×
В социальных сетях
В печатной версии

Время не властно над памятью

23.06.2016
11:59
Самые правдивые рассказы о войне – это письма с фронта и на фронт. Как правило, небольшие по объему – один листок. Они написаны в минуты затишья, в окопе или землянке.

На пожелтевших от времени листках из школьной тетради, обрывке газеты, конторских бланках самые простые и нужные слова: «Пока жив, здоров», «Любим, скучаем...». На фронтовых конвертах с пометкой «военное» призывы: «За честь жены», «За жизнь детей», «За счастье Родины моей», «За наши нивы и луга», «Смерть немецким захватчикам!», «Мы можем и должны очистить советскую землю от гитлеровской нечисти»...Историки подсчитали: за годы Великой Отечественной войны в действу-ющую армию военными почтальонами доставлено до 80 миллионов писем. Среди них  и письма тюменцев. Предлагаем вместе прочитать сегодня часть писем, которые бережно хранятся в Тюменском областном архиве и редакции газеты «Тюменская область сегодня».

Пока еще все спокойно

В руках – треугольник письма, строчки жмутся друг к другу, автору так много хочется вложить в эту весточку. 

«Добрый день или вечер, дорогие мои родные. Нахожусь на границе. Пока еще все спокойно, не знаю, что будет дальше. Если враг нарушит наши рубежи, то будем драться до последней капли крови. Нас уже расформировали по ротам, скоро присвоят звания, буду советским командиром». 

Это письмо Василия Константиновича Порошина из села Малые Велижаны Велижанского района, датированное 21.06.1941 г. 

Одним из первых врага на  литовской границе встретил вчерашний выпускник Ленинградского военно-инженерного училища Виктор Дмитриевич Анцыгин. В одном из первых писем, отправленном 5 июля 1941 года родным и сестре Вале, он пишет: 

«Интересно, как  у вас чувствуется война? Наверное, многих взяли в армию. У нас стоит хорошая погода, только бы жить и веселиться, а тут немец полез. Ничего, скоро его выбьем, тогда в отпуск к вам приеду. За меня не беспокойтесь, со мной ничего не случится». Командир взвода разведчиков Виктор Анцыгин погиб 17 мая 1943 года.

В условиях фронтовой обстановки

Язык повествований фронтовых писем чист и ясен. Их особенность в том, что завязка – не выдумка современников, а реальное событие 1941–1945 годов. Действия разворачиваются в условиях фронтовой обстановки.

Полковник Николай Николаевич Журавлев – уроженец города Ишима. Вместе с семьей жил на заставе и служил в танковой дивизии, которая базировалась в Каменец-Подольском. Перед войной семье с большим трудом удалось вернуться в родной город. Первое письмо с фронта Николай Журавлев, заместитель командира артполка по политической части, отправил 25 июня 1941 года:

«Здравствуй, Валюша. Целую тебя, Верусю и Юрика. Сидим на месте. Все спокойно. Поэтому, если есть какие слухи, то не слушайте их. Это провокация людей, любящих сочинять. Нового ничего нет, кроме того, что ты сама знаешь из газет. Прошу, требую: обо мне не беспокойся...»

Письма все еще полны уверенности в силе советского народа, веры в неизбежность разгрома фашистских захватчиков войсками славной Красной армии в считаные месяцы. Однако они становятся сдержаннее. 

«Милый друг, Валюша! Пока жив, здоров. Я знаю: тебя многое интересует. Но пойми, всего этого не могу написать, и не обязательно. А между тем следи за Центральным фронтом.... 12 июля 1941 года, Николай Журавлев».

В 1943 году в Абатский район из горящего Смоленска писала матери Мария Цуканова, санинструктор Тихоокеанского флота, звание Героя Советского Союза присвоено посмерт-но: 

«Мамочка, я уехала и не написала тебе, зачем еду. Ты ведь знаешь зачем. Скоро, очень скоро кончится война, и мы будем опять вместе».

С любовью и заботой о родных

 Сколько теплых слов и заботы в  коротких фронтовых письмах. Василий Константинович Супротивин из села Голышманово перед войной с семьей переехал в Ленинград, работал водителем троллейбуса. С первых дней войны ушел на фронт. 

«Здравствуй, мама! Нахожусь на  Северо-Западном фронте. Как нынче урожай? Как  у вас с питанием? О себе. Пока жив. Служу санитаром, выносим с поля боя раненных товарищей. Вот прорвем блокадное кольцо, откроем северную дорогу и опять заживем. Скоро будем праздновать нашу победу! Соберемся вместе, отпразднуем. 8 декабря 1941 г.».

Этим же днем было датировано и другое его письмо:

«Здравствуйте. Жив, здоров, воюю с фашистами. Зина с ребятишками в Ленинграде. Коля, Васин брат, погиб в бою с врагом. Мы отомстим врагу за все, он  и так несет потери во много раз больше, чем мы. Скоро ему придет конец. Иногда бываю в городе. Забежишь домой, дочка с рук не сходит, целует. Толик все что-нибудь рассказывает. Ну, ничего после победы увидимся». 

Писем от Василия Константиновича Супротивина больше не было – пропал без вести.

Фронтовой наказ

С любовью сложенные треугольником фронтовые письма написаны простым карандашом на серой, синей, оберточной бумаге – на любой, попавшейся под руку, но  их авторы зримы, у каждого свой, особый характер, неизменно одно – письма с фронта полны уверенности в полной победе Красной армии. 

Штурман авиации старший лейтенант Н. Гафуров отправил в газету «Красное знамя» письмо, которое опубликовали в октябре 1941 года:

«Всем тюменцам шлю командирский привет. Красная армия сотрет с лица земли фашистских извергов. Расскажу об одном боевом эпизоде. 

Мы получили приказ: разгромить вражескую переправу и скопление около нее фашистских войск. С воздуха отчетливо видна переправа. Враг открыл встречный зенитный огонь, но мы, искусно маневрируя, нанесли удар. В воздух взметнулся столб пламени черного дыма, и вражеское гнездо исчезло в водной пучине. Задание выполнено.

По пути на аэродром вступили в неравный бой  с 27 фашистскими стервятниками, нас втрое меньше. Но мужественные стрелки-радисты ураганным свинцовым огнем отбивали атаки. Наш самолет в неравном бою был подбит, загорелся. Командир экипажа, младший сержант Трегубенко, искусно посадил горящий самолет. Выбрались. И снова громили ненавистного врага.

Помните, земляки, что фронт и тыл едины. Успехи тыла – смерть фашизму! Будем вместе бороться за Родину».

Письма славных героев читали у станков и в поле как клятву Родине.

С большой бородой

В письмах-треугольниках отражаются не только военные бои, но  и фронтовой быт.

Василий Михайлович Смирных пишет дочерям Азе  и Стеле 3 мая  1944 года:

«Привет всем! Жив, здоров. Вот только с большой бородой. Нет времени бриться. В ночь на 1 мая выполнял боевое задание. Кругом пламя, гарь и дым, фрица встретили как полагается, надолго запомнит. Правда, в том бою получил легкое ранение в руку и колено. К счастью, все обошлось перевязкой. Сегодня на нашем участке затишье, поэтому приведу себя в порядок: умоюсь и побреюсь. Не убивайтесь ревом, война жестока, требует больших жертв. Целую, ваш папа».

Он же родным 8 мая 1944 года:

«Здравствуйте, родные мои! Благодарю за письмо. Капа, я теперь не обижаюсь на почту, письма стали быстрее доходить до адресата – на  11–13 день. За украденных овец не горюйте. Будем живы, еще наживем. Живу по-прежнему. Мой друг Володька получил ранение в голову. К счастью, не тяжелое, в этот раз на передовую принес мне обед. После боя мы  с ним ходили в баню. Мочалок и мыла нет, мылись соломой с золой. Сейчас на кухне готовят ужин. Перекусим и вновь на боевое задание. Обязательно отобьем фашиста. Погода прекрасная, кругом цветы. До свидания. Ваш Вася».

Сегодня получил от вас письмо...

В каждом письме с фронта нет не  только печати обреченности, нет  и тени неизбежного перед лицом близкой смерти душевного состояния. Строчки этих весточек диктовались сердцем, удары которого в любую секунду могла оборвать война.

Вот письмо тюменца Евгения Моисеевича Гловацкого, оно написано и отправлено родным только на седьмой день участия в кровопролитных боях:

«Несколько раз попадал под минометный обстрел. Сейчас стоим в разрушенной деревне. Здесь нет ни одного жителя, все дома разрушены – разбомбили немецкие самолеты. На фронте я впервые увидел, как стреляют наши «катюши» – лучшее современное орудие».

Письмо Александра Григорьевича Останина жене Юле Андреевне отправлено 3 июня 1942 года:

«Добрый день, дорогая жена Юля  и дети – Толя, Валя, Надя и Зоя, родные и знакомые. Пишу в дороге. Здоровье не подводит. Вам, дорогая жена, выслал 200 рублей и справку, а также вещи. Юля, не обижайся, писать часто не могу, нет бумаги. Очень по вам скучаю. Юля, не присылайте ничего из продуктов, а табак здесь по 15 рублей (спичечный коробок), хлеб – 100 рублей. До свидания, ваш муж и отец Останин А.Г.»

Александр Григорьевич Останин жене Юле Андреевне, 12 августа 1942 года: 

«Дорогая жена Юля, ваше письмо получил, благодарю. Здесь урожай картофеля небольшой, клубни мелкие уродились. Мы давно не кушали овощей, видимо, еще долго не увижу огурчиков, а так хочется. Дорогая жена Юля, ты просишь написать, где находится наша часть, не могу выполнить твою просьбу, нельзя. Хотя могу сказать, что мы  с тобой туда несколько раз покупали проездные билеты, но ни разу не доехали. Лето сырое здесь выдалось, таким обещают и август. Юля, напиши мне, как вы перебиваетесь с хлебом и где его достаете. Как наша Зоя? Вспоминает ли отца? Посмотреть бы на вас хоть одним глазком. Юля, ты спрашиваешь, как нас тут кормят, отвечаю: красноармейский паек дают исправно. Крепко обнимаю. Пишите обо всем. Ваш муж Александр Останин».

На пороге победы

О чем думали фронтовики-земляки в минуты затишья? Многое, наверное, хотели сказать своим родным и близким людям. Они были щедры на великие дела, а на слова скупы, лишь одно слово повторялось: «Победим!» Свое слово они сдержали.

Бывший учитель Аркадий Павлович Соколов 11 августа 1942 года, который погиб в апреле 1944 года и похоронен в братской могиле города Витебска, писал: 

«Здравствуйте, милая Катюша и мама! Обо мне не беспокойтесь, меня не убьют и не ранят. Домой вернусь невредимым. Думать о смерти самое последнее дело. Вторые сутки не сплю, все как-то не приходится. Жестоко платятся немцы за свою глупость, а сглупили они 22 июня 1941 года. Силой народ не покорить, особенно – наш советский. Много районов уже освобождено славными партизанами. Дела и планы немцев превращаются в навоз. В будущем фашистов будут поминать только в истории, появится и ругательство «фашист».

Владимиру Николаевичу Антонову, командиру минометного взвода, повезло – вернулся домой. Участник Сталинградской битвы долгие годы возглавлял Ишимские механические мастерские, Ишимский маслосыркомбинат. В мирное время к военным наградам – ордену Отечественной войны первой степени – прибавились ордена Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета» и многие юбилейные медали.

«...Вам трудно представить, как теряют на глазах товарищей, как льется кровь храбрых воинов во имя счастья жен, детей и матерей, любимой Родины. Я пока жив  и здоров. Друзья, с которыми воюю, говорят, что бессмертный. Нахожусь на передовой в офицерском составе... 19 сентября 1943 года».

Уже через год Владимир Никола-евич напишет жене: 

«Стою на пороге фашистской берлоги, ожидая, когда получим приказ окончательно и навсегда рассчитаться с врагом, а еще больше вернуться домой к мирной жизни. Хочется еще пожить. Война научила нас многому. Кто хоть раз смотрел смерти в глаза, тот знает, что такое жизнь и как ее надо ценить. Об одном жалею, что ушел из дома, оставил тебя одну, нет  у нас детей. Мои солдаты, русские богатыри, спят, а мы с другом пишем письма домой, вспоминаем прошлые бои  и нашу тихую семейную жизнь».

Василий Михайлович Смирных Капиталине Семеновне Трофимовой, 11 сентября 1943 года:

«Здравствуйте! Шлю вам свой боевой офицерский привет. Жив, здоров. Воодушевлен победами на фронтах и успехами союзных войск. Значит, скоро победа! Одно меня огорчает – нет писем от вас, дорогие. Недавно получил письмо от Павла. Сейчас он живет в Хабаровске и играет за футбольную команду Дальневосточного фронта. Долго не писал нам, поскольку не знал нашего адреса. Думал, что мы  в оккупации. Я живу и работаю на родине Талаловского. Некогда красивый город фашисты превратили в руины.

К счастью, он быстрыми темпами восстанавливается. Скоро предстоит два пути: один на запад в родную Украину, другой к вам на Урал. Увидимся ли? Еду за тем же, зачем были до этого. Целую. Ваш Вася».

 Вместо послесловия

«Вот и все, пока все новости. Жму руку. Ваш сын» – этими строчками обычно заканчиваются письма с фронта. Вчитайтесь в эти строчки… В них – вера в Победу, в тот день, когда довелось родиться нам  с вами и явить миру своих детей и внуков. Берегите фронтовые письма – реликвии, наследство, передавайте их из поколения в поколение.

962Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Международный проект обучения с применением дуального метода в течение нескольких лет успешно реализовывался в ялуторовском колледже.
Школьник не совсем верно понял задание по уроку технологии.
Ими оказались четырнадцать жителей муниципалитета.
За выход в финал сезона поборются 12 молодых команд УрФО и Поволжья.
В областной столице продолжает работу международный проект «CreativeMornings».
В течение трех дней волонтеры будут получать необходимые знания для работы в сфере инклюзивного образования и разрабатывать собственные социально-полезные проекты.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде