×
В социальных сетях
В печатной версии

Один день детства

13.03.2015
00:22
О трех улицах деревни Ивановки вспоминает наша читательница Рита Болотова

Ясное морозное утро. Бежит Ритка по деревенской улице – скрипит под валенками-самокатками снежок. Смотрит девчонка на солнце – щурится. Себя оглядывает – любуется новым зеленым пальтишком. Сзади «торопят» деревянные саночки с прикрепленным сверху фанерным ящиком. В этом ящике, когда Ритка была маленькой, ее возили родные. Сейчас в нем сидит кукла. Торопится девочка в школу, где мама преподает немецкий язык...

Добежала до двухэтажного деревянного дома. Остановилась. Смотрит на тополей-великанов в зимнем убранстве. Бабушка Анисья рассказывала, что  в этом доме когда-то жил поп со своей семьей. А теперь здесь обитают фельдшерица и акушерка и находится медпункт. Напротив стоит церковь, но без куполов: там теперь клуб, куда Ритка с мамой ходят по вечерам смотреть кино (с собой табуретку несут, потому что казенных скамеек на всех зрителей не хватает). Она редко досматривает фильм до конца – засыпает. Хорошо, что квартира, которую они снимают у бабушки Анисьи и дедушки Степана, недалеко... Кино – это всегда здорово! Вот  и сейчас девочка уставилась на афишу, хотя читать пока не умеет. Но ничего, вечером они  с мамой все узнают!

Бежит Ритка дальше, подпрыгивает. Навстречу – пожилая зырянка с бидончиком. Видимо, относила молоко на молоканку, которая находится на другой улице в конце деревни.

– Куда Ридочка бежит? – спрашивает женщина.

– В школу! – мимоходом отвечает девочка и устремляется дальше.

Ридочкой в деревне ее называют многие местные. Почти все они зыряне и говорят на зырянском языке, но знают и русский. Поэтому и Рита для них Рида. Ритка понимает по-зырянски, даже стишки знает. Среди распространенных зырянских фамилий тут – Болотовы, Катаевы, Жилины, Ворсины. Фамилия Изаак звучит необычно. Это фамилия Ритки и ее мамы. Мама, немка, спецпереселенка, после демобилизации из трудармии направлена на работу в Ивановскую школу. В декабре 1949 года два дня шла за санным обозом из Ялуторовска до Ивановки – а это 70 километров! Девочка родилась в апреле 1950 года. Зимой на санях, а летом на телеге мама с дочерью за тридцать километров ездят отмечаться в комендатуру. Да, ребенок тоже должен присутствовать! Кстати, Ритке нравятся эти поездки.

...Дальше бежит Ритка. Возле магазинчика убирает снег сторожиха. В этом магазине мама покупает конфеты, пряники, подсолнечное масло, комковый сахар, фруктовый чай  в пачках и керосин для лампы – в деревне нет электричества.

Вот добралась уже до переулка, в который нужно свернуть, чтобы попасть в школу. На углу улицы и переулка стоит правление колхоза. Здесь мама получает деньги за то, что воспитывает ребенка одна... Замуж за Риткиного отца она вышла в трудармии, но их совместная жизнь не сложилась. Хорошо девочке с мамой Адиной и ее сестрой Эльвирой. Пока мама в школе, девочка с тетей по хозяйству управляются: за поросенком, пятью курочками да сердитым петухом ходят.

Вот и школьное крыльцо! Свои саночки девочка оставила у входа. Внутри тихо – идет урок. Только в технической кто-то звенит стаканами – там готовят чай для учеников.

– Ольга! Мамка в каком классе?

– В пятый ушла, – доносится голос Ольги Степановны.

Не один раз Рита бывала в храме знаний, расположение классов знает. Она находит нужную дверь, переводит дух  и стучит. Адина всегда говорит, что без стука, если идет урок, в класс входить нельзя. Мама открывает дверь и впускает дочь. Та тихонечко, чтобы не мешать пятиклассникам, проходит к последней парте, снимает пальтишко и шапку, рукавички кладет в карман, чтоб не потерять, и садится за парту. Парта, конечно, великовата, но ничего. Мама дает листочек бумаги и карандаш. Ритка начинает рисовать. А на перемене снова побежит дальше, будет вспоминать лето…

Рядом со школой через проулочек располагается большой колхозный амбар. Здесь в огромных сусеках хранится зерно, наваленное большими кучами. Риткина подружка, мать которой работает кладовщицей, часто зовет ее сюда играть. Они разгребают ручонками пшеницу, жуют ее, пока та не становится вязкой как жвачка. Перед входом в амбар – большая площадка, одной стороной выходящая на школьный двор, а другой – на клубный. Справа от амбара крытое тесом место. Под этой крышей стоит молотилка (ток), где деревенские бабы и мужики молотят, просе-
ивают пшеницу и рожь. Напротив тока находится высокая пожарная каланча. Внизу под каланчой – стойло для двух лошадей. Ритка с подружками любят взбираться на эту каланчу по деревянной лестнице: встанут коленками на скамейку и смотрят на деревню. Она перед ними как на ладони. Даже виден хутор в трех километрах от Ивановки. На каланче под крышей подвязана железяка, в которую бьют в случае пожара. Еще висит радио, похожее на рупор. Оно повернуто на школьный двор, и с утра до позднего вечера можно слушать разные передачи, сверять время. Но это в теплое время года, а сейчас зима.

...Прихватив саночки, по Малой улице, самой короткой в деревне, Ритка побежала на молоканку. Там  в бондарке работает отчим. Мама объяснила дочке, что Борис – друг юности. Оба – немцы из одной деревни, разлученные войной. Но теперь встретились и стали жить вместе. Ритке все равно: родного отца она не знает, а дядя Боря Типпель – хороший человек. В бондарке хорошо: пахнет смолой и свежей стружкой, наваленной у верстаков. Дядя Боря делает бочки для масла, которое сбивают на молоканке, а потом отправляют за границу. Когда выдавалась свободная минута, отчим мастерил для падчерицы лыжи. Сейчас те сушатся за печкой. Обед: дядя Боря дает Ритке кружку с закваской и краюху хлеба. Это самая вкусная на свете еда!

Но надо возвращаться домой, на улицу Большую, самую длинную в Ивановке. Одна из подружек живет на улице Комаровка – она недалеко от леса. На последней деревенской улице, той самой Малой, находятся животноводческая и птицеводческая фермы.

Смеркается. Мама, наверное, дома, но скоро снова уйдет в школу, чтобы во вторую смену учить взрослых. И вернется она, когда Ритка будет уже спать…

…Прошло 60 лет. Идет Рита Ивановна той же дорогой, что  в детстве. Все изменилось: нетпоповского дома, огромных тополей, клуба – он сгорел, когда девочка училась в седьмом классе. Сейчас здесь стоит новый, небольшой, но очень уютный центр досуга и отдыха. На месте правления колхоза выстроена красавица-церковь. Здание, в котором оно находилось, переведено туда, где была старая деревянная школа – тут почта. Наискосок от храма – современный медпункт. Новая двухэтажная школа расположилась на месте бывших огородов. Ей Рита Ивановна отдала 37 лет. На месте молоканки строили молокозавод, теперь устроили пилораму. Нет ферм. Зато к трем улицам прибавилось еще две: Новая и Молодежная.

Да, жизнь продолжается. Еще через 60 лет будет совсем не узнать родную деревеньку. Возможно, она исчезнет с карты России. А может, простоит пару веков. Зыряне, с основания деревни жившие в Ивановке, говорившие на родном языке и чтившие обычаи предков, почти все умерли. Молодежь бежит за работой в города. Но приезжают северяне-пенсионеры: выкупают дома, перестраивают их на свой вкус, собираясь жить еще долго и счастливо. Ведь Ивановка расположена в живописном месте на берегу богатого рыбой Тобола, в окружении грибных и ягодных лесов. Летом – пыльная и жаркая, зимой – свежая и морозная. Тихая моя родина.

к читателям

■ Уважаемые участники конкурса «Сибирская глубинка. Родная улица моя: день вчерашний – день завтрашний», спасибо, что поддержали идею редакции «Тюменская область сегодня» и спешите рассказать о родных местах, в которых прошло ваше детство, где живете и трудитесь сейчас. В планах – публикация воспоминаний об улицах Тюмени, Тобольска, Ханты-Мансийска, Ишима, Исетского, Бердюжья, Ларьяка, Кулаково. Не забывайте, что на рассмотрение жюри принимает аналитические, репортажные, историко-краеведческие материалы, зарисовки и очерки, но не стихи. Учитывайте это требование, берясь за перо!


Рита БОЛОТОВА, с. Ивановка, Ялуторовский район

722Просмотров

значимо

Это письмо поразило и порадовало конкурсную комиссию. Оно открыто, оголено, нежно и трепетно, словно душа, и в то же время заставляет о многом задуматься. То, что в детстве было большим и весомым, сейчас кануло, потерялось. Вместо одних зданий высятся другие. Да, современные, модные, красивые. Но со стариной уходит первобытный дух населенных пунктов. Нет бытия – одна гонка за призрачным счастьем. Уважаемые читатели, оглянитесь вокруг и постарайтесь сберечь то, что еще не пропало.

Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.

значимо

Это письмо поразило и порадовало конкурсную комиссию. Оно открыто, оголено, нежно и трепетно, словно душа, и в то же время заставляет о многом задуматься. То, что в детстве было большим и весомым, сейчас кануло, потерялось. Вместо одних зданий высятся другие. Да, современные, модные, красивые. Но со стариной уходит первобытный дух населенных пунктов. Нет бытия – одна гонка за призрачным счастьем. Уважаемые читатели, оглянитесь вокруг и постарайтесь сберечь то, что еще не пропало.