×
В социальных сетях
В печатной версии

Автомат сломался, а боец выдержал

07.05.2015
00:45

70 лет прошло со дня Великой Победы. С каждым годом все более давними становятся эти четыре кровавых и страшных года войны. Как правило, ветераны Великой Отечественной не очень охотно рассказывают о своей боевой молодости – приятного в войне нет ничего. Но сейчас, в год большого юбилея, во времена, когда все чаще совершаются попытки переписать историю, делиться воспоминаниями о тех годах жизненно необходимо. Ради того, чтобы не было новых войн.

– В ноябре 1942 года мне исполнилось 17 лет, а в декабре уже призвали в армию, – начинает рассказ Михаил Петрович Терлеев.

– Ты расскажи с самого начала, как призвали тебя, как  у вас в училище диверсантов разоблачили! – вступают в разговор дети.

Сегодня в небольшой светлой квартире волнуются все: и герой встречи, и пришедшие поддержать дети и внучка. О военном прошлом отца и деда Терлеевы рассказывают все вместе, как общую историю семьи.

– Мы из села Дубровного (тогда еще Омской области) собрались на лошадях в Ишим. Неделю не могли выехать – стояли такие морозы, что нозд-ри у лошадей замерзали и они не шли, – Михаил Петрович на секунду задумывается. – Я ведь вообще мог на фронт не попасть – наш батальон в училище чуть не взорвали. Нас там почти не кормили, вот все курсанты и написали обращение в штаб. Приехало начальство, училище закрыли. Оказалось, вовремя – все здания были заминированы, только кнопку оставалось нажать, и взлетело бы все в воздух.

Курсантов откомандировали в школу младших командиров в город Иланский Красноярского края. «Снайперское умение давалось мне хорошо, – вспоминает Михаил Петрович, – все упражнения на отлично выполнял. Как начальству хотелось оставить меня в «учебке»! Но  я не поддался, ушел на фронт». После училища Михаил Терлеев был откомандирован на Украинский фронт командиром отделения автоматчиков в первый гвардейский ордена Ленина механизированный корпус.

Боевое крещение молодой командир принял под Харьковом. Батальон, где он служил, бросали в самые тяжелые точки одним из первых. После боя тех, кто сумел выжить, отправляли на переформирование – и снова на «горячий» участок фронта. «После освобождения Харькова из всего батальона выжили только 28 человек, – Михаил Петрович замолкает ненадолго. – А в бой пошли почти 600».

В ноябре 1944-го Терлеев попал на Третий Украинский фронт – освобождали Юго-славию, потом Венгрию: Будапешт, Секешфехервар, озеро Балатон. За это время Михаил Петрович дважды был ранен, получил контузию. В Венгрии пришлось выходить из окружения, и там в одном из боев ему пригодились снайперские навыки: «Проснулся, а немецкие танки утюжат наши укреп-ления: по одному высовываются их солдаты из башни и в окоп гранату кидают. Я схватил автомат ну  и снял троих. А больше не успел, танк назад отъехал да вдарил прямой наводкой… Засыпало нас тогда».

Спокойно, как  о чем-то обычном, рассказывает Михаил Петрович, как наутро очнулся в земляном мешке, как откопал себя и оружие, выбрался из несостоявшейся могилы и пополз через кукурузное поле. «Увидел кого-то, хотел стрелять, а автомат заклинило – не выдержало оружие. Отец выдержал, а автомат сломался, – рассказывает сын. – Ему кричат, а он оглох – не понимает. Только когда подбежали и скрутили, понял, что свои».

Теперь уже как забавный случай вспоминает ветеран, что однажды чуть не расстреляли его как дезертира: убежал после очередного ранения из госпиталя, вернулся в свой батальон, и оказалось, что прежнего командира убили. «Меня тогда противник спас, началось наступление, а лейтенант ни разу в бою не был. Дал он мне пулемет Дегтярева, я им отсекал пехоту, а однополчане закидывали танки гранатами».

Последнее ранение Михаил Терлеев получил 15 марта 1945 в битве при озере Балатон: «До сих пор помню, как открыл глаза, а пожилая медсестра заплакала: ты  у нас, сынок, уже 20-е сутки лежишь. В госпитале и встретил Победу».

За боевые заслуги Михаил Петрович Терлеев награжден орденом Отечественной войны первой и второй степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и многими другими.

После войны Михаил Терлеев вернулся в колхоз, выучился на электромонтера. В родном селе стал начальником первой «гидроэлектростанции»: на речушке своими силами установили турбину, которая снабжала электричеством три совхоза. Когда район электрифицировали, Михаил Петрович перешел в качестве дежурного на подстанцию «Бегишево» Тобольского РЭС, потом перевелся в Тобольск, где  и проработал до пенсии. Единственное, о чем жалеет, что не удалось снять инвалидность. После последнего ранения его комиссовали со второй группой. «Много раз посылали на комиссию, и в Тюмень ездил, а так и не сняли, – расстраивается ветеран. – У тебя, говорят, нога не двигается, контузия, сердце больное после войны».

– Но жили мы исключительно хорошо, – тут же улыбается Михаил Петрович, – везде с женой вместе, с самой войны. И дети хорошие у меня, и внуки. Сыновья оба отслужили, старший дважды получал похвальные грамоты. Второй у меня на границе с Китаем служил, большой специалист по рациям. И дети, и внуки поддерживают, помогают. И про войну часто расспрашивают, это правильно. Нельзя нам забывать…

209Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
По всей стране в ноябре пройдёт этнографический диктант.
Тюмень вновь радует горожан теплым солнцем.
Знаковым событием для комсомольцев ХХ века стало открытие памятника «Молодым созидателям земли Тюменской». Вспоминаю конкурс работ архитекторов, претендовавших на его разработку.
Настасью Самбурскую видели на рынке "Михайловском".
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи