×
В социальных сетях
В печатной версии

Профессия «учить самолеты летать»

31.10.2014
00:10
В работе клуба принял участие Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР, летчик-космонавт СССР Игорь Волк

Есть замечательные слова в песне Булата Окуджавы: «А иначе зачем на земле этой вечной живу?» Именно на такую высокую волну чаще всего поднимается настрой-накал клубов «От первого лица». В этом ключе прошло недавнее заседание клуба, в котором принял участие Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР, летчик-космонавт СССР Игорь Волк.

Досье

Игорь Петрович Волк,

Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР, летчик-космонавт СССР.

■ 58-й гражданин СССР, совершивший космический полет, летчик-космонавт СССР № 56 родился 12 апреля 1937 года в городе Змиеве Харьковской области УССР.

■ Окончил курсы Курского аэроклуба, Кировоградское военное авиационное училище летчиков, школу летчиков-испытателей Летно-исследовательского института (ЛИИ) Министерства авиационной промышленности (МАП) в городе Жуковском Московской области, вечернее отделение Жуковского филиала Московского авиационного института по специальности «инженер-механик».

■ С 1954 года Игорь Волк находился на действительной военной службе. Служил летчиком Бакинского округа ПВО, летал на самолетах Ил-28, Ту-16. Свой первый полет совершил в апреле 1954 года. С 1965 по 2001 год занимался летно-испытательной работой в Летно-исследовательском институте (г. Жуковский Московской области), летчик-испытатель Летно-испытательного центра (ЛИЦ) ЛИИ МАП.

■ Летал на всех отечественных самолетах истребительного, военно-транспортного и бомбардировочного назначения, разработанных и выпущенных во второй половине XX века. Участвовал в атмосферных испытаниях воздушно-космического самолета, разрабатывавшегося по программе «Спираль».

■ Провел ряд сложнейших испытаний экспериментальных самолетов боевого применения. Проводил испытания самолетов на штопор и на больших углах атаки, на инерционное взаимодействие, прочность, аэродинамику и динамику полета. Проводил исследования по дозаправке истребителей в воздухе.

■ В 1977 году включен в группу специальной подготовки по программе «Буран». С 1978 по 1980 год Игорь Волк был командиром отряда летчиков-испытателей № 1 комплекса «А» Летно-испытательного центра.

■ Вместе с космической подготовкой продолжал работу в качестве летчика-испытателя, провел важные и сложные испытания и эксперименты, среди них – испытания на штопор самолетов Су-27 и Су-27У. Общий налет составил более 7 000 часов, налет в испытательных полетах – более 3 500 часов.

■ В 1979 году Игорь Волк зачислен в головную группу летчиков-испытателей, сформированную с целью подготовки по теме 11Ф35 («Буран»).

■ В 1979–1980 гг. Игорь Волк проходил общекосмическую подготовку в Центре подготовки космонавтов (ЦПК) им. Юрия Гагарина, не прекращая испытательную работу в ЛИИ, и окончил ее с отличием.

■ В сентябре 1980 года включен в состав отряда космонавтов-исследователей.

■ В рамках подготовки к полету на «Буране» с 17 по 29 июля 1984 года совершил космический полет в качестве космонавта-исследователя космического корабля «Союз Т-12» совместно с Владимиром Джанибековым и Светланой Савицкой. Работал на борту орбитального комплекса «Салют-7» – «Союз Т-11» (экипаж Леонид Кизим, Владимир Соловьев и Олег Атьков) – «Союз Т-12».

■ Менее чем через два часа после возвращения из космического полета провел эксперимент по управлению самолетом-лабораторией Ту-154, оснащенном системой управления «Бурана», и самолетом МиГ-25, совершив полеты в Подмосковье и обратно на Байконур, с целью оценки реакции пилота при пилотировании аналогов «Бурана» после воздействия факторов космического полета.

■ С 1984 года Игорь Волк по программе подготовки к космическому полету на МТКК «Буран» проводил отработку систем ручного управления и автоматической посадки на самолете-лаборатории Ту-154, на Су-7 и МиГ-25.

■ Поднял в небо и провел испытания атмосферного аналога космического корабля «Буран» – БТС-002, в 1986–1987 гг. совершил на нем 12 испытательных полетов (без выхода на орбиту). Выполнил 5 рулежек в качестве командира и 13 полетов на специальном экземпляре корабля «Буран» для горизонтально-летных испытаний ОК-ГЛИ (самолет-аналог БТС-02) в качестве командира и второго пилота.

■ В 1987 году Игорь Волк назначен начальником отраслевого комплекса подготовки космонавтов-испытателей (ОКПКИ), оставаясь космонавтом-испытателем и летчиком-испытателем. После закрытия программы «Буран» до 1995 года оставался в отряде космонавтов, занимался испытательной работой.

■ С 1995 по 1997 год работал начальником ЛИЦ ЛИИ (заместителем начальника ЛИИ). Уволился из института 26 февраля 2002 года.

■ С 1984 по 1987 год был депутатом Жуковского горсовета. Являлся президентом Всесоюзной федерации тенниса СССР, первым вице-президентом Федерации космонавтики России (ФКР), председателем исполкома ФКР. Президент Федерации любителей авиации, член исполкома «Движения зеленых». Имеет награды.

■ Автор книги (в соавторстве с Василием Анисимовым) «Цель – 2001 год. Авиационная и космическая техника мира», фантастического детектива «Космический колпак».

■ Женат, две дочери, внук и внучка.


Его наставниками, а затем товарищами по небу были легендарные летчики-испытатели Владимир Коккинаки, Сергей Анохин, Султан Амет-хан, Олег Гудков. Игорь Петрович и сам стал легендой: он не только поднялся в космос, но летал на всех отечественных самолетах истребительного, военно-транспортного и бомбардировочного назначения, выпущенных во второй половине XX века. Такая у него работа – «учить самолеты летать».

Добавим, что редакция поставила сложную задачу – рассказывать о мужестве наших современников, чей патриотизм, самопожертвование, отвага и любовь к Родине могут сравниться с героизмом солдат Великой Отечественной войны и послужить примером для юного поколения. Именно эта идея легла в основу нового редакционного проекта под названием «Открой свой космос». Проект реализуется совместно с Тюменским отделением Международной общественной организации бывших военнослужащих «Марс-Меркурий».

В космонавты меня привела авиация. Случилось так, что в одном из полетов кончилось топливо, поэтому я должен был сделать выбор: либо катапультироваться, либо попытаться сесть в плохую погоду. Когда посадил самолет, то сказал сам себе: если в такую непогоду удалось это сделать без двигателя, то подобные посадки можно повторять сознательно. Игорь Волк

Открыл заседание главный редактор газеты Александр Скорбенко, отметивший, что  в работе клуба участвуют те, кто идет впереди, открывает новые горизонты неизведанного. Предлагаем читателям газетную версию встречи.

? Сергей Кузнецов: – Юрий Петрович, с 17 по 29 июля 1984 года вы совершили полет на корабле «Союз Т-12». Его продолжительность составила 11 суток 19 часов 14 минут 36 секунд. Что вам больше всего запомнилось в этом полете?
Игорь Волк: – Начну несколько издалека. В космонавты меня привела авиа­ция. Поясню. Случилось так, что  в одном из полетов кончилось топливо, поэтому я должен был сделать выбор: либо катапультироваться, либо попытаться сесть, причем в плохую погоду. Когда посадил самолет, сказал сам себе: если в такую погоду (точнее, непогоду) удалось это сделать без двигателя, то подобные посадки можно повторять сознательно.

По правилам мы обязаны тренироваться, выполнять посадку с выключенным двигателем в ясную погоду, когда виден аэродром. Когда я совершил первый полет и поставил галочку, что посадил самолет в облачную погоду, меня вызвали на партийное бюро. Там сказал, что  в летном исследовательском институте есть самолеты с двойным управлением, поэтому выбирайте самолет, выбирайте погоду и... полетели! Один раз слетал товарищ и сказал, что это получилось случайно. Но поскольку по характеру я упрямый, то  с тех пор все полеты заканчивал, не пользуясь двигателем при посадке. Я еще не знал, что выйдет постановление партии и правительства о создании многоразовой космической системы. Тогда на меня показали как на ненормального и сказали: «Ему и карты в руки!» Так  я стал космонавтом.

Многие знают об академике Сергее Королеве, но самое главное его достижение в том, что он создал Совет главных конструкторов – людей, генерирующих идеи, дал им полную волю в действиях и работах. Поэтому у нас так здорово и получалось развивать авиационную, двигательную промышленность, самолетостроение. Игорь Волк

Что больше всего поразило в космическом полете? Состояние невесомости. Это непростое состояние. Не знаю, как  у других, а у меня почему-то была потребность висеть головой вниз. Перед стыковкой корабля начало подташнивать, я забился в угол и заснул, потому что  в этот период делать мне было нечего. А утром после стыковки спросил себя: «Какая тебе разница? Ты что, газету «Правда» не сможешь прочитать, если ее перевернуть?» И все оставшиеся десять суток были прекрасным отпуском за счет государства (смеется).

? Александр Скорбенко: – Ваша биография наполнена различными открытиями, сделанными и для себя, и для других людей. Но какое событие в космической карьере самое главное и важное?
Игорь Волк: – Мой космический полет не был связан с созданием многоразовой космической системы. На начальном этапе реализации проекта «Буран» на уровне министров и академиков возникли сильные споры о том, как назвать летательный объект – космическим кораблем или космическим самолетом. Победили сторонники «космического корабля». Сначала меня это очень удивляло, но потом выяснил, в чем разница.

Сравнив требования к космическому кораблю и самолету, понял, что они диаметрально противоположные. Космический корабль – это плинтус, а требования к космическому самолету – потолок. Этим несоответствием, с моей точки зрения, была заложена первая трещина в самой системе. Другие ожесточенные споры касались системы управления. Представители авиационной промышленности предлагали систему управления с профессиональным подготовленным экипажем, а представители Министерства общего машиностроения настаивали на создании полностью автоматизированной системы. Вторая позиция победила.

На заседании министр встал и сказал: «Так и быть! Сделаю вам макет, перевезу на Ми-10 на Миусскую площадь, поставлю у клуба, и делайте с ним что хотите!» Делать все равно пришлось нам, потому что  в 1970-х годах технологии находились не на самом высоком уровне.

Диалоги с лидерами
? Татьяна Павленко, г. Тюмень: – Ваша работа была связана с испытаниями сложной техники. Не боялись рисковать жизнью?
Игорь Волк: – Нет, не боялся! Потому что если занимаешься делом, о каком страхе может идти речь? Хочу сказать только одно: тот, кто боялся, тот уже в земле.

? Евгения Суворова: – Профессор Иван Неумывакин дал рекомендации, как не болеть на орбите. Согласны ли вы с ними? Чем космическая медицина отличается от земной?
Игорь Волк: – Первый барьер ставится во время отбора людей для подготовки к полету. Комиссия при отборе летчиков-испытателей серьезная, особенно при поступлении в летное училище. Никаких отклонений здоровья быть не должно! Первым шагом сохранения здоровья является правильная система при отборе. Второй шаг – подготовка к полету. А уже затем вводятся ограничения, чтобы избежать контактов с больными людьми. И в этих рекомендациях Иван Неумывакин, конечно, прав.

? Елена Алыева: – До 1995 года вы оставались в составе отряда космонавтов. Поддерживаете ли вы сейчас с ними связь? Какие у вас отношения?
Игорь Волк: – Конечно, поддерживаю. Я живу в маленьком городке, который называют тоже Звездным. Он находится рядом с ВДНХ и Останкинским парком. Там живут 36 семей космонавтов. Треть из них, правда, уже ушла в мир иной. Каждый год  проводим всемирный конгресс, на который собираются космонавты из многих стран. В этом году он проходил в Пекине, и мы общались не только с нашими космонавтами, но  и с зарубежными. Встреча была теплая, замечательная, но, к сожалению, американцы пытаются везде устанавливать свои порядки и им это нередко удается.

Диалоги с лидерами
? Александр Скорбенко: – C кем вы встречаетесь чаще всего из космонавтов?
Игорь Волк: – В нашем городке это Владимир Соловьев, Виктор Горбатко, Владимир Коваленок, Александр Баландин, Александр Александров.

? Денис Фатеев: – С какими трудностями приходится сталкиваться во время подготовки и находясь непосредственно на орбите?
Игорь Волк: – Считаю себя в большей степени летчиком, чем космонавтом, поэтому к вопросу у меня особое отношение. После работы летчиком-испытателем я не видел трудностей в подготовке. Не получал ответа только на один вопрос. Во время подготовки нам приходилось учить и сдавать зачеты по устройству станции и корабля, и я удивлялся, ведь многие вещи нам никогда не потребуются. Например, в некоторые отсеки корабля никогда не смогу ни добраться, ни исправить что-либо. Тогда хотел спросить, для чего загружают мою память тем, чем не могу воспользоваться. Но вопрос так  и остался риторическим.

? Кристина Шелемеха: – В соавторстве с Василием Анисимовым вы написали книгу «Цель – 2001 год. Авиационная и космическая техника мира». Вы также являетесь автором фантастического детектива «Космический колпак». Каково это – примерить на себя роль писателя, есть ли  у вас еще произведения?
Игорь Волк: – Не считаю себя писателем, однако в соавторстве с Владимиром Томским написал еще одну книжку «Сделано в России», где затронул животрепещущий для нашей страны вопрос. Писали об академике Сергее Королеве – главном конструкторе ракетно-космических систем. О нем многие знают, но самое главное его достижение в том, что он создал Совет главных конструкторов – людей, генерирующих идеи, дал им полную волю в действиях и работах. Поэтому у нас так здорово и получалось развивать авиационную, двигательную промышленность, самолетостроение. Сейчас этого, к сожалению, нет. Теперь вместо главных конструкторов сидят менеджеры. Этой книжкой хотел показать, что это неправильно, что необходимо возрождать дело Королева. Менеджер тоже нужен, но тогда, когда процесс уже запущен, чтобы правильно распорядиться сделанным.

Диалоги с лидерами
? Сергей Кузнецов: – О проекте «Буран» пишут не только статьи, но  и книги. Игорь Петрович, вы  в рамках проекта выполнили пять рулежек и тринадцать полетов во время испытаний. Как теперь, спустя много лет, вы оцениваете результаты этого проекта и почему он был прекращен?
Игорь Волк: – Наверное, будет звучать амбициозно, но если бы не наша группа и требование сделать летающие лаборатории, чтобы проверить то, что было заложено в компьютерах, то этот полет в космос не состоялся. Более того, в кулуарах, которые создавали систему управления, жила пессимистическая идея, что полет закончится катастрофой. Я тогда сказал: «Вам не повезло. Вы связались со мной, так что полет состоится и все будет нормально». Конечно, проще сказать, чем сделать. Эйфория насчет «Бурана» не совсем оправдана и, слава богу, что проект закрыли, так как его техническое решение было довольно сложным. Дело в том, что американцы выводят свой аппарат с помощью пороха, а у нас сделали ракету «Энергия». Управление состояло из шести систем: первая – это сама «Энергия», потом четыре блока, которые к ней пристыковывались, плюс шестой – сам «Буран». Любой, кто занимается программированием, понимает, что состыковать все шесть систем довольно сложно, особая трудность заключалась в верификации.

? Александр Скорбенко: – У них было лучше?
Игорь Волк: – Да. Отработанный твердотопливный ускоритель отделялся и падал в море. Постучали молоточком, почистили и снова порох положили. Проще, чем делать каждый раз пять ракет, да  и стоимость несоизмерима.

? Александр Скорбенко: – Вы выступали против этого проекта?
Игорь Волк: – Нет, не против. Мы боролись за то, чтобы правильно сделать систему управления. Отдать человеку человеческое, то, что он делает лучше, а автомату – автоматическое.

? Татьяна Иванова, г. Тюмень: – Чем занимается созданный вами Всемирный благотворительный фонд «Авиация детям»?
Игорь Волк: – Детям нужна поддержка. С моей точки зрения, либо подрастающее поколение создаст новую цивилизацию, либо мы погибнем в ближайшее время. Главная идея фонда – строительство международной академии, куда направлялись бы воспитанники детских домов из разных стран с четырехлетнего возраста. Приглашаю энтузиастов, которые поверят в это дело. Сайт фонда: aviachild.ru.

? Лиана Набиева, гимназия № 49 г. Тюмени: – Трудно ли управлять ракетой и что нужно, чтобы стать космонавтом?
Игорь Волк: – Управлять ракетой не приходится. Это делает система автоматического управления. Наша задача – просто сидеть и ждать, когда нас выведут в космос. Чтобы стать космонавтом, прежде всего нужно слушаться маму и папу. Во-вторых, хорошо учиться, заниматься спортом. Бегать, прыгать, лазить по деревьям... Девочки тоже это могут делать не хуже мальчиков. Если все это будет, будешь здоровенькой, а будешь здоровенькой – останется немного, чтобы стать космонавтом (улыбается).

? Максим Хандорин, гимназия № 49 г. Тюмени: – Трудно ли заниматься на тренажерах? Как потом себя чувствуете?
Игорь Волк: – Если не ленивый, то нетрудно. Там тоже нужно работать. Трудности интересные. После тренажеров чувствуешь себя, как после любой работы. Хорошо поработаешь – не устаешь, мало – устанешь.

?Полина Небылица, гимназия № 49 г. Тюмени: – Тяжелый ли космический костюм?
Игорь Волк: – Космический костюм разделяется на два вида: те, в которых мы стартуем и возвращаемся, и те, в которых выходим в космос. В первом из них – никакой тяжести, все равно, что вы куртку наденете. А тот, в котором выходишь в космос, весит больше, поскольку внутри него находится полная система жизнеобеспечения человека.

? Александр Скорбенко: – Космос занимает большую часть вашей жизни. Как удается совмещать службу и семью? Вы считаете себя счастливым человеком с точки зрения обычного землянина?
Игорь Волк: – Конечно, очень счастливым. Все, за что брался, выполнил. Другое дело, что  в моей жизни большую роль всегда играл случай. И летчиком не мечтал стать с детства, не следил за полетом птиц... Когда учился в 9-м классе, к нам пришли ребята из Курского аэроклуба в поисках смельчаков. Сначала таких нашлось много, но потом, когда обнаружилось, что, кроме полетов, нужно много учиться и тряпочкой работать по материальной части, желающих поубавилось. Я остался и позже стал летчиком. Срочную службу проходил в Азербай­джане. Однажды к нам в часть приехали летчики-испытатели, рассказали о военном летчике Гризодубовой, история которой потрясла нас. Когда я приехал в Москву, встретился с Валентиной Степановной и... поступил в институт. Космонавтом стал тоже случайно.

? Светлана Хозяинова: – Космонавты – люди самоотверженные, готовые на подвиг ради Родины. Что вы думаете о современном патрио­тическом воспитании?
Игорь Волк: – Вопрос из разряда риторических – никакого патриотического воспитания нет, хотя движение в этом направлении уже намечается. Это раньше было «Орлята учатся летать», потом пионеры, комсомольцы. Они встраивались в определенную систему, чтобы сделать Родину красивее, богаче, сильнее.

? Александр Скорбенко: – Учитывая, что публикация клуба «От первого лица» с вашим участием выйдет накануне Дня народного единства, ваши пожелания читателям и журналистам?
Игорь Волк: – Я бы хотел, чтобы любая информация, подаваемая в СМИ, была правдивой, а читатели вдумчивыми и анализирующими.

Блиц-опрос

– Как вам удается сохранять любовь к миру, людям? Вы как ракета, которая светится.

– Верю, что есть ангел, который меня не покидает.

– У вас две дочери. А внуки есть?

– Старший внук Даниил служил в МЧС, там же служил на контрактной основе. Внучка Дашенька завершает учебу в МГУ, отличница, изучает китайский язык.

– Какие цветы дарите женщинам?

– По-моему, все цветы прекрасны. Жене дарю флоксы, сам люблю ромашки.

– Перед каким космонавтом или летчиком готовы снять шляпу?

– Перед Владимиром Джанибековым.

– Страшно ли из космоса смотреть на Землю?

– Нет! Если бы можно было все десять суток не отходить от иллюминаторов, я бы так  и смотрел все время на Землю! Это очень интересно!

– Кем мечтали стать в детстве?

– С ранних лет  я хорошо готовил, и мама планировала отдать меня учиться на повара. Что касается авиации и космонавтики, все получилось само собой.

– Ваш любимый вид транспорта?

– Конечно, самолет.

– Ваше любимое блюдо?

– Вареная картошка с селедкой.

– Любите ли вы путешествовать?

– Да, но здоровье накладывает серьезные ограничения. Тем не менее пользуюсь любой возможностью посетить новые места. В этом году побывал в Азербайджане и Иране. Получил огромное количество новой интересной информации, познакомился с интересными людьми.

– Ваша любимая песня?

– Люблю песни, но особенно «Грузинскую песню» Булата Окуджавы: «Виноградную косточку в теплую землю зарою, и лозу поцелую, и спелые гроздья сорву, и друзей созову, на любовь свое сердце настрою. А иначе зачем на земле этой вечной живу?»

1065Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
На юбилейном фестивале «Поволжские сезоны Александра Васильева» тюменский дизайнер получила признание
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Организации профессионального образования приглашают работодателей к сотрудничеству
Опрос
Что вас больше всего привлекает в музейном пространстве?
Коллекции живописи
Выставки о природе
Декоративно-прикладное творчество
Временные выставки из других городов
Мастер-классы, квесты, праздники
Краеведческие проекты
Возможность увидеть подлинные артефакты, имеющие историческую или культурную ценность