×
В социальных сетях
В печатной версии

Тюмень – Китай: прошлое, настоящее, будущее

Вновь оживившийся в последнее время в деловых кругах интерес к развитию коммерческих  отношений с Китаем закономерно ставит вопрос об истории этих отношений в далеком прошлом.
Дом по ул. Орджоникидзе, 1 (из книги Е.М. Козловой-Афанасьевой «Архитектурное наследие Тюменской области»)

Триста лет назад наш регион играл активную роль в становлении и развитии этих отношений. Пальма первенства принадлежала губернскому Тобольску, но и Тюмень внесла свою немалую лепту.

Диковинных и в настоящее время для Тюмени верблюдов можно было нередко встретить в те далекие времена на улицах нашего города. В ноябре 1654 года тюменский воевода Никифор Ельдезин писал в Сибирский приказ о приезде калмыцких послов под Тюмень, и что он задержал их в 20 верстах от Тюмени на Пышме-реке на Черном Яру. В сопровождении делегации имелось 30 верблюдов, груженых ревенем. Делегация представляла влиятельного в то время Абулай-тайшу, который разрешал через свою территорию проезд в Китай русским послам и купцам. Известна легенда, что в знак признательности Абулай-тайше за эти услуги был обещан в подарок панцирь атамана Ермака, которому приписывали чудодейственные свойства: «Чудотворение, исцеление больным, удачу в боях и промыслах».     

На качественно новый уровень отношения с Цинской империей (так в то время называли Китай) вышли после посольства Федора Головина. Посол по дороге в Китай небольшую остановку 19 марта 1686 года сделал в Тюмени и дал распоряжение помочь укомплектовать свой отряд. Дипломат Федор Головин писал в Москву, что «майя в 16 день приплыли в Тоболеск с Тюмени служилых людей 100 человек, которые выбраны в даурскую службу с великими и полномочными послы». Известно, что в Тюмени отбор проводился  из стрельцов, казаков, драгун и казачьих детей. Результатом этого длительного похода, где тюменцы неоднократно подвергались смертельному риску, стало заключение Нерчинского договора.

Об увеличении объемов торговли с Китаем в начале XVIII века говорит такой факт. В 1709 году губернатор поручил дворянину Даниле Копьеву купить пятьсот саней в Тюмени для снаряжения караванов под китайские товары.    

В 1713 году по распоряжению губернатора Матвея Гагарина с особыми почестями цинских послов встречали в Сибири. 16 августа китайцы обедали у губернатора: «...Приезжали по них, посланцов, от губернаторской светлости в каретах. А сидели они в первой карете адагадай  с зургучеем (высшие чиновники). И как ехали на гору, в то число сидел зургучей по правую руку, адагадай по левую. А впряжена была в карету шестерня. А в другой карете сидели Тушелим да Ятун, впряжена была в карету шестерня ж. А другие четыре человека сидели по коляскам, в которых были впряжены по две лошади». 

По распоряжению князя Гагарина достойный прием послам был устроен в Тюмени. Губернатор поручил тюменскому коменданту Григорию Вахромееву к приезду китайских послов приготовить «быков двадцать, да тридцать баранов, сто кур русских, также и подвод. Прислать на дачу китайским посланцам двадцать ведер меду, сорок четыре ведра пива, пять пудов соли, три пуда крупы овсяной». Чтобы надолго градоначальник не задумывался, приказ завершался распоряжением «по получении сего о вышеписанном учинить по сему Указу непременно».   

По итогам посещения подполковник Прокопий Ступин сообщал Гагарину: «Сего 1713-го посланцы китайские доехали до Тюмени августа 31 числа, и с Тюмени отвалили сентября 3 числа». 

По-военному сухое сообщение дополняет воспоминание китайского посланца Тулишеня: «В день нашего приезда к городу Тюменю начальник сего места, поставя войск с большими и малыми знаменами в порядок, учинил нам встречу и, взяв к себе, чествовал нас обеденным кушаньем, а потом и на квартиру прислал к нам разное кушанье. В оной день, в  которой мы за приуготовлением к дороге съестных припасов в Тюмени стояли, привезены на судах сифеско (шведы), взятые на войне в полон русскими людьми. Оные пленники, играя на флейтах и на струнных музыкальных инструментах, забавляли нас пением своих песен, за что пожаловали мы им некоторое число серебряных денег, также и мясного кушанья».

В Государственном архиве Тюменской области сохранился уникальный документ. Это перечень товаров, которые приобрел «тюменский посацкий» Петр Перевалов в Кяхтинском форпосту в 1733 году. Он дает представление  об ассортименте доставляемых в Тюмень товаров из Китая: «Двести пятьдесят тюней китайки теневой. Сто двадцать пять поставов три портища голей средней руки. Сто тридцать четыре постава одно портище камок семиланных. Двести шестнадцать поставов камок пятиланных. Двадцать пять тюней два конца китайки складной. Тысяча семьдесят восемь чинов чаю уй. Восемнадцать пуд чаю лугану. Семь поставов одно портище усов».

Удивительно, но то, что было привычно сравнительно недавно для тюменцев, в настоящее время воспринимается как иностранный язык. А ведь это не какие-то специальные термины, к примеру, медицинские. Речь идет о товарах массового спроса. Поэтому оставляю без пояснений эти названия в качестве пищи для пытливого краеведческого ума. 

Экономические реалии со временем изменились, многие предметы китайского торга к потребителю стали поступать иными путями. Но один из них – чай – долгое время продолжал поступать из Кяхты. В Тюмени даже появились купцы, которых объединили в одну группу – «чайники». Но в этом прозвище не было ничего обидного, наоборот, это означало, что основной профиль этого предпринимателя – торговля чаем. Среди тюменских «чайников» – известный купец Чукмалдин. Некоторые тюменские «чайники» настолько хорошо вели свое дело, что даже стали инвестировать в Китай. 

1 августа 1900 года управляющий Тюменским отделением Государственного банка сообщал в Петербург: «Осложнения в Китае сильно отзовутся на чайном деле в Тюмени. Кирпичные чаи с 68 р. (Ирбитская цена) дошли уже за ящик до 110 р., на байховые чаи цены тоже подняты для оптовой торговли – розничная производит по старой цене. 

У Колокольниковых запас чаев достаточный на год и даже более, у фирмы «Губкин и Кузнецов» запасы тоже большие. На пути от Кяхты 60 тыс. ящиков кирпичного чая к одной только Тюмени. Эта фирма несколько лет тому назад приобрела в Шанхае за несколько миллионов чайную фабрику и плантации – в настоящее время все это брошено и все служащие выехали в Японию. Убыток Кузнецовым предвидится большой. По последним частным письмам Колокольниковым в Кяхте становится неблагополучно, все чаи немедленно направляются чрез Иркутск в Россию, торговые фирмы покидают город и ждут нападения. 

В Тюмени оперируют издавна несколько крупных чайных торговых фирм, имеют свои развесочные, и общее мнение, что будущее неизвестно, и в чайном деле может произойти полный переворот». 

В связи со столь давними отношениями с Китаем меня давно занимал вопрос: отразились ли как-то эти контакты в архитектуре Тюмени? Внимание обратили на себя декоративные элементы на кровле бывшего купеческого дома по адресу: Орджоникидзе, 1. Все путеводители (как и авторитетные архитекторы, к которым я обращался) дружно утверждали, что такого влияния не прослеживается. Неблагодарное дело спорить с профессионалами, но я решил показать виды этого дома людям, которые в эту тему не погружались и живут за пределами Тюмени. И удивительно, получил ответ от известного художника из Санкт-Петербурга, архитектора по образованию Нины Казимовой: «Или французская эклектика, или, как ни странно, китайская пагода...» – в данном случае имеется в виду не купол над главным входом, а другие элементы с декоративным фонарем наверху. Интересно и то, что владелец здания, купец Василий Жернаков, закончил свои дни в эмиграции в Китае. Так что можно показывать здание китайским товарищам как возможный памятник наших давних связей. 

В истории наших стран имеются страницы, о которых можно сожалеть, но никогда со стороны России не было программ, подобных опиумным войнам, когда ради коммерческих интересов целый народ пытались подсадить на наркотики. 

В настоящее время в вузах Тюмени учатся китайские студенты, наш город является побратимом китайского города Дацин. По мнению Андрея Голоуса, длительное время проработавшего на руководящей работе в администрации Тюмени, отношения России и Китая имеют серьезную перспективу. 

Альберт Эйнштейн однажды сказал, что прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. На примере связей Тюмени с Китаем с этим утверждением можно согласиться. 

Александр ВЫЧУГЖАНИН, член совета Тюменского регионального отделения Российского исторического общества  

Читайте больше:

«Ермаково поле»

В Тюмени презентовали новую почтовую открытку

Первый духовный пастырь Сибири

1319Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Экспонаты поведают историю развития радио, телевидения и связи.
Художник представит англоязычные варианты сибирских комиксов.
В областной столице прошел первый день регионального конкурса талантов среди детей.
Делегация Тюменской области побывала на творческом вечере обладателя Гран-при «Интеллигентного сезона-2016» и XVI Международном литературном фестивале им. Волошина.
О том как горох превращается в заклепки на броне рыцаря, а пенопласт в черную икру на царском столе, рассказала художник-декоратор Нарине Вардовна
В тюменском молодежном театральном центре «Космос» в пятницу вечером состоялось открытие второго Фестиваля комедийной импровизации Theater Games 2.0.
Презентация идей прошла на слете молодых специалистов.