×
В социальных сетях
В печатной версии

Валя неустрашимая

15.01.2014
00:51
К 90-летнему юбилею соратницы разведчика Николая Кузнецова – Валентины Довгер

Уважаемые читатели! Редакция «Тюменской области сегодня» продолжает цикл публикаций, посвященных 70-летию Курской битвы. Предлагаем вам перелистать страницы биографии отважной разведчицы Валентины Довгер. Ее работа в составе группы Николая Кузнецова повлияла на ход Великой Отечественной войны. 

...У каждого человека в жизни есть день, который ученые люди называют кульминационным, память к которому возвращает его снова и снова. Думается, таким днем для Вали Довгер стало 31 мая 1943 года. В этот день они с Николаем Кузнецовым отправились на прием к Эриху Коху. Формальным поводом было прошение не отправлять Валю на трудовые работы в Германию (накануне ей пришла повестка), а поводом фактическим было убить Коха – главного душегуба украинского народа.

Уже упоминавшийся в этой статье профессиональный психолог пишет: «Она пошла к Коху, как в атаку». Удивительные по точности слова! Как солдат, под градом пуль поднявшийся в атаку и не знавший, вернется ли он из этой атаки, так и Валя –19-летняя девушка – пошла на верную смерть. Она пишет: «Мы понимали, что, уничтожив палача, шансов уйти самим нет. Где-то вблизи резиденции наши друзья, они постараются в нужную минуту прийти на помощь, но...». Этим многоточием сказано все.

Но покушение не состоялось – охранник за спиной, овчарка возле стула, на котором сидел Кузнецов, не давали и малейшей возможности достать пистолет. Зато были получены важнейшие сведения о готовящемся генеральном наступлении немцев под Курском. Между тем Валя обвиняет Кузнецова в трусости («Собак испугался!.. А что подумают о нас люди?!»). Да еще и посылает докладную в отряд! Горячность? Несомненно. Но и признак бесспорной отваги!

С Кузнецовым они, конечно, помирились и много еще совершили совместно славных дел на благо нашей Родины за то время, которое отпустила им судьба.

1 июня Валя вышла на работу в комиссариат и незамедлительно последовала сногсшибательная новость: 5 июня в Ровно прибывает рейхсминистр Альфред Розенберг! Валя тут же сообщает об этом Кузнецову. И режим дня Пауля Даргеля, первого заместителя Коха, на которого совершил потом покушение Кузнецов, тоже, просчитав до деталей, сообщила ему Валя. В удивительной по дерзости операции похищения генерала Ильгена прямо из его дома посреди бела дня Валя тоже принимала участие, принеся, как курьер, документы для него, а фактически – чтобы узнать, приехал ли уже на обед генерал...

В январе 1944 года в Ровно уже слышны были артиллерийские залпы наступающей армии генерала Пухова. Эрих Кох сбежал в Кенигсберг одним из первых – сразу после рождественского вечера. За ним «потянулись на выход» остальные службы. Только карательные органы продолжали работать, как часы.

В середине января Николай Кузнецов с новым заданием отбыл во Львов. А Валю арестовало гестапо – в самый канун ее дня рождения (6 января ей исполнилось 20 лет). О том, как пытают в гестапо, наслышан каждый из нас.

Михаил Шмерега, наш подпольщик, тоже арестованный в это время, видел Валю в общей камере ровенской, а затем дубненской тюрьмы: девушка была избита так, что когда ее вызывали на очередной допрос, без посторонней помощи она подняться не могла.

Очень уж хотелось врагам схватить ее «жениха» – Пауля Зиберта. Дело ведь находилось на контроле в Берлине у самого «папы гестапо» Мюллера – да-да, того самого, которого «обессмертил» актер Броневой в «Семнадцати мгновениях весны». Казалось бы, двадцать лет всего девчонке, и не таких «обламывали» в гестапо. Однако никто из группы Кузнецова – ни Струтинский, ни Гнидюк, ни Шевчук, ни Лисовская с Микотой – не были арестованы. Как в забытьи, твердила она: «нет», «не знаю». Ей раздробили ногу на допросе, не раз выводили на мнимый расстрел, стреляя всего в нескольких сантиметрах над головой, помещали в подвальную камеру без окон и света, заполненную по колено водой, в которой плавали тела замученных патриотов.

Удивительно, такое бывало нечасто, но ее стойкость спасла Вале жизнь – приказа на казнь из Берлина не поступало. Ровно – Дубно – Львов – Краков – Мюнхен – вот маршрут страданий Вали. Летом 1944 года она оказалась в мюнхенской тюрьме.

В это время авиация союзников уже полностью господствовала в небе, поэтому узников постоянно выводили на разбор завалов после бомбардировок. А в апреле 1945 года в Мюнхене уже слышны были артиллерийские залпы наступающей 7-й армии США, так что заключенных еще начали использовать и для рытья окопов и траншей.

В один из таких дней, когда конвоиры попрятались от американских бомб, Валя сбежала! Какой отчаянной надо быть, чтобы сбежать в Германии, ведь немецкие фрау – это не украинские сердобольные женщины, которые всегда вынесут крынку молока и краюху хлеба! Через несколько дней на пути в Веймар – советскую оккупационную зону – ее задержал американский патруль. А возможно, она сама подошла к нему, заслышав английскую речь.

Верные своей тактике союзники начали уговаривать ее остаться у них, пугая, как всегда, Сибирью. Но Валя сбежала и от них и добралась-таки до Веймара.

В Веймаре после необходимой в таких случаях проверки ее устроили переводчицей в трибунал 8-й армии знаменитого генерала Чуйкова.

В декабре 1946 года Валя вышла замуж за военного следователя – майора Рыбака. В марте 1948-го у пары родился сын, которого нарекли в честь деда Костей.

В 1950 году С.М. Рыбака, как это часто бывает у военных людей, перевели на новое место службы – в Воронеж. Этому славному городу Валя отдала последние сорок лет своей жизни, посвятив ее военно-патриотическому воспитанию молодежи.

Простая и скромная во всем, что касалось себя, Валентина Константиновна не боялась открывать двери в кабинет любого начальства, если к ней обращались за помощью. В своих выступлениях перед аудиторией как можно меньше о себе и больше о своих боевых товарищах – этот девиз красной линией проходил через все ее выступления.

Боевые друзья очень любили Валю. И любовь эта не была показной.

Вот, например, ее бывший командир, Д.Н. Медведев, так подписывает свои знаменитые воспоминания: «Сильной духом – от автора «Сильных духом».

А вот что пишет партизанский художник Г.Г. Пономаренко в своем письме в музей воронежской школы № 83, созданный по инициативе Валентины Константиновны: «В ближайшее время вышлю несколько эскизов к картинам, а также портрет Валентины Константиновны – Вали Довгер, которую мы, медведевцы, любим и гордимся ею».

А вот подписывает фотографию на память В.В. Кочетков: «Дорогому мне другу. Родному. Соратнику в борьбе с фашизмом. Отважному разведчику. Человеку с небывалым сильным духом в день моего 80-летия. Навсегда мне родной с большой любовью. В. Кочетков. 25 сентября 1982 года, г. Куйбышев».

Такое впечатление, что это слова литератора. А они между тем принадлежат человеку, который полвека посвятил чекистской работе.

Если вы придете в «Никитинку» – областную научную библиотеку Воронежа, вам предложат подборку статей, в том числе из районных газет, повествующих о выступлениях Вали в Воронеже и области. Это было началом. Спустя совсем немного лет Валентина Константиновна стала выезжать со своими выступлениями далеко за пределы региона. Голос ее был совсем негромкий, но зал обычно был так заворожен тем, что рассказывает эта маленькая женщина, что, казалось, муха пролетит – и то будет слышно.

Семнадцать лет проработала директором знаменитого Ровенского музея им. Николая Кузнецова Галина Федоровна Данильчук. Вот как она ответила недавно на вопрос одного местного журналиста:

– Кто тот человек, встреча с которым оставила особый след в вашей жизни?

– Я думаю, это Валентина Довгер. Мужественная, юная дивчина, разведчица, партизанка, наша землячка, которая вместе с Николаем Кузнецовым действовала в оккупированном фашистами Ровно.

Родина наградила Валентину Константиновну орденом Ленина, Отечественной войны I степени, медалями, среди которых – «Партизану Отечественной войны» I степени – та, которой она гордилась особенно.

Очень много успела сделать за свою жизнь Валя Довгер.

И много еще смогла бы сделать, ободренная наградами Родины. Но болезни – отголоски пыток и бесчеловечного обращения в фашистских тюрьмах – настигли ее. Все чаще местом пребывания становилась больничная палата. Одна операция, другая, третья... Не сдавалась партизанская разведчица до последнего и этим врагам. Вот что пишет она из больницы своей подруге: «Надеялась в хорошую погоду попасть в Москву, а оказалась в больнице. Здесь я уже два месяца. Надеюсь в конце недели быть дома. Даже при идеальных условиях (лежу в отдельной палате) больница остается больницей. Врачи очень внимательны, тишина, уход, а я считаю дни, тем более что больше сделать нельзя, лучше не будет. Сейчас могу ходить, говорить, держать перо, а это уже много. Собираюсь даже в Москву, хочу всех видеть...».

Валентины Константиновны не стало 28 мая 1990 года. Именно благодаря таким, как она, и тысячам других героев, Красная армия закончила войну в Берлине, откуда она и пришла на нашу землю. И если когда-то враг снова нападет на нашу Родину, а такое, особенно после 1991 года, вполне возможно (нам не надо заниматься самоуспокоением), отбить эту атаку мы сможем, если только среди нас вновь найдутся такие люди, какими были Валя Довгер и Николай Кузнецов.

Это постоянно надо помнить каждому из нас и в первую очередь подрастающему поколению.

608Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
V Всероссийский фестиваль телевизионных фильмов и телерадиопрограмм «Человек и вера» в этом году выпадает на последнюю неделю сентября: с 26 по 29-е число участников, гостей, экспертов и просто друзей ждут в славном Тобольске.
Геннадий Куцев, академик РАО, доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, 17 сентября подошел к большому юбилею. 
Так решили члены комиссии по присвоению, изменению, аннулированию наименований элементов планировочной структуры и элементов улично-дорожной сети.
Что делать человеку, который много лет жил на улице, и чем я могу помочь бездомным людям? Тюменец Константин Безносков нашел для себя ответ на этот вопрос.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде