×
В социальных сетях
В печатной версии

Валя неустрашимая

14.01.2014
00:17

Уважаемые читатели! Редакция «Тюменской области сегодня» продолжает цикл публикаций, посвященных 70-летию Курской битвы. Предлагаем вам перелистать страницы биографии отважной разведчицы Валентины Довгер. Ее работа в составе группы Николая Кузнецова повлияла на ход Великой Отечественной войны.

…Невысокая, худенькая, с почти детской внешностью. Удивительно миловидная. Чем-то притягивающая всех тех, кто хорошо ее знал. Это Валя Довгер, чей юбилей мы отметили 6 января.

Всех ее боевых товарищей – и бородатых, пропахших дымом от партизанских костров, и других, которым по долгу службы приходилось рядиться под коммерсантов, добывая бесценные сведения для Родины, и того уральского парня – уникума, кто во вражеской форме под именем Пауля Зиберта почти полтора года «водил врага за нос», – всех их поражала ее взрослая, не по возрасту, решительность. Откуда она в этом почти подростке?

Может, заложена с детства?

Один школьный психолог в письме автору этой статьи написал: «У Вали Довгер, как и у всех советских людей, в предвоенные годы воспитывалась цель победить того, кто посмеет напасть на Страну Советов. Примеров этому масса. Воспитывали людей целеустремленных...».

Вот перед нами две фотографии. На одной Вале 12 лет, она в форме Сарненской (польской тогда) гимназии. Посмотрите на лихо сдвинутый набок берет, на плотно сжатые губы и ясный целеустремленный взгляд.

И вторая фотография. Здесь Вале уже семнадцать. На обороте этого снимка она подписала: «Такой я была, когда началась война».

Младшая сестра Вали, Олимпиада Константиновна, рассказывала автору, вспоминая свое детство: «В куклы Валя с нами не играла. Бывало, мы с Зиной (средняя сестра) играем, а Валя – где-то в другой комнате, за книжкой».

Любопытно, что как и ее боевой друг Николай Кузнецов, Валя увлекалась немецким языком. Учась в гимназии, брала дополнительные уроки немецкого. Приезжая на каникулы в родное село Виры, помногу общалась с Ольгой – женой своего дяди Юры, которая была немкой, чьи родители переехали на Ровенщину из Германии.

Потом, в войну, ее отличное знание немецкого пригодилось. На приеме у Эриха Коха, рейхс­комиссара Украины, тот устроил Вале экзамен на знание языков – с немецкого языка переходил на польский и обратно. И поверил, что она – «фольксдойч», наложив резолюцию на заявлении: «Устроить на работу в рейхскомиссариат». Знание немецкого стало одной из причин, почему Николай Кузнецов предложил ей работать вместе с ним.

Когда началась война, мало кому удалось отсидеться в своей скорлупе. В войну либо ты по нашу сторону баррикады, либо по вражескую. В семье Довгер этот вопрос не стоял. Когда в сентябре 1942 года в лесах возле их села расположилась группа партизан – медведевцев под командованием Кочеткова, папа Вали – Константин Ефимович – сам нашел их, предложив свою помощь. Валентина Константиновна пишет в воспоминаниях «Боевые мои друзья»: «С приходом отряда в Сарненские леса Ровенской области осенью 1942 года отец вступил в его ряды. Ночью часто раздавался условный стук в окно – в наш дом входили партизаны. Начала и я выполнять поручения отца».

Разведчиком «дядя Костя», как называли его за почтенный возраст партизаны, был замечательным – много ценной информации принес он партизанам. Но и на той стороне баррикады не дремали. 3 марта 1943 года, когда Константин Ефимович направлялся с очередным заданием в Сарны, его схватили украинские националисты и после жестоких пыток, на которые они были мастера, уготовили ему страшную казнь – живьем затолкали в прорубь протекавшей поблизости реки Случь.

В тот же день банда была уничтожена, но Кочетков, профессиональный чекист, понимал, что бандеровцы не оставят в покое семью патриота. И Евдокия Андреевна со своей мамой Анной Кузьминичной и младшими дочерьми Зиной и Лилей, взяв только самое необходимое, а также кормилицу-корову, навсегда оставили свой гостеприимный дом, уйдя в соседний Клесов.

А что же старшая дочь – Валя? Она, несмотря на уговоры Кочеткова, настояла на том, чтобы ее отвели в отряд.

Командир отряда Дмитрий Медведев принял решение отправить Валю в Москву учиться на радистку первым самолетом с Большой земли. Валя же боялась, что пока она будет учиться, война закончится и она не успеет отомстить фашистам за гибель отца, за то горе, которое они причинили ее Родине.

Решающее слово оказалось за Кузнецовым, который сказал Медведеву, что в Ровно ему нужна помощница. И командир («Железный полковник» называли его в отряде), никогда не отменявший свои решения, впервые, быть может, нарушил это правило.

Месяц учили Валю отрядные чекисты – Медведев, Стехов, Лукин, Кочетков, Кузнецов – премудростям работы разведчицы. Много это или мало? Наверное, в войну, когда время удесятеряет свой ход по сравнению с временем мирным, это и не мало. А в начале апреля 1943 года в Ровно объявилась «фрейлейн» Валя Довгер – «невеста» заслуженного фронтовика обер-лейтенанта Пауля Зиберта...

Сергей ШИБАНОВ, г. Мурманск Продолжение следует.

699Просмотров
Комментарии для сайта Cackle

Читать далее
На минувшей неделе в адрес редакции поступило 36 письменных и устных обращений читателей.
«Целины» в это лето было предостаточно: Якутия, Ямал, Тюмень, Урал, Крым, Краснодар и даже Бангладеш. Подвести итоги в мультицентре «Моя территория» собралось около двух десятков студентов.
Второй год подряд делегация Тюменской области из числа активистов регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» посещает Внешние острова Финского залива.
Трудиться Галина Бенке начала в 1946 году, продолжая учиться в школе, и сейчас, несмотря на преклонный возраст, не мыслит себя без дела. 
Грант в размере 230 тысяч рублей направят на организацию в областной столице школы электронной музыки для молодых людей старше 16 лет.
Благотворительный проект «Клубок надежды» объединил тюменских рукодельниц, готовых безвозмездно помогать детям из детских домов, больниц и неблагополучных семей.
Опрос
Что я больше всего любил (а) в детском садике?
Сончас
Прогулки, физкультуру и зарядку на площадке
Детсадовскую еду
Дополнительные кружки
Утренники
Работу на садичном огороде
Популярные статьи