×
В социальных сетях
В печатной версии

Настоящий профессионал всегда востребован

20.12.2013
01:55
Обретение качеств, навыков, умений и опыта, присущих той или иной профессии, делает человека уникальной личностью. Об этом заявил в ходе заседания редакционного клуба «От первого лица» директор института государственной службы и управления персоналом Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, доктор социологических наук, профессор Александр Турчинов.

Обретение качеств, навыков, умений и опыта, присущих той или иной профессии, делает человека уникальной личностью. Об этом заявил в ходе заседания редакционного клуба «От первого лица» директор института государственной службы и управления персоналом Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, доктор социологических наук, профессор Александр Турчинов.
Тимур Хакимов:

- Александр Иванович, расскажите, как вы пришли к тому, чем сейчас занимаетесь, - науке управлять?

Александр Турчинов:

- Трудно научиться управлять по бумагам. Навыки приобретаются тогда, когда реально работаешь с конкретными людьми, которые есть в подчинении. Так получилось, что моя управленческая практика началась еще в 1969 году в качестве секретаря комитета комсомола школы. Отсюда все и пошло. Дальше - обучение в военной академии, причем сразу после школы, без офицерского звания. Была такая практика в советское время - набирать со школы ребят, которые сразу занимаются наукой и подготовкой специалистов для ракетных войск стратегического назначения. Кстати, мы встречаемся как раз в день их образования. Поэтому так получилось, что вся моя жизнь связана с управлением.

Константин Елисеев:

- Одной из сфер ваших интересов является такая область научного знания, как профессиология. Какое значение она имеет для человека?

Александр Турчинов:

- Профессионализация человеческой деятельности - это нау­ка, которая позволяет определиться с закономерностями становления человека как профессионала и всем, что связано с проявлениями профессиональной культуры. Это профессиональные праздники, среда, традиции, форма одежды, этика и так далее. Это механизмы формирования человека как профессионала, то есть его становления и обретения необходимых профессиональных качеств, навыков, умений, опыта, которые, собственно говоря, и делают его уникальной личностью как носителя профессиональной культуры на тот или иной момент времени для существующего общества.

Маргарита Шаманенко:

- Существуют ли механизмы, которые подводят человека к тому, чтобы он стал профессионалом?

Александр Турчинов:

- Человек должен усвоить профессиональную культуру в самом широком смысле этого слова. В этом процессе все очень тесно связано. Когда говорится о том, что человек занимается кадровой политикой, это прежде всего значит, что он занимается управленческой деятельностью - тем, как человека довести до состояния профессионала. В рамках общества это стратегия государства. Так что мне и сейчас приходится заниматься управленческой деятельностью. Уйдя из одной профессиональной сферы, из Вооруженных сил, я начал заново формировать карьеру уже на гражданском поприще, зная специальные механизмы этого. И за 20 лет прошел путь от доцента кафедры до проректора академии госслужбы при президенте Российской Федерации, а потом, после слияния двух академий, - до директора института.

Тимур Хакимов:

- Для тех, кто не сталкивается с вопросами управления, является новинкой понятие «кадровая безопасность», которому посвящено множество ваших работ. Это на самом деле проблема, которой должен заниматься любой руководитель вплоть до главы государства?

Александр Турчинов:

- Проблема кадровой безопасности существовала всегда. Вспомните, в Советском Союзе (хотя об этом тогда не говорили) никто не знал фамилий людей, которые были носителями серьезных знаний, открытий, новаций, будучи, например, главными конструкторами определенных стратегических разработок. Их фотографий не видели, интервью в газетах не печатали. И они никому о себе не рассказывали. Почему? Потому что создавалась некая оберегающая среда для того, чтобы этот человек не вбросил свои идеи туда, куда не нужно. За умными головами гонялись всегда, в том числе и сейчас. Делается все для того, чтобы можно было получить наиболее толкового, грамотного, умного специалиста. Но если тогда это имело единичный характер, то сегодня профессионал является достаточно серьезной ценностью и многие пытаются переманить, перекупить, получить нужного человека, создать для него лучшие условия.

Наталья Худорожкова:

- Этот процесс выгоден всем сторонам?

Александр Турчинов:

- Эти лучшие социальные условия, создаваемые для того, чтобы профессионал пришел в ту или иную страну, влекут за собой кадровое паразитирование. Вы сначала подготовьте специалиста, вложите в него деньги и дайте ему возможность работать. Если этого не делать, то это сделают в других странах. И, собственно говоря, многие страны пошли по этому пути. Я его называю кадровым паразитированием: легче создать социальные условия для привлечения специалистов со стороны, чем вложить огромные деньги в то, чтобы человек дошел до уровня профессионала, который может многое сделать. Это явление приобрело массовый характер на разных уровнях. Противопоставить этому можно только конкурентные, лучшие условия в собственной стране. Если этого не делать, кадровый потенциал просто теряется. А когда вы теряете специалистов на каком-то направлении - возьмите отрасли науки, промышленности, производства - там становится некому работать, развивать школы, обеспечивать подготовку специалистов, которые необходимы для того, чтобы можно было развивать промышленность. Мы сейчас с этим столкнулись. Вот эта сфера называется кадровой безопасностью.

Тимур Хакимов:

- Это главная проблема, касающаяся сферы управления?

Александр Турчинов:

- Есть еще проблема, которая называется кадровой глобализацией. Речь идет об унифицированных требованиях к вопросам подготовки, оценки людей, вопросам, связанным с оплатой труда специалистов. С чем столк­нулись российские специалисты, когда открылись возможности для отъезда за рубеж, особенно в таких защищенных отраслях человеческой деятельности, как здравоохранение, социальное вспомоществование, обучение, воспитание? С тем, что им надо было соответствовать требованиям, которые существовали там. Высококвалифицированный врач приезжал туда и слышал: тебя не допустят к практической работе, пока не сдашь то и это, пока в дипломе не будет того и этого.

Константин Елисееев:

- Был ли найден какой-то выход?

Александр Турчинов:

- Когда эта проблема возникла для промышленно развитых стран, тут же появилось предложение унифицировать требования к образованию, оценке, прохождению соответствующих процедур повышения квалификации и так далее. Так появились общие требования к кадрам независимо от того, где они существуют. То есть глобализация проявилась и здесь. Есть унифицированные стандарты, по которым должны работать специалисты. В таком случае их очень легко адаптировать к условиям, в которых предстоит работать.

С одной стороны, для человека это благо. Ведь он имеет возможность реализовать потенциал, который накопил. Но для страны это потери. Поэтому ругать специалистов за непатриотичность, наверное, не совсем правильно. Надо делать все для того, чтобы его патриотический настрой находил отклик в собственной стране, чтобы он мог здесь реализовать свои способности. Отсюда проблемы кадровой безопасности, кадровой глобализации. Вот что приходится в настоящее время рассматривать в рамках кадровой политики и думать, как нивелировать эти процессы.

Елена Поддубная:

- Много лет назад на государственном уровне был выдвинут лозунг: «Кадры решают все!» Насколько актуально данное высказывание в наши дни?

Александр Турчинов:

- В настоящее время этот лозунг трансформировался и звучит так: «В кадрах решили, и все!» (улыбается). Но на самом деле лозунг не снимается с повестки дня. Если не люди, то кто? Машины не могут решить проблемы, которые возникают вне формализуемых ситуаций, это может решить только человек. Какую бы программу не заложили в машину, она всегда будет ограничена возможностями человека, который ее сделал. Поэтому любые трансформации, изменения будут связаны с людьми, которые обладают соответствующим уровнем креативности, интеллекта, знаний, умений, навыков. Без этого ничего не сделать.

Сергей Исаев:

- Но ведь есть экспертные системы, которые, согласно заверениям их разработчиков, накапливают опыт и могут приходить к более стабильным результатам, принимая наиболее качественные решения?

Александр Турчинов:

- Это как раз и есть усредненные решения. Эти системы могут быть адаптивными и в какой-то мере реагировать на повторяющиеся ситуации, с ними можно что-либо прогнозировать, но не забывайте, что программу закладывает человек. И в реальной действительности есть много степеней свободы, которые машина никогда не сможет предусмотреть. Что бы там ни было, человек всегда будет на голову выше продукта, который создал. Проектный подход свойствен только человеку, а не машине. Экспертные системы - это хороший инструмент для того, чтобы человека подвигнуть к новым креативным решениям.

Константин Елисеев:

- Под государственной кад­ровой политикой понимается стратегия государства по формированию и рациональному использованию кадрового потенциала общества. Александр Иванович, на ваш взгляд: в какой мере уже имеющийся в стране кадровый потенциал соответствует стратегии его использования?

Александр Турчинов:

- Государственная кадровая политика выражает определенную логику развития кадрового потенциала, который должен соответствовать стратегии социально-экономического развития. У нас стратегия социально-экономического развития очень длительное время не была определена, что бы кто по этому поводу не говорил. «Стратегия-2020» определена на основе каких-то реперных точек, но из нее тоже не видно, кого нужно готовить на ближайшую перспективу. Поэтому государство должно очень четко артикулировать позицию по отношению к структуре и качеству кадрового потенциала, который должен быть. И должна быть просчитана потребность именно в тех специалистах, которые понадобятся сегодня, завтра и послезавтра. Если такой стратегии нет, будем руководствоваться в решении задач ситуационным подходом: возникла потребность в таких кадрах - давайте их начнем готовить, понадобились другие - будем заниматься ими. По сути дела, двадцать лет мы этим и занимались.

Елена Поддубная:

- Кто должен отвечать за решение этого вопроса?

Александр Турчинов:

- Понимаете, надо было ввести платное образование для тех людей, которые могли обучить детей за деньги, - ввели. Получили избыток одних специальностей и недостаток других, а то и разрушение системы среднего профессионально-технического образования. Теперь начинаем думать, как все это спасти. А ведь те, кто занимался этими вопросами, говорили об этом лет 15 назад. Нельзя этого делать! Бизнес никогда не будет заинтересован в том, чтобы содержать корпоративный вуз. Вспомните, раньше при каждом крупном предприятии был технический вуз, который обеспечивал практико-ориентированную подготовку специалистов. А сколько было средних профессионально-технических училищ? И когда пошел процесс приватизации всего и вся, бизнес быстро от всего этого отказался. Стало понятно, что бизнес бизнесом, но государство должно в это дело вмешиваться. Государство начинает в какой-то мере «включать» рычаги, чтобы бизнес что-то вернул с точки зрения того, что можно пользоваться кадровым потенциалом - тем, который государство готовит, учит за бюджетные деньги. Те, кто пришел и работает в стране на перспективу, озабочены этим делом. Те, которым не видится дальняя перспектива в России, никогда кадровой проб­лемой не будут озабочены. Поэтому нужно в этом плане и бизнесу, серьезному и пришедшему в страну надолго, и государству эффективно работать на этом направлении.

Маргарита Шаманенко:

- Может ли кадровая политика каким-то образом влиять на реформы в системе образования?

Александр Турчинов:

- Система образования - один из важнейших элементов стратегии воспроизводства кадрового потенциала. Без системы общего и профессионального образования нет никакой кадровой политики. О какой кадровой политике может идти речь, если нет людей, которые могли бы что-то делать? От качества системы образования зависит и качество кадрового потенциала. Другое дело - как потом этот потенциал будет использоваться. Это уже механизм самой кадровой политики. Стратегия государства как раз включает в себя развитие всей системы профобразования. Как выстроит государство эту стратегию, такой кадровый потенциал и получит.

Вторая немаловажная составляющая - система дополнительного профессионального образования, которая обеспечивает необходимость постоянной подпитки качественного кадрового потенциала. Ну и третье - вся система профразвития, которую организует само предприятие. Это три кита, а дальше идут механизмы востребования: как мы кадровый потенциал продвигаем, какую защиту обеспечиваем, какие создаем условия для дальнейшего развития, чтобы привлекать людей с высокой квалификацией. Если мы создаем условия, что к нам приходят люди с низкой профессиональной квалификацией, мы и свой кадровый потенциал держим на этом уровне. Если наличествует более высокий кадровый потенциал, слабые специалисты не найдут себе среди них места. Таким образом, понижая планку к кадровому потенциалу, мы довольствуемся тем, кто к нам приходит.

Сергей Исаев:

- Когда мой отец поступал в институт, ему сразу сказали: «Забудьте все, чему вас учили в школе». При устройстве на работу посоветовали забыть институтские знания. Насколько требования реального производства расходятся со знаниями в рамках существующей системы образования?

Александр Турчинов:

- Эти мифы всегда существовали. Между тем, если бы вас ничему не научили в школе, вы бы не поступили в институт. Без институтского образования вас не приняли бы на работу. Поэтому я считаю, это преувеличение. Ситуация такова, что сегодня быстро меняются многие сферы профессиональной деятельности. Учебные заведения более инерционны по отношению к тем изменениям, которые происходят в сферах профессио­нальной деятельности. Вузу нужно своевременно реагировать на то, кого и чему обучать. Это можно сделать за счет изменения стандартов профобразования, внедрения в учебный процесс людей с практическим опытом.

Всего третий год мы работаем по новым федеральным государственным образовательным стандартам. Так вот, и по стандартам бакалавриата, и по стандартам магистратуры можно быстро реагировать на потребности практики. Если вуз инерционный, он как «зарядит» одну программу на все четыре года обучения, так и будет ей следовать. Хотя уже вряд ли знания и навыки пригодятся в той или иной отрасли. Коррекция образовательных программ предусмотрена самими стандартами. Причем вуз имеет право корректировать половину программ в бакалавриате, а в магистратуре эта цифра возрастает до 70 процентов. С точки зрения нормативного обеспечения квалифицированных специалистов завтрашнего дня уже созданы нормативные условия, теперь дело за вузами.

Константин Елисеев:

- Для них это сложная проблема?

Александр Турчинов:

- Проблема в том, что преподаватели не готовы перестроиться за короткий промежуток времени. Если человек читал курс двадцать лет, он продолжает это делать. Должна существовать гибкая система образовательных программ и требования к преподавательскому составу, особенно в тех дисциплинах, которые не являются устоявшимися. Скажем, в математике некоторые разделы сохраняются с древних времен. А вот в технических и социально-гуманитарных дисциплинах наблюдается большая динамика. Преподаватель, увы, так быстро измениться не может. От этого и консерватизм вуза. Реагировать на изменения вуз должен вместе с заказчиком образовательных услуг.

Наталья Худорожкова:

- В каждом субъекте Федерации, в том числе и в Тюменской области, есть кадровый резерв. Рассматриваются ли кандидатуры из региональных кадровых резервов при назначении на федеральные должности и как часто происходят такие назначения?

Александр Турчинов:

- Ситуация с кадровым резервом непростая. Выскажу свою точку зрения. Кадровый резерв - прежде всего для организаций. Институт кадрового резерва может существовать в рамках региона и страны в целом. Кто входит в институт кадрового резерва и кто им распоряжается? Если это федеральный уровень - министерство, к примеру, там есть подведомственные структуры, и каждая организация готовит свои кадры. Они рано или поздно выходят на те позиции, где их замечают руководители предприятий, ведущие специалисты. Это уже кадровая работа службы федерального уровня. Дело в том, что структуры федеральных органов в большей степени заряжены на работу с кадрами, находящимися в системе госслужбы, а на подведомственные организации они в меньшей степени обращают внимание.

Надо различать кадровый резерв для системы государственной и муниципальной службы, кадровый резерв руководителя отрасли, позволяющий решать вопросы с назначением и ротацией в подведомственных организациях. Это одна схема. Другая - кадровый резерв губернатора. Он должен существовать, но вопрос в том, какие должности подразумеваются. Если в рамках администрации, это должности госслужащих администрации. Есть должности, на которые назначает губернатор, а есть те, куда назначение осуществляется по соответствующим технологиям. Существующая в регионе сеть учреждений и организаций входит в сферу ответственности руководителя области. Скажем, если учебное заведение находится в ведении региона, ни один кадровый вопрос без губернатора не решается.

Кадровый резерв в конечном итоге может быть обезличенным от организации: некий перечень должностей и некое количество людей, которые могут быть назначены на те или иные должности. Кто этим занимается - большой вопрос. Какова правовая база включения людей, не находящихся в системе государственной муниципальной службы, в этот кадровый резерв? Каковы обязательства субъекта управления кадровым резервом перед тем, кого включили в состав кадрового резерва? Как его учить и за чей счет? В общем, немало проблем в самом институте резерва. Если кадровый резерв формируется в организации, особых проблем нет.

Тимур Хакимов:

- Какой вам видится кадровая политика Тюменского региона?

Александр Турчинов:

- Как оценить эффективность кадровой политики региона? Есть определенные мировые критерии. Это индекс развития человеческих способностей (ресурсов), продолжительность жизни, смертность, доля ВВП на каждого человека, уровень образования. Это общепризнанные показатели кадровой политики.

Возьмем регионы-доноры. Если они правильно используют сырьевые запасы, уровень жизни в регионе выше среднего. Положительный результат позволяет избрать руководителя, например, главу региона, на следу­ющий этап его правления. Кстати, деятельность руководителя тоже оценивается по определенным параметрам. Уровень заработной платы в регионе, производительность труда - тоже показатели кадровой политики. От качества кадров эти показатели зависят напрямую.

В Японии изучали опыт управления персоналом. Там эффективность кадровой политики зависит от среднего уровня заработной платы. Он исчисляется довольно интересно: берется более 6 000 предприятий (крупных, средних и мелких) и высчитывается средний уровень заработной платы. Если он на пять процентов превышает средний уровень заработной платы чиновников в государственном и муниципальном управлении, то чиновникам зарплата увеличивается на эту же сумму. Если он ниже, то и чиновникам снижается. Проблема в том, что у нас в России качество государственного управления не привязано к результатам социально-экономического благополучия человека.

Маргарита Шаманенко:

- Известно, что кадровая политика после мирового экономического кризиса изменилась. Какие положительные и отрицательные тенденции наметились?

Александр Турчинов:

- На мой взгляд, кризис еще в перманентном состоянии. Все процессы в экономике пока не стабилизировались, нет пока роста ВВП. Могут быть изменения на уровне государственного и муниципального управления. Что касается регионов, нужно иметь в виду, что особого выбора для формирования кадрового резерва, к сожалению, нет. Уровень профессионального развития и квалификации многих современных руководителей оставляет желать лучшего. Большая часть населения оценивает управленческий уровень как средний. Только 18-20 процентов населения оценивают его как высокий.

Нужно ставить на руководящие должности тех, кто умеет и может работать на перспективу. Это задача людей, которые должны работать в кадровой структуре. На кадровую структуру в государственном и муниципальном управлении взвалили большой объем работы - они отвечают за качество кадров. Немало проблем с их численностью, квалификацией, выполнением нормативно-правовых документов, которые регламентируют их деятельность. Есть надежда, что жесткая позиция президента страны по поводу выполнения намеченного будет осуществляться.

Наталья Худорожкова:

- Как российские регионы пережили мировой экономический кризис?

Александр Турчинов:

- У меня таких данных нет. Думаю, что к концу года будут известны статистические данные по ситуации в регионах. Есть тревожные данные, что регионы-доноры могут стать реципиентами. Возникает вопрос - почему. За счет природной ренты можно долго жить и никогда не соскочить с этой «иглы». Надо искать другие источники доходов: развивать промышленность и прежде всего науку и технологии. Граждане России не должны жить бедно при таком огромном количестве ресурсов и людей, обладающих неплохими знаниями, хорошими заделами в области науки. Все зависит от того, как осуществляется управление.

Елена Поддубная:

- Как вы относитесь к привлечению в Россию иностранных управленцев, как это было, например, при Петре I?

Александр Турчинов:

- Золотого посольства, которое было при Петре, точно не будет. Лучших сюда не присылают, да они и не поедут. Они и там чувствуют себя неплохо. Хороших специалистов можно привлечь прекрасными условиями для работы, но это очень трудно сделать. Нужно акцент делать на то, чтобы своих специалистов «довести до ума». Что касается вопроса привлечения рабочей силы, то если мы хотим развиваться высокими темпами, без квалифицированной рабочей силы мигрантов не обойтись.

У нас в год со школьной скамьи сейчас выпускается около 750-760 тысяч человек. Лет пять-семь назад этот показатель был в два раза выше. А в высших учебных заведениях больше миллиона мест, куда можно поступить, и то они не заполнены. А кто работать будет? Выпускается в год 1 000 000-1 200 000 студентов, людей с высшим образованием. Их же не поставишь к станку, нужна квалифицированная рабочая сила. Поэтому ее приходится завозить.

Константин Елисеев:

- Но не кажется ли вам, что большую часть иностранной рабочей силы составляет именно неквалифицированная?

Александр Турчинов:

- По сути мы демпингуем на рынке труда неквалифицированной рабочей силы, не позволяем российским, даже неквалифицированным работникам, занимать рабочие места. Нужна коррекция миграционной политики, коррекция с точки зрения требований к качеству этой рабочей силы. Такая рабочая сила есть в окружающих страну бывших братских республиках. Одна из задач - привлечь именно эту квалифицированную рабочую силу и поставить заслон неквалифицированной. Задача непростая, так как существует много вопросов, упирающихся в миграционное законодательство. Кроме того, необходим контроль за миграционными потоками, анализ рынка труда. Одно миграционное ведомство с этим не справится, Минтруду также не под силу справиться в одиночку, необходима координация нескольких ведомств: экономического блока, социального и правоохранительного. Для развития экономики страны необходим приток рабочей силы, как минимум миллион-полтора квалифицированных рабочих рук.

Сергей Исаев:

- К нам поступил вопрос по электронной почте. Однажды вы отметили следующую тенденцию: молодежь стремится прежде всего получить должности чиновников, государственных служащих. Однако в одном из интервью губернатор области Владимир Якушев сообщил, что талантливые молодые люди не горят желанием становиться чиновниками. Их опасения якобы вызывают медленный темп профессионального и карьерного роста на управленческих должностях, а также невысокая зарплата - особенно в начале карьеры. Не означает ли это, что приоритеты молодых людей изменились?

Александр Турчинов:

- В этом утверждении есть доля правды, потому что в разных регионах складывается разная картина. Там, где люди видят стабильность в государственной или муниципальной службе (стабильные условия работы, заработок), ситуация несколько другая. Согласно исследованиям, проводимым нашим институтом, 40-50 процентов людей, занятых на государственной или муниципальной службе, привлекает как раз стабильный доход, пусть и в меньшем размере, чем средний заработок в других отраслях. У каждого свой интерес: один выбирает быстрый заработок, связанный с риском, другой предпочитает двигаться медленно, получать гарантированную зарплату и этим довольствоваться. Что касается изменения приоритетов у молодежи - идти или не идти на госслужбу, то, как показала практика, приток абитуриентов на такие специальности как «Государственное и муниципальное управление» отнюдь не уменьшился. Направление остается одним из востребованных. Сами будущие студенты и их родители внимательно знакомятся с федеральным государственным стандартом, из которого ясно, что подготовка специалистов осуществляется не только для государственного и муниципального управления, но и для бизнеса, общественных структур. Потому что данный специалист, пройдя подготовку, получает знания о том, что из себя представляют государство и государственное устройство, по каким законам они функционируют. Такие знания необходимы во всех сферах деятельности, в том числе в бизнесе, политике, общественных структурах.

По опыту приема студентов в прошлом году, да и в нынешнем, могу сказать, что это наиболее востребованное направление подготовки в высших учебных заведениях.

Тимур Хакимов:

- Тенденция одинакова для всех регионов?

Александр Турчинов:

- В регионах, где имеются возможности приложения сил, развиты экономика и промышленность, безусловно, у человека больший выбор, и он может продвигаться в бизнес-структурах, социальной сфере, других направлениях, может быть, и есть такая тенденция, о которой говорил губернатор. Все-таки Тюменская область не самый бедный регион. Здесь у молодежи есть возможность поработать в бизнесе, продвинуться в других сферах деятельности.

Еще раз подчеркну, что человек, окончивший вуз по специальности «Государственное и муниципальное управление», должен быть широко образован, должен знать историю, экономику, право. Перед выпускником с таким образованием открываются широкие перспективы в плане трудоустройства. А что касается государственной службы, здесь есть определенные условия и ограничения, да и уровень заработной платы играет не последнюю роль. Все зависит от субъекта РФ: если регион - донор, соответственно, зарплата чиновников выше, чем в среднем по стране, а если является реципиентом - заработная плата ниже. Кстати, у ваших соседей в северных округах заработная плата государственных и муниципальных служащих значительно выше, чем в среднем по стране.

Маргарита Шаманенко:

- Александр Иванович, на заседании Тюменской городской Думы вы говорили о гендерном перекосе в системе государственного и муниципального управления. Насколько это плохо и как можно изменить ситуацию?

Александр Турчинов:

- Изменить можно, такой международный опыт есть. Например, в Германии при прочих равных условиях, если на одну и ту же должность баллотируются мужчина и женщина, учитывается факт, в чью сторону перекос: если больше мужчин, то на вакантную должность будет принята женщина. Законодательством о госслужбе установлен паритет: 50 процентов мужчин, 50 процентов женщин. В числе критериев учитываются также образование, профессионализм, уровень культуры. У нас в стране перекос существует, притом серьезный: по количественным характеристикам, по замещению должностей. Высшие должности, как правило, замещаются мужчинами, низшие - женщинами. Имеющийся перекос нельзя отрегулировать из федерального центра, это должно быть сделано на местах. За счет чего?

Первый критерий - заработная плата. Если мужчина не согласен занимать должность в системе муниципального управления с низкой заработной платой (ему нужно содержать семью), значит, на эту должность принимают женщину. Других способов завлечь на муниципальную службу нет. Поэтому необходимо менять политику денежного содержания муниципальных служащих.

В региональных и федеральных органах власти ситуация несколько другая, но и там наблюдается перекос: в федеральных структурах около 70 процентов государственных должностей замещают женщины, а на главных ведущих должностях преобладают мужчины. Многое зависит от профиля того или иного ведомства: финансовый блок, налоговые структуры - большая часть сотрудников-женщин, правоохранительные, силовые органы - больше мужчин или соблюден баланс. Например, в сфере образования также преобладают в настоящее время женщины, потому что в 90-е годы педагоги-мужчины ушли из отрасли. Теперь их нужно постепенно возвращать.

Каким образом это можно сделать? Только за счет роста заработной платы. Есть предложение увеличить денежное содержание педагогов до 2018 года на 200 процентов от среднего заработка по региону. Задача тяжелая, но тогда можно рассчитывать, что часть учителей мужского пола вернется в образовательные учреждения.

И тогда, как сказал губернатор Владимир Якушев, от того человека, который будет больше получать, и требовать нужно больше.

БЛИЦ-ОПРОС


– Ваш любимый литературный герой?

– Василий Теркин: юморист, шутник, гармонист, любящий жизнь.

– Много ли вы путешествуете?

– Не очень много, но если удается, то  с удовольствием.

– Ваш любимый вид транспорта?

– Автомобиль.

– Как вы поддерживаете физическую форму?

– Стараюсь раз  в неделю быть на спортплощадке, занимаюсь баскетболом.

– Любите ли вы музыку? Если да, то какую?

– Люблю классическую музыку. В детстве один год учился играть на баяне.

– Любите ли вы театр?

– И театр в том числе.

– Ваш любимый писатель?

– Михаил Шолохов.

– Какой вид отдыха предпочитаете?

– Люблю заниматься строительными работами: построил дом своими руками, по собственному проекту. Любимое занятие: что-то конструировать и воплощать задуманное.

– Какое впечатление произвела на вас Тюмень?

– Самое благоприятное. К сожалению, мало что увидел, было темно. В девяностые годы довелось побывать на Севере: в Когалыме, Ноябрьске, других городах. Тюмень оставила самые хорошие впечатления.

– Любите ли вы готовить? Если можно, дайте рецепт вашего любимого блюда.

– Готовить умею и люблю, любимое блюдо – украинский борщ. Есть несколько способов его приготовления, например, с салом и без сала. Главный секрет приготовления – терпение.

– Не записывались ли вы в кандидаты для участия в экспедицию на Марс?

– Мне  и здесь уютно.

– Как вы относитесь к идее переселения землян на другие планеты?

– Если человечество адаптируется к условиям жизни на других планетах, то первым переселенцам нужно ставить памятники при жизни здесь, на Земле, чтобы люди знали своих героев.

– Какие качества литературного героя Василия Теркина или героев русских сказок могли бы пригодиться современному специалисту?

– Профессионализм – мое любимое слово. Поэтому то, что Василий Теркин умел замечательно петь, играть на музыкальных инструментах, великолепно контактировал с людьми, бесспорно, такие качества необходимы современному специалисту.

– Накануне наступления Нового года что бы вы хотели попросить у Деда Мороза?

– Я бы попросил, чтобы на Тюменской земле всегда была благоприятная обстановка, чтобы жители не уезжали, а наоборот, приезжали, чтобы в регионе был высокий уровень качества жизни, чтобы у людей была интересная и хорошо оплачиваемая работа, чтобы жители области своим трудом крепили мощь страны.

Справка

Нужно ставить на руководящие должности тех, кто умеет и может работать на перспективу. Это задача людей, которые должны работать в кадровой структуре.
343Просмотров
Комментариев

Читать далее
Всю добычу спортсмены передадут в приюты для бездомных животных.
В этом году праздник приурочили ко Дню защиты детей
На минувшей неделе к нам поступили 37 письменных и устных обращений читателей. Самые злободневные из них касались проблем ЖКХ.
На юбилейном фестивале «Поволжские сезоны Александра Васильева» тюменский дизайнер получила признание
Тюменцы смогут сдать на переработку пластик, макулатуру и алюминий.
В 2017 году государственная программа материнский семейный капитал отмечает десятилетний юбилей.
Организации профессионального образования приглашают работодателей к сотрудничеству
Популярные статьи