×
В социальных сетях
В печатной версии

Сибирский храмостроитель Варлаам (Петров)

24.12.2014
00:28
За 33 года пастырского служения архиепископа Варлаама в Тобольской губернии открылось 38 храмов

Тобольск, облик которого нам так привычен, приобрел его примерно два века назад. И насколько же была верна и талантлива рука того творца, оставившего непогрешимый рисунок улиц, контуры храмов и главную доминанту кремлевской панорамы – колокольню Софийского двора.

Это о внешних чертах города, сохранивших в себе и пышность, и строгость, и классический контур, без чего сегодня его невозможно представить.

Второй краеугольный камень, заложенный тогда же: академическая структура обучения, созданная по образцу лучших классических учебных заведений, давшая основу всему сибирскому образованию – Тобольская духовная семинария, получившая среди современников полушутливое название «Сибирские Афины». И без ее существования невозможна была бы культурная атмосфера в некогда необразованном краю, оказывающая влияние на всех нас  и по сей день.

Современник Ломоносова, Державина, Карамзина

И в первом, и втором начинании самое активное участие принимал один из сибирских святителей, чье имя приходит на память далеко не каждому знатоку истории прошлого Тобольска. Это архиепископ Варлаам (Петров) (1728–1802 гг.), остававшийся на своем посту почти тридцать три года (1768–1802 гг.) и чьи мощи находятся ныне в храме Святой Софии. Он был современником Ломоносова, Державина, Карамзина и многих замечательных личностей восемнадцатого столетия.

Он родился в семье московского священника Петра Шапошникова на третий год после того, как ушел из жизни великий российский преобразователь Петр I. Через два года появился на свет его брат, известный как Гавриил (1730–1801 гг.), ставший затем митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским. И тот, и другой избрали путь духовный, оставив о себе память значимую и весомую, а потому оба вписаны наряду со своими современниками в анналы российской истории. Возможно, родитель их встречался с первым российским императором, как никак церковь, где он служил, находилась вблизи Московского Кремля, и наверняка рассказывал сыновьям о преобразованиях, происходящих у него на глазах. Во всяком случае, дух той эпохи дети должны были впитать с малолетства.

До назначения в Сибирь святитель Варлаам прошел путь от инока до игумена старинных православных монастырей вначале Псковской, а затем Тверской епархии. То были центры книжности, иконописания и строгого монашеского образа жизни, что  и вобрал в себя будущий сибирский владыка, привезя в Тобольск собственные задумки о культурном преобразовании края.

Назначение в Сибирь

Ровно сорок лет исполнилось епископу Тобольскому и Сибирскому, когда ступил он под своды кафедрального Софийского собора, возвышавшегося на берегу Иртыша. Думал ли он о том, что под этими сводами суждено ему остаться навечно? Вполне возможно, ведь современники считали его провидцем.

Следует сказать, что назначение Варлаама на сибирскую кафедру совпало с новым курсом, взятым императрицей, которую современники еще при жизни именовали Великой, на русификацию православной церкви. Шесть десятков лет до этого в Сибирь, да  и на все российские кафедры назначались выходцы из Малороссии, впрочем, многие из них оставили о себе добрую память, ряд их причислен к лику святых. Императрица постепенно начала замену малороссов великороссами, в числе которых оказался и герой нашего повествования.

Что же застал епископ Варлаам в первопрестольном Тобольске, прибыв в него 8 марта 1769 г.? Ему было с чем сравнивать еще относительно молодой, но стремительно развивающийся город. Он существовал два  неполных века, но по числу действующих и возводимых храмов мог сравниться с крупными городами Центральной России. Правильно говорили на Руси: «Каков строитель, такова и обитель». Добрые строители управляли Сибирской митрополией и до него, а потому новому епископу было с кого брать пример, чье дело продолжить.

Каменное строительство началось в Сибири в 1680-е годы, еще во время правления царя Федора Алексеевича (сводного брата Петра I), и велось до знаменитого указа 1714 г., связанного с повсеместным прекращением «каменных сооружений» из-за нехватки мастеров для возводимого Санкт-Петербурга. Возобновилось оно лишь в 1740-х годах во времена царствования императрицы Елизаветы Петровны и продолжалось до конца восемнадцатого столетия уже под непосредственным руководством владыки Варлаама, когда внешний облик города был доведен до совершенства.

Архипастырь-строитель

В елизаветинскую эпоху сибирские архипастыри менялись довольно часто, потому многие храмы десятилетиями стояли в лесах, недостроенные и не освященные. И вот на долю владыки Варлаама выпала нелегкая участь продолжить этот процесс, сделать его стабильным и неугасимым. Достойно удивления усердие, с каким преосвященный занимался строительством церквей и иных сооружений во вверенной ему епархии. Если проследить весь период его пребывания на архипастырском посту, то не найдется и года, когда бы не возводилось или не подновлялось то или иное здание, которые и до настоящего времени исправно служат прихожанам.

Символично, что 13 сентября 1768 г. в нагорной части Тобольска была заложена каменная церковь во имя Петра и Павла, а 5 октября того же года был хиротонисан во епископа Тобольского и Сибирского архимандрит Варлаам, носящий фамилию одного из этих апостолов – Петров. И освящать тот храм 10 августа 1774 г. выпало именно ему.

В 1771 г. освящена Покровская (Крестовоздвиженская) церковь, а в 1780 г. при ней построена колокольня. А вот строительство Сретенской, или Пятницкой, церкви в каменном исполнении началось еще 5 августа 1754 г., а освятил ее епископ Варлаам в 1770 году. Верхний придел освятили лишь 24 мая 1775 г. Судьба этого храма, как и многих людей, непростая: ему пришлось пережить наводнения и пожары, а сегодня он стоит без купола и креста, оставаясь одним из немногих храмовых сооружений неприкаянным и поруганным.

Продолжение следует

261Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Новый маршрут соединил соседние регионы.
Видеоролик «Беги в правильном направлении» и фотопроект «Курение мешает» размещены в социальных сетях.
Тюменская погода постепенно продолжает портиться.
Для многих людей прекращение работы по возрасту оказывается серьезным испытанием. «Сидеть без дела» оказывается непривычно и тяжело. Недаром в психологии и социологии есть специальный термин «кризис пенсионного возраста».
За две недели его посетили более 90 000 человек.
Пожилые горожане попробую освоить профессию титестера.
Один из самых сложных и ответственных периодов в журналистской работе – выборы. Избирательная кампания – время напряженное, требующее особой ответственности, мобильности и оперативности. Это своеобразная проверка на профессионализм, работоспособность, на умение взаимодействовать в команде.