×
В социальных сетях
В печатной версии

«Таких ребят, как мы, было много»

09.06.2015
00:47
12 000 детей, эвакуированных из фронтовых и прифронтовых территорий, спасены на Тюменской земле

Читать воспоминания воспитанников детских домов, слушать их рассказы о детстве, о том, как люди делились с ними последним кусочком хлеба, картофелиной, читать архивные документы, статьи журналистов без волнения и слез сложно. Как нельзя без гордости относиться к подвигу тюменцев, спасших от смерти более 12 000 детей, эвакуированных в 1941–1942 годах из прифронтовой полосы СССР.
Эвакуационные пункты

– Сотрудники эвакопункта – педагоги, врачи-педиатры, воспитатели детских домов и садов, сменяя друг друга, круглые сутки выходили встречать эшелоны, совершали обход привокзальной площади, отыскивая потерявшихся детей, также они принимали ребят из эвакуированных детдомов, – по воспоминаниям воспитанников детских домов, в которых размещались дети из фронтовых и прифронтовых территорий, отмечает Иван Кнапик. – Прямо от вагонов детей вели в столовую. На их кормление в железнодорожной столовой отводилось полчаса, потом ребят выстраивали парами, вели в баню и спецпропуск. Заботливые женские руки помогали малышам раздеться, завязать в узелок одежду, вложить записку с фамилией. Ребят стригли, мыли и одевали. В эвакопункте каждого регистрировали в специальном журнале учета, что подчас было очень сложно, малыши порой ничего не могли о себе сообщить – ни возраста, ни фамилии, ни места, откуда приехали. Записав на бумажке пункт назначения, ребятам постарше давали ее в руки, малышам складывали в карман или пришпиливали на одежду. После этого дети ложились спать. Утром, позавтракав, каждый из них должен был отправиться в свой пункт назначения.

Из воспоминаний Изабеллы Петровны Вороновой, воспитанницы Казанского детского дома: «Когда подошли к деревне, был уже день. Усталых, голодных и сильно замерзших, нас завели в помещение. Сначала решили накормить: на столы поставили большие алюминиевые тазики, на дне которых виднелся тоненький слой вареной пшеницы. Ложек не оказалось, есть было предложено руками. Дикими голодными глазами мы смот­рели на теплые зернышки, слова «Приятного аппетита!» прозвучали как команда, – и худые, дрожащие детские ручонки тут же заскользили по дну тазиков. Кто-то успел схватить больше, кто-то меньше, одни старательно разжевывали, другие глотали. Если бы нас в это время видели родные матери и отцы, наверное, получили бы разрыв сердца».

Татьяна Смольникова, руководитель школьного музея в Ханты-Мансийске, рассказала, как ее мама работала с питерскими детьми, для которых морозный Салехард стал самым теплым и родным городом. «Деток, потерявших в страшных взрывах отцов своих и матерей и опухших с голоду, выгружали на носилках. Обдорцы все, что могли, в детдом несли – оленину, рыбу, клюкву, как витамин – собачье сало, на котором пекли оладьи». Разве можно читать эти воспоминания без слез?

Энергичной, доброй, отзывчивой запомнилась Людмиле Пет­ровне Замятиной ее мама – воспитатель Омутинского детского дома Мария Федоровна Непомнящих, опекавшая сирот как родных детей. А дома у сибирских мам оставались свои детки.

Из воспоминаний Валентины Дмитриевны Вахрушевой, которая, как сегодня сказали бы, при живых родителях попала в детский дом:

«Мама с утра до ночи на работе, а дети – в поисках съестного, их уже ветром от голода качало, и тогда было принято решение: чтобы дети не погибли, отдать их  в детский дом, который находился тут же, в селе Пятково. Представляете, что это такое – попасть из семьи в детский дом, ждать у ворот маму, тайком выносить для нее из столовой кусочек черного хлеба, прятать его за пазухой и знать, что она не заберет тебя домой ни сегодня, ни  в следующий раз, ни через год? Поэтому я частенько забивалась в угол за печку и тихонько плакала там, зовя мамочку на помощь».

В силу возраста детдомовские дети не могли понять, почему порой их кормят так невкусно.

Из воспоминаний Изабеллы Петровны Вороновой, воспитанницы Казанского детского дома:

«Очень тяжелыми были первые годы эвакуации. Своих продуктов у детского дома не было, нас кормили похлебкой из мороженой капусты и картошки. Иногда не было соли, но чтобы не умереть с голоду, ели и так. Вместо чая давали забеленную молоком, чуть подсоленную воду. В 1942 году мы начали разрабатывать землю и высаживать рассаду. Воду черпали из реки, носили на коромысле два ведра. Норма на одного человека – сорок коромысел».

Путевка в жизнь

За днями шли годы. Дети взрослели, и каждый из них старался помочь фронту.

Из воспоминаний воспитанницы Викуловского детского дома Нины Михайловны Синичкиной (Сариной), родившейся в 1930 году в  г. Днепропетровске:

«Во второй половине 1941 года вместе с подругами хорошо изучила швейную машинку. Портному мастерству учил поляк Иван Григорьевич Вильчевский. Сначала шили для фронтовиков нижнее белье, а к Новому году отправили им еще и кисеты, носовые платочки, чем очень гордились.

Осенью всей школой ходили в лес собирать ягоды, грибы. Эта лекарственная и витаминная продукция сразу же отправлялась на фронт и в нашу столовую. Весной помогали колхозникам: вручную сеяли гречиху, лен, овес и другие зерновые культуры, садили картофель. Мальчиков отправляли еще и на боронование полей. Они ремнями впрягались в бороны – и за дело. Урожай собирали вручную: картофель, свеклу, репу, топинамбур. Запомнилось и то, как в 1944 году в деревнях собирали семена для посадки в республиках, освобожденных от фашистов. У сибиряков самих-то их было с гулькин нос. Несмотря на это, делились: кто ложечку, кто жменьку, кто полстакана».

Воспитанники, которые достигали 14-летнего возраста, направлялись в профтехучилища Тюмени, Тобольска, Омска, Свердловска и там овладевали различными специальностями. Впоследствии многие продолжили учебу в техникумах, вузах и стали педагогами, воспитателями детских домов, бухгалтерами, высококлассными профессио­налами-рабочими.

Видимо, поэтому в архивах не сохранилось данных о том, сколько детей было реэвакуировано, то есть вернулось в родные города. Статистику «портили» и специальные предписания: «передать детей из рук в руки». Кроме того, в Ленинград могли вернуться только те дети, у которых там жили близкие родственники. Таких детей увозили группами, сопровождали их руководители или воспитатели детских домов.

Владимир Романович Кноль, воспитанник Заводоуковского детского дома, вспоминает: «В 13 лет я запрягал быка и ездил в лес. Сам голодный, а бык еще голоднее меня. Так я ему протаптывал дорогу и рубил лес. Несмотря на все житейские тяготы и лишения, воспитанники детских домов благодарны сибирякам, которые поддержали их в тяжелые времена и дали силы выжить».
Выпускники детских домов

Люди в Сибири, по словам эвакуированных детей, были очень внимательными и гостеприимными, даже и в послевоенные годы не бросали своих воспитанников: обеспечивали жильем, помогали обустроиться и так далее. Сегодня Тюменский край гордится своими воспитанниками.

Вадим Пархоменко из Бердюжского детского дома стал членом Союза журналистов СССР, написал и издал две книги – «Вдалеке от родного дома» и «Четыре тревожных года». Книгу написал и другой воспитанник Бердюжского детского дома – Александр Шевелев и назвал ее «Сердце матери».

Александр Павлович Броун из Нижнетавдинского детдома стал кандидатом юридических наук, почетным работником высшего профессионального образования. Вячеслав Михайлович Якунин из Шаблыкинского детдома (Ишимский район) – генерал-майор в отставке, руководитель НИИ связи, лауреат Государственной премии СССР. Габриэлла Трофимовна Комлева из Нижнетавдинского детдома – прима-балерина Мариинского (Кировского) теат­ра, заслуженная артистка Дагестанской АССР и РСФСР, народная артистка СССР и РСФСР. Владимир Михайлович Комаров из Заводо­уковского детдома – выпускник первой спецшколы ВВС, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, инженер-полковник. Лев Степанович Демин тоже воспитанник Заводоуковского детдома и выпускник первой спец­школы ВВС, летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, полковник-инженер.

744Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Участники поборются за пиццу и релакс-процедуры.
Горожан 25 сентября приглашают на праздник «Ограниченные возможности – безграничные способности».
Она пройдет в рамках фестиваля «Рок в защиту животных».
Правда, для начала общественникам, выступившим с данной инициативой, предстоит выиграть президентский грант.
В Тюмени ожидается переменная облачность и небольшое потепление.
К юбилею автора любимых детских книг проводят акцию «Поздравь Командора!».
Теперь пользователи Интернета могут не только ответить на вопросы викторины, но и узнать любопытные сведения о Тюменском крае.
В Тюмени сегодня пасмурно, временами возможен дождь.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде