×
В социальных сетях
В печатной версии

Как написать научно-популярную книгу?

1
Найдите тему, которая задевает за живое, созвучна вашим интересам и мыслям.
2
Изучите все доступные источники информации. Побывайте в местах исторических событий.
3
Пишите живым сочным языком, не злоупотребляя терминологией, донося ясную мысль до читателя.
Советует писатель и публицист Татьяна Тепышева

Книга о раненой русской душе

22.05.2014
00:39

Академик Александр Панченко писал, что вся история русского народа состоит из падений и взлетов. Действительно, за тысячелетнюю историю его хребет пытались ломать не раз.

Сначала цветущая Киевская Русь сгинула под копытами конницы степных кочевников, но через два  с половиной века на семи московских холмах воскресла новая Русь – Московское царство. В начале XVII века и оно вдруг исчезло в пучине Смуты, когда в Кремле, самом сердце государства, хозяйничали польские интервенты. После этого на 300 лет царский трон заняла династия Романовых, за время ее правления Россия стала могущественной империей. Но  и этой ведущей державы мира в 1917 году не стало, на  обломках родился Советский Союз. Подумать только – сколько за десять суровых веков пришлось вытерпеть измученной русской душе!

Только что вышедшая книга Татьяны Тепышевой «Сказание про Ирюм» посвящена еще одной драме русского народа – церковному расколу. Эта тема  – важнейший «узел» истории Сибири, потому что  в царское время за Уралом жило в 22 раза больше старообрядцев, чем в европейской части страны. Ирюм – небольшая речушка, левый приток Исети. В 16 деревнях, расположенных вдоль него, проживали приверженцы «старой» веры. Крестьянский Ирюм некогда слыл одним из четырех центров урало-сибирского старообрядчества.

В России всегда все актуально

– Тема церковного раскола «нашла» меня в начале 90-х, когда мы  болезненно переживали крах веры в «светлое будущее», – рассказывала на презентации своей книги в литературно-краеведческом центре, состоявшейся в прошлом месяце, автор. – Отказавшись от старой идеологии, социалистического уклада жизни, с каждым годом все глубже и глубже погружались в пучину чужебесия дикого капитализма. А становилось все только хуже. Началось полупрезрительное отношение к себе. Уже казалось, что мы –нация неудачников и наш удел – всему и вся учиться у Запада. Настроение было такое: все, кончились русские времена!

В эти «окаянные» годы судьба упрятала меня на обочину жизни, я прозябала (так мне тогда казалось) в глухой деревушке, в которой когда-то жили мои предки-старообрядцы. Связь с миром – только через телевизор. Страшные новости извне, замкнутость пространства невольно привели к мысли: а что же бушевало в умах и сердцах моих предков, которые несколько веков назад тоже узнавали новости, что  в Москве Патриарх Никон вводит «новую» веру. Как они это пережили?

Обложившись грудой книг (любимое мое времяпрепровождение), я, можно сказать, эмигрировала в Средневековье. И хотя сделала это «с головой», (медленное чтение сочеталось с размышлением), материал «сопротивлялся». В царское время причины раскола долго не изучали, направив все силы исключительно на обличение старообрядцев, в  советское же время, когда господствовал материалистический подход к истории, выступления противников «никоновых новин» преподносили как антифеодальный протест. А хотелось докопаться до сути: ну как такая ничтожная причина, как сложение перстов, например, то есть изменение обряда, могла на века привести к столь трагическим последствиям. И я «застряла» в материале на целых 20 лет.

Причем хотелось не только досконально разобраться, понять умом, но  и представить, что переживали участники события, а для этого надо побывать в исторических местах. Дважды участвовала в международных Аввакумовских чтениях в Нарьян-Маре, побывала в Пустозерске, месте казни протопопа Аввакума, не один день провела в скитах на реке Керженец, откуда был массовый исход староверов на Урал и в Сибирь после «зорения» скитов в 1720 и 1856 годах. Не раз ходила на моленья с местными староверами по святым местам Зауралья… Чем глубже я вникала в тему, тем сильнее убеждалась, что  в России всегда все актуально. Не случайно в конце XIX века святитель Феофан Затворник пророчески сказал: «Бог и наказывал и наказывает нас Западом, а мы и в толк не берем». Ученые-историки, беспристрастные исследователи, пришли к выводу: «Церковный раскол – логическое развитие русской жизни: уже  в средние века одни тяготели к Европе, а у других была стойкая привязанность к нацио­нальному».

Зауралье: крест, Евангелие и соха

– «Сказание про Ирюм» – научно-популярная книга, – подчеркнула автор. – Если о событиях, которые происходили в середине XVII века в Москве, мы еще кое-что знаем, то как они отозвались в наших сибирских пределах, у людей нет никакого представления. Книги по краеведению, которыми богато Приисетье, страдают излишней описательностью, поэтому составить общее представление о местной истории крайне трудно.

Этот пустынный край привлек первого русского человека, преподобного Далмата Исетского, своим удобством к богомыслию и молитве. После того как монах-отшельник принес сюда крест и Евангелие, оно было «освоено сохой», стали появляться остроги, слободы. А в столице в это время церковные интеллектуалы пытались ввести в церковь живую проповедь, чтобы просветить народ, объяснить суть веры. Одного из них – протопопа Аввакума сослали за это в Тобольск. По поручению тобольского владыки летом 1655 года он ездил к старцу Далмату. Его слова о том, что  в Москве Патриарх Никон «испроказил» всю веру, встревожили сердца исетских крестьян. Крестьяне – от слова «христиане», они мало знали о тонкостях своей веры, но Христу были верны до смерти. Давайте сравним: царь Иван Грозный вместе с опричниками всю страну кровью залил, а народ терпел, молчал. Почему? Лютый царь не трогал веру. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович попытались сделать книги и обряд «как у греков в церкви «деется» – люди стали «жетца», валом повалили в костры. Они  знали, что перед вторым пришествием Христа на короткий период, три с половиной года, воцарится Антихрист. Никон – Антихрист, ахнул народ, потому и рушит старину. Когда Никона не стало, к Петру I относились как  к Антихристу. Но годы, века шли, а мир стоял…

История старообрядческого Ирюма, когда ее узнаешь глубже, и восхищает, и удивляет, и заставляет надолго задуматься. Сейчас он заглох, не звучит молитва, не читаются древние книги в деревянных «корицах». Но процесс секуляризации, то есть обмирщения, продолжается. Маститые московские протоиереи православной церкви давно бьют тревогу: церковь затопляет сентиментальная религиозность, все реже и реже встречается христианская твердость и мужественность. Современному христианину Бог не очень-то нужен, главное – что-то получить от Бога. «Сказание про Ирюм» – это моя попытка как автора, – сказала в заключение Татьяна Тепышева, – не только вдумчиво понять, прочувствовать трагедию прошлого, но  и умудриться историческим опытом. Чтобы нам, христианам, быть верными Христу, надо знать основы веры и стараться жить по Евангелию. Сегодня, когда зло выдает себя за добро, и нам диктуют, чтобы мы  к этому относились как  к норме, становится думно…

Зри!

Что же, полистаем страницы книги, тем более что одна из ее глав называется «Зри!». Язык Татьяны Тепышевой отличается особой сочностью, колоритностью. Сама она объясняет это тем, что ее беспечальные годы детства прошли рядом с няней-старообрядкой Федосьей Ивановной Зайковой – «моей Ариной Родионовной».

«Ни яслей, ни садика в нашей глухой деревеньке отродясь не было, поэтому с трех месяцев деушку пестовала незабвенная нянюшка, почитаемая всей деревней праведница, молитвенница. С утра до вечера старушка по лестовке молится, а я рядом ползала, куклами поигрывала, как подросла. Так, ненароком, «на слух» и выучилась «божественному чтению». Мама по «Букварю» научила меня читать про чью-то чужую маму, которая мыла бесконечные рамы, так что к семи годам я твердо знала «две грамоты». В школу надо было ходить в соседнюю деревню, за три километра. «Ты, Таня, в школе стихи баушки Федосьи не рассказывай, если учительница попросит тебя что-нибудь наизусть рассказать, – мама сует мне в руки скромный букетик из геранек, и мы отправляемся на первую школьную линейку. – Читай только то, что мы  с тобой в «Букваре» выучили». Очень хорошо помню, что всю дорогу я про себя думала: «Богородица Дево, радуйся, обрадованная Мария» – чем плохое «стихотворение»? И почему с меня крестик сняли, на божницу положили. Мне без него шейке холодно-холодно…»

Любили мы со старенькой няней ходить на моленья. Пока старушки друг дружку дожидаются, обязательно ребенка «уважат вниманием»: «Ну-ко, Танюша, которо место вытвердила ноне?» Няня открывала нужную страницу Псалтири, над которой «вчерася билися»: «Постой мало, дондеже утишатся чувства, – летит по строчкам пальчик, следом звенит детский голосок. Старухи начинали кряхтеть и утирать слезы, гладить по головке: «Топеря читашь, а поболе вырастешь, в школу пойдешь, дак  и забудешь ету грамоту божественну».

…До сих пор у меня осталось трепетное отношение к книгам вообще, а к старинным в особенности. За несколько веков шершавые, толстые листы впитали в себя душистый запах ладана и меда. Сильно истрепанные, они густо закапаны воском самосканных свеч. Тут  и там на полях встречается сурово-лаконичное «Зри!». Дескать, обрати внимание, вот очень важная и полезная мысль. А когда я беру в руки нянюшкину лестовку, слышу ее  голосок, понуждающий: «Собирайся, христово дитятко. Пойдем Богу помолимся, до земли Ему низко поклонимся».

Мы, православные христиане, точно знаем: было начало миру, будет и конец. Лежащий во зле, в конце концов злом он  и будет уничтожен. А затем будет встреча со Христом. Надо дотерпеть.

262Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
По городу разгуливала афишная тумба.
Литературное объединение «Вдохновение» действует в Казанском районе много лет. Справедливости ради надо сказать, что иногда его деятельность на время замирала, потом возрождалась с новой силой.
В четверг, 20 сентября, в 12.00 в прямом эфире передачи «Литературные четверги» гостем студии будет руководитель литературного объединения Казанского района Галина Абронина.
В режиме нон-стоп на открытии прошли спектакли «Птицы», «Ревизор» и «Симфония неспокойной ночи», акустический фестиваль, лаунж-зона с электронной музыкой, выставка современных художников «Отлично» в фойе театра.
В Ишиме состоялся благотворительный концерт в фонд помощи Егора Бабыкина «Город добрых надежд».
В прямом эфире «Тюменской области творчества» 20 сентября в 15.00 – основатель нового стиля в живописи.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи