×
В социальных сетях
В печатной версии

Миниатюрные тайны почтенного искусствоведа

01.10.2015
00:51
Зачем Александру Яркову стеклянные стеллажи в квартире?

Многие тюменцы знают Александра Яркова как искусствоведа, доктора исторических наук, заведующего лабораторией этноконфессиональных отношений и проведения социокультурных экспертиз при Тюменском госуниверситете, любителя нашего необъятного края…

Накануне своего 60-летия Александр Павлович (его гость редакции отмечает 1 октября) рассказал еще  о нескольких увлечениях. Кто бы мог подумать, что достопочтенный профессор собирает не только ковбойские шляпы стетсон, с удовольствием возится на даче с ранней весны до поздней осени, но  и коллекционирует миниатюрные машинки масштаба 1:36 и 1:43, а также сам мастерит их по журнальным схемам. За рулем настоящего авто Ярков ездит не часто. Другое дело – владеть тремя сотнями чудо-технических средств со всего мира!

– Александр Павлович, получается, в детстве не наигрались?

– У женщин какая «игрушка»? Правильно, она рожает ребенка, да не одного. А мужчинам такой «игрушки» не положено… Вот  и забавляемся кто во что горазд. Мое увлечение началось более 40 лет назад, когда впервые оказался в Чехословакии и приобрел там маленькую машинку – копию авто конца XIX века. С нее и началась коллекция. Особенно радуюсь, когда в руки попадают сломанные образцы – как же здорово самому их чинить! Знаете, это определенный способ снятия психологического напряжения.

– Реанимируете, значит?

– Буквально с того света возвращаю!

– Сколько сейчас машин в коллекции?

– 350!

– Стремитесь к определенному числу?

– Сейчас уже нет… Приоритет – старые, до 1940-го года, иностранные машинки. Либо все отечественные.

– Как они к вам попадают?

– И дарят, и привожу из поездок. Их можно найти в любом магазине китайского ширпотреба… Такие, с грубой первоосновой, переделываю. С уважением отношусь к людям, которые что-то коллекционируют. Кроме тех, кто собирает пустые бутылки и пачки из-под сигарет (смеется). Пусть это будут вкладыши от жевательных резинок, фантики от конфет, монеты, марки… Марки – это вообще чудо!

– Не могу понять прелесть этого увлечения… Обертки от шоколадок – согласна! Понюхаешь такую в грустную минуту и вспомнишь, при каких обстоятельствах съел вкусняшку, – имею в виду время, когда подобные товары были страшно дефицитны.

– Я застал время, когда один приемник приходился на десять семей… Откуда ребенку черпать информацию о мире? Марки тут очень помогали, расширяли кругозор! Так как я учился в художественной школе, то собирал марки с репродукциями известных картин. Кто-то искал марки, посвященные городам мира, их достопримечательностям, известным людям.

– Еще чем болели, кроме марок?

– Рыбками. А машинками, выходит, до сих пор…

– Вы сказали, что машинки помогают снимать психологическое напряжение. Неужели ваша замечательная работа настолько нервная?

– Мой случай в принципе счастливый: работа совпадала с накопленным опытом, сейчас только успевай отдавать! Но сложные ситуации случаются… Лаборатория, которую возглавляю, называется «Изучение этноконфессиональных отношений и проведение социокультурных экспертиз». Экспертиза предполагает вхождение в проблему. А когда перед тобой фотография казни, которую с наслаждением комментирует та или иная часть молодежи, естественно, это вызывает внутренний протест: «Неужели не видите пример человеконенавистничества!» Вот тебе и стресс…

– Но вернемся к приятной коллекции. Как поддерживаете себя теоретически?

– Раньше – книжками, иностранными открытками. Теперь под рукой всегда Интернет.

– А единомышленники в Тюмени есть?

– Да, конечно. Но на встречи не хожу, потому что зачастую там меркантильные интересы.

– Не было идеи показать свои сокровища публике? Или предпочитаете держать взаперти, за семью печатями?

– Однажды предложили устроить выставку в Нижней Тавде (считаю себя нижнетавдинцем в седьмом поколении). Но машинки трудно транспортировать: сначала каждую нужно завернуть, а после дороги развернуть. Не сомневаюсь, что без повреждений не обойдется…

– Родом вы...

– Родился в Тюмени. Воспитанник тюменского комсомола и Уральского государственного университета (деканом моего факультета был Юрий Анатольевич Мешков – достойнейший литературовед и мыслящий человек, который потом работал в ТюмГУ), в 24 года оказался самым молодым в Советском Союзе руководителем госоргана охраны памятников Киргизии.

– Ого! Что за любовь к высшим материям, особенно у мужчины?

– Просто базовая специальность у меня по тем временам была редкая – искусствовед. Сначала окончил в Тюмени художественную школу, которая теперь носит имя Митинского. Был в первом ее выпуске. А занимался у потрясающего педагога Марины Георгиевны Куркутовой.

– Сейчас рисуете?

– Нет. Понял, что лучше получается критиковать плохих художников. В УрГУ меня научили четко и хорошо излагать мысли, причем без шпаргалок. Поэтому не пугает, когда на доклад остается семь минут.

– А как искусствоведы становятся докторами исторических наук?

– Я специально выбрал сложный путь (чтоб проверить себя, стать мудрее): кандидатская диссертация написана на стыке искусствоведения и истории, докторская – на стыке истории и этнографии. Так получилось, что  у меня два диплома доктора наук – киргизский и российский.

– Почему Киргизия? Сколько там прожили?

– Когда-то там были большие возможности! Союзная Республика, своя Академия наук, Союз художников… Я, кстати, к нему отношусь. Раньше на каторгу ссылали на 25 лет, а я столько прожил в Киргизии. Работал проректором по воспитательной работе первого за пределами России славянского университета, больше того – я один из шести человек, которые его основали. Восемь лет подряд был заместителем председателя Русской общины в Киргизии… В Тюмень вернулся в 2003 году.

– От проблем на малую родину убежали?

– Просто дети захотели получить российское образование. В Тюмени мне как-то быстро дали жилье, должность… Теперь вот лабораторией занимаюсь. И тем, что роднит с вашей редакцией: патриотическим воспитанием молодого поколения. Знаете, если будет правильно поставлена воспитательная работа, уйдут и экстремизм и терроризм. Прежде чем учить юношей и девушек понимать других, надо научить их понимать себя, свой народ. Вместе с депутатами областной Думы выпускаем диски по основным событиям Великой Отечественной войны и участию в них тюменцев. Мы говорим о быте, о том, что фронтовики и тыловики пели, о чем думали… Юным это надо! Современные подростки эмоционально не догружены – переживать не умеют. Если им  в сетевой игре дают возможность прожить три-четыре жизни, они  и к одной-то, реальной, относятся несерьезно…

– Ваши планы, ожидания?

– Скоро выйдет третий том труда «Ислам на краю света» – я руководитель большой авторской команды. В нем мы обобщили исторический опыт ислама с древности до наших дней на территории всей Западной Сибири.

– А по поводу машинок?

– Собирать дальше и расширять стеллажи!

из досье

■ Александр Павлович ЯРКОВ, искусствовед, доктор исторических наук, профессор, заведующий лабораторией этноконфессиональных отношений и проведения социокультурных экспертиз ТюмГУ.

■ Родился в Тюмени.

■ Учился в Тюменской художественной школе. Окончил отделение искусствоведения филологического факультета Уральского госуниверситета.

■ 25 лет проработал в Киргизии: возглавлял госорган охраны памятников республики, был проректором по воспитательной работе Киргизско-Российского славянского университета, заместителем председателя Русской общины.

■ С 2003 года трудится в Тюменском госуниверситете.

673Просмотров
Комментариев

Читать далее
Открытие экспозиции состоялось 17 августа в Тюменской областной научной библиотеке имени Менделеева. Мероприятие проходит в рамках медиамарафона «24 часа из жизни счастливых людей».
Если в автобусе дует, салон грязный, а спинка сиденья отвалилась, - это ненормально. На вопрос о комфорте передвижения в автобусе отвечает специалист.
Книги тюменского поэта Николая Шамсутдинова есть и в библиотеке Ватикана.
Немного солнца мы увидим утром но в течение дня густых облаков не избежать.
Редакцию газеты «Тюменская область сегодня» посетили подопечные пансионата ветеранов войны и труда. Визит состоялся в рамках медиамарафона «24 часа из жизни счастливых людей», посвященного Дню области.
В списке регионов с самыми нервными служащими наш занимает последние строчки.
Выдающийся памятник русского литейного искусства был установлен на территории Московского кремля 17 августа 1836 года по указу императора Николая I.
В центре зимних видов спорта «Жемчужина Сибири» прошел чемпионат и первенство России по дисциплине триатлон-спринт среди женщин и мужчин, юниорок и юниоров, а также по триатлон-эстафете в тех же возрастных категориях.