×
В социальных сетях
В печатной версии

Основные мысли, высказанные при обсуждении доклада Андрея Безрукова:

  1. Будущее делится на предопределенное и неопределимое, что и формирует «вилку возможностей».
  2. К будущему можно готовиться и к нему можно подготовить.
  3. Жизнь протекает в ускоряющейся эпохе, и идет сдвиг парадигм.
  4. Старый индустриальный цикл закончился, а новый еще не начался.
  5. «Атлантический порядок», закреп-ленный холодной войной, рассеивается.
  6. У России есть потенциал, чтобы создать единый рынок Евразийского блока.

Новый мир – новые испытания

– Окружающий мир меняется на наших глазах. Водоворот событий уносит то, что казалось незыблемым. Взамен рождается нечто новое, то, чему в нашем политическом и экономическом языке и названия-то нет. Заинтриговал Владимир Якушев, открывая очередной раунд Губернаторских чтений, состоявшийся в Тюмени на прошлой неделе.
Участники юбилейных Губернаторских чтений: основной докладчик Андрей Безруков, модератор Святослав Каспэ, губернатор Владимир Якушев и председатель Тюменской областной Думы Сергей Корепанов || Фото Юрия КОМОЛОВА

Раунд, получившийся одним из самых необычных благодаря неординарному гостю – доценту Московского государственного института международных отношений, члену совета по внешней и оборонной политике, полковнику Службы внешней разведки Российской Федерации (в отставке) Андрею Безрукову. Он выступил с не менее интригующим докладом «Россия и мир: контуры тревожного будущего».

5 лет и 23 встречи

В декабре циклу публичных лекций, инициированных Владимиром Якушевым, исполнилось пять лет, и очередное мероприятие стало уже двадцать третьим. В самом начале глава региона напомнил, что Губернаторские чтения призваны помочь сориентироваться в бурном потоке событий, увидеть свое место в новой структуре мировых взаимодействий. Они учат нас рассматривать Тюменскую область как важный элемент глобальной мозаики, тем самым помогая с уверенностью смотреть в будущее, различать его контуры и реагировать на вызовы.

Представляя гостя, Владимир Якушев заметил, что  в отставке Андрей Безруков совсем недавно.

Пять лет назад между РФ  и США состоялся крупный обмен обвинениями в разведывательной деятельности, одним из участников которого был человек, известный как Дональд Ховард Хитфилд. В Соединенных Штатах он владел и руководил крупной консалтинговой компанией, специализировавшейся на правительственных и корпоративных системах стратегического прогнозирования и планирования. Только после его возвращения в Россию выяснилось, что на самом деле его зовут Андрей Безруков и долгие годы он провел на нелегальной разведывательной работе за пределами страны, в основном в США.

– Думаю, понятно, что жизненный и профессиональный опыт Андрея Олеговича уникален, его взгляд на актуальные мировые проблемы и на современное положение России бесценен, – подчеркнул Владимир Якушев. – И сегодня он готов поделиться этим опытом и этим взглядом.

Обычно главного выступающего на Губернаторских чтениях сопровождают местные содокладчики, которые адаптируют тему к региону, однако в этот раз бессменный модератор бесед Святослав Каспэ признался, что подобрать эксперта соответствующего уровня оказалось невозможно:

– Бывают такие точки зрения, точки обзора, может быть, про которые мы даже не можем вообразить, что и оттуда видно. Что видит и понимает про мир канатоходец, идущий по проволоке, натянутой над пропастью? Это очень трудно представить. И мы внесли в распорядок работы изменения – решили отказаться от содокладов, потому что трудно найти человека, чье видение страны и мира могло бы быть гармонизировано с тем видением, которое будет представлено. Если даже такой человек есть, то он глубоко законспирирован.

О «вилке возможностей»

Начиная выступление, Андрей Безруков попросил беспроводной микрофон, чтобы вести прямой диалог с аудиторией, и всю лекцию провел на ногах. Он свободно оперировал фактами из истории разных стран и современными экономическими данными, легко рисовал сценарии возможного развития событий в том или ином регионе мира в зависимости от принимаемых сегодня государствами решений.

Признаться, такая непринужденность завораживала. Стало окончательно ясно, что резидентами разведок становятся совершенно исключительные люди.

Лектор признался, что всю жизнь – особенно за рубежом, где его активная жизнь нелегала длилась 24 года, – занимался будущим, в основном имея в виду необходимость принятия решений. Такой взгляд предполагает понимание того, что будет дальше – как мы меняем мир и как мир меняет нас.

– Вспомните 1914 год, какой была Россия в 1914 году и какой она стала через 5 лет? Это была совсем другая страна в совершенно другом мире. У истории есть интересное свойство – она течет, течет, а потом начинает скакать. И вот мы живем в такое время, когда история поскакала. Куда она поскачет? Это всем интересно. И немного страшно. Давайте же попробуем понять, какие у нее есть возможности.

Андрей Безруков

По мнению доцента МГИМО, вглядываясь в будущее, некоторые его детали можно рассмотреть, но есть и совсем невидимые. То есть будущее делится на предопределенное, которое можно понять, например, по текущим трендам или демографии, и неопределимое, содержание которого даже трудно предположить. Их комбинация определяет «вилку возможностей». Человек может лишь развести грядущее на то, что возможно, и то, что невозможно в принципе. Именно в таком ключе и предлагалось говорить о России в мире возможном и невозможном.

– К будущему можно готовиться и к нему можно подготовить. Но нужно не просто говорить о будущем, а с целью принятия правильных решений, что невозможно без ответов на вопросы – зачем? почему? как? с кем? какие будут препоны? Такой разговор и является генеральной репетицией будущего. Это происходит через стратегический диалог. То, что мы делаем, это часть нашего национального стратегического диалога, который – об этом писал еще в статьях 2011 года президент России Владимир Путин, – надо развивать.

Андрей Безруков

Далее полковник СВР  в отставке наглядно продемонстрировал, как применяется описанная методика. Анализ происходящих вокруг процессов позволил ему заметить, что жизнь протекает в ускоряющейся эпохе и самое главное в ней – идет сдвиг парадигмы, причем не одной, а нескольких. Налицо три кризиса, которые происходят в одно и то же время.

Три кризиса...

Первый кризис – экономический. Закончился целый долгий индустриальный цикл, начавшийся в 1930-х годах. Он принес атомную бомбу, современную энергетику, компьютер и теперь сходит на нет. Технологии, которые этот цикл вели, не растут прежними темпами. За них принимается новый цикл. Но пока он не вошел в свои права, а старый цикл уже иссякает. Недостаточно денег, чтобы поддерживать прежние темпы роста. Это значит, что по всему миру правительства «голодают», у них недостаточно фондов для развития. Начинается борьба за ресурсы и финансы внутри стран и между странами.

Одновременно экономическая модель (ее называют вашингтонским консенсусом), которая была в основе этого цикла и руководствовалась тем, чтобы дать развернуться бизнесу, себя исчерпала. Какой окажется следующая модель, пока неизвестно.

Одновременно Соединенные Штаты Америки, бывшие финансовым мотором этой экономики, глобализации, которую делали под себя, ослабевают, в том числе в экономическом плане. Блоки, что они пытаются сформировать – Атлантический и Тихоокеанский, – являются примерами огораживания, направленного на то, чтобы сохранить права на бизнес от конкурентов. Одновременно центр производства и экономической жизни сдвигается из Атлантического океана в Тихий.

Второй кризис наслаивается на первый. Существовавший «атлантический порядок» с Бреттон-Вудским соглашением и Организацией Объединенных Наций, закрепленный холодной войной, растворяется, рассеивается, слабеет. Страны, которые раньше находились на периферии политической жизни – Индия, Индонезия, Китай, Бразилия, – становятся полноправными экономическими и политическими игроками и никого не слушают. Ранее построенные глобальные системы ослабевают. Вместе с ними выхолащивается международное право, задачей которого было сохранить систему.

Одновременно меняется военный баланс. Если в 1982 году Великобритания легко разобралась с Аргентиной в конфликте из-за Фолклендских островов, то сейчас она была бы  с треском разбита Южной Кореей, случись между ними территориальный спор. Вот такой у нас мир.

Это одновременно и мир, в котором из-за смены парадигм люди дезориентированы, наблюдается дефицит идей, лидерства. Никто не сможет назвать в ведущих странах мира людей, которые предложили бы какую-то программу на будущее, которая была бы всем понятна. Это кризис лидерства.

Третий кризис – социальный. Поскольку у государств нет денег, экономика работает не так, как должна. Государство всеобщего благосостояния, которое питалось постоянным экономическим ростом, не работает. Средний класс в западных странах постепенно нищает. Дети живут хуже, чем жили их родители. У них не будет пенсии, на которую они смогли бы ездить по всему миру, нет работы. Это проблема для миллионов.

Средний класс в странах третьего мира, наоборот, поднимается и требует своих прав, требует, чтобы его слушали. В Турции, Китае, Индонезии, Бразилии формируется активный средний класс. У него есть претензии, он помнит постоянное улучшение, которого сейчас нет, и готов выйти на улицу. А в это время богатые живут все богаче. Если ситуация не изменится, нельзя исключить того, что будет социальный взрыв, может, даже глобальный.

…И пять драйверов

Затем для определения «вилки возможностей» лектор предложил поставить десять ключевых вопросов, которые опишут мир будущего. От того, как каждый из этих вопросов решится, могут сложиться разные картины мира.

Эксперт сравнил мир будущего с саванной, в которой живут многие виды животных, не входящих в пищевые цепочки друг друга.

– Перед Россией ставится серьезный вопрос: что будет ценным в этом мире, на чем будут выстраиваться отношения, какая выгода будет в отношениях. Вот нам и надо понять: на чем выстраивать альянсы, потому что ни идеология, ни история работать больше не будут. Мир будет выстраиваться через определенные мотиваторы. Я вижу пять вещей, которые будут всегда нужны, поскольку являются драйверами развития: финансовые средства, таланты, связи, стабильность, среда. На мотиваторах надо строить экономику и планы.

Андрей Безруков

С этого момента доцент МГИМО перешел исключительно к теме родной страны, хоть и в тесном переплетении с ее близким и дальним окружением. Он заметил, что если смотреть из-за рубежа, то Россия – тяжелая страна, которая не должна была выжить. Она зажата между двумя растущими «слонами» – Китаем и объединенной Европой. При этом критической массы у нее нет даже на то, чтобы быть хорошим «носорогом».

– 146 миллионов человек населения – всего лишь десятая часть Китая или пятая часть ЕС. Рынка, чтобы развиваться, нет. В Евросоюз не войдем, в Китай не войдем, то есть останемся сами собой. Удвоить бы население, удвоить бы рынок, чтобы бизнес развивался. Экономика хрупкая, на границах напряженность, потому что 300 лет Россия была самой сильной державой региона. Сейчас на периферии границ – страны с серьезными амбициями (Турция, Иран, Пакистан, Индия, Китай, Япония).

Андрей Безруков

В этих условиях, по представлению выступающего, особое значение приобретает стабильность, прежде всего внутренняя. Большие восточные страны выстраивают трехступенчатую систему управления: президент, премьер-министр и гарант устойчивости. Этим достигается стабильность. Мы тоже эту проблему должны решить. Не будет стабильности – один из пяти драйверов выпадет.

Правила игры в XXI веке

Случайно или нет, но тут в лекции пришла очередь Тюмени. Видит ли лектор ей место в новом мире? Да, к счастью, Тюмень находится практически в самом центре большой Евразии. И это прекрасно, потому что ее населяют 4,5 миллиарда человек – самый крупный на планете рынок! Причем растущий на 4–5 процентов ежегодно. Нужно его осваивать.

Здесь бывший крупный разведчик вновь увязал интересы территории с потребностями России. У 4,5 миллиарда евроазиатов некоторые интересы совпадают с возможностями отечественного бизнеса полностью. Это не Европа, где  у всех все есть, где везде технологии будущего. Это место, где можно продавать то, что  у нас есть. Во многих местах нет электричества и доступных энергоносителей. А у нас все есть: вода, химия, машиностроение, человеческий потенциал. Если выстроить систему, где Россия кормит определенным видом продукта всю Евразию, это заработает.

– Чтобы достичь такого, необходимы две вещи. Нужно протягивать инфраструктуру через совершенно политически пустые места – Афганистан, часть Средней Азии, Пакистан – сверху вниз и слева направо, чтобы выйти на рынки. Но инфраструктуры не будет, если там будут стрелять. Потому американцы и пытаются держать контингент в Афганистане. Пока они там сидят, ничего с Центральной Азией сделать нельзя. Нам нужно использовать ШОС, «Шелковый путь», все интеграционные проекты. В противовес Антлантическому и Тихоокеанскому блокам сделать большой Евразийский блок, единый рынок. Для этого есть потенциал. Но нужно договориться, чтобы все ключевые игроки – Индия, Китай, Иран, Пакистан, Турция – могли бы под этим подписаться. Если они подпишутся, тогда у нас будет спокойный континент с инфраструктурой, у которой есть потенциал, в отличие от остального мира, расти по 4–5 процентов в год. Это значит – будут рабочие места, деньги, бизнес.

Андрей Безруков

В завершение доклада эксперт привел правила игры в новом мире, которые нужно соблюдать, чтобы не потеряться. 

Нельзя выиграть в одиночку. Россия больше не великая держава, которая все может делать одна. Обязательно нужны союзники, надо выстраивать альянсы. Нельзя допустить религиозного и этнического раскола. Необходимо четко определить национальные интересы и не поддаваться на провокации. Играть от позитива – «за что мы, а не против чего». Думать не  о прошлом, а о будущем.

– Когда я вернулся, был поражен, что в обществе до сих пор идет дискуссия, каким был Сталин – хорошим или плохим. Нельзя столько времени это мусолить. Пока мы это обсуждаем, будущее от нас отходит. Элиты могут объединиться только по вопросу о будущем, о прошлом они никогда не договорятся. Вот о будущем я и старался сегодня говорить.

Андрей Безруков

– Многие темы, затронутые сегодня, в последнее время часто поднимаются и в Тюменской области, – подвел итог Чтений губернатор Владимир Якушев. – Может, не с точки зрения геополитики, а точки зрения регионального развития. Все мысли, высказанные Андреем Олеговичем, на мой взгляд, в конечном итоге сводятся к одному: нужно уметь разговаривать со всеми. Если такое умение есть – можно решать любые вопросы.

При подготовке материала

использованы слайды презентации Андрея Безрукова

6293Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Доверительная беседа за чашкой чая состоялась вечером 7 ноября в правительстве Тюменской области.
Федеральных инспекторов по ХМАО и Тюменской области поменяли местами.
В первые дни ноября в Тюмени побывала деловая миссия Франко-Российской торгово-промышленной палаты (CCI France Russie) во главе с ее генеральным директором Павлом Шинским. Это второй подобный визит в регион за последние два года.
Ее лично возглавил губернатор Александр Моор.
Он запланирован на декабрь текущего года.
Такое распоряжение подписал губернатор Тюменской области Александр Моор.