×
В социальных сетях
В печатной версии

По следам холода к тайнам Вселенной

16.01.2015
00:41
Лед обладает десятками функций, которые можно использовать во благо страны и здоровья

От науки, которой занимается тюменский академик РАН Владимир Мельников, кажется, должно веять ледяным холодом – вечная мерзлота внушает трепет и почтение. Что готовит землянам небесная канцелярия: потепление или похолодание?

Именно этот набивший оскомину вопрос принципиально не прозвучал в интервью. Потому что области знания, которые изучает ученый с мировым именем, председатель президиума Тюменского научного центра, столь обширны, что грех было не воспользоваться случаем и не поговорить об Арк­тике, науке и ее перспективах. Владимир Павлович – это не только наука о холоде, это еще аристократизм и огромный кругозор, теория и практика, неторопливость и юношеский блеск больших зеленых глаз, философия и... поэзия.

Ледяное богатство

– Недавно вернулся из Салехарда с конференции по Арктике и до сих пор нахожусь под ее впечатлением, – рассказывает академик. – Интерес к перспективам ее освоения очевиден, у России появился арктический вектор развития экономики. В последнее время, когда обострилась гео­политическая ситуация, вводятся экономические санкции против нашей страны и начинается «холодная война», все это только подтверждает, что надо основательно заниматься Севером и непосредственно Арктикой. Постановления правительства, указания президента страны о развитии Дальнего Востока, Сибири становятся все более актуальными.

– Владимир Павлович, вопрос дилетанта: почему надо устремляться именно в Арктику, в холод? Ведь нельзя сказать, что все просторы страны освоены.

– Речь идет не просто о богатствах, а о наших территориях, границах, безопасности. В последние годы все чаще говорят о границах Арктических шельфов: пока на континентах хватало полезных ископаемых, отношение к «разделу» Арктики было почти безразличным, более того, на середину прошлого века пришелся холодный климатический цикл. Потом вдруг объявили глобальное потепление, и кому-то оно стало выгодным. Начали менять газ в баллончиках, чтобы не усугублять парниковый эффект и климатические изменения...

Действительно, в природе все подчинено циклам. Льдов в Арк­тике стало меньше, она стала более проходимой для кораблей, подводных лодок, и вопрос о секторах Арктики обострился. Продолжением чьих шельфов являются подводные хребты Ломоносова, Менделеева? Россия доказывает, что они наши. Есть и исторический опыт – российские полярники поднимали флаги на арктических островах, на полюсе.

Раньше мерзлотоведы работали в содружестве с отраслевыми институтами, выполнявшими функцию прикладной науки, но за последние 20 лет в стране осталась пятая часть этого потенциала, то есть отраслевая геокрио­логическая наука уничтожена. Мы остались узким сообществом в основном в Академии наук плюс несколько организаций в виде ООО или ЗАО, появившихся на базе бывших отраслевых институтов. Возможности сократились, уменьшилось количество метеостанций, полигонов и стационаров, где проводились исследования. Поэтому все силы бросили на решение наиболее актуальных задач: разрабатывали методы строительства, укрепления оснований фундаментов, новые принципы картирования... Это скромно по сравнению с масштабом распространения мерзлых пород России, которыми мы разбогатели после распада Советского Союза, где мерзлотой было занято 48 процентов, а ныне в России она занимает около 70 процентов территории. Речь идет о глубоком промерзании горных пород, а если принять сезонное промерзание, то значительная часть страны связана с криогенными (рожденными холодом) процессами.

– Что это значит?

– Это означает особые условия строительства, ведения сельского хозяйства, развития инфраструктуры на мерзлоте, что в России (и ранее в Советском Союзе) не  в полной мере учитывается. Многие документы устарели, проводится немало формальных исследований, которые не удешевляют, а удорожают строительство. Пример? Мы все являемся свидетелями того, как по нескольку раз в год ремонтируются дороги, особенно на пучинистых грунтах.

– Таким образом, ваши призывы к опоре на научные результаты – это глас вопиющего в пустыне?

– Во многом так оно и есть, хотя крайне малочисленный коллектив ученых мерзлотоведов вносит существенный вклад в развитие страны в Арктическом направлении. Многие уповали на то, что углеводороды еще очень долго будут поить-кормить страну, но пришло время вспомнить о других возможностях сделать экономику эффективной даже в условиях ограничения в финансовых ресурсах, а это прежде всего диверсификация экономики. Надеемся, что «жизнь в окопах» заставит пересмотреть некоторые незыблемые принципы и вспомнить опыт СССР в предвоенное десятилетие (1931–1941 гг.), обеспечившее победу России в Великой Отечественной войне. В этом плане порадовала позитивная настроенность арктической конференции в Салехарде.

От науки требуют не только новых знаний (по уставу Академия наук должна заниматься фундаментальными исследованиями), но соответствия мировому уровню и передачи знаний для реализации. Линейка жизненного цикла от идеи до продукта – это всего 1 процент затрат на фундаментальную науку, 10 процентов требуют опытно-конструкторские работы, а доведение продукта до прилавка составит почти 90 процентов затрат. Эта цепочка у нас не работает. Ученые честно нарабатывают свой 1 процент, но от них требуются публикации за рубежом, то есть об идеях и изысканиях надо рассказывать «по секрету всему свету». В итоге получается, что ученых вынуждают работать на иностранный бизнес, где технология от идеи до продукта давно налажена.

Между прочим, в советский период во главе Госкомитета по науке и технике стояли академики – авторитеты, к которым прислушивались в Политбюро. Во время Великой Отечественной войны стало особенно понятно, что сделала наука для победы: через два года после начала войны у Советского Союза была практически лучшая техника на земле и в воздухе.

От холода к философии
– Банальный вопрос – что будем делать?

– За Институт криосферы Земли могу говорить с гордостью. Нам удалось реализовать новые подходы к управлению и организации науки, чтобы сложнейший объект – криосферу – изучать со всех сторон. Мерзлотоведение – молодая наука, она родилась в 1927 году, когда ее основоположник Михаил Сумгин опубликовал книгу о мерзлоте, но ее долго не допускали в перечень самостоятельных наук. К сожалению, многие ученые были дезориентированы введением в книгу, которое написал издатель. Он высказал крамольную мысль о том, что мерзлота – отрицательное явление, с ним надо бороться всеми силами науки до ее полного уничтожения. В ту эпоху в основном боролись. Помните мичуринский тезис: «Мы не можем ждать милости от природы. Взять их у нее – наша задача». Это призыв не к гармонии с природой жителя Земли, а к борьбе с ней. Сейчас, конечно, понятна ограниченность и почти полная зависимость человека от природы. Есть пределы, за которые он, скорее всего, никогда не выйдет. Человечество, вероятно, исчезнет прежде, чем откроет истинные тайны Вселенной.

– Это уже философия?

– В философии удалось создать новое направление с красивым названием – криософия, система представлений о холодном мире. Вслед за несколькими публикациями меня даже попросили стать членом философского совета по защите диссертаций в ТюмГУ. Когда накоплены знания, начинаешь заглядывать за пределы того, чем занимается современная наука. Чтобы двигаться дальше, нужны почти фантастические идеи. Философия затрагивает вопросы, которые не укладываются в существующие знания, ориентирует на поиск новых смыслов бытия, она заставляет ищущих людей снимать ограничения и таким образом влияет на развитие фундаментальной науки.

Вслед за криософией появилась и... – криотрассология, она занимается поисками следов, оставленных криогенными процессами, условиями и образованиями во времени и пространстве.

– Зачем нужны следы холода?

– Чтобы наука заняла достойное место в решении проблемы мироздания и  происхождения жизни на Земле. Геологи давно «рисуют» картины с ледниковыми и межледниковыми периодами, этим процессам более 2,5 миллиарда лет. Философы говорили: все в этом мире взаимосвязано и взаимообусловлено. То же самое образно высказал и Козьма Прутков: щелкни кобылу в нос и она обязательно махнет хвостом (смеется).

Углубляясь в раннюю историю планеты, можно попытаться ответить на вопросы, с чего все начиналось. Есть два подхода. Одни считают, что сначала Земля походила на снежок и только потом разогрелась, другие уверены в обратном. В любом случае установление истинного происхождения планеты и зарождения жизни не может обойти связи этих явлений с холодом. Когда в прослойках льда, чей возраст датируется 2–3 миллионами лет, находишь бактерии, сохраняющие жизнеспособность, задумываешься. Ведь они каким-то образом туда попали, законсервировались и приобрели способность сохранять жизнь в течение десятков тысяч, а может, миллионов лет. Надо разрешить подозрение в том, что они не попали туда из почвы. Почему раньше так не считали? Потому что в голову вбили понятие о вечности свойств мерзлоты. В настоящее время альтернатива такому подходу доказывает, что мерзлота проницаема и чувствительна к любому воздействию.

– Загадочные провалы-воронки на Ямале из той же цепи?

– Вы знаете, это не провалы, а выбросы. В 1997 году я писал про нечто подобное на шельфе Баренцева моря. Сейчас копья ломают о причинах, оценивают, насколько опасны такие воронки для созданной и новой инфраструктуры. С моей точки зрения, их появление вызвано человеком. Вспомните испытания ядерных бомб на Новой Земле. В сущности, это встряска, сопоставимая с мини-извержениями вулканов. Сей­смически спокойную территорию стали сотрясать взрывы, а лед реагирует на малейшие колебания, это хрупкое вещество дало массу трещин. Когда предыдущие годы на Севере оказались аномально теплыми, прочность перекрытия уменьшилась, давления скопившихся газов на глубине в десятки метров хватило для выброса льда, грунта и воды. О связи с испытаниями в 70-е годы говорит то, что эти воронки взрывов располагаются на шельфах и территориях вокруг Новой Земли.

Конечно, добыть доказательства для такого утверждения практически невозможно, но эти явления сразу стерли образ вечности мерзлоты. Повторюсь: она проницаема и чувствительна к внешним воздействиям.

Россия обладает 70 процентами территории с этим явлением. Поэтому, когда обозначился арк­тический вектор развития, как можно обойтись без новых подходов к мерзлоте? В противном случае человечество может себе навредить! Но речь идет не только об опасности, но  и о криогенных ресурсах, которые пока не научились использовать.

– Каким образом можно применять холод?

– Сравните стоимость литра бензина и 300-граммовой бутылочки воды в аэропорту, она обойдется вам в три раза дороже. Мерзлота и лед – это и замороженная вода. Вспомните про то, что миллиард людей не имеет доступа к качественной воде, что через два года намечается всеафриканская война за воду Нила. А у нас – такое богатство, ледовый щит на Земле Франца Иосифа, речные льды, горные ледники в  масштабах, о которых многие страны лишь мечтают. Их надо хранить, это наше будущее. Сочинские комплексы для зимних видов спорта – одно из лучших напоминаний о ресурсах холода. Нефть и газ – невозобновляемые ресурсы, а вода и лед – основа жизни – возобновляются природой. Нужно менять к ним отношение. Природа хрупка, трудно удержать в гармонии ее  и человека, и потому надо учитывать рекомендации ученых при разработке законов, инструкций и норм. Это касается не только экологии, но  и любой сферы деятельности в Арктической зоне.

Дела насущные
– Вы также являетесь сопредседателем штаба регионального отделения Народного фронта, доверенным лицом президента страны.

– Это большая ответственность. Важно не превратить движение в бюрократический инструмент. Движение не может заниматься персональными проблемами, для этого есть другие организации, но если видны какие-либо системные недоработки в законах, в работе правительства, в отношении к рядовому человеку, предлагаю вступать в наши ряды и искать пути решения. Правда, встречаются, казалось бы, тупиковые ситуации. Но  вот удалось помочь одинокой пенсионерке, проживающей в доме – историческом памятнике. Ей  предложили выселиться из дома или оплатить непосильную для нее сумму на восстановление памятника. Встретились, побеседовали, и компромисс был найден. А главное, женщина обрела новую меблированную квартиру, на радость всем конфликт был исчерпан.

Необходимо способствовать скорейшей реализации майских указов главы государства. Каждое его Послание является конкретным руководством к действию. Например, в нынешнем обращении Владимир Путин подчеркнул, что страна в силах удвоить объем дорожного строительства. У меня на столе лежит документ с немецкими технологиями строительства дорог, но мы сделали их лучше и дешевле, используя диатомиты. Теперь в Тюмени строится завод, большая подготовка идет в Новом Уренгое, где также будут выпускать готовый продукт для дорожного строительства, а в соседней Свердловской области выделяется карьер и промплощадка для производства полуфабриката для диатомитового пеностекла – теплоизоляционного и дренирующего материала.

На конференции в Салехарде я сказал, что заниматься только любимым делом – фундаментальными исследованиями ученые не имеют права. Да, прикладная наука во многом утеряна, но ее надо поднять, исходя из нового продукта, который ученые могут выдавать на-гора своими знаниями. Пример – арктические дороги. Как можно осваивать Арктику без дорожной инфраструктуры? Строить по старым технологиям дорого, и на ремонт будут уходить огромные суммы, нужны новые материалы и технологии, о которых не устает напоминать Владимир Путин.

Диатомитовый проект – один из тех, к реализации которого мы готовы на основе запатентованных технологий. Кстати, он становится общероссийским. А еще есть бактерии из мерзлоты, которые можно употреблять в виде препаратов-адаптогенов или как ранозаживляющее средство (технологии также запатентованы). Правда, из-за бюрократических препон их пока нельзя увидеть в продаже, но за границей их уже используют.

В своих статьях я расписал десятки функций льда, которые можно применять. Между прочим, лед является основным компонентом многих небесных тел: планет, комет, колец Сатурна – ювелирного изделия Солнечной системы. Только представьте себе огромный диаметр при толщине кольца изо льда всего в три метра! Тончайшая работа!

Когда в космос полетели аппараты, представления о льде претерпели коренной пересмотр: в одной из статей я писал, что лед намного старше воды. Значит, не у воды, а у льда три агрегатных состояния – твердое, жидкое и газообразное.

– Криосфера привела вас в философию, а когда началось увлечение поэзий?

– Примерно в 20 лет. Кратко выразить чувства, мысли может только поэзия, причем у каждого человека она рождает свои образы и мысли, понимание происходящего. Не скажу, что специально пытался что-то сочинять: стихи приходили сами, я их просто записывал.

Отец и мать были сиротами, но смогли многого достичь. Папа был знаком со многими великими учеными, писателями, путешественниками. Это Отто Шмидт, Василий Ажаев, Александр Твардовский, Константин Симонов... Василий Николаевич Ажаев, которому я показал стихи, предложил их опубликовать, но  я отказался, так как решил, что это должно остаться личным делом, а заниматься надо наукой! В 17 лет меня познакомили с Беллой Ахмадулиной, Евгением Евтушенко. Со временем почувствовал влияние на мои жизненные принципы, на оценку происходящего этих молодых и других взрослых творческих личностей.

Стихи не издаю, но сестра собрала их  и опубликовала небольшим тиражом. Пишу в основном к датам и каждый год отправляю 200–300 адресатам. Так что поклонники есть по всей стране (улыбается).

– Владимир Павлович, наступил Новый год. Что вы пожела­ете читателям газеты?

– Радоваться тому, что Россия и ее граждане отличаются от прочих стран и народов тем, что богаты криосферой Земли. Мы – самая холодная индустриальная страна, у нас самые большие криогенные ресурсы. Присмотритесь, придумайте, запатентуйте новые способы их использования, и вы приблизите нас к более светлому будущему за счет отечественного богатства – холода. С Новым годом! И пусть отморозятся те, кто до сих пор не понял российского менталитета, забыл про нашего извечного союзника – мороза, связавшего свою силу с нашим прошлым, настоящим и будущим.

Досье

Владимир Павлович МЕЛЬНИКОВ,

академик РАН, директор Института криосферы Земли СО РАН, председатель президиума Тюменского научного центра СО РАН.:

■ В 1962 г. окончил Московский геологоразведочный институт им. Орджоникидзе. ■ С 1978 г. – доктор геолого-минералогических наук. ■ С 1984 по 1985 гг. – заместитель директора Института геологии и гео­физики СО АН СССР (по развитию работ в Тюменской области). ■ С 1985 по 1991 гг. – директор Института проблем освоения Севера СО АН СССР (Тюмень). ■ С 1991 г. и по настоящее время – директор Института криосферы Земли СО РАН, председатель президиума Тюменского научного центра СО РАН. ■ Член-корреспондент Королевской академии наук Бельгии (2000 г.), академик РАН (2000 г.). ■ Автор и соавтор более 260 научных работ, среди них 13 монографий и 29 изобретений. ■ Награжден орденами: «Знак Почета» (1986 г.), Почета (1997 г.), «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2011 г.), лауреат премии правительства РФ (2004 г.). ■ Является доверенным лицом президента РФ Владимира Путина.

484Просмотров

перспективы

Россия – самая холодная индустриальная страна, у нее самые большие криогенные ресурсы. Присмотритесь, придумайте, запатентуйте новые способы их использования, и вы приблизите нас к более светлому будущему за счет отечественного богатства – холода.

Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Все, чем по праву гордится православная культура, можно найти в выставочном зале.
Штаб-квартира «Серебряных волонтеров» открылась в областной столице сегодня, 16 ноября.
Во Всемирный день памяти жертв дорожно-транспортных происшествий в Тюмени почтили память жертв дорожно-транспортных происшествий.
С 2019 года популярные телеканалы переходят на вещание в цифровом формате. Цифровое эфирное телевидение — это 20 каналов без абонентской платы. Они будут доступны всем россиянам уже в конце 2018 года
Обряд провел митрополит Тобольский и Тюменский Димитрий.
Победительница будет бороться за титул «Мисс Россия».
Семинар-практикум провел главный редактор сетевого журнала «Русская православная психология» и порталов кризисной помощи memoriam.ru и boleem.com Михаил Хасьминский.

перспективы

Россия – самая холодная индустриальная страна, у нее самые большие криогенные ресурсы. Присмотритесь, придумайте, запатентуйте новые способы их использования, и вы приблизите нас к более светлому будущему за счет отечественного богатства – холода.