×
В социальных сетях
В печатной версии

Начало войны. Каким оно осталось в моей памяти

Май 1941 года. Я только что окончила четвертый класс и ждала наступления лета, чтобы вновь во время отпуска родителей поехать в деревню к знакомым, где будет парное молоко, морковка прямо с грядки, ягоды и грибы. На всю жизнь в памяти остались сверкающие хрустальные брызги воды на фоне ослепительного яркого солнца, когда мы купались на отмели Пышмы с деревенскими ребятишками.
Семейная идиллия. На Пышме. 1940 год. Справа – Вера Калугина (Кубочкина) || Фото из архива автора

Однажды узнала, что отца как командира запаса Красной армии (уже в который раз!) должны направить на переподготовку в военные лагеря, но не на полтора, как раньше, а на три месяца. Это была моя самая большая печаль, ведь срывалась наша поездка в деревню! Но на этот раз его на сборы не отправили, по каким-то не известным нам причинам отложили…

 И вот – 21 июня. Набегавшись, заснула, как говорят, без задних ног  и вижу сон: обнесенный жердями огромный огород, на котором видимо-невидимо растущей крупной свеклы. Вдруг сюда заходит страшное чудище с рогами и начинает ее выдергивать. Внешне оно напоминало тех «псов-рыцарей», которых мы помним по фильму «Александр Невский», который я видела много позднее, уже во время войны. И вот вижу, как это существо вырвало чуть ли не половину всего огромного огорода и приближается ко мне. Тут  я проснулась вся  в слезах и дрожа от страха. Позднее мама назовет сон вещим. Прошло семь десятков лет, а я помню все до мелочи и поныне не могу объяснить этот факт.

 Наступило 22 июня. Рано утром отец уехал на рыбалку. Мама хлопотала по дому, а я была во дворе со своим месячным братишкой Алешкой (он родился 17 мая). Лежал он  в корзине, а я прыгала с сачком и ловила майских жуков, было их очень много, больше я никогда не видела такого количества. Хозяйка дома, где мы жили, тогда сказала, что это не  к добру. 

Так и случилось. Полдень. Вдруг выскакивает на крыльцо встревоженная мама и говорит, что сейчас будет передано важное правительственное сообщение. Мгновенно мы оказались в комнате. И сейчас вспоминаю этот момент с содроганием. Запомнилась оцепеневшая у черной тарелки-репродуктора мама. Это было выступление главы правительства Вячеслава Молотова, которое заканчивалось словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»

 Так мы узнали о начале войны. Через час стукнула калитка, это вбежал папа, по дороге узнавший страшную новость. Он бросил все вещи, быстро умылся, переоделся и побежал (именно побежал!) в военкомат.

 Мы  с мамой тоже выскочили за ворота и увидели людей, бегущих в центр города. Я присоединилась к ватаге мальчишек из соседних дворов и тоже помчалась туда.

 А в это время на площади у здания военкомата собралась огромная толпа (потом назовут цифру – 20 тысяч человек). Состоялся митинг, люди записывались в добровольцы. Этот факт запечатлен на картине тюменского художника Степана Лопатина.

 Домой отец вернулся под вечер, собрал вещмешок и наутро попрощался с нами. Больше мы его не видели до 1945 года. Повестку отцу принесли домой только через день. В ней значилось: «Явиться для отправки в Красную армию. Немедленно». Так она и осталась у нас в семье.

 Думаю, что тот памятный день 22 июня 1941 года отец преподнес нам первый урок патриотизма. В сохранившемся военном билете записаны названия фронтов, где он воевал: Северо-Западный, Калининский, Брянский, I и IV Украинские.

 Так  и прошагал майор Николай Васильевич Калугин по дорогам войны долгие четыре года. На фронт ушло еще девять человек из ближайшей родни (дяди, тетя, двоюродные братья и сестры). Потом пошли и похоронки. К счастью, отец остался жив  и вернулся в родную Тюмень.

Путевка в массовый пионер-лагерь города Тюмени

 Голод, холод, болезни, тревога за близких. Помню, с каким страхом всегда ждали почтальона: что он принесет – то ли радость, то ли, не дай бог, горестное казенное письмо…

 Изменилась вся жизнь. И мы, дети, сразу стали взрослыми. На мне было немудреное домашнее хозяйство и главное – братец. Мама на работе, а я с ним. Самым неприятным для меня была стирка пеленок. Но ухаживая за ним, я получила большой опыт, пригодившийся, когда появились свои дети. Он очень любил гулять и, когда ему было около двух лет, всегда тянул меня к зданию госпиталя (позднее архитектурно-строительный университет). Дело в том, что раненые всегда, завидев нас, бросали из окон то конфеты, то кусочки сахара. Наверное, мы им напоминали их детей.

 В Тюмени в войну находилось три военно-пехотных училища, готовящих кадры для фронта. Одно из них – эвакуированное из Эстонии Таллиннское, созданное там еще в 1940 году. Приехавшие курсанты носили свою прежнюю форму, отличавшуюся от нашей. Поэтому многие тюменцы, видя их, принимали за пленных немцев. А мальчишки с криками «Немцы! Немцы! Бей их!» бросали в них камни. Было и такое…

 И еще. Всегда было чувство голода. И мечта: вот окончится война – и вдоволь наедимся черного хлеба с солью! Но для ее осуществления оставались годы.

 Вспоминаю и такой случай. Однажды пошла в магазин на улице Республики выкупать по карточкам хлеб. Очередь огромная, стоять пришлось долго. Получив злополучные граммы, радостная, вприпрыжку помчалась домой. А по дороге из дырочки авоськи выковыривала малюсенькие кусочки хлеба и так увлеклась этим занятием, что не заметила, как съела почти все. Растерянная, остановилась перед матерью, которая вышла на крыльцо меня встречать.

 Смотрю, а у нее на глазах слезы. Тогда подумала, что ей жалко съеденного мною хлеба. Только позднее поняла, что ей больно было видеть своих голодных детей. Да, время было трудное. Но государство заботилось о детях, делало все возможное, чтобы помочь. И тогда, в тех условиях, ведь не было бездомных, попрошаек, открывались детские дома, все были пристроены.

 А какую заботу проявляло тюменское руководство, когда в город привезли почерневших, изможденных ленинградских детей!

 В школе ученикам давали по 50 граммов хлеба (правда, со всякими добавками и овсяными «охвостьями») или маленькие пончики. В большую перемену на подносе их раздавали дежурные. Если кого-то по болезни не было, то поочередно получали эту дополнительную порцию. А как мы ждали этого случая!

 В городе была и так называемая молочная кухня, хотя молоком там, конечно, и не пахло. Но  в обязательном порядке малышам давали граммов сто ушицы из гольянов и столько же пшенной каши, сваренной на воде, правда, с льняным маслом, и витаминизированный, приготовленный из хвои напиток.

 Никогда не забыть одного случая. Несу своему братцу эту еду. А самой так хочется есть! Ну, думаю, отхлебну глоток и все. Отхлебнула раз, потом второй. Глянула в баночку, а там только гольян остался. 

 Школа тоже перестраивалась на военный лад. Появились занятия по изучению противогаза, отравляющих веществ, оказанию первой медицинской помощи – все это входило и в программу 5-го класса, в котором я стала учиться, когда началась война.

 Строевая подготовка проводилась на улице. Ею руководил военрук из числа фронтовиков, получивший ранение. Маршировали мы тогда с выстроганными из дерева «ружьями» и были уверены, что непременно скоро попадем на фронт.

 Тогда же на классном часе узнали о Зое Космодемьянской. Даже помню фотографию из газеты «Правда», которую нам показала учительница.

 В коридоре висела большая карта, на которой ежедневно по сводкам Совинформбюро отмечали линию фронта и, придя в школу, прежде всего бежали посмотреть, что на ней появилось нового.

 Выступали в госпиталях с концертами (я всегда была чтецом), писали письма родственникам раненых, кто не мог это сделать сам. И несли в Фонд обороны (так называлась эта акция) из дома белье, носки, варежки. Мама оставила только одну пару белья в надежде на возвращение отца с войны. Остальное все было отдано.

 И вот что главное: несмотря на трагическое развитие событий, особенно в начальный период Великой Отечественной, ни  у кого не возникало даже мысли, что мы не победим. Уверенность была полная.

Читайте больше:

Мы умеем хранить память о прошлом

Тюменский памятник «отметил» 25-летие

Выпускники станцуют вальс на тюменской набережной

966Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Второй год подряд делегация Тюменской области из числа активистов регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» посещает Внешние острова Финского залива.
За выход в финал сезона поборются 12 молодых команд УрФО и Поволжья.
Грант в размере 230 тысяч рублей направят на организацию в областной столице школы электронной музыки для молодых людей старше 16 лет.
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Международный проект обучения с применением дуального метода в течение нескольких лет успешно реализовывался в ялуторовском колледже.
Школьник не совсем верно понял задание по уроку технологии.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде