×
В социальных сетях
В печатной версии

Тобольские полимеры ждут на всей планете

18.04.2014
01:27
В гостях у клуба «От первого лица» побывал «Менеджер года – 2013» генеральный директор ООО «Тобольск-Полимер» Виктор Ким

15 октября 2013 года стало долгожданной и важнейшей для экономики Тюменской области датой – в регионе состоялся пуск производства полипропилена на предприятии «Тобольск-Полимер». Значение события трудно переоценить, о его статусе свидетельствует хотя бы приезд на открытие президента России Владимира Путина.
Со своей стороны, члены «Клуба 7», в который входят руководители ведущих областных средств массовой информации, отметили заслуги нефтехимиков, признав генерального директора ООО «Тобольск-Полимер» Виктора Кима «Менеджером года – 2013». На днях Виктор Ким стал гостем редакционного клуба «От первого лица».
Александр Скорбенко:
– Виктор Дмитриевич, на заседаниях клуба мы стремимся показать человека как хозяина своей судьбы. Вы родились в казахстанской глубинке. Что вспоминается о первой точке жизненного маршрута?
Виктор Ким:

– С большой теплотой размышляю на эту тему. Родители мои, слава богу, живы. Более того, находятся сейчас у меня в гостях в Тобольске. В прошлые выходные я ездил их встречать в Сургут – такая получилась логистика. Они до сих пор живут в Киргизии, куда семья пере-ехала, когда я учился в школе. И не собираются никуда уезжать, тем более что им без малого по 80 лет.

Тимур Хакимов:
– Но  в Казахстане родители оказались, видимо, не случайно?
Виктор Ким:

– Конечно. Это судьба малых народов, проживавших раньше у границы. В 1937–1939 годах политически «неблагона-дежные» народности массово переселялись в глубь страны, и дальневосточные корейцы попали в число таких. При этом мои родители появились на свет не  в Корее (папа – в Уссурийске, мама – в Надеждинске), а вот бабушки и дедушки были рождены на Корейском полуострове и вошли в первое поколение, переехавшее в Россию. В 30-х годах родителей перевезли в Казахстан, и до сих пор в Казахстане и других государствах Средней Азии компактно проживает достаточно большое количество представителей нашей
народности.

Александр Скорбенко:
– Это папа посоветовал заниматься техникой, технологиями, химией? Или говорил: сын, главное в жизни – уметь постоять за себя?
Виктор Ким:

– Понимаете, есть вещи, которые используются традиционно, и те, что прививаются не от хорошей жизни. В соответствии с историей, которую я уже немного описал, мои родные занимались подъемом сельского хозяйства на территории Казахстана. Как вы понимаете, не на самых плодородных местах. Это Кызыл-Ординская область – как раз в тех краях, где сейчас находится космодром Байконур. Они осваивали земледелие, растениеводство, рисоводство (там протекает река Сырдарья – единственный плюс из того, что можно припомнить), хотя нельзя сказать, что корейцы относятся к нациям с серьезными сельскохозяйственными традициями. Но жизнь
заставила.

Я вырос в крестьянской семье и не знаю, как это повлияло на мою судьбу, но прекрасно помню прополки, которые начинались в марте, и сбор урожая, который завершался в ноябре.

Александр Скорбенко:
– То есть не стань нефтехимиком, стали бы агрономом?
Виктор Ким:

– Нет, я точно знал, что сельским хозяйством заниматься никогда не буду. Это единственное убеждение, которое осталось с детства (улыбается). В первой части жизни крестьянского труда хватило, всю сельскохозяйственную программу для себя я выполнил.

Что же касается уроков отца, то он прививал две главные мысли. Сейчас наблюдаю, как отец общается с внуками, и вижу, что это до сих пор  в нем проявляется. Считаю, что это положительный момент. Первое – в какой бы стране ни жил человек, он должен в совершенстве знать ее родной язык. Второе – любой человек обязательно должен получить высшее образование, неважно, по какому профилю.

Тимур Хакимов:
– Что  в дальнейшем повлияло на выбор жизненного пути?
Виктор Ким:

– Много раз сам об этом задумывался и вижу единственное объяснение – такое было время. Вообще-то в юности интересовался вопросами экономики и юриспруденции, очень интересной казалась работа следователя по экономическим преступлениям (тогда это подразделение называлось ОБХСС). Развязывать криминальные клубки, используя экономические знания, казалось высшим пилотажем профессионализма.

К сожалению, в последний год учебы в школе появились проблемы со здоровьем, даже часть выпускных экзаменов сдавал на больничной койке, и пришлось поступать в вуз, выездная приемная комиссия которого располагалась ближе всего к дому. Представитель комиссии Томского политехнического института поинтересовался, какой профиль мне ближе – физико-технический или инженерно-химический, и я спросил, где самый высокий конкурс. Оказалось, что  в Советском Союзе в год выпускается всего 50 специалистов инженерно-химического профиля (применительно к Томскому «политеху» речь шла  о биологически активном синтезе). Это меня подкупило.

Александр Бейфус:
– Впоследствии не жалели о том, что выбрали вуз вдали от дома?
Виктор Ким:

– На тот момент, конечно, я ни разу не бывал в Томске, представлял себе только точку на карте. Приехал в город, познакомился с историей вуза, который оказался одним из старейших и уважаемых в России, его знают и признают
за рубежом, познакомился с преподавательским составом, а тогда были живы и даже читали лекции многие великие ученые, и мы с ними напрямую, без всяких условностей, общались. О такой атмосфере можно было только мечтать, и я ни разу не пожалел о своем выборе.

Другое дело, что опять вмешались дополнительные обстоятельства. В стране сменился министр обороны, решили всех студентов призвать в армию. Отслужил два года, и тут опять «повезло» – решение о воинской службе для студентов отменили.
Между тем по возвращении давали привилегию отслужившим: можно было попробовать себя в любом вузе, особенно тем, кто уже отучился первые год-два. Тогда не принято было избегать воинского долга, хотя я всего год как перенес операцию. Более того, сам  в военкомате попросился на службу: было стыдно, что все друзья пошли служить, а я нет. Почувствовал себя вне коллектива, чего очень не хотелось.

Владимир Полищук:
– Служба в армии повлияла на мировоззрение?
Виктор Ким:

– Очень сильно. Я понял, что интереснее и правильнее производить материальные ценности, заниматься тем, что может быстро дать результат и повысить конкурентоспособность оте-чественной экономики, вывести страну на новый уровень. Звучит, наверное, несколько пафосно, но тем не менее я так думал и после армии отказался от фармакологии. Пошел по направлению «Нефтехимия».

Нужно сказать, что  в производстве полимеров СССР конкурировал, а иногда и опережал многих западных производителей. В Ленинграде существовала серьезная лаборатория – Охтинское научно-производственное объединение, которое и стало первым местом моей работы. Мощности этого производства позволяли проводить уникальные эксперименты. Вся северная Европа «стучалась» с заказами в это подразделение, потому что производство полимеров в больших масштабах только-только зарождалось. Понятно, что США и Западная Европа что-то производили, но рынок постоянно развивается, требуя больших вложений и прорывов. В лаборатории, например, работали с полиэтиленом высокого давления – одним из самых популярных ныне полимеров-пластиков в мире. Полиэтиленовые пакеты, сельхозпленка, многие вещи для нужд медицины – это все полиэтилен низкой плотности и высокого давления.

Так вот, в Советском Союзе размещалось три производства на основе трубчатых реакторов и одно – на основе автоклавного реактора, и это были советские технологии, было несколько завозных производств, что позволяло конкурировать с Америкой. Такой была наша наука. Это не могло не вдохновлять. Но  в 90-е годы все изменилось. Поменялись приоритеты, и большую часть уникального оборудования сдали на металлолом. В черте города высвобождались огромные производственные площади, которые стали использовать по иному назначению.

Александр Скорбенко:
– Ужасно, уникальная школа и специалисты – все пошло под нож...
Виктор Ким:

– Я не первый заостряю внимание на том, что  в 90-е годы и начале 2000-х наблюдался 15–20-летний провал по подготовке
грамотных специалистов. В тот период было немного желающих получить профессию инженера, впрочем, по понятным причинам. Шли  в менеджеры, экономисты, юристы. В журналистике кризиса, думаю, не было (смеется), а вот в инженерии, в науке был серьезный провал, который до сих пор не компенсирован.

Наталья Худорожкова:
– Поработав в Томске, Санкт-Петербурге, Москве, три с половиной года назад вы оказались в провинциальном Тобольске. Какие-то особые впечатления испытали?
Виктор Ким:

– Тобольск действительно был для меня далеким городом, никогда не думал о том, что доведется жить и работать в нем. Но город известный, его историю должен знать любой
современный человек. Бывать в нем приятно, жить не стыдно, работать – престижно.

Анна Щербинина, г. Тобольск:
– Может ли молодежь, поступающая на работу в «Тобольск-Полимер», рассчитывать на помощь в решении социальных вопросов – обеспечение жильем, местами в детских садах?
Виктор Ким:

– Это, пожалуй, самый популярный вопрос, который мне задают. В обеспечении соцгарантиями у нас нет деления на молодых специалистов и тех, у кого большой стаж работы. Все сотрудники комплекса пользуются соцпакетом, существующим на предприятии. Что касается обеспечения жильем, сами понимаете, времена, когда предоставляли бесплатные квартиры, давно прошли, но  в ряде случаев мы шли навстречу молодым специалистам и участвовали в решении, помимо всего прочего, и жилищного вопроса. С местами в дошкольных учреждениях поддерживаем сотрудников полностью – мы, понятно, не волшебники, но совместно с местной администрацией нашли, на мой взгляд, необходимые пути
решения.

Сергей Исаев:
– Вопрос поступил по электронной почте. Тобольский студент Виль Зарипов интересуется: «Можно ли устроиться на работу на предприятие? Какую нужно иметь специальность и на какую зарплату рассчитывать? Владимир Путин, будучи в Тобольске, назвал средний размер заработной платы в
СИБУРе (50 тысяч рублей) и сказал, что  в «Полимере» она должна быть выше».
Виктор Ким:

– Средняя зарплата на предприятии как раз на этом уровне. Специальности, необходимые для поступления на работу, перечислены на нашем сайте. Конечно, в первую очередь требуются инженеры: нужны технологи, химики, механики, специалисты по автоматизации и контрольно-измерительным приборам, энерго- и теплоснабжению. Это достаточно стандартный ряд специалистов. Но некоторые процессы производства уникальны для России, и не всегда молодой специалист сразу понимает, что от него требуется. Новых сотрудников мы, естественно, обучаем, чтобы они самостоятельно могли управлять процессами.

Владимир Полищук:
– В продолжение вопроса. В Тобольске есть индустриальный институт, который готовит кадры как раз вашего профиля. Какова его роль в наполнении кадрового ресурса предприятия? Возможно ли  у вуза второе дыхание благодаря «Тобольск-Полимеру»?
Виктор Ким:

– И Тобольский индустриальный институт, и Тюменский неф-тегазовый университет сыграли большую роль в формировании коллектива «Тобольск-Полимера». Даже в период строительства мы участвовали в совместной программе по подготовке кадров предприятия и программе увеличения, если так можно выразиться, мощности лабораторий вузов. Однако у Тобольского индустриального института до сотрудничества с нами не было сложившихся традиций по подготовке специфичных кад-ров для нефтехимической отрасли. Поэтому сейчас развиваем направления, которые являются наиболее «горячими».

Название нефтегазового университета говорит само за себя – упор в нем сделан на нефте- и газодобычу, переработку. Полимеры и мономеры для Тюменской области – нечто новое. В вышеназванных вузах пока нет даже профильных кафедр по этому направлению. Тем не менее сложились серьезные традиции по подготовке специалистов–технологов. Грамотные технологи спокойно могут разобраться в отличающихся друг от друга механизмах и процессах. Многих операторов «Тобольск-Полимера» подготовили именно местные вузы.

Наталья Худорожкова:
– На предприятии есть возможность повысить квалификацию сотрудников?
Виктор Ким:

– На предприятии более 80 процентов рабочего персонала – люди с высшим образованием, в основном молодые специалисты. Они двигаются снизу вверх, познавая самые азы. Считаю, этот путь – самый правильный. Многие вещи, которые знает слесарь, аппаратчик и машинист, неплохо бы знать инженерам и руководителям. К примеру, вторым местом моей работы после пусконаладочного управления стала должность машиниста компрессорных установок. Затем уже прошел путь от машиниста до одного из руководителей завода в Томске.

? Александр Скорбенко:
– У каждого руководителя бывают счастливые дни, когда на свет появляется его детище. Наверняка для вас таковым стало 15 октября 2013 года, когда состоялся запуск «Тобольск-Полимера». Как прошел этот день?
Виктор Ким:

– Любое подобное мероприятие запоминается в первую очередь подготовкой к нему. Готовились серьезно, несколько дней. Непростое это занятие, было
задействовано большое количество людей. День прошел на ура и очень быстро. С нетерпением ждали главу государства. Прибыв, Владимир Путин познакомился с предприятием. Затем состоялась короткая церемония открытия. Владимир Владимирович пообщался с коллективом, подчеркнул, что необходимо дальнейшее развитие столь нужного России предприятия, увеличение числа переделов при переработке углеводородного сырья.

Тимур Хакимов:
– То есть достигнутое на Тобольской промышленной площадке не является пределом?
Виктор Ким:

– Есть попутный нефтяной газ, из которого выделяется широкая фракция легких углеводородов (ШФЛУ). Далее происходит выделение из ШФЛУ сжиженных углеводородных газов, получение мономеров (пропилен, бутадиен и прочие). Следующее – переработка последних в полимеры, в нашем случае в полипропилен. А полипропилен является сырьем для других направлений производства, для переработки в готовую продукцию. Владимир Путин высказал пожелание присутствовать в будущем на открытии завода по переработке полипропилена.

Нина Генне:
– Какие задачи призван решать «Тобольск-Полимер» для развития экономики страны в целом и нефтехимии в частности?
Виктор Ким:

– Само по себе строительство такого широкомасштабного производства и его запуск – глобальные задачи, значение которых трудно переоценить как для экономики региона, так  и для России. Есть две основные темы, которые хотелось бы осветить. Первая – участие «Тобольск-Полимера» в государственной программе по переработке и утилизации попутного нефтяного газа. Миллиарды кубометров газа, к сожалению, сжигались и до сих пор продолжают сжигаться, нанося огромный вред экологии. Наш комплекс переводит этот вид сырья в полезную продукцию.

Второе направление – рост потребления полимеров в мире. В России каждый год потребление полимеров увеличивается примерно на десять процентов. При этом, если сравнивать с западными странами и Китаем, страна отстает в потреблении полимеров, то есть потенциал развития потребления высок. Пока приходится ввозить эту продукцию из-за рубежа. Таким образом, вторая задача – замещение импорта.

Плюс «Тобольск-Полимер» – потенциально один из крупнейших налогоплательщиков в регионе, на котором трудоустроено до 500 человек. И вокруг предприятия смежными компаниями и фирмами может быть создано от одной до полутора тысяч рабочих мест.

Галина Сентемова, п. Голышманово:
– Как приняли тобольский полипропилен на мировом рынке? Уже есть возможность поставлять продукцию за рубеж?
Виктор Ким:

– Основной задачей мы ставили обеспечение продукцией внутреннего рынка. Тобольский полипропилен ориентирован в первую очередь на внутреннее потребление. Но понятно, что весь объем тобольского полипропилена внутренний рынок сразу не сможет использовать, на какой-то период ориентируемся и на зарубежных потребителей. Это Турция, Западная Европа, страны СНГ, Китай. Иностранные покупатели уже опробовали тобольский полипропилен, и нами получены положительные отзывы от клиентов.

Наталья Худорожкова:
– Не подпадает ли ваш товар под санкции, которые на Западе предлагают применить в отношении России?
Виктор Ким:

– Честно говоря, уже которую неделю начинаю день с просмот-ра новостей с Украины. Но каких-либо санкций в отношении себя мы не чувствуем. В общем и целом весь мир ждет массовый продукт «Тобольск-Полимера», несмотря на политические события. 500 тысяч тонн полипропилена – это большой объем, он нужен на рынке. Тоболякам, тюменцам не должно быть стыдно за поставляемый за границу полипропилен.

Тимур Хакимов:
– Но все-таки контакт с российскими партнерами налаживается?
Виктор Ким:

– В обязательном порядке. И первые партнеры, с кем мы налаживали контакт с точки зрения омологации (соответствия стандартам) продукта, были российские переработчики.

Владимир Полищук:
– Кто произведет из тобольских полипропиленовых гранул сиденья на стадионы чемпионата мира по футболу 2018 года?
Виктор Ким:

– Точно не скажу, это зависит от решения организаторов турнира. Но не исключаю, что уже на чемпионате мира этого года в Бразилии будут использоваться кресла, произведенные из тобольского сырья.

Сергей Исаев:
– По электронной почте поступил вопрос об объеме производства. Житель Екатеринбурга Олег Карелин спрашивает: проектной мощностью производства полипропилена возможности Тобольской промышленной площадки исчерпаны?
Виктор Ким:

– 500 тысяч тонн в год – проектная мощность «Тобольск-Полимера». Это не значит, что возможности площадки будут исчерпаны. СИБУР реализует несколько проектов по развитию мощностей на ней. В частности, ведется строительство 1100-километрового продуктопровода от Пуровского ЗПК (завод по переработке конденсата) до Тобольска, что позволит поставлять на эту площадку дополнительные объемы сырья. Активно готовимся к их приему. Возможно, вы слышали о проекте газофракционирующей установки № 2 – мы готовимся к вводу установки в эксплуатацию.

Владимир Полищук:
– Нынешний год объявлен в Тобольске Годом Менделеева в связи со 180-летием нашего великого земляка. Поддерживает ли  в свете этого «Тобольск-Полимер» какие-либо городские или областные проекты?
Виктор Ким:

– «Тобольск-Полимер» участвует во всех мероприятиях, так или иначе связанных с химией или нефтехимией. Да  и любые значимые культурные мероприятия в городе мы поддерживаем.

Александр Бейфус:
– Интересуетесь ли вы событиями в мире спорта, следили ли за Олимпиадой в Сочи? Что запомнилось, помимо хоккея, разумеется?
Виктор Ким:

– Да, к сожалению, хоккей запомнился. Следил за играми, конечно. Как такое событие можно пропустить? Запомнились последние два дня, когда Россия вышла в лидеры медального зачета. Феноменальный спурт!

Владимир Полищук:
– Болели ли каким-то особенным образом за конькобежца Виктора Ана?
Виктор Ким:

– Я болел за всех членов российской сборной без выделения кого бы то ни было, особенно по национальному признаку.

Александр Бейфус:
– Сами занимаетесь спортом?
Виктор Ким:

– Очень серьезно занимался спортом, неплохо боксировал, увлекался шахматами, волейболом, автомобильным спортом. Сейчас практикую русский бильярд на любительском уровне – мне кажется, это уникальный вид спорта.

Сергей Исаев:
– Несколько лет назад логотип СИБУРа появился на форме тюменских спортсменов. Это какой-то имиджевый проект для компании или нефтехимики реально заинтересованы в пропаганде физкультуры, спорта, здорового образа жизни?
Виктор Ким:

– За всех нефтехимиков ответить сложно, но так сложилось, что компания СИБУР и ее работники всегда уделяли большое внимание спорту. У нас проводятся спартакиады более чем по десяти видам спорта как на Тобольской площадке, так  и на других территориях присутствия. Если внимательно посмотрите, СИБУР всегда поддерживал и большой спорт, и любительский. Логотип можно увидеть на формах команд из многих российских городов в разных видах спорта, к примеру, ФК «Тюмень».

Тимур Хакимов:
– В таком случае передайте спасибо от тюменцев за поддержку спорта.
Виктор Ким:

– Обязательно.

Александр Скорбенко:
– Исполняется 70 лет Тюменской области. Какого подарка ждать от вашего предприятия к юбилею?
Виктор Ким:

– Думаю, основной и самый важный подарок к юбилею области мы сделали 15 октября 2013 года. Тем не менее задачи, которые предприятие ставит перед собой сегодня, по значимости нисколько не уступают прошлогодним: завершение на новом комплексе всех необходимых испытаний, тестирование и выход на проектную мощность со всеми вытекающими отсюда положительными, в том числе для региона, последствиями.

Блиц-опрос


– Ваш любимый литературный герой?
– Любимых литературных персонажей несколько, но своей настольной книгой считаю «Два капитана» Вениамина Каверина. Ее главный герой, несмотря на уже прожитые годы, является для меня образцом.
– Личность, перед который вы преклоняетесь?
– Кумиров нет, но  с уважением отношусь к людям, которым удается достичь в своем деле максимума. Фамилии могут быть разными. Например, баскетболист Майкл Джордан, который в своей деятельности достиг максимальных вершин, выше могут быть только звезды. Людей, вызывающих восхищение и уважение, в сущности, не так и много.
– Какие три вещи вы взяли бы  с собой на необитаемый остров?
– Только одну – самолет (смеется).
– Самое памятное событие в личной жизни?
– Рождение детей. Появление дочери и сына – уникальные события, которые ни  с чем нельзя сравнить.
– За каким рулем любите посидеть?
– В юности увлекался автомобильным спортом. Хотя в то время выбор машин был не столь богат. Сейчас – два автомобиля: внедорожник, для того чтобы ездить на рыбалку и охоту, и легковой для того, чтобы комфорт-но и быстро приехать, например, к вам в Тюмень.
– Любите ли вы музыку? Если да, то какую?
– Очень люблю. Музыка сыграла значительную роль в жизни. Были времена, когда жил музыкой в самом прямом смысле: студентом подрабатывал игрой на музыкальных инструментах и пением, полупрофессионально. Сейчас не могу себя причислить к поклонникам российской эстрады, продолжаю интересоваться рок-исполнителями, старым добрым советским роком.
– У вас есть мечта?
– Хочу, чтобы дети были счастливы, это самая сокровенная мечта. Хочу, чтобы родители жили долго и были здоровы, это вторая сокровенная мечта.
– Есть ли  у вас любимое блюдо?
– Любимое блюдо есть. Когда несколько народностей долгое время сосуществуют, то порой каждый представитель считает то или иное блюдо своим. Как пельмени, например, борщ или шашлык. Есть такое блюдо – фунчоза. Там, где  я вырос, каждый считает его своим. И действительно, авторство имеет большое значение, но  в любой интерпретации это блюдо вызывает у меня положительные ощущения. Иногда готовлю и сам.
– Какой вид досуга предпочитаете?
– С тех пор, как стал жить в Тобольске, все больше и больше нравится бывать на природе, ловить рыбу.
– Москва или Тобольск?
– Думаю, нельзя сравнивать города. Москва – столица и этим все сказано, ее значимость нельзя преуменьшить. Хотя она никогда не была моим любимым городом, перед которым  я преклонялся и где хотел бы жить. Тобольск очень скоро, и все мы будем тому свидетелями, станет мировым центром нефтехимии.

1424Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
Лариса Быкова из Тобольска свою публикацию посвятила 140-летию любимого учебного заведения – многопрофильного техникума, в котором готовят первоклассных ветеринаров для нужд региона.
Дом социальной реабилитации семей и детей «Борки» в этом году отмечает 85-летие.
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Всероссийская акция «Тест на ВИЧ: Экспедиция», организованная Министерством здравоохранения Российской Федерации, началась в Тюменской области.
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи