×
В социальных сетях
В печатной версии

Мы к вам заехали на час

20.08.2015
00:53
На недолгой встрече с тюменскими журналистами столичный художник Никас Сафронов рассказал о своем видении мира

досье

Никас (Николай) Степанович САФРОНОВ,

заслуженный художник России.

■ Родился в Ульяновске 8 апреля 1956 года.

■ По окончании восьмого класса Ульяновской средней школы поехал поступать в Одесское мореходное училище. Проучившись в мореходке один год, уехал в Ростов-на-Дону, где  с 1973 по 1975 год учился в Ростовском художественном училище имени Грекова по классу живописи. Одновременно работал в Ростовском ТЮЗе художником-бутафором, подрабатывал сторожем, дворником и грузчиком. Училище не окончил – призвали в ряды Советской армии, в ракетные войска. Служил в Эстонии, в городе Валга.

■ После демобилизации из армии уехал в Литву, в город Паневежис, на родину матери, где работал художником в театре Донатаса Баниониса и параллельно трудился на льнокомбинате художником по тканям.

■ С 1978 по 1982 год учился в Государственном художественном институте Литовской ССР (ныне Вильнюсская художественная академия) на факультете дизайна.

■ Изучал психологию в Московском государственном университете технологий и управления. После окончания Суриковского института остался в столице.

■ Построил церковь Святой Анны в Ульяновске и часовню Святой Анны в селе Вышки Ульяновской области в честь матери Анны Федоровны, оказывает помощь в возведении православного храма Иоанно-Предтеченского прихода в Ульяновске.

■ Средняя общеобразовательная школа № 65 с углубленным изучением культурологии в Ульяновске и гуманитарно-экономический лицей в Димитровграде, куратором и опекуном которых является Никас Сафронов, носят его имя.


На презентацию собственной персональной выставки в Тюменском музее изобразительных искусств Никас Сафронов… не успел. Говорит, работал ночью при свете электрических ламп, потом еще просматривал тексты, готовящиеся к публикации, стало быть, спать лег далеко не  с первыми петухами. Пресс-конференция, предварявшая эклектичный вернисаж, задержалась минут на сорок. Такая же участь ждала и открытие «персоналки»: пока мэтр отвечал на вопросы журналистов, за дверями в нетерпении толпились гости первого закрытого показа. В общем, Сафронов опоздал всюду, зато потом щедро раздавал автографы и фотографировался с поклонницами, не уставая повторять, что открыт, намекая на ошибки и находки, как  у всякого смертного человека, приглашая в гости в столичный многоуровневый дом.

Но вернемся к общению с журналистами. Не дожидаясь вопросов, Никас Сафронов, едва присев, начал вот  о чем…

– Как-то на автомате я дал интервью, каких даю сотни в год, а в неделю двадцать-тридцать, представителю одного строительного журнала… Но еще задолго до этого сказал: любому, кто напишет материал обо мне так удачно, что мне понравится, подарю свою картину. Таких публикаций было две или три, а с журналистами, повторюсь, встречался сотни раз. Но вот этому, из строительного журнала, картина обеспечена: и статья хороша, и фотографии удачно расположили. Причем текст я не проверял, хотя обычно просматриваю. Сейчас мало корреспондентов работает хорошо, грамотно, подходя к героям осторожно, чувствуя их «фактуру»… И вроде они делают тебе дополнительный пиар, но с другой стороны, затрагивают объективные реалии. Большинство же ищет какие-то подвохи. Да, это по поводу журналистики.

Что сказать про ваш край? Я его полюбил год назад. В июне, когда привозил в Ишим портрет Ершова, чувство возобновилось…

– Вы когда-то работали в театре у Баниониса. Что художнику дает такой опыт?

– Это дает диапазон разных взглядов на природу творчества. С театром у меня давние отношения. Работал в ТЮЗе, где подружился с Аристархом Ливановым. В театре Джигарханяна делал спектакль «Пигмалион». С Донатасом Банионисом сотрудничал. Как вид искусства театр очень сложен. Долгое время он влиял на мои картины. В принципе, как  и иконопись, которой занимался в подмосковном Загорске. Все это отпечаталось на живописи, дало что-то новое… Так родился авторский стиль Dream vision. Именно театр «помог» в оформлении интерьера московской квартиры. Она сделана для друзей. Даю там мастер-классы для одаренных детей со всей страны.

– Вы будете расписывать храм в селе Ершово Ишимского района. В какую сумму оценивается ваша работа?

– За росписи храмов деньги не беру! Только что вернулся из Переславля-Залесского, где стоит замечательный Горицкий Успенский монастырь XIV века в стиле барокко. Вот там буду делать роспись. Иконы я дарю. Так и положено! В царское время мастера рос-писью кормились, но, как правило, за работу им давали какие-то вещи, которые потом можно было обменять на продукты на рынке.

– Как вы узнали про Ишим, проект по сказочнику Ершову?

– У меня есть давний товарищ Сергей Козубенко, владелец «рублевской колбаски». Он родом из Ишима. Там до сих пор живет его мама – я ездил писать ее портрет. Получить приглашение в эти места было приятно! Вот привез портрет, кучу книжек про Конька-Горбунка из букинистических магазинов. Когда меня что-то затрагивает, заставляет переживать, сильно западаю…

– Вам поступает много творческих предложений. Как отсеиваете ненужные, в том числе и советы? Это интуиция?

– Все чисто субъективно. Я бы в жизни не поехал в храм в Переславле, но почувствовал, что это нужно сделать. Расскажу такую историю: пришел недавно на свою персональную выставку в Историческом музее и встретил там одного уличного художника – мы познакомились в 1997-м, я был тогда уже немного известен. Иду по Арбату. Сидит мужчина, хвалится: «Да я вашего Сафронова перерисую!» Подхожу: «Здравствуйте. Сафронов – это я. Никогда не работал на улице, но давайте сейчас устроим творческое соревнование. Выбирайте модель на ваш вкус. Если напишете лучше, чем я, дам вам триста долларов. Вы мне дадите сотню, если напишу лучше, чем вы. Судьи – прохожие». Ударили по рукам. На седьмой минуте он говорит: «Мэтр, все понял! Можно, я вас пивом угощу?» И вот мы вновь увиделись на моей «персоналке». Спрашиваю: «Ну как?» Он: «Ну, есть попытки… Дам дельный совет: есть у тебя большая работа, так вот, если отдельно написать ее небольшой фрагмент, а об остальном забыть, будет классно!» Не успокаиваюсь: «Ты-то хоть как?» Отвечает: «Все там же, на Арбате… Но свои 500 рублей в день имею!»

Как можно прислушиваться к таким «профессионалам»? Но есть и мэтры, мнением которых дорожу. Илья Глазунов попросил, чтобы именно я на его 85-летии сказал слова. Советы надо брать у истории мирового искусства, которое уже состоялось и утвердило себя. Да, «советоваться» надо с Уильямом Тернером, Питером Брейгелем, Гансом Мемлингом…

– Каково себя чувствовать живой легендой?

– Друзья говорят: «Никас, ну потерпи еще два года все эти мучения, отношение с пристрастием. Зато потом ты станешь легендой, и к тебе пойдут паломники».

Удивительно вот что: для меня гораздо важнее мнение провинциальной, а не столичной публики. Вы не предвзяты. Вы рассматриваете искусство неискушенными глазами: это нравится, а это не нравится – так  и нужно! А те, в Москве, изучают творчество с позиции Калигулы. В конце своего правления он шел к морю, садился в кресло, брал раковину. А рядом воины убивали друг друга, и отголоски их смертельных криков через шум моря в раковине создавали для Калигулы гармонию.

– Многие библиотеки переходят работать в электронный формат, музеи оцифровывают исторические объекты, чтобы жители отдаленных регионов могли виртуально познакомиться с ними. Как вы  к этому относитесь? Ваши картины лучше наблюдать через Интернет или вживую?

– Такой подход может привлечь внимание людей к истинному искусству: сначала посмотрели через компьютер, в следующий раз приехали на живую выставку… К современным технологиям отношусь нормально: сейчас студенты в Англии на основе моих картин делают мультфильм. Будет интересно!

– Планируете ли открыть детские художественные школы?

– Предложили открыть детскую студию прямо в центре Петербурга, на Невском проспекте. И в Москве – этим проектом занимается Иосиф Кобзон. Преподаю в Ульяновском университете. Правда, приезжать сейчас получается четыре раза в год. Раньше чаще бывал. Устраиваю мастер-классы для детей-сирот, детей-инвалидов, учеников воскресных школ – учу писать иконы. У меня масса профессиональных секретов, наработок… Мог бы передать это сыну, который рисовать учился в Лондоне. Жаль, он ушел в политику и экономику. Надеюсь, все-таки вернется.

992Просмотров
Комментариев

Читать далее
Нашу область будет представлять звезда телеканала «Тюменское время» Айгуль Рахматуллина. Напомним, ее интервью с нейрохирургом Альбертом Суфиановым вошло в тройку лучших работ.
Грызуны не только пугают местных жителей, но и портят автомобильные шины.
Сотрудник института «Гипротюменнефтегаз» (входит в Группу ГМС) стал участником нового телевизионного проекта «Русский ниндзя», который стартует в ноябре.
В течение дня в Тюмени преимущественно ясно; к вечеру ожидается существенное похолодание.
Митрополит Тобольский и Тюменский Димитрий отмечает, что в словах губернатора Владимира Якушева присутствует оптимизм.
Профориентационный фестиваль проходит в Тюменском технопарке.
Отключение связано с проведением плановых работ на местных электросетях в Тюмени. 
Свадебная церемония состоялась сегодня, 23 ноября.