были те, кто считал такие меры несправедливыми…

- Это хорошо, что вы обсуждали закон. Но скажите – вы внимательно прочли сам текст?

- Нет…

- Вот видите. К сожалению, у нас громче всех почему-то обсуждают закон те, кто его даже не читал. И потом начинают спорить не с текстом законопроекта, а с легендой, которая создана вокруг него. Тем, кто хочет предметно порассуждать на эту тему, настоятельно рекомендую прочитать окончательные тексты законов, которые есть в общем доступе в Интернете, например, на официальном сайте Государственной Думы.

Если вы изучите закон, увидите, что предлагаемые в нем меры никоим образом не коснутся добропорядочных граждан. Но если человек уже участвовал в террористической деятельности, был судим за нее и судимость не снята – его выезд за границу может быть связан с подготовкой очередного преступления против людей. Выпустив его за границу, мы, возможно, нарушим не просто права, а жизнь сотен мирных граждан.

Поэтому не надо демонизировать закон. Давайте лучше разберем его по порядку.

- Хорошо, прокомментируйте, пожалуйста, вопрос о хранении информации в течение определенного промежутка времени. Ведь речь идет фактически о переписке?

- В начальном варианте закона было прописано, что компании сотовой связи и интернет-провайдеры должны были сохранять трафик и содержание разговоров в течение трех лет. Однако уже на первой рабочей встрече с представителями Минсвязи мы поняли, что это понесет за собой большие затраты. Поэтому  предложили данный срок сократить до шести месяцев. Но окончательно время хранения до сих пор не определено. Вопрос будет решаться с учетом мнения всех сторон.

Замечу, что трафик и раньше сохранялся в течение трех лет – это регламентировалось постановлением правительства РФ, то есть в этой части никаких особых нововведений нет.

-  Я правильно понимаю, что решение по поводу объема и времени хранения информации Государственная Дума поручила определить правительству РФ?

- Совершенно верно. Что же касается работы депутатов – мы детально проработали с операторами сотовой связи технологические аспекты и вопросы защиты информации. Мы определили законодательно срок хранения содержания информации - до шести месяцев. Именно ДО шести месяцев, а не шесть. А дальше написали, что порядок, сроки и объем хранимой информации определяет правительство, в том числе его силовой блок. Возможно, это будет месяц, возможно – два. 

Кстати, именно операторы связи в результате собственных подсчетов заверили нас, что необходимость хранения информации не приведет к заметному подорожанию услуг связи. Так что никаких спекуляций здесь быть не должно. Но я лично думаю, что подав-ляющее большинство наших сограждан предпочтет заплатить на несколько рублей больше, чтобы чувствовать себя в безопасности. 

-  Уточню – раньше три года хранился трафик, теперь несколько месяцев будет храниться и содержание. Кто будет иметь право доступа к этой информации? Насколько легко будет получить этот доступ?

- Тайна переговоров и, соответственно, частной жизни граждан охраняется Конституцией РФ. Там четко обозначено, в каких именно случаях правоохранительные структуры могут получить доступ к информации такого рода: по санкции суда. Этот порядок сохранится и в новом законопроекте.

Рядовым пользователям Интернета переживать на этот счет не надо - для них ничего не изменится. Пусть боятся исключительно те, кто ведет разговоры или переписку террористической направленности.

- В обществе вызвали определенный резонанс и нормы, касающиеся детской уголовной ответственности с 14 лет. За что можно будет по закону привлекать малолетних нарушителей?  И не видите ли вы здесь нарушения прав несовершеннолетних? Мы настолько трепетно охраняем их последние годы, что учитель в школе не может попросить подростка вытереть доску, а тут – уголовная ответственность.

- Возраст, с которого наступала уголовная ответственность, всегда устанавливался с учетом особенностей психофизического развития подростка. Не секрет, что по этим параметрам современная молодежь намного опережает предыдущие поколения.

То, что новый закон ввел уголовную ответственность за совершение преступлений террористического характера с 14 лет – это реалии неспокойного времени,
а не нарушение прав несовершеннолетних.

Давайте-ка заглянем в Уголовный кодекс СССР. В 1962 году был определен возраст, с которого наступала уголовная ответственность: с 16 лет. Однако был и перечень преступлений, их около двух десятков, по которым ответственность наступала и с 14 лет: это убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, кража, грабеж, вандализм, хулиганство и так далее. 

Мы лишь расширили этот список –  добавили в него участие в террористических актах, обучение в базах террористов. Сейчас, к сожалению, распространена такая практика, когда детей обучают,
а потом отправляют на теракт. Поэтому приходится с ней бороться. 

- Скажите, а в мировой практике есть примеры установления ответственности для людей моложе 18 лет?

- Конечно. В США уголовная ответственность существует с 10 лет по всем составам преступления, в Германии - с 14 лет, в Великобритании, Франции - с 13 лет. То есть мы из общей логики правовой системы не вышли никуда. Добавлю: в этом возрасте подросток способен осознавать фактический характер своих действий, их общественную опасность и возможное наступление последствий.

Установление ответственности и с 14 лет, если мы будем это пропагандировать, будет иметь профилактическое действие. И это, пожалуй, самое важное. 

- Есть в законе такой неприятный на слух термин, как недонесение… 

- Практика привлечения к уголовной ответственности за несообщение о тяжких и особо опасных преступлениях, об убийствах, к примеру, в советском уголовном праве существовала всегда. И в российском тоже. Ее убрали из Уголовного кодекса только в разнузданные 90-е годы. Я считаю, сделали это неправильно. Потому что донесение о готовящемся убийстве – это спасенная жизнь.

Что же касается террористических актов - это не такие преступления, которые совершаются с ходу – схватил со стола вилку и воткнул в грудь собутыльнику. Для подготовки теракта нужно время. Достаточно широкий круг лиц владеет информацией о нем. Поэтому надо понуждать людей выполнять свой гражданский долг - сообщать о готовящихся террористических актах.  Хочу подчерк-нуть – за несообщения не могут привлекаться к ответственности близкие родственники.

- Есть еще статья о миссионерской деятельности. Не ущемит ли она права религиозных организаций?

- Необходимость этой статьи возникла в связи с тем, что появилось много проповедников из стран, где широко распространены радикальные религиозные течения. Они пытаются вовлечь под  свои «знамена» окружающих. Поэтому нам пришлось внести изменения в закон о свободе совести и религиозных объединениях и дать четкое определение миссионерской деятельности. 

Подчеркну: действующий закон не содержит каких-либо ограничений в отношении ныне действующих традиционных религий. Права их представителей никоим образом не ущемляются.

Для всех же иных ограничения просты: миссионеры, приезжающие в страну, должны быть зарегистрированы в религиозной организации и иметь соответствующий документ с разрешением на миссионерскую деятельность в пределах определенной территории. Кроме того, проповедники должны иметь рабочую визу и их отношения с религиозной организацией должны быть регламентированы гражданским или трудовым договором.

- Вы убеждены в необходимости введения новых законов?

– Да. Они нам крайне нужны, так как создают дополнительную защиту жизни и здоровья жителей России в сегодняшней непростой ситуации. 

Более того, мир ежесекундно меняется. И российские законы, которые тоже являются «живым инструментом», должны адекватно реагировать на эти изменения. Надо постоянно следить за тем, чтобы они работали эффективно, и при необходимости поправлять.  Борьба с терроризмом должна быть под особым вниманием депутатского корпуса.  Так что следующему составу Государственной Думы еще придется над ними серьезно поработать.

 

Читать больше:

Четыре важных закона: Единороссы создают в Тюменской области мониторинговые группы

В Тюмени отмечают 85-летие Фармана Салманова

В Тюмени выбрали руководителя межрегионального центра компетенций

720Просмотров
Комментариев

Читать далее
На ресурсе заработал новый раздел.
Тридцатые Губернаторские чтения показали, как извлекать уроки из прошлого и ценить исторический опыт
В ходе грядущей реформы контрольно-надзорной деятельности заметно сократится количество проверок законопослушных предпринимателей. Об этом на сегодняшнем брифинге с журналистами рассказал главный федеральный инспектор Андрей Руцинский.
Рассчитывать налог на имущество физических лиц депутаты планируют исходя из кадастровой, а не из инвентаризационной стоимости объектов налогообложения.
Около сорока вопросов рассмотрели областные парламентарии на XII заседании Думы 19 октября.
Почетный генеральный консул Республики Беларусь в Тюмени Владимир Шугля принял участие в конференции почетных консулов Республики Беларусь, которая впервые состоялась в Минске. В форуме приняли участие представители 45 стран мира.
Такая цифра была озвучена на прошедшем 5 и 6 октября V Тюменском международном социологическом форуме «Динамика социальной трансформации российского общества: региональные аспекты».
Законопроект, предусматривающий отмену льгот по транспортному налогу для владельцев автомобилей мощностью от 100 лошадиных сил уже могут принять 19 октября.