×
В социальных сетях
В печатной версии

«Лишь к тебе я любовь берегу...»

02.07.2015
00:44

От имени односельчан низкий поклон всем авторам! Но даже эти замечательные статьи не в силах осветить биографии савинцев одной улицы. Поэтому я, как бывший житель Большой улицы той деревни, хочу поведать о судьбе земляков, облюбовавших солнечный увал среди тонкоствольных берез. Однако пора в путь по тропе памяти...

Скромные трудяги

На нашей улице жил трудовой народ: хлебопашцы и животноводы, учителя и медицинские работники. На свет их принимала одна и та же повитуха, реже акушерка. Письмо и счет старшее поколение познавало в группах ликбеза, их дети – в местной начальной школе. Война уравняла малых и старых. Многие из них попали в наградной список жителей Савино за 1947 год, который предоставил Тюменский фонд госархива. Отметили в нем савинцев за подъем целинных и залежных земель, за трудовые результаты мирных пятилеток. Отметили матерей, жен и невест, заменивших сыновей, мужей и нецелованных парней, что погибли в лихолетье. Сталинскую медаль «За героический труд 1941–1945 гг.» получили Клавдия Бессмертных, Клавдия Берлина, Фекла Беличева, Валентина, Евдокия, Ефросинья и Татьяна Чекуновы – они составили ядро тракторных бригад колхоза «7-й съезд Советов».
Мой отец Петр Логинович Третьяков являлся председателем этого колхоза. Инвалид с детства, ответ он держал наравне с теми, кто ушел на фронт. Спрос был без скидки на болезни и немощь, да и слов-то таких тогда не знали. Во главе с председателем и членами правления колхозники работали на Победу! В любое время года и суток полуголодная деревня шла в поля и на скотные дворы как на посты. Смотрю сейчас на наградной список и вижу всех как наяву, помню поименно. Да разве я один?! Вся ребятня шла за старшими сестрами, матерями и дедами. В летнее время мы пасли телят и свиней, пропалывали зерновые и картошку, питались со взрослыми из одного котла той же жидкой ушицей, зарабатывая в родительскую ведомость лишний трудодень.

Наравне с молодежью трудилась моя мама Полинария Третьякова. Она и доярка, и телятница, и в поле работница – послаблений жене председателя не делали. Наоборот, отец посылал мать на «прорыв». Рядом с ней трудилась жена «врага народа» Ирина Бессмертных. По ложному доносу ее муж Николай Моисеевич в декабре 1937 года был расстрелян в Омской тюрьме, в 1961 году в связи с отсутствием состава преступления реабилитирован.

Есть в наградном списке и завуч Савинской начальной школы Мария Ивановна Горбунова. Крепко запала в память скромная и внимательная учительница. Для многих девчонок и мальчишек она стала второй мамой: оказывала посильную помощь одежонкой, пекла на костре картошку...

В 45 лет ушел из жизни Петр Третьяков. Пятеро его парнишек росли и выживали, как могли, а в 1954 году пополнили ряды молодежи, призванной ЦК ВЛКСМ поднимать целину. В то время участники войны, ставшие инвалидами – Александр Васильевич Бессмертных и Тимофей Харитонович Фоминых, тоже явили пример активных тружеников. В 1943 году Александра Васильевича комиссовали по ранению как непригодного к службе и физическому труду, но, понимая обстановку в деревне, он пошел на скотный двор, а затем выучился на бухгалтера. В 1957 году награжден медалью «За освоение целинных и залежных земель». Тимофей Харитонович добросовестно трудился председателем сельского совета, управляющим Савинским отделением совхоза. Награжден такой же медалью. Боевые награды комиссованного лейтенанта – орден Отечественной войны, медаль «За отвагу».

Поклонимся великим тем сынам

Становились мы и невольными свидетелями историй, когда почтальон дрожащими руками не вручала, а как-то извинительно подавала очередной несчастной квадратное воинское извещение – похоронку. Тогда не плакали, а выли всей деревней. Не скрывали слез и седые старики. Как не рассказать о погибших за Родину сыновьях?!
Никита Андреевич и Аксинья Логиновна Чекуновы получили похоронки на Якова и Николая. Яков погиб 1 апреля 1942 года в Старо-Русском районе Новгородской области в возрасте 27 лет. Поисковики тюменского лицея № 34 привезли горсть земли с братской могилы в деревне Рамушево Старо-Русского района, где он похоронен, и передали дочери Нине Яковлевне. Второй сын, Николай, младший лейтенант, офицер подразделения катюши, погиб
21 февраля 1944 года в возрасте 22 лет в Нарвском районе Эстонии. На заключительном этапе войны погибли: сын Антона Осиповича и Марии Петровны Бухаровых Родион (февраль 1945 года), Кирилл Чекунов (27 апреля 1945 года), в мае – муж Ксении Чекуновой Федор. Василий Федорович Бессмертных встретил двух сыновей, Алексея и Александра, инвалидами. Третий его сын, Ананий, дойдя до Берлина, был переброшен на дальневосточный «театр» для разгрома японской Квантунской армии. Он погиб 15 августа 1945 года. Похоронен в братской могиле Молотовского района Приморья.

Из участников войны улицы Большой сегодня в живых остаются только двое: это полные тезки Михаилы Григорьевичи Чекуновы. Из тыловичек – Анна Ефимовна Фоминых и Евдокия Матвеевна Чекунова. Им всем уже за 90 лет! Евдокия Матвеевна – член колхоза с 1934 года, механизатор. Похоронку на брата Александра она получила в сентябре 1943 года. На действительную службу его призвали в июле 1939 года. Скончался от ран. Похоронен в возрасте 24 лет в братской могиле деревни Мокручево Смоленской области. Евдокия всю войну не выпускала из девичьих рук штурвала комбайна и трактора – работала за себя и погибшего брата. Сегодня она в годах, с плохим зрением, но очень живой памятью! Вот ее воспоминания: «С апреля по сентябрь жили в полевых вагончиках. Бригадиром у нас – Татьяна Чекунова. Она же и механик. Гаечные ключи самодельные, причем один комплект на всю бригаду. Носили его по двое человек. Надсадными были ремонты в борозде. Как мы в тылу голодные и раздетые выстояли, ума не приложу?! Не дай Бог повториться той крестьянской беде...»

А память священна!

Бывая в родном Бердюжском районе, обязательно приезжаю на Савинское кладбище. Иду меж крестов и памятников как по бывшей улице. Да, мою деревню, как неперспективную, ликвидировали. В поисках лучшей доли разлетелись ее жители по белу свету.
И, надо признать, их труд, порядочность и добросовестность пригодились в Англии и Германии, Новосибирской, Омской, Свердловской и Челябинской областях, на Тюменском Севере, в Казахстане. Кто-то осел в родном Бердюжском районе, а также в Тюмени и Тюменском районе.
В 2015 году исполняется 275 лет деревне Савино и 5 лет Савинскому землячеству. В 2009–2010 годах инициативная группа установила памятник бывшей деревне и землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Позвольте оговориться, Савинский мемориал памяти – единственный такого рода в России.
Этим летом савинцы вновь соберутся на большую встречу у бывших родовых поместий. Решается вопрос об установке третьей плиты мемориала с именами еще семи жителей улицы Большой. В Великую Отечественную войну на фронт с нее ушли 105 солдат. На поле боя погибли 56 из них. Все они запечатлены на мраморных плитах уникального мемориала. Здесь же перечислены имена 30 земляков, награжденных сталинской медалью. Почему-то колхозникам в России памятники не ставят. А мы поставили!

283Просмотров
Комментариев

Конкурс

На страницах газеты «Тюменская область сегодня» – вновь полюбившийся читателям и журналистам «районок» конкурс «Сибирская глубинка. Родная улица моя: день вчерашний – день завтрашний». После перерыва мы с новыми силами готовы публиковать материалы о знаменитых городских проспектах и знакомых только местным жителям деревенских улочках, на которых проходит жизнь – то шумная, то тихая, но всегда интересная. По решению жюри конкурс продлен до конца 2015 года, ведь материалов, которые прислали участники, очень и очень много. Каждый хочет рассказать о родном уголке и земляках, его прославивших.

Есть живые улицы с живым населением. А если деревенька пропала, не стало ее на Сибирской земле, как тогда о ней замолвить слово, рассказать о людях, ранее ее населявших? Об исчезнувшей в Бердюжском районе деревеньке Савино в газете «Тюменская область сегодня» и других изданиях уже выходило немало щемящих сердце публикаций. От имени односельчан низкий поклон всем авторам! Но даже эти замечательные статьи не в силах осветить биографии савинцев одной улицы. Поэтому я, как бывший житель Большой улицы той деревни, хочу поведать о судьбе земляков, облюбовавших солнечный увал среди тонкоствольных берез. Однако пора в путь по тропе памяти...


Читать далее
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
На юбилейном фестивале «Поволжские сезоны Александра Васильева» тюменский дизайнер получила признание
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Организации профессионального образования приглашают работодателей к сотрудничеству

Конкурс

На страницах газеты «Тюменская область сегодня» – вновь полюбившийся читателям и журналистам «районок» конкурс «Сибирская глубинка. Родная улица моя: день вчерашний – день завтрашний». После перерыва мы с новыми силами готовы публиковать материалы о знаменитых городских проспектах и знакомых только местным жителям деревенских улочках, на которых проходит жизнь – то шумная, то тихая, но всегда интересная. По решению жюри конкурс продлен до конца 2015 года, ведь материалов, которые прислали участники, очень и очень много. Каждый хочет рассказать о родном уголке и земляках, его прославивших.

Есть живые улицы с живым населением. А если деревенька пропала, не стало ее на Сибирской земле, как тогда о ней замолвить слово, рассказать о людях, ранее ее населявших? Об исчезнувшей в Бердюжском районе деревеньке Савино в газете «Тюменская область сегодня» и других изданиях уже выходило немало щемящих сердце публикаций. От имени односельчан низкий поклон всем авторам! Но даже эти замечательные статьи не в силах осветить биографии савинцев одной улицы. Поэтому я, как бывший житель Большой улицы той деревни, хочу поведать о судьбе земляков, облюбовавших солнечный увал среди тонкоствольных берез. Однако пора в путь по тропе памяти...