×
В социальных сетях
В печатной версии

Спасали детей всем миром

05.06.2015
00:46
12 000 детей, эвакуированных из фронтовых и прифронтовых территорий, спасены на Тюменской земле

О том, как жили эвакуированные в Сибири дети, до недавнего времени говорили лишь разрозненные сведения и факты. Родилась идея масштабного проекта «Согретые Сибирью», автором которого стал Иван Филиппович Кнапик, в то время директор Тюменского издательского дома. За работу взялись журналисты местных газет, работники архивов и музеев, краеведы и историки.

В годы Великой Отечественной войны не раз возникала необходимость срочной массовой эвакуации населения из фронтовых и прифронтовых городов. В тыловые районы страны вывозились дети, наспех собранные из пионерских лагерей, детских домов отдыха, школ.

Из поисково-исследовательской работы Александры Александровой, ученицы Усть-Ламенской средней школы Голышмановского района:

«Иевлева П.П., директор ленинградской школы № 254, вспоминала, что уже на седьмой день войны встал вопрос об эвакуации детей из города. «Нам объявили, что  завтра в 10 часов 30 минут эвакуация. Направление – неизвестное. Мы считаемся мобилизованными». Ночью мамы спешно вышивали на рубашечках малышей дату рождения, адрес, имя. Поезд с детьми из блокадного Ленинграда отправился 4 июля 1941 года. Матери вслед уходящему поезду что-то кричали, одни давали последние советы, другие просили: «Помните! Возвращайтесь!» Тем же, кто увозил детей, слышалось одно: «Сберегите!»

Дорога в эвакуацию оказалась долгой. Вначале ленинградских детей расселили в девяти районах Ярославской области, думали, здесь войну переждут. Но когда и до Ярославля стали долетать фашистские самолеты, решили отправить дальше – в Сибирь.

«Осторожно: дети!»

В Тюменскую область, до 1944 года в границах Омской области, первые эшелоны с эвакуированными прибыли осенью 1941 года. Особенно много их было из блокадного Ленинграда.

Из сочинения Анастасии Обуховой, ученицы Аромашевской средней школы:
«Старики рассказывали, что первых ленинградских детей район встретил в декабре 1941 года. Накануне председатель колхоза Николай Иванович Горлов попросил принести колхозников теплую одежду и одеяла. Лошадей для дальней дороги взял покрепче, в ямщики подобрал мужиков заботливых и проворных. К дугам прикрепиликрасные флажки, предупреждающие: «Осторожно: дети!». На станции Голышманово измученных дальней дорогой деток разместили по подводам, укутали в тулупы.

В Аромашево приехали рано утром, но во многих избах горел свет. Маленькие ленинградцы недоумевали: почему взрослые не затемняют окна, нарушают светомаскировку?»

Увидев деток, не могла остаться равнодушной Устинья Алексеевна Гринченко из села Малиновка Аромашевского района. Она  приютила в своем доме сразу тринадцать малышей ясельного возраста.

Принимали в одночасье осиротевших детей из осажденного города на Неве и в Омутинском районе.

Из статьи журналиста Анжелики Пайвиной, Омутинская районная газета «Сельский вестник»:

«Ленинградцев привезли! Говорят, худющие все, жуть», – сообщила хозяйка квартиры, в которой жили девушки-трактористки. Они тут же наварили картошки, отлили в бидон половину привезенного из дома молока и поспешили в Дом культуры. Сердце защемило от боли, когда увидели обессилевших детей с серыми, измученными лицами. Для настрадавшихся от голода блокадников любая еда была настоящим богатством. Вот только медики просили не кормить их помногу».

Чужой беды не бывает

В этот тяжелейший период войны всем было плохо, недоставало еды, одежды, жилья. В каждый дом пришла беда, но сибиряки не делили ее на свою и чужую, всячески старались помочь нуждающимся. По инициативе комсомольцев и женщин-общественниц села Нижняя Тавда трудящиеся Омской области собрали в помощь эвакуированным детям более 32 000 различных вещей, 1 560 метров мануфактуры, 22 000 учебных принадлежностей, 12 000 единиц различной посуды. Детские дома получили от колхозов 40 тонн мяса, 108 голов скота, 116 тонн картофеля, 47 тонн различных овощей, 37 000 литров молока, 300 килограммов масла, 4 000 яиц, много сухарей, круп, муки.

Были открыты текущие комсомольско-молодежные счета помощи детям. За три месяца на них поступило почти полмиллиона рублей, 81,2 тысячи рублей перечислили воинские части. Таких примеров множество.

Большая дружная семья

Участники проекта «Согретые Сибирью» установили, что  в  годы Великой Отечественной войны на Тюменской земле для детей, эвакуированных из фронтовых и прифронтовых территорий, создано 97 детских домов, детских интернатов и ясельных групп. В них проживало более 12 000 детей разных национальностей: русские, немцы, поляки, корейцы, евреи, украинцы, латыши, карелы, финны, калмыки, казахи и другие.

Из воспоминаний воспитанницы Викуловского детского дома Нины Михайловны Синичкиной (Сариной):

– Мы жили одной большой и дружной семьей. Всех приняли сибиряки – мужественные, трудолюбивые, добрые люди. Русского языка, как  и многие из нас, не знала. Но быстро в  школе нас  ему научили, он очень близок украинскому».

Стоит отметить, что на территории Тобольского и Вагайского районов были созданы специализированные детские дома для татарских детей. Татарские семьи, как правило, многодетные – по 8–10 и больше ребятишек росло в каждой из них. Отец и старшие братья воевали, мать, бабушка и подростки собирали для фронта дикоросы, валили и заготавливали лес; женские рыболовецкие бригады круглогодично работали на реках и озерах, поставляли на фронт рыбу. А малышей в это время, чтобы не оставались голодными и без присмотра, поселяли в детские дома. Самыми известными и большими детдомами являлись «Красный Восток» в Тобольске и в селе Большой Карагай Вагайского района.

Кроме детских домов и интернатов были созданы и работали так называемые межколхозные детские дома в Викуловском и Армизонском районах. Сотни детей, оставшихся без попечения
родителей из тюменских сел, нашли в них кров и пищу, приобщились к крестьянскому труду, стали впоследствии земледельцами.

Самоотверженный труд тоболяков

15 декабря 1941 года посольство Польши направило в Наркомат иностранных дел СССР депешу: «Польское правительство, движимое понятным чувством заботы о судьбе детей – польских граждан, лишенных на территории СССР родительской опеки, намерено приступить к постепенному разрешению проблемы оказания им необходимой помощи».

Спустя две недели в посольство Польской Республики был направлен ответ: «Народный комиссариат иностранных дел имеет честь сообщить, что  с его стороны не имеется возражений против организации приютов и дошкольных учреждений в местах размещения польских граждан с целью оказания помощи детям, оставшимся без родителей».

В итоге обоюдного решения осенью 1942 года в  Тобольске был открыт детский дом для польских детей. Вначале в нем нашли приют 47 детей, а в конце 1943-го их насчитывалось уже 127. В июне 1946 года дети выехали на родину – в Польшу.

Стоит отметить, что польское и советское правительства высоко оценили самоотверженный труд тоболяков. Бронислава Владиславовна Соловьева, директор детского дома, получила благодарность от польского посла, а Советское правительство наградило ее орденом Трудового Красного Знамени. Правительственных наград удостоены и другие работники.

«Вставай, Иван пришел!»

Для многих эвакуированных детей Тюменский край стал вторым родным домом. Одна из них Лю Чу-Сан. Ее вместе с двумя братьями и сестрами привезли в Советский Союз из Китая, когда девочке было три года. Во Владивостоке дети потеряли друг друга, а Лю вместе с сестренкой попали в  Тюмень, их поселили в доме малютки, который в то время находился напротив сетевязальной фабрики. Потом ее перевели в один из детских домов Тюмени.

– Помню, за детдомом был пустырь, там солдаты учились во-евать, – рассказывает Лю. – Часто они заходили к нам в гости, угощали кусочками сахара. По-русски говорила очень плохо, поэтому сторонилась всех, играла одна с самодельной куклой. Однажды солдат, показывая на меня, спросил: «А это кто такая молчаливая?» Затем подошел, взял меня на руки, спросил: «Как зовут?» «Ее зовут Чусана», – ответили дети. Я прижалась к нему, и он угостил меня кусочком сахара. Потом стал приходить в свободное время, играл со мной. Однажды, в сончас, ребятня закричала: «Чусана, вставай, Иван пришел». Я забралась ему на руки, и так тепло, хорошо мне стало. А он и говорит: «Проститься пришел, меня на фронт отправляют». Больше я его не видела.

Лю Чу-Сан пришлось пожить в Ялуторовском, Заводоуковском, других детских домах, с 1947-го по 1950-й годы жила в Усть-Ламенском. В четырнадцать лет поступила в ремесленное училище, получила специальность токаря, потом осваивала целинные земли, но всегда ее тянуло в Усть-Ламенку. Приехала, обосновалась, стала Лю Чусан Трушниковой (в обиходе тетя Люся).

Продолжение следует.

1433Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи