×
В социальных сетях
В печатной версии

Герои «по душе»

19.06.2014
00:44

– Исетские старообрядцы для меня – герои «по душе», – сказала на встрече с исетчанами автор книги «Сказание про Ирюм» Татьяна Тепышева. – Я пишу лишь о том, что знаю досконально, и о тех, к кому сердечно привязана, ведь их быт, язык, нравы и характеры знакомы мне с детства.

Приисетье вообще место историческое и краеведчески значимое. Деревни по Ирюму, левому притоку Исети, например, во времена Российской империи слыли одним из четырех духовных центров древлеправославия за Уралом. О церковном расколе написано немало, но вся литература, посвященная этой теме и изданная в царское время, направлена только на обличение старообрядцев. В советское время события середины XVII века преподносили как антифеодальный протест.

Сохранить историческую память

Сегодня причины и следствия этой драмы русского народа заново переоцениваются историками и философами.

– Современный мир стремительно меняется, и чтобы не потеряться в его переменах, важно иметь историческую память не только о России вообще, но  и о малой родине, – подчеркнула автор. – Мое исследование об истории старообрядчества в Зауралье – попытка вдумчиво понять, прочувствовать трагедию прош­лого и умудриться историческим опытом. Ведь как писал историк Василий Ключевский: «История – это фонарь в будущее, который светит нам из прошлого».

Историософскую суть явления, известного под названием никоно-алексеевской реформы, или церковного раскола, блестяще сформулировал известный ученый Антон Карташев в своей работе «Смысл старообрядчества»: «Старообрядчество было разряжением того творческого напряжения русского духа в середине XVII века, которое сделалось осью его самосознания и сводилось к идее третьего Рима, то есть к мировой миссии хранения чистой истины православия. Задача третьего Рима в голове Алексея Михайловича воспылала мечтой освободить православных от турок и войти в Царьград василевском всего православия, а его друга пат­риарха Никона – служить литургию в храме святой Софии во главе четырех остальных патриархов. Для этого нужно было согласовать все книги и обряды с греческими. Началась неграмотная и нетактичная ломка. Справщиком книг оказался выученик униатской коллегии в Риме монах Арсений Грек, который за оригинал для исправления взял новопечатные книги, изданные в Венеции. Московская церковная элита в лице избранных протопопов с Аввакумом во главе ревниво и бурно восстала против этих латинских тенет, вдруг опутавших Святую Русь, с пророческим гневом разорвала их  и создала при слепоте и упорстве властей широкое народное старообрядческое движение.

Раскол… Это было невознаградимой растратой драгоценной народной энергии, огромным несчастьем в жизни церкви и народа, новой внут­ренней катастрофой в судьбах Святой Руси. Это раскололо душу народа и помрачило национальное сознание. Целью Святой Руси было небо, здесь – земля. Там законодателем был Бог через церковь, здесь – автономный человек через вооруженную научным просвещением государственную власть… Петр I противопоставил тезису Святой Руси антитезис светского государства и светского
просвещения».

Земля старообрядцев

Так совпало, что встреча с читателями на Исетской земле проходила 6 июня – в день памяти одного из самых известных «ирюмских вождей» староверия Мирона Галанина.

В середине XVII века этот незаурядный человек не только объединил ирюмцев, но  и вывел их на поприще мировой истории – заложил основы согласия часовенных. Сегодня их можно встретить на всех материках земного шара, кроме разве что Антарктиды.

Впрочем, кто их, полярников, знает… Когда-то в этот день старообрядцы со всего Зауралья стремились побывать на могилке Миронушки за околицей деревни Кирсаново, в березовой роще. Даже поговорка такая сложилась: «Ты не бывал в Приисетье, если не бывал в Кирсаново», то есть не почтил память Мирона Ивановича. Увы, так было… Сибирь стала землей обетованной для староверов, три века они «держали» При­исетье, переживая здесь заботы, радости и печали, свято соблюдая старую веру: «Не нами заведено, не нами и кончится». Когда поумирали все «правильные» священники дониконовского поставления, какое-то время принимали беглых из «никонианской» церкви, но Мирон Иванович первым запоговаривал: «Церковь никонианская дак плоха, а попы их дак хороши? Наши ирюмцы их отвергают и имеют в них сумнение». Мы никогда не узнаем, какие муки и терзания он испытывал, когда решался на такое судьбоносное решение: взять на себя груз ответственности за судьбы потомков, навсегда лишив их священства и таинств.

Через 34 года после кончины Мирона Ивановича на соборе 1840 года старообрядцы Зауралья навсегда отказались от священства. Так началась исетская «стариковщина»: молиться стали по домам или в часовнях – храмах без алтаря. Крещение, исповедь и отпевание умерших совершали уставщики, избираемые общиной «искусные» старики. Вместо венчания «дедушко» благословлял новобрачных иконой.

Мирон Иванович вошел в историю не только как вождь ирюмских старообрядцев, но  и известнейший крестьянский писатель, «трудник слова». Вот, например, какое послание он написал другу Степану Тюменскому. Читая его, узнаешь, как чисто, сочно и ярко говорили на Ирюме на рубеже XVIII–XIX веков: «Брату моему духовному, ревнителю древних преданий, другу моему присному Стефану Ивановичу о Господе радоватися духовно, о вере христианской веселитися.

Во-первых, посылаю поклон от лица моего до сырой земли, прошу Творца небесного, дабы послал нам жизнь мирную, телесного здравия, душевного спасения».

Что же, редакция газеты «Тюменская область сегодня» присоединяется к пожеланиям знаменитого земляка и желает исетчанам доброго здоровья и душевного спасения.

126Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Главная тема – сохранение музейных ценностей.
Известный в Тюмени незрячий талантливый исполнитель Петр Черепанов выступит 29 сентября с концертом «Цветные звуки».
Актеры театра BreakFastBand победили на международном фестивале.
В связи с предстоящим юбилеем артисты дали премьеру спектакля-концерта-капустника-детектива под названием «Юбилей, или Все, что угодно».
Московские авторы, драматург Евгений Казачков и режиссер Виктория Привалова сделали так, чтобы соавторами спектакля-выставки стали зрители.
Влияние таких мероприятий на правильное, положительное развитие подрастающего поколения крайне важно, считают в ведомстве.
В России больше нет музеев, посвященных жизни и творчеству Петра Ершова.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде